Жизнь во время дефолта - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

Жизнь во время дефолта

28 ноября, 2008, 15:40 Распечатать

На самом деле своеобразный мини-дефолт в Украине уже произошел, девальвация национальной валюты в...

На самом деле своеобразный мини-дефолт в Украине уже произошел, девальвация национальной валюты в столь короткий период и в достаточно весомых значениях фактически аналогична частичному дефолту по внутреннему долгу.

В любом случае за популизм и сладкоречивость чиновников кто-то заплатит. Вопрос лишь в том, кто именно — налогоплательщики, вкладчики банков или «держатели» долгосрочных кредитов?..

Таки не стоило сливать доллар

Таки не стоило сливать доллар

Еще 19 июля 2008 года («ЗН» №27(706) «А стоит ли сливать доллар?») мы предупреждали читателя: «Очищение и переход к новой экономической модели возможен только после резкого девальвационного шока, в результате которого страна может оказаться в эпицентре кризиса по образцу 1998 года, т.е. в той ситуации, в которой тогда оказался ряд азиатских стран и Россия. Резкое нарастание отрицательного торгового сальдо, новые цены на энергоносители и ожидаемый отток капиталов послужат драйверами резкого вывода валюты за пределы страны. В какой-то момент валюты на оплату беспрестанно нарастающего импорта перестанет хватать...».

К сожалению, высокопоставленные чиновники страны не очень-то считаются с чужим мнением.

«Экономист» предупреждает

Авторитетное мировое издание «Экономист» один из последних материалов на экономическую тематику озаглавило: «Кто следующий? Экс-коммунистическая страна будет следующей Исландией?».

И несмотря на то что украинские чиновники заявляют о том, что в «Швейцарии банкоматы не выдают наличку», к сожалению, речь в материале идет в частности и об Украине.

В Украине нет и не было полномасштабного экономического кризиса. Реальный кризис может произойти в 2009 году, ни огромные валютные интервенции Нацбанка, ни психологическое влияние кредита МВФ (на которое так рассчитывали наши чиновники) не возвратили полного контроля над валютными курсами, а негативные явления в экономике только нарастают.

В результате страна может быть отброшена в своем развитии на несколько лет назад.

Основной риск сейчас не со стороны государства, а со стороны частных корпораций, которые несколько лет назад вышли на рынки капитала, и теперь, когда рынки закрыты, испытывают трудности с поддержанием ликвидности. Проблема в том, что пока не до конца понятны последствия этих дефолтов. Они могут создать эффект домино.

Предприятия многих отраслей, а также и многие финансовые учреждения уже испытывают проблемы с погашением долгов или финансированием своей задолженности.

На многих предприятиях началась задержка выплат заработных плат, чего еще в сентябре текущего года не наблюдалось.

Государство же в критической ситуации пытается «взвалить» на себя слишком многое. Слишком многим нужны миллиарды. Финансисты, металлурги, строители, химики, аграрии и даже автопроизводители считают, что финансовая помощь должна быть оказана именно им.

Финансовой же «подушки» достаточного размера у государства попросту нет.

Уже поступают данные, свидетельствующие о недовыполнении доходной части бюджета за ноябрь и декабрь 2008 года. В 2009 г.
наполнить бюджет и обеспечить бесперебойность социальных выплат будет еще труднее.

Куда плывет корабль «Украина»?

В то время как на мировых рынках уже много месяцев вовсю бушевали финансовые страсти, украинские политики занимались своим привычным делом. Все было как всегда — боролись за власть, состязались в глубине «любви к своему народу» и демонстрировали свой «профессионализм» жизнерадостными утверждениями о том, что Украина недостаточным образом интегрирована в мировую финансовую систему и в связи с этим неприятности нам не грозят.

Кстати, к примеру, в Соединенных Штатах есть добрая традиция: сразу же после выборов президента страны представители двух конкурирующих политических партий проводят объединяющий парад, во время которого символически зарывают «топор войны», что и произошло совсем недавно после избрания нового американского президента. Игроки же нашего «политического рынка», похоже, с «топорами» не разлучаются ни на день, что соответственно влияет на экономическое состояние страны.

Корабль «Украина» вошел в мировой финансовый шторм абсолютно неподготовленным.

Сказать, что годы сверхуспешной мировой конъюнктуры на продукцию украинского экспорта были потрачены зря, конечно, нельзя. К примеру, за эти годы были созданы многочисленные личные состояния (о размере которых не стыдно упомянуть даже в планетарном масштабе), построены уникальные архитектурные сооружения для проживания наиболее достойных граждан страны, да и дорогами отечества начали колесить тысячи автомобилей, вполне сопоставимые по цене со средствами передвижения на территориях некоторых нефтяных оазисов мира (правда, сами эти дороги остались в основном в состоянии «родом из 20-го века»).

Капитальным ремонтом корабля «Украина» с целью подготовки его к возможным экономическим испытаниям, конечно же, никто всерьез не занимался. Именно потому сейчас это чрезвычайно несовременное и изношенное судно стало настолько уязвимым к мировым экономическим катаклизмам, что название страны начало регулярно упоминаться в довольно-таки небольшом ограниченном перечне стран, наиболее подверженным рискам дефолта.

КДС, или кредитно-дефолтный своп, — это договор, несколько похожий на договор страхования, который предусматривает компенсацию убытков по обязательствам в случае их невыполнения. Иными словами, покупатель КДС-страховки платит страховую премию в обмен на компенсацию убытков в случае дефолта. История показывает, что именно премии КДС, точнее, их размер, являются наиболее надежными индикаторами рисков надвигающихся дефолтов.

Для Украины на 1 января текущего года показатель премии КДС балансировал около отметки в 240 пунктов. Но на начало октября он повысился до 700 пунктов, а на 27—28 октября достиг своего максимума — 2765 пунктов.

В настоящее время показатели риска для страны незначительно снизились, но остаются одними из самых высоких среди всех стран мира.

Стоит еще раз подчеркнуть, что осенние события в Украине стали сюрпризом исключительно для наших чиновников, хотя СМИ сигнализировали о перегреве рынка жилья, о неуместной весенней ревальвации гривни, о грядущем экономическом кризисе. А МВФ еще в декабре 2007 года недвусмысленно предупредили о рисках дефолта именно в Украине.

Российский сценарий

17 августа 1998 года, аккурат через три дня после того как президент соседней страны заверил соотечественников в фантастичности сценария дефолта для России, россияне узнали об официальном объявлении дефолта, т.е. отказе от своевременного выполнения обязательств. В один момент страну накрыла безработица, словно яблоки с дерева посыпались крупнейшие российские банки, а рубль к доллару в считанные дни обесценился более чем в три раза. Украина пережила экономический кризис тех лет в форме «легкой простуды», правда, гривня хотя и не за несколько дней, однако обесценилась также более чем в три раза.

Основными причинами дефолта были огромный государственный долг России, порожденный обвалом азиатских экономик кризис ликвидности, низкие мировые цены на сырье, составляющие основу экспорта России, а также популистская экономическая политика государства и строительство пирамиды государственных краткосрочных обязательств. В результате жесточайшего экономического кризиса было подорвано доверие населения и иностранных инвесторов к российским банкам и государству, а также и к национальной валюте. Разорилось большое количество предприятий, лопнули крупные банки, население потеряло значительную часть своих сбережений, упал уровень жизни. Тем не менее девальвация рубля позволила стать российской экономике более жизнеспособной. Усилилась бюджетная дисциплина и резко повысилась конкурентоспособность предприятий в
последефолтные годы.

Пирамиды вокруг нас

Если сравнить ситуацию десятилетней давности в России с сегодняшними параметрами Украины, то основное различие в том, что у нас не было и нет критического государственного долга, нет пирамиды государственных обязательств. Тем не менее целая чреда осенних «черных понедельников» уже обвалила биржевую стоимость акций отечественных предприятий более чем в четыре раза.

Кризис ликвидности, порожденный обвалами мировых финансовых рынков, низкие мировые цены на продукцию, составляющую основу украинского экспорта, популистская социальная политика — это уже не о России.

Когда в 2005 году зарплаты чиновникам были повышены во много раз, никто и не предполагал, что именно слабо ограниченная раздача многотысячных окладов «государственным людям» станет началом создания пузырей на рынке недвижимости и земли и одновременно стартом для инфляции. В результате вначале в стране станут недоступными квадратные метры, а затем и продукты первой необходимости.

Сейчас уже мало кто помнит, что всего лишь в конце 2004 года три-четыре тысячи гривен считались достойным ежемесячным вознаграждением даже для чиновников и депутатов самого высокого ранга. Реформы в стране начались не с преобразования управленческого аппарата и судебной системы, не с инновационных изменений в экономике страны.

По сути была произведена реформа заработной платы прежде всего управленческого аппарата. Причем из двух нехитрых составляющих этой «реформы» — резко сократить численность «бюрократов» и еще более резко повысить должностные оклады управленцам была выполнена лишь вторая часть намерений. Именно с этого времени появились заработные платы и пенсии в десять, двадцать, тридцать и более тысяч гривен.

Многие простые граждане тем временем восприняли лозунг «обогащайтесь!» уж слишком буквально. Первая ревальвация гривни, также случившаяся в 2005 году, настроила соотечественников на мажорный лад, обладатели небольших по европейским меркам доходов начали смело и порою безрассудно добирать необходимые средства кредитами. Банковские учреждения в больших и маленьких городах страны начали появляться едва ли не чаще заведений общепита. В страну буквально хлынул поток импортных стиралок, электрочайников и автомобилей.

Сальдо торгового баланса начало деградировать на глазах. Причем при оформлении кредитов предпочтение отдавалось именно валютным «долларово-евровым» кредитам с более низкой процентной ставкой.

В стране в достаточно короткое время были созданы три огромные пирамиды — рынка недвижимости, рынка земли (несельскохозяйственного назначения) и кредитная.

100 миллиардов давят на экономику

Именно с таким багажом мы подошли к осени 2008 года. С подсевшей валютой, с застывшими на краю обрыва рынками недвижимости и земельных участков.

Возможно, именно поэтому лично председатель правления НБУ заявил, что без кредита МВФ Украину может постигнуть дефолт. Наверное, у высокопоставленного чиновника были основания и, главное, «цифры», чтобы сделать такой жесткий вывод.

Внешний долг частного сектора, по самым скромным официальным оценкам (эксперты считают их сильно заниженными), чуть менее 100 млрд. долл., причем значительную его часть занимают краткосрочные по срокам погашения обязательства. Около 30 млрд. долл. необходимо погасить (либо рефинансировать) уже в следующем году.

И кредит Международного валютного фонда, с одной стороны, действительно ослабляет напряжение. Вопрос — а надолго ли? С другой — усилия МВФ всегда оценивались в мире довольно неоднозначно.

2009-й выдвигает целый ряд вопросов к устойчивости украинской экономики.

Страна оказалась зажата в тисках между двумя главными проблемами. Первая: не только соотношение американского доллара пять к одному являлось неадекватным, но и, по всей видимости, соотношение шесть к одному, вероятно, не вполне отвечает экономическим реалиям. Для выравнивания сальдо торгового баланса экономика нуждается в плавном девальвационном тренде по гривне, поскольку одной «административкой» импорт не сократить. Вторая проблема: ослабление, а точнее сказать, «обрушение» гривни уже сейчас больно ударило по заемщикам банков, чей кредит номинирован в долларах или евро.

Неразрешимые противоречия давят на экономику. Два мощнейших игрока отечественной экономики, которые еще недавно играли в одной команде, теперь столкнулись с различием интересов.

Банковское лобби пробивает возможность упрощенного внесудебного изъятия предметов залогов, поскольку представители финансовых групп отлично понимают, что вопрос резкого нарастания неплатежей и невозвратов по кредитам — вопрос только времени. В то время когда Нацбанк давал сверхоптимистические прогнозы относительно нарастания проблемной задолженности в 2—3% от общего количества заемщиков, эксперты международных рейтинговых агентств анонсировали цифры на порядки больше. По их мнению, украинский «суб-прайм» исчисляется десятками процентов.

Хотят «повесить» украинский «суб-прайм» на население

Строительное лобби, напротив, добивается принятия законов, позволяющих наложить мораторий на повышение кредитных ставок по займам и запрет на принудительную реализацию предметов залогов — жилых и нежилых помещений.

Однако такие действия (в случае их реализации) ставят под беспрецедентный удар всю банковскую систему страны. Ведь таким образом заемщики (а среди них и масса заигравшихся спекулянтов квартирами и земельными участ­ками) получают своеобразную амнистию, отсрочку от выполнения в полном объеме своих обязательств.

При этом могут пострадать не те, кто бездумно одалживал многие десятки тысяч долларов для перепродажи квартир и получения сверхприбыли, а простые вкладчики банков, ведь их краткосрочные депозиты на самом деле розданы в т.ч. и на долгосрочные ипотечные кредиты на пять, десять, а порою и на тридцать лет.

Не менее взвешенно необходимо подходить и к другому предложению представителей крупнейших строительных компаний, которое находит свое понимание в коридорах власти о финансовой помощи государства в реализации строительных проектов, имеющих определенную степень готовности.

С одной стороны, что-то делать необходимо, ведь зависшие по всей стране стройки — это не только замороженные денежные средства обычных инвесторов, но и тот же принцип домино: остановлено строительство — нет спроса на металл — увольняются рабочие металлургических (и не только) заводов — падают темпы развития и снижается уровень жизни граждан страны.

С другой стороны, необходимо помнить и о том, что во многих случаях деньги инвесторов (в т.ч. и кредитные) потрачены авантюрно. На протяжении многих лет вся схема рынка недвижимости на самом деле была именно авантюрной. Одни (зачастую с целью спекуляций) оформляли заоблачные кредиты, чтобы приобрести квадратные метры по европейским ценам.

Другие кредиторы, полученные таким образом безумные деньги лишь в достаточно скромной части тратили непосредственно на строительство. Значительная доля денег граждан безвозвратно «ушла» на благодарность многочисленным чиновникам, на закупку впрок земельных участков, на введение в эксплуатацию совершенно других, не имеющих отношения к конкретному инвестору объектов, на возведение собственных «замков» в Киевской области. Кроме того, безразмерный спрос (на кредитные деньги) на жилую и коммерческую недвижимость стимулировал безбашенную ценовую гонку, устроенную игроками рынка стройматериалов, в результате которой цены на некоторые виды стройматериалов вышли просто на космические величины, превысив уровни цен в более благополучных и богатых странах Центральной Европы.

Таким образом, созданы ценовые перекосы, в результате которых рынок недвижимости и пребывает в коллапсообразном состоянии.

Что такое настоящий экономический кризис страна в текущем году так и не узнала.

Были сложности с рефинансированием заемных денег у финансовых учреждений страны, была искусственно созданная паника населения по ускоренному изъятию из банковской системы нескольких десятков (!) миллиардов гривен и переводу этих средств в валютные, и был кредит МВФ и мораторий НБУ, которые все это пригасили.

Будут нарастание безработицы, снижение реальных заработных плат и кредитный кризис невозвратов, что повлечет падение потребительского спроса. И на рынке, по всей видимости, появятся почти новенькие автомашины и квартиры, изъятые за неуплату и предлагающиеся к продаже по бросовым ценам.

Не факт и то, что все самые значимые события на валютном рынке уже произошли. Именно в следующем году проблемы из сектора финансового рынка и некоторых предприятий строительной и металлургической отрасли могут распространиться и на другие отрасли, пока не испытывающие серьезных проблем.

В частности, может пострадать торговля и сфера услуг, а значит, при падении спроса инфляционные процессы могут постепенно трансформироваться в дефляционные, и еще неизвестно, какие из них будут более губительными для экономики страны в целом.

Уровень потребительского спроса — вот что будет одним из определяющих макроэкономических индикаторов в следующем году. Пока что этот индикатор показывает лишь одно направление — на рецессию.

В материале авторитетного издания «Экономист», между прочим, как об одном из дестабилизационных факторов упоминался политический хаос в украинском политикуме. По мнению экспертов, нивелировать риски дефолта в стране, где капитанов корабля сразу несколько, где спасательные жилеты пытаются раздать не всем пассажирам, а только избранным — достаточно сложно.

Справка

Дефолт — это нарушение платежных обязательств заемщика перед кредитором, неспособность производить своевременные выплаты по долговым обязательствам или выполнять иные условия договора займа. В широком смысле слова этим термином обозначают любые виды отказа от долговых обязательств.

Выделяют следующие три вида дефолтов: дефолт по банковским долгам, дефолт по обязательствам в национальной валюте, дефолт по обязательствам в иностранной валюте.

С наступлением дефолта долговой «пузырь» лопается. Следующая за ним реструктуризация долгов обычно приводит к их частичному списанию, а следовательно, к крупным потерям для тех, кто покупал эти обязательства по высоким ценам и не успел их вовремя перепродать. На этом цикл дефолта заканчивается.

Именно по такому сценарию проходили последние громкие дефолты — таиландский (1997), российский (1998) и аргентинский (2001).

Кроме полномасштабного дефолта, государства-должники (особенно обремененные большими внутренними долгам) часто вместо отказа обслуживать долг прибегают к девальвации национальной валюты.

Эта мера фактически аналогична «частичному дефолту» по внутреннему долгу. Так, в частности, поступили Аргентина в 1991 году, Мексика (1994), Индонезия и Южная Корея (1997).

Нередки и случаи одновременного дефолта и девальвации, как это было во время российского и аргентинского кризисов.

Американский экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц, анализируя причины финансовых кризисов 1990—2000-х в развивающихся странах, видел их в ошибках международных финансовых институтов, особенно МВФ. «Остается мало сомнений в том, — писал он, — что политика МВФ и министерства финансов [США] способствовала созданию фона, на котором возрастала вероятность кризисов» (Стиглиц Д. «Глобализация: тревожные тенденции»)

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно