ЗНАКИ И ПРИЗНАКИ «МАРОЧНЫЙ» СПОР МЕЖДУ SMIRNOFF И «СМИРНОВЪ» ОБЕЩАЕТ ПЕРЕРАСТИ В КОНКУРЕНТНУЮ БОРЬБУ НА РЫНКЕ

23 мая, 2003, 00:00 Распечатать

Во всяком случае реклама российского брэнда уже стала появляться в украинских СМИ. Это вдобавок к созданию в Харькове Торгового дома с названием «Смирнов-Украина»...

Во всяком случае реклама российского брэнда уже стала появляться в украинских СМИ. Это вдобавок к созданию в Харькове Торгового дома с названием «Смирнов-Украина». И хотя на дворе май-2003, поневоле вспоминаются прошлогодние мартовские откровения Бориса Смирнова перед корреспондентом «СОВАТ-информа»: «В наших ближайших планах — выпуск водки под брэндом «Борис Смирнов» в Украине. Сегодня, совместно с украинскими предпринимателями открыт Торговый дом «Смирнов-Украина». На первый год планируется выпуск 5—6 наименований... Ну а со временем и 287 наименований — не предел... А увидеть нашу продукцию в Украине можно будет уже через 3 месяца».

Судя по майской рекламной поддержке, июнь-2003 ничем не хуже июня 2002 года, на который ранее планировался запуск в производство водки в Украине одним из потомков водочного короля — Петра Арсеньевича Смирнова. Не хуже он и июля 2001 года — даты обещанного разлива в Немирове водки «Смирновъ» вторым владельцем марки, компании «Альфа-Эко». Середина года — идеальное время для запуска в производство водочного брэнда, чтобы к холодам развернуться в полную мощь и собирать первый урожай. Стало быть стратегия россиян остается той же. Неважно, будет это водка «Борис Смирнов» или все же более известная «Смирновъ». Неважно, где в конце концов ее произведут — в Немирове или Харькове. Важно, что реализация обоих бизнес-планов во многом зависит от того, сможет ли поладить Борис Смирнов с «Альфа-Эко». А еще от того, как отреагирует на наступление конкурента заокеанский тезка Smirnoff — детище Владимира, родного сына основателя брэнда Петра Смирнова.

Сначала были знаки...

Таким образом, ошибались те, кто затянувшийся спор за товарные знаки между американской корпорацией «Ю-Ди-Ви Норт Америка, Инк.» (собственник марки Smirnoff) и российским ЗАО «Торговый Домъ потомковъ Поставщика Двора Его Императорского Величества П.А.Смирнова» (марка «Смирновъ», 50% акций Торгового дома принадлежит Борису Смирнову, вторые 50% — «Альфа-Эко») считал пустой формальностью и бесполезной тратой времени. На самом деле то, что происходило в залах судебных заседаний, было лишь прелюдией к основному сражению на открытом ринге (простите, рынке). От того, как сработают адвокаты той или иной стороны, во многом зависело, какое соотношение сил сложится между супротивниками перед главной фазой сражения. А за этим стоят доли рынка, расходы, доходы, прибыли, а главное — возможность для российского брэнда (который претендует на мировую известность, подобную заокеанскому Smirnoff) расширить географию своего бизнеса за счет Украины.

Затем знаки приносят деньги

Тому, кто намерен наладить производство сотен видов горячительных напитков, очень кстати пухлый пакет товарных знаков. Для этого последние нужно не только создать и зарегистрировать, но и... использовать, причем не далее как через «три года после даты публикации ведомостей о выдаче свидетельства или от даты, когда использование знака было прекращено». В противном случае согласно Закону Украины «Об охране прав на знаки для товаров и услуг», «любое лицо имеет право обратиться в суд с заявлением о досрочном прекращении действия свидетельства». Мол, «забил» за собой, так используй, а нет — будь добр, дай другим попользоваться.

Не просто важно, а, пожалуй, жизненно важно наличие в собственности достаточного количества товарных знаков для компании, которая не имеет своих производственных мощностей и намерена воспользоваться чужими, заключив лицензионный договор по передаче производителю прав на использование этих товарных знаков. Если нет товарных знаков, не будет и производства, следовательно, ни о каких доходах в виде роялти речи быть не может. «Торговый Домъ потомковъ...» из тех компаний, которые своих производственных площадей в Украине не имеют.

А теперь оцените весомость заявления патентного поверенного агентства «Дубинский и Ошарова» Михаила Дубинского: «Торговый дом намерен был использовать в Украние приблизительно 12 из имеющихся у него свидетельств. Однако в отношении 10 из них нам удалось добиться признания свидетельств недействительными или досрочно прекратить их действие». Потеря ощутимая, не правда ли? Этак можно остаться ни с чем. Конечно, никто не запрещает регистрировать новые знаки, но патентоведы уверяют, что во многих случаях это сложнее, чем сохранить старые.

Марки-белки в судебном колесе

Ничего удивительного, что россияне, потеряв значительную часть своего знакового арсенала, ощетинились и всерьез взялись за суд, намереваясь отбить хотя бы один из товарных знаков. Почему только один? Вполне возможно, в расчете на то, чтобы, отработав на нем схему реанимации, впоследствии использовать ее для возврата себе других знаков. Нельзя сказать, что у них это получается в полной мере. На уровне суда первой и апелляционной инстанции решения выносятся в пользу американской «Ю-Ди-Ви», но на кассационном уровне россияне уже поднаторели спасать, казалось бы, безнадежное дело, пуская его по новому кругу судебных разбирательств в различных инстанциях. Юристы затрудняются сказать, сколько еще таких кругов понадобится для того, чтобы это дело и ему подобные разрешились в рамках отечественной судебной системы: когда нижняя инстанция не выносит окончательное решение, а Высший хозяйственный суд Украины (ВХСУ) вправе это делать, но не уполномочен исследовать дело по существу. Каково компании, правоту которой не оспорил ни один суд, но дело растянулось на годы? Если у американской «Ю-Ди-Ви» хватает терпения и возможностей, то трудно себе представить, что какая-то из мелких украинских фирм сможет дождаться подтверждения в суде справедливости своей позиции.

Показательна в этом смысле история знака для товаров и услуг «П.А.Смирнов и потомки в Москве», зарегистрированного по свидетельству Украины №5512. Очередной круг споров между «Ю-Ди-Ви Норт Америка, Инк.» и Торговым домом, связанный с этим знаком, закончился только месяц назад в зале заседаний ВХСУ. В результате постановление Киевского апелляционного хозяйственного суда и решение хозяйственного суда г. Киева отменены, а дело передано на новое рассмотрение в хозяйственный суд г.Киева. И это при том, что еще в 2001 году решением Высшего арбитражного суда Украины иск корпорации «Ю-Ди-Ви Норт Америка, Инк.» о досрочном прекращении действия свидетельства №5512, выданного ЗАО «Торговый Домъ потомковъ Поставщика Двора Его Императорского Величества П.А.Смирнова», был удовлетворен в полном объеме. Ответчик так и не смог доказать, что использовал данное свидетельство в Украине. Зато у него хорошо получалось добиваться отмены всех предыдущих решений, в том числе и вынесенных высшей судебной хозяйственной инстанцией. В поводах для отмены недостатка не было. Последний раз высшая инстанция в составе той же коллегии, что и в 2002 году, изловчилась обнаружить даже то, чего не было в кассационной жалобе. Предыдущие суды, оказывается, оставили без должного внимания обстоятельства, указывающие на невозможность использования знака Торговым домом, на которые последний ссылался. В этом коллегия Высшего хозяйственного суда Украины усмотрела нарушение норм процессуального права. Теперь столичному хозяйственному суду придется помимо всего прочего выяснить, по каким причинам знак не использовался собственником такое длительное время, и оценить доказательства невозможности его использования. Дело пошло по третьему кругу.

Дело громкое, а спор бесконечный

Тут нужно заметить, что история этой фамильной марки, начиная с 90-х годов прошлого века, напоминает непрерывный судебный процесс планетарного масштаба. После того как в 1918 году советская власть национализировала смирновское производство в Москве, мировому потребителю была известна только одна марка — Smirnoff. Для споров не было оснований. Ведь единственным, кто после национализации пытался наладить водочный бизнес Смирновых, был сын Петра Смирнова, Владимир. Делал он это в эмиграции и, естественно, преимущественно использовал заграничный вариант отцовской торговой марки — Smirnoff. Следы его предпринимательской деятельности запечатлены и в Украине. Так, в архивах Львова и сегодня можно обнаружить регистрацию от 5 мая 1922 года предприятия «Водочный завод «Смирновка». Но планам промышленника не суждено было реализоваться. Не сложилось у него с успешным продолжением бизнеса и в Турции, Болгарии, Польше, Франции... Поэтому очень сомнительно, что Smirnoff стал бы водочным брэндом №1 в мире, если бы не случай. Когда в 30-х годах прошлого столетия энтузиазм предпринимателя был на исходе, он (за год до своей смерти) встретился во Франции с Рудольфом Кюнеттом, тоже российским эмигрантом и бывшим бизнес-партнером его отца. Кюнетт вселил надежду на сохранение товарного знака, выступив посредником между Владимиром и известной в те времена алкогольной компанией Heublein. Он выкупил права на производство и продажу в США, Канаде и Мексике алкогольных напитков и использование товарных знаков и этикеток фирмы. Однако былая слава фамильной водки оказалась мало полезной во времена «сухого закона» и при отсутствии спроса на крепкие напитки среди американцев. Поэтому новым собственникам пришлось, сохранив старое название, создать по сути новый брэнд, щедро используя для его раскрутки различные маркетинговые технологии. За семьдесят лет новой жизни Smirnoff стала самой продаваемой водкой в мире — доля ее продаж соответствует четверти общемировых. За это время компания Heublein сменила свое название на UDV North America, Inc. На ее имя зарегистрированы товарный знак Smirnoff и его производные, например «Смирновская», во всех странах мира, где возможна регистрация, в том числе в России и Украине.

И вот начало 90-х. В России один из многочисленных потомков Петра Смирнова создал предприятие «Торговый Домъ потомковъ Поставщика Двора Его Императорского Величества П.А.Смирнова» и сразу же начал регистрировать русский вариант марки «Смирновъ» и прочие товарные знаки, в которые входят слова «Смирновъ» и «Смирновская водка». Дошло до того, что в Украине были зарегистрированы товарные знаки, отличающиеся от всемирно известного лишь окончанием: «Smirnov», «Petr Smirnov». Понятно, американцы посчитали, что к ним залезают в карман, пытаясь воспользоваться репутацией всемирно известного брэнда. Свои претензии выдвинула и российская сторона, посчитав, что бизнес передается по наследству. С тех пор «Смирновъ» и Smirnoff попали в бесконечный кругооборот судебных разбирательств, а дело стало, пожалуй, самым громким в истории брэндов.

Есть работа для «интеллектуальной» палаты

Но нюанс в том, что скандальные дела затянулись именно на территории бывших советских республик, где законодательство далеко от совершенства в таком тонком вопросе, как интеллектуальная собственность. Где долгое время закрывали глаза на понятие «всемирно известный товарный знак» и его надлежащую защиту. Это позволяло нечестным на руку дельцам безо всякой регистрации выпускать продукцию под чужой маркой (будь то Adidas или Salamander, «Трускавецька» или «Миргородская», Smirnoff или Nemiroff...) безо всяких лицензий, хуже того — фальсификат, компрометирующий деловую репутацию компании—собственника знака.

Уже в мае Верховная Рада может принять законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины по вопросам интеллектуальной собственности». Ожидается, что комплексный документ усилит санкции за нарушение прав собственников товарных марок. Он также позволит максимально защитить хорошо известные знаки на товары и услуги и, соответственно, облегчит жизнь судам, которые все еще слабо разбираются в нюансах «интеллектуальных» дел. Впрочем, было бы у них желание. Не секрет, например, что с 14 марта с.г. в том же ВХСУ декларируется работа специализированных судебных палат. Есть среди них и палата по спорам, связанным с интеллектуальной собственностью. Вот что по этому поводу говорит в своем интервью «Юридической практике» первый заместитель председателя ВХСУ Николай Титов, который, кстати, с 14 марта возглавляет палату по банкротству: «Мы сознательно жертвуем некоторым снижением уровня знаний судьи в других отраслях права, с целью резкого повышения его квалификации в выбранной специализации».

Однако на практике, похоже, эта самая специализация судей-хозяйственников почему-то не используется. Иначе как палата по спорам, связанным с интеллектуальной собственностью, могла не поучаствовать, пожалуй, в самом резонансном споре, продемонстрировав свою высокую квалификацию на мировом уровне? Можно было бы допустить ее крайне высокую загруженность, но вряд ли это так. Во всяком случае сомнения косвенно подтверждаются количеством входящих в нее судей — всего 6, ведь палата не является основной, где полагается держать 24 судьи. Об этом же свидетельствуют и слова Николая Титова: «Мы допускаем, что количество дел, а соответственно и нагрузка на палаты по банкротству или интеллектуальной собственности будет меньше. На этот счет в приказе председателя ВХСУ есть оговорка, согласно которой в таком случае на судей этих палат будут передаваться дела и других категорий». Однако в жизни, судя по всему, как раз наоборот: «интеллектуальными» делами загружают «неинтеллектуальных» судей, таким образом отбирая хлеб у одних и перегружая других. В это время дела ходят по заколдованному кругу...

P.S. Новость состоит в том, что предполагаемая материализация марочного спора уже состоялась — в продаже появилась водка «Смирновъ — столовое вино №21». Только, судя по этикетке, варили ее не в Немирове и даже не в Харькове, а в городе Иванкив, что под Киевом. Интересно, чем ответит на наступление конкурента Smirnoff? Теперь его очередь...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно