«ЖИТОМИРГАЗ»: О ЗИМЕ И ЧЕСТИ

10 октября, 2003, 00:00 Распечатать

В последний день сентября один из районных судов оставил собственную область без газа. Точнее говоря, Королёвский районный суд просто запретил местной компании «Житомиргаз» за него платить...

В последний день сентября один из районных судов оставил собственную область без газа. Точнее говоря, Королёвский районный суд просто запретил местной компании «Житомиргаз» за него платить. Столь дивное решение стало ответом на просьбу очень маленького, но энергичного акционера, владеющего аж 0,13% уставного фонда данной компании.

Как правило, иски мелких акционеров связаны в украинской практике с борьбой бизнес-групп между собой. Каждая из них нанимает пару-тройку активных акционеров, которые и забрасывают дружественные суды исками «нужного» содержания. При нормальном развитии процесса иски удовлетворяются и несколько судов быстро принимают взаимоисключающие решения.

Житомирский случай в эту схему не очень вписывается. Прежде всего, никакого конфликта главных акционеров там нет. Напротив, акционеры, владеющие более 75% акций, дружно и мирно провели собрание и подавшие иски господа действительно представляют почти что самих себя, точнее интересы бывшего менеджмента.

Маленький, но гордый

«Житомиргаз» — типичное среднеукраинское газораспределяющее предприятие (облгаз). В течение года он транспортирует чуть меньше миллиарда кубометров газа плюс поставляет его населению, бюджетным организациям и части предприятий области. Вместе с поставками сжиженного газа предприятие получает годовой оборот чуть более 120 млн. грн. Еще в начале года контрольный пакет «Житомиргаза» контролировался фирмами, дружественными председателю правления компании Юрию Косалапову. Точнее, юридически у него было что-то около 0,6% УФ, но как-то так уж получилось, что он имел влияние на компании, владевшие куда большим пакетом. Во всяком случае, переговоры по продаже контрольного пакета акций велись именно с ним.

Покупателем выступила киевская компания «Газтек». Несколько раньше она приобрела контрольный пакет в соседнем «Хмельницкгазе». Переговоры проходили в Житомире не без шероховатостей, но все же стороны договорились и к концу весны сделка была в общем-то завершена. С учетом ранее купленных акций структуры, дружественные «Газтеку», суммарно получили до 61% акций. Естественно, покупатель захотел провести собрание акционеров, чтобы юридически оформить контроль над компанией. К тому времени он получил и разрешение Антимонопольного комитета Украины на проведение этой сделки.

Против продажи ничего не имел и второй крупный акционер облгаза — НАК «Нафтогаз України» (15,86%). Учитывая уже имеющийся опыт работы с «Газтеком» по Хмельницкому, он не без основания предполагал, что новые собственники улучшат уровень расчетов с его дочерней компанией «Газ України» за поставленный газ. И в июле в центральной и местной прессе было размещено сообщение о проведении собрания.

Однако довести процесс передачи до конца тихо и спокойно не получилось. Очень похоже, что в достигнутое «пакетное соглашение» не попал господин Виктор Назаров, возглавляющий Житомирское управление этого облгаза. 12 сентября прошло собрание акционеров с явкой 95,2% и акционеры в рамках реорганизации компании вообще ликвидировали эту структуру.

Собрание состоялось в пятницу, а уже в понедельник с похвальной оперативностью было вынесено определение Королевского районного суда г. Житомира в обеспечение иска господина Назарова о признании внеочередного собрания акционеров от 12.09.2003 года недействительным. Естественно, в чем провинились более 90% акционеров перед В.Назаровым, особо не детализировалось, а говорилось, что он не смог к нему должным образом подготовиться. Учитывая, что на самом собрании количество голосов «против» предлагаемых решений не превышало 4%, с ним можно согласиться, но только это вряд ли является поводом для признания собрания и его решений недействительными.

Интересно, что и сам Виктор Петрович в интервью местной прессе не смог объяснить, в чем суть его претензий, а только проинформировал о том, что о принятии судьбоносных решений о ликвидации одного из управлений необходимо минимум три четверти голосов. Это действительно так — просто он скромно умолчал, что на собрании за это проголосовало даже не 3/4, а 9/10 присутствовавших акционеров. Тем не менее суд сверхоперативно, фактически за вечер предвыходного дня вынес определение о приостановлении исполнения решения внеочередного собрания акционеров ООО «Житомиргаз». При этом были запрещены любые действия о передаче в безоплатное и временное пользование, займ другим юрлицам имущества, принадлежащего компании. Регистрировать изменения в уставе заодно запретили и Житомирскому горисполкому. Тем самым права акционера Назарова очевидно были вполне соблюдены. Права остальных 95% акционеров суд как-то не очень взволновали — о наличии иска они узнали только из определения суда. Да и некогда было, напомним, события фактически происходили в выходные.

Ирония ситуации в том, что никто никакое имущество передавать и не собирался. Единственным практическим последствием этого иска стало временное сохранение должности господина Назарова. Впрочем, ее ликвидация — это лишь вопрос времени. Единственное, чего он добился, это того, что ликвидационная комиссия не будет закрывать глаза на обнаруженные недостатки. Тем более что уже первая инвентаризация новыми собственниками наследия предшественников выявили ряд «интересных» сделок по очень завышенным ценам.

О развитии личности

Однако иском В.Назарова дело не ограничилось. Решение суда, естественно, причиняло неприятности, но процесс перехода собственности продолжался. И тут на поверхности появился новый представитель «старой команды» — Валерий Халепо. 30 сентября он тоже обратился в Королёвский районный суд города Житомира. На этот раз суд информировали, что этот акционер был не надлежащим образом информирован о повестке дня собрания, что нанесло истцу, помимо всего прочего, и моральный ущерб. Вообще-то Валерий Васильевич работает главным инженером «Житомироблгаза» и поверить в то, что он за два месяца не поинтересовался, что же будет происходить на собрании акционеров, сложно. Тем более что его должность даже предполагает некое участие в подготовке собрания ОАО. К примеру, уточнить, кто из сотрудников собирается лично присутствовать в рабочий день на собрании, или кто отдаст доверенность на право голосования директору и тому подобное. Если же все это действительно прошло мимо него, то, судя по его обращению в суд, это несомненно стало личной трагедией.

Автор этого материала видел немало, словно написанных под диктовку, заявлений обиженных миноритарных акционеров. Заявление Валерия Васильевича в этом смысле выгодно отличается. Вне сомнения, он писал его сам. И дело даже не в десятках грамматических ошибок. Это не заявление, это крик души, которую чужие и нездешние люди пытаются оторвать от должности.

Позволю себе процитировать текст этого замечательного документа: «Про вопросы повестки дня собрания, которые рассматривались и в отношении которых принимались решения, я узнал во время проведения собрания и поэтому не смог надлежащим образом подготовиться…

Причиненный мне моральный ущерб состоит из двух элементов:

1. Социально-морального;

2. Индивидуально-психического.

Сущность первого состоит в занижении моей чести, то есть как в занижении моей собственной самооценки, так и в занижении моей оценки перед другими субъектами (оценка моего престижа, авторитета, репутации), что нарушает статьи 21, 28 Конституции Украины.

Сущность второго состоит в угнетении моего психического состояния.

Исходя из того, что объем моей правосубъектности связан с моей личностью, индивидуальностью моей личности, нарушения, ущемление моих прав приводит к ущемлению моей личности, что представляет собой потерю нематериального характера — моральный ущерб».

Далее было написано, что «тем самым Ответчик вследствие своих противозаконных действий нарушил мое право на: управление делами Ответчика; право собственности; право на невмешательство в мою личную жизнь (ст. 32 Конституции Украины); право на уважение к своей чести (ст. 21,28 Конституции Украины); право на свободное развитие личности (ст.23 Конституции Украины). Вследствие нарушения моих прав на управление делами Ответчика мое право на невмешательство в мою семейную жизнь, потому что в последнее время я часто нервничаю, в семье появились ссоры, ощущается нервная обстановка, мои отношения с женой очень ухудшились».

«Нарушив мое право на управление делами ответчика, а также нежелание осознать свои антизаконные действия, ответчик уменьшает мое ощущение общественного веса, самоуважение, самооценку собственной ценности, значимости, то есть Ответчик унижает мою честь, тем самым нарушает ст. 21 Конституции Украины. Я как акционер общества Ответчика имею в собственности 0,002% акций данного предприятия, это моя собственность. (Если буквально перевести это в акции, то получится пакет номинальной стоимостью 4,5 грн.— Авт.). Ст. 4 Закона Украины «О собственности» предусмотрено, что собственник на собственное усмотрение владеет, пользуется и распоряжается принадлежащим ему имуществом.

Ответчик, нарушая мое право на управление делами общества, нарушает мое право распоряжаться моей собственностью, чем нарушает мое право собственности, Закон Украины «О собственности», Конституцию Украины».

То, что у других, более чем двух тысяч акционеров, может быть иное мнение относительно распоряжения имуществом, заявитель не упомянул. Хотя он сам же написал, что, по мнению российского философа XIX века Ивана Пнина, «только собственность гражданина есть душой общества и безопасности личности». Но, может, некоторым личностям должно быть чуть более безопасно?

Перечислив все постигшие его катаклизмы, Валерий Васильевич резюмирует, что «наличие самого факта нарушения указанных прав противоправными действиями Ответчика вызывает чувство беззащитности. Вследствие нарушения моего права на управление делами общества, собственности и других моих прав у меня появились угнетенные эмоции, которые негативно влияют на мою деятельность, я утратил активность, я начал нервничать, у меня нарушился сон, я очень часто начал волноваться из-за незначительных событий, что приводит к нарушению нормальных отношений с окружающими меня людьми, что делает невозможным развитие моей личности, так как «личность — это открытая система: развитие личности всегда осуществляется во взаимосвязи с другими людьми». Указанное выше очень мешает мне работать, да и вообще делает невозможным нормальное существование».

Для возвращения человека к нормальной жизни, добрым отношениям с женой, окружающими, гармонии с собой и человечеством нужно было сделать всего несколько вещей. Во-первых, возместить ему моральный ущерб, оцененный им в сто гривен; запретить облгазу передавать кому-либо какое-либо имущество. Ну и главное — «запретить должностным лицам Ответчика, выбранным на общем собрании акционеров ОАО «Житомиргаз», проводить расчеты от имени Ответчика в наличной и безналичной формах». С учетом того, что ежедневный оборот по счетам составляет примерно полмиллиона гривен, это означает парализовать работу предприятия.

Самое интересное, что судья без вопросов и в тот же день, т.е. немедленно, выполнил и это требование. Очевидно, стогривневый ущерб и область без газа в его глазах вещи абсолютно эквивалентные. Впрочем, господин Халепо вовсе не какой-то саботажник и не хочет ничего плохого «Житомиргазу». Просто в роли его руководителя он видит себя лично, благо, что акции (пусть и немного), у него есть. Во всяком случае, по его версии, именно он сейчас является исполняющим обязанности председателя правления. К сожалению, ни само правление, ни акционеры такую точку зрения не разделяют, что, несомненно, продолжает угнетать его «личность, как открытую систему».

Тем не менее ситуация сложилась отнюдь не шуточная. Существует решение суда, которое в правовом государстве надо выполнять. Согласно ему, облгаз должен или прекратить расчеты, или управляться неизвестно кем. Дело в том, что несмотря на трогательные чувства к собственным акциям, относительно других активов облгаза Валерий Васильевич допускал несколько более свободные поступки.

В частности, уже в этом году было подписано два договора о переуступке задолженности Торгового дома «Газ Украины» перед облгазом на сумму около 3 млн. грн. Их новым владельцем стала малоизвестная киевская структура, пообещавшая заплатить до августа 40—45% стоимости деньгами, а остальное — ценными бумагами, то есть векселями. На дворе 2003 год, и вексельные расчеты, мягко говоря, не приветствуются ни налоговой, ни акционерами. Но это было бы еще полбеды: на сентябрь по данному контракту поступило платежей аж 83 тысячи, то есть 3% от суммы договора. Куда делось остальное, будет выяснять следствие, поскольку возбуждено уголовное дело. Акционеры вполне солидарны с тем, что собственность надо беречь и дарить кому-то три миллиона не собираются, даже если при этом кто-то и пострадает.

И все-таки ситуация, в которой оказалась газораспределяющая компания, отнюдь не юмористична. Ежедневно в область поставляется несколько миллионов кубометров газа, которые транспортируются и распределяются при фактически заблокированных счетах. Более того, заморожено движение средств, направленных на строительство газораспределительных сетей в ряде населенных пунктов области. И все это накануне отопительного сезона, который решением суда отменен не был.

«Житомиргаз» — частная компания, и государственный НАК «Нафтогаз України» не обязан поставлять ей газ без адекватной оплаты, о чем говорится и в массе постановлений Кабмина. Другими словами, по факту в области газа уже не должно быть, в том числе и в здании Королевского районного суда.

Между прочим, судьи, столь оперативно принимавшие постановления об обеспечении исков, само судебное решение провели в ноябре (через месяц после наступления холодов). С чем, очевидно, житомирян, в том числе и господ Назарова и Халепо, следует поздравить. Осень обещает запомниться. Учитывая, что у «Нафтогаза України» и так есть вопросы к бывшему руководству по распределительному счету (о примерно 20 млн. грн. недопоступивших на единый распределительный счет), долго кредитовать коммерческую структуру, то есть облгаз, НАК не будет. Да и налоговая, которой не будут перечисляться деньги месяцами, ждать не станет, не говоря уже о том, что людям надо платить зарплату.

Невольно задаемся вопросом: чем все-таки руководствовался суд? Ведь существует же такая скучная и унылая вещь, как процедура принятия решений. Ее специально прописывали для того, чтобы исключить возникновение ситуаций, когда чьи-то амбиции или недостоверная информация ставят под угрозу интересы общества, в том числе и акционеров. Ситуация, когда одна из сторон решает свои проблемы со скоростью звука, а другой предлагают ждать неделями, вызывает некоторые сомнения в полной беспристрастности Фемиды. Тем более что наблюдаются попытки привлечь к процессу и силовые структуры. Так, после заседания правления, единогласно признавшее полномочия нового руководства, господин Халепо заявил, что его избили и отобрали диктофон. Зачем это понадобилось бы акционерам, непонятно. Но в результате представитель «Нафтогазу України» провел несколько часов в областной милиции, объясняя, зачем он приехал в область. После чего его выпустили, так и не объяснив причины задержания. Это, безусловно, поможет НАКу определиться со временем кредитования неплательщика…

Впрочем, возможно, обойдутся и без газа. В конце концов, кто мешает мелкому акционеру подать в суд с запретом наступления зимы и обязать Деда Мороза обеспечить в области летнюю температуру? Иск, несомненно, примут — чем такой хуже других?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно