ЖЕСТОКИЙ РОМАНС

10 февраля, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №6, 10 февраля-17 февраля

Мы живем в стране мифов. Чего стоит миф о бестолковом парламенте и решительном Президенте, миф о пя...

Мы живем в стране мифов. Чего стоит миф о бестолковом парламенте и решительном Президенте, миф о пятой власти или, скажем, о том, что во всех трастах сидят жулики, а банки только тем и озабочены, как бы обобрать родную страну. Миф - не ложь, миф - это ретушированная, стандартизированная, приведенная в удобопонятный вид часть реальности - единственная прочная основа, которую можно себе позволить, когда вокруг все постоянно изменяется. Мифы - тоже, но немного медленнее. Ведь при ближайшем рассмотрении может оказаться, что «бестолковый» парламент прекрасно знает, с какой стороны у бутерброда масло, решительный Президент терзаем сомнениями, пятая власть служит отличным удобрением для ростков светлого капиталистического завтра, а без живых и дееспособных банков все мы долго не протянем. Между прочим, мифологизированное сознание обожает емкие штампы, например, что финансы в некоторых случаях поют романсы. (Но откуда взялось такое? Диктат рифмы вопреки здравому смыслу?) Бог с ним - романсы, так романсы. Предвидя, что не всем понравится мотив, автор сразу предупреждает: все названия госучреждений, встречающиеся в тексте, - вымышленные и их совпадение с реально существующими - случайно...

Комбанки: путешествие дилетантов?

В Национальном банке Украины не так давно опять подводили итоги. На сей раз считали, сколько коммерческих банков осталось в живых после жестких мер по сдерживанию роста денежной массы. Около 80 банков получили диагноз «состояние тяжелое», 30 из них были признаны безнадежными. Одной из причин такого безрадостного итога, по мнению составителей банковского рейтинга из Украинской финансовой группы, является подверженность наших неокрепших банков классическим «детским болезням» становления финансовой системы. Неопытные или неквалифицированные банкиры набивают шишки. Сразу заметим, что в приведенном рейтинге - «первой двадцатке» - неопытных нет. На то она и первая двадцатка из более чем двухсот. Но трудно не согласиться с тем, что в сложной ситуации далеко не все сумели сориентироваться и справиться с управлением. «Это как с водителем, который умеет вести машину до первого столба, но зато несется быстрее любого профессионала», - поясняет вице-президент УФГ Александр Шаров. Классический случай - афера «Help». Уж не говоря о том, что сама фирма носила этакий уголовный оттенок (в наших условиях если не давать кредит клиенту, у которого на лице написано, что он не в Оксфорде учился, то вообще кредитовать некого будет). Выдают ему кредит - он исправно погашает проценты. Но посмотреть, какая еще собственность есть у клиента, кроме денег на счетах, которые весьма ликвидны, - «не догадался» никто. А проценты-то погашались по принципу пирамиды - за счет других кредитов. За рубежом, даже для того, чтобы просто открыть счет в солидном банке, необходимо представить рекомендацию. Казалось бы, никому не нужная бюрократия - ведь рекомендатель, в случае чего, своими деньгами не отвечает. Но. Есть такое армейское изречение: «Устав написан кровью». Так вот, банковские правила написаны потерянными деньгами.

Еще один пример - межбанковское кредитование. Последний год банки весьма оживленно кредитовали друг друга. Все отлично бы, если б не одна подробность: банки, как показал эксперимент, не владеют необходимой информацией даже друг о друге. А для того, чтобы выдавать с уверенностью межбанковский кредит, необходимо еще к тому же иметь информацию о клиентах другого банка. «Прозвенел звоночек с «Интеллектом», так надо было попасться еще и на «Алексе», - констатирует г-н Шаров. - И не один банк «Алекс» жил только на том, что брал кредит в одном банке, передавал его, а сам собственных пассивов не имел». Тоже абсолютно классический случай, когда такой посредник рискует чужими деньгами: этакий МММ в банковском варианте. Появление пары-тройки таких «пирамид» на межбанковском рынке влечет за собой невозврат кредитов и, как следствие, цепочку банкротств.

Что ж, как гласит «крылатая истина», работа банкира заключается в том, чтобы в течение дня несколько раз говорить «да» или «нет» и при этом никогда не ошибаться. Оставим грубые ошибки на совести дилетантов и посмотрим, в каких условиях приходится принимать решения профессионалам.

Пять священных правил: необходимо, но недостаточно

Председатель правления НБУ господин Ющенко, выступая на совещании банкиров, в который раз подчеркнул, что «для банкира существует пять священных правил, которые придумали еще две тысячи лет назад: это пять коэффициентов ликвидности банка». Безусловно, титанические усилия НБУ по приданию нашей банковской системе цивилизованного вида заслуживают уважения. «К сожалению, оказалось, что пяти коэффициентов ликвидности недостаточно, чтобы банки чувствовали себя нормально, - резюмирует советник Президента по вопросам банковской деятельности, председатель правления INKO Петр Мирошников. - Сейчас у банков существует серьезная проблема, обусловленная дефицитом так называемых живых денег. То есть банки не могут обслуживать текущие платежи. Причин несколько. Одна из них - совершенно банальная - та, что заемщики не возвращают банкам деньги. Вторая - диспропорция, существующая между объемом наличных и безналичных денег. У нас очень много наличных денег, которые обращаются вне банка. По разным оценкам, наличных денег ходит от 70 до 90 триллионов. Третья причина, устранение которой тоже мало зависит от коммерческих банков, это - дефицит денег. В октябре - ноябре был скачок инфляции. И государственные эксперты, которые знают ситуацию в целом, наверняка такое развитие событий предполагали. Мы же не имеем достаточно информации о динамике макроэкономических показателей в стране, поэтому нам очень сложно планировать цену своего кредитного портфеля. То есть мы попали в ситуацию, когда многие банки получили так называемую красную маржу. Цена по ресурсам, по обязательствам банка, очень быстро выросла, и «легли» те, кто в своем портфеле обязательств имел большую долю межбанковских кредитов. Межбанковский рынок очень быстро реагирует на изменение ситуации в стране, то есть цены на деньги выросли немедленно, и за то время, пока банки начали перестраивать свой активный портфель в соответствии с новыми ценами, они попали в ситуацию «красной маржи», то есть по своим обязательствам платили больше, чем получали по кредитам. И это еще усугубилось массовым невозвратом кредитов, о котором я уже говорил».

Итак, пять нормативов ликвидности - это минимум, который необходим для того, чтобы к банку не имел претензий НБУ. Но это отнюдь не гарантирует отсутствия претензий со стороны акционеров и клиентов.

Рыбки без воды

Соотношение между валовым внутренним продуктом (ВВП) и денежной массой в обороте - определяющий макроэкономический показатель. Стоит чуть-чуть нарушить этот тонкий баланс, и в экономике сразу возникнет дискомфорт. А если, как в нашем случае, он нарушен резко (пусть и вынужденно - не о том сейчас речь)? Получается, «пережал» НБУ денежный оборот, очень грубо его регулируя: начиная от кредитных потолков и заканчивая постоянно меняющимися нормами резервирования. То вводит резервы на валюту, то их отменяет, то вводит дифференцированные резервы по бюджетным средствам, то их унифицирует. А между тем, кредитный потолок - ограничитель денежного мультипликатора - не что иное, как жесткое ограничение цены денег. Постулат, что эмиссия - абсолютное зло при любой погоде, дорого обошелся коммерческим банкам. Поскольку эмиссию, не покрытую никакими денежными средствами, уже давно «нарисовали» наши украинские предприятия.

Случилось так, что на сегодня 300 трлн. - взаимная задолженность предприятий. Таков объем эмиссии, сделанной на уровне предприятий. Долговые обязательства на эту сумму выданы, и причем абсолютно неликвидные - написанные в контрактах и векселях. Банки в этой ситуации, как финансовые посредники, закономерно сели на мель. Потому что расчеты между предприятиями - взаимными должниками - пошли вне денежного оборота. С другой стороны, НБУ с декабря месяца четко держал уровень монетарной массы, не увеличивая ее. При этом благополучно рос номинальный валовый внутренний продукт (ВВП) - по разным причинам, описание которых мы здесь опустим. Увеличение - пусть номинальное - ВВП требовало соответствующих денежных вливаний. Но НБУ на сегодня не вправе самостоятельно принимать решения об эмиссии. Он их и не принимал.

Дальше - как по нотам: пополнения денежной массы нет, неплатежи растут, банки лопаются. Картина, обратная инфляционной: когда идет инфляция, быстро и значительно растет денежная масса, банки зарабатывают внушительные доходы. Когда же рост денежной массы значительно отстает от роста номинального ВВП - банки изображают выброшенных на берег рыбок. Конечно, первое упражнение в таких случаях - подлить им водички: дать банкам ресурс и возможность погасить взаимные неплатежи. Но даже и в такой ситуации Верховный Совет продолжает откровенно играть «левый марш» и из эмиссии в 25 трлн. пятнадцать триллионов снова отправляет прямиком на дефицит бюджета.

«Опыт Украины по эмиссионной работе, - замечает г-н Мирошников, - всегда заключался в том, что НБУ, по решению Верховного Совета, выпускал новые деньги, целевым порядком направляя их в какие-то отрасли. То шахтерам, то металлургам, то на сельское хозяйство. Мы предлагаем модель, при которой плановая эмиссия должна пойти на банки. Например, пропорционально их балансам. Условно говоря, если банк имеет 3% от баланса страны, то он должен получить 3% новой эмиссии. Как он распорядится этими деньгами - будет зависеть от него и от НБУ. Скажем, если банк находится в сложном состоянии, то, выдавая ресурсы этому банку, нужно ограничить ему активные операции».

Никто не любит крокодила

Небольшое, но показательное лирическое отступление. Прочитав главку о «рыбках без воды», один мой коллега заметил по поводу комбанков: «Рыбки они у тебя... Птички... Крокодилы они!» Ох, недаром меня потянуло на предварительные рассуждения о мифологизированном сознании уважаемых сограждан. То крокодилы, то локомотивы (реформ). Очевидно недаром общество так пристально и ревниво следит за банками - чувствует (в большинстве случаев - на уровне спинного мозга), что это очень важно. А если важно, то следует подумать, как выправить неприятную, но не безнадежную ситуацию в банковской сфере, - в общем, как спасать крокодилов?

Коронный вопрос - должно ли государство вмешиваться и выправлять ситуацию с помощью раздачи стабилизационных кредитов? Безусловно. Уж если власть брала на себя контролирующие функции и выдавала лицензии, то сейчас она обязана защитить тех - и банки, и клиентов, - кто ей доверился. Стабилизационные кредиты, очевидно, будут предоставлены пошатнувшимся банкам. Но, как и всякие кредиты - на определенных условиях. Это может быть как смена правления банка-неудачника, назначение, скажем, «персонального куратора» от НБУ (если речь идет о крупном банке), так и отчуждение части пакета акций банка в пользу НБУ. В залог. И уже если стабилизационный кредит не возвращается, НБУ должен иметь неоспоримое право продать банк другим собственникам. Возможно, иностранным. И здесь выясняется, что НБУ провести такую операцию не может. Законодательная база не отработана.

Другой вариант: организация консорциума банков с целью «помощи утопающим». (Банковский консорциум - по определению - это объединение банков для осуществления отдельных кредитных операций. Очень полезен для инвестиционной деятельности, для снижения риска.) Украинские банки пока не спешат объединяться для столь благородной цели, очевидно в глубине души полагая, что их минует чаша сия и тонуть они не будут. Никогда.

Еще один метод вмешательства - принудительное (ввиду отсутствия добровольного) слияние банков. В том числе и тех, которые в наших условиях считаются крупными. С крупными банками, естественно, возникают крупные проблемы - и тут уж не до вопроса, а должно ли государство вмешиваться? Обязано. И в Нацбанке прекрасно понимают, что крупным банкам просто НЕЛЬЗЯ позволить обанкротиться. Меры, которые необходимо для этого предпринять, мы уже перечислили: вполне в русле тенденции эрзац-рынка, о которой - чуть позже. Мол, вы не смогли, так сейчас придет куратор от НБУ и построит вам банк-что-надо. Не подвергая априори сомнению компетентность предполагаемых кураторов, заметим, что создать банк сложно, а вылечить банк - очень сложно.

В такой ситуации у властей возникает искушение наплодить побольше органов надзора за банками везде, где только можно, - от президентской администрации до Минфина. Эффективность работы таких свирепых и многочисленных надзирателей весьма сомнительна, зато в них будет много новых непыльных рабочих мест...

Вот и приходится признать, что мы снова и снова натыкаемся на прописные истины: в больной экономике не может быть здоровых банков.

Эрзац-рынок

Умные головы уже пришли к выводу, что в Украине вовсю развивается тенденция административного создания рынка. В нашем случае в один прекрасный день у НБУ лопается терпение и он берет на себя все - начиная от проведения торгов по сельхозпродукции, работы с валютными средствами населения и юридических лиц (создание валютного депозитария) и заканчивая организацией международных расчетов для коммерческих банков через корсчета НБУ. С одной стороны, Нацбанк делает хорошее и вроде нужное дело. Но развивает ли это структуру рынка? Это соображение ни в коем случае не является упреком только и исключительно НБУ. Такое стремление можно наблюдать во всех властных структурах, чья задача вроде бы иная: не строить самим, а создавать условия для возникновения и развития рынка. Можно назвать это эрзац-рыночным строительством - жестом отчаяния в условиях блокирования реального рынка.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно