ЖЕЛТОЕ СОЛНЦЕ ЧЕРНОЗЕМА

11 июля, 2003, 00:00 Распечатать

В последние годы министры аграрной политики бранили пчелок за... низкие урожаи подсолнечника: не желают, ленивицы, опылять корзинки!..

В последние годы министры аграрной политики бранили пчелок за... низкие урожаи подсолнечника: не желают, ленивицы, опылять корзинки! Хотя здесь следует еще разобраться: кто — трудяга, а кто — трутень. В этом году в Украине подсолнечником засеяли почти 3 млн. гектаров, на 18% перевыполнив прогноз. Даже в частных хозяйствах отвели под масличную культуру на 100 тыс. гектаров больше, чем в прошлом году, надеясь перекрыть убытки от предполагаемого недорода зерновых. Да только украсят ли желтые короны крестьянские головы, оправдают ли надежды и вложенный труд?

Ждут урожая маслоэкстракционные предприятия и зернотрейдеры. Последних донимает 17-процентная вывозная пошлина на семена подсолнечника, и, чтобы победить в «масляном» армрестлинге конкурентов, коммерческие структуры пытаются всеми путями отменить экспортное препятствие. Даже при посредничестве депутатов...

Пчелы не виноваты

Низкие урожаи подсолнечника — не вина Божьих тварей. Они самоотверженно работают, не покладая крылышек и ножек, при температуре 25 градусов по Цельсию и влажности до 75%. В жару (а именно она сопровождала два сезона цветения) нектар пересыхает и облеты заканчиваются «порожняком». А клейкий сок самой культуры становится погибелью для пчел. Потому-то подсолнечный медосбор — самый тяжелый, и пасечники, жалея трудолюбивых насекомых, неохотно отпускают их на золотистые поля.

Но даже если мобилизовать все украинские рои, часть гектаров остается неопыленной, так как оптимум — пчелосемья на гектар, у нас же этот показатель составляет 0,5, а в странах Европы — 1,5. При достаточном количестве передвижных пасек в период опыления подсолнечника урожайность культуры возрастает в полтора раза. А это — довесок почти в 650 тыс. тонн семян, за которые крестьяне могут выручить более миллиарда гривен. По большому счету, развитие пчеловодства не поддерживают ни государство, ни сельхозтоваропроизводители. Хотя могли бы... Если бы те, кто выращивает подсолнечник, хотя бы одну сотую процента прибыли перечисляли на развитие отрасли, сумма помощи составляла бы около 50 млн. гривен, что втрое превышает минимальную финансовую потребность всех пасек.

Для 70% пчел последняя зимовка оказалась трагической. Погибло больше семей, чем за десять предыдущих лет, вместе взятых. Мор негативно сказался и на урожайности подсолнечника. Можно, конечно, прибегнуть к искусственному опылению. Проще — руками. Как это выглядит, поэтически описал Олесь Гончар в рассказе «Соняшники»: «Девчата двигались по междурядьям. Там, где они проходили, с подсолнечниками происходило что-то удивительное. Они неожиданно оживали, золотые тарелки, казалось, сами разогнавшись, летели стремглав навстречу друг другу и, соединившись, снова разлетались в разные стороны и уже снова свободно смеялись, шаловливо покачиваясь». Но чтобы вот так названивать в золотые тарелки, нужны рабочие руки. Когда Олесь Терентьевич возвеличивал звездоносную звеньевую Меланию Чобитько с девчатами, среднегодовая численность всех работающих колхозников, включая подростков, составляла почти 6 млн. человек. Сейчас — меньше половины. Да и те доживают свой век. Поэтому подсолнечная пыльца не будет оседать ни на бровях, ни на ресницах изможденных экс-колхозниц, даже если бы и пожелали вернуть те лирические времена.

Значит, часть посевов пострадает от бесплодия. А каким будет подсолнечное поле Украины вообще? Агрометеорологи прогнозируют урожай в пределах 10 ц/га — на уровне 1950 года, валовой сбор — около 2,9 млн. тонн. Прогноз предварительный. Цифры могут измениться в зависимости от климатических условий в период формирования семян.

Мы никак не перейдем от экстенсивности к интенсивности. Урожайность подсолнечника не радует, но с ней смирились, как и с чрезмерной площадью под этой культурой — больше других истощающей почву. Министерские чиновники грозились отбить желание у любителей выжимать «масло» из угробленых подсолнечником земель, когда будут приняты Земельный кодекс, закон об охране почв. В них предусмотрено наказание для земельных терминаторов. Но пока оно ограничивается предостерегающим покачиванием пальца. И потому арендатор, эксплуатирующий мой земельный пай в сплошном массиве, четвертый год подряд безбоязненно выращивает на нем подсолнечник. Зато арендную плату выдает мне не маслом и шротом, а пшеницей, ячменем, сахаром, хотя их и не культивирует. Да, содержание масла в семенах слишком низкое. Но это мало беспокоит полевода, поскольку деньги он получает за вес. Содержание масла — проблема переработчиков.

С гибридами подсолнечника в Украине — полная неразбериха. Засевают, кто сколько пожелает и чем пожелает, а точнее — тем, что попадется под руку. Хотя в свое время гордились отечественной селекцией. Уроженцу Харьковщины Василию Пустовойту при жизни установили бронзовый бюст во дворе Всесоюзного НИИ масличных культур в Краснодаре, где он проработал много десятилетий. Когда ученый начал скрещивать техасскую дичку с культурным подсолнечником, пределом выхода масла считали 28—30%. Селекционер добился 60% маслянистости при урожайности 23—25 центнеров с гектара. Его сорта сеяли в Украине и на Кубани, Ставрополье и Дону. Краснодарский НИИ рассылал семена на пробу сначала в конвертах, затем килограммами и, наконец, тоннами. За границу. Тогдашние страны народной демократии полностью перешли на шедевры Пустовойта. Как и многие другие государства, Югославия наградила Василия Степановича орденом Золотой Звезды.

Эту страну упомянул не случайно, так как именно здешние высокоурожайные гибриды все глубже укореняются на нашей земле. Широко пропагандирует и культивирует их харьковская агрофирма «Сады Украины», тесно сотрудничающая со всемирно известным производителем — Институтом полеводства и овощеводства из югославского города Нови Сад. Производственная урожайность гибрида Титаник — 34—47 ц/га с маслянистостью 49—52%. На равных конкурируют с ним Хортица, Балкан, Гена. Почти три года наблюдал за адаптированными к нашим условиям чужестранными семенами Михаил Лазаренко, директор крестьянского фермерского хозяйства «Прогресс» Балтского района на Одесщине. Хотелось спрыгнуть с надоевшей зональной урожайности в 5—7 центнеров с гектара и достичь рекламируемых, заоблачных для его региона 37—40. Рискнул на 20 гектарах. Агрономическая служба харьковчан придирчиво оценила качество подготовки почвы, отрегулировала норму высева, и поле разродилось 22 центнерами с гектара. В прошлом году подсолнечный клин в «Прогрессе» вырос до 200 гектаров.

— Второго сентября загнали на подсолнечное поле комбайн для контрольного обмолота. Прибегает механизатор: «Михаил Дмитриевич! Посмотри, или что-то с комбайном неладно, или это действительно так — 40 центнеров семян с гектара». Тут и я засомневался. Сделали второй проход, третий... Так и есть! На центральном току собралось все районное начальство, съехались коллеги из соседних районов. Для нашей зоны это — невиданный урожай. И хотя мы четко придерживались технологии как на полях подсолнечника одесской селекции, так и на площадях югославской, все равно продуктивность отечественных семян оказалась вдвое ниже. Поэтому, конечно же, остановим свой выбор на лучшем. Уверен, что мой опыт сагитирует и остальных руководителей сельхозформирований. Продав часть урожая подсолнечника, приобрели современный комбайн «Мега-204», сеялку точного высева...

Но таких, как Михаил Лазаренко, — вдумчивых, прогрессивных, щедрых для односельчан — не так уж много. «Мусор» сеем, его же и собираем. Вот и в нынешнем году будем брать подсолнечные рубежи массовостью, т.е. валом. А вот как им распорядимся — тоже вопрос.

Удар в подсолнечное сплетение

На украинский подсолнечник точат зубы все. Умная Европа, заботясь об экологии, свела до минимума площади под этой культурой: ее взгляд прикован к нашему урожаю. Возрастает потребность в сырье и у отечественного масло-жирового комплекса. К 26 крупным предприятиям и великому множеству малых маслобоен уже в нынешнем году могут добавиться два масло-экстракционных завода суммарной мощностью 900 тонн масла в сутки: в СЭЗ «Николаев» и в Киевской области. Пока в планах — возведение аналогичных предприятий в Ильичевске, на Херсонщине. Многие маслобойни модернизируются.

Таким образом, мощности по переработке подсолнечника возрастут как минимум на 3 тыс. тонн в сутки. Если учесть нынешний потенциал действующих предприятий — почти 10 тыс. тонн в сутки (около 3,15 млн. тонн в год), то довесок кажется более чем солидным. Естественно, он будет нуждаться в увеличении производства семян подсолнечника на 30%, или 4,1 млн. тонн в год, что эквивалентно расширению посевных площадей на 800—850 тыс. гектаров — до 3,4—3,5 млн. га. Разумеется, за год на такие цифры выйти вряд ли удастся, поэтому возросшие запросы переработчиков натолкнутся на дефицит «семечек».

Планирует построить в Украине завод и один из мощных российских производителей маргарина, мягких масел (спрэдов), майонезов и кетчупов — компания «Петросоюз», на долю которой приходится 10% российского рынка майонеза и 13% масло-жировых продуктов. Умаслит ли «Петросоюз» украинцев, покажет время, но то, что его предприятие будет поглощать наш подсолнечник, однозначно. При высокой конкуренции между переработчиками трейдерам не протолпиться к зернохранилищам. Поэтому они выжидают момент, чтобы исподтишка ударить в подсолнечное сплетение... отменой экспортной пошлины.

Прошлогодний урожай оказался более чем на миллион тонн щедрее урожая 2001-го, что окончательно сцементировало позиции масло-жировой отрасли. Только за восемь месяцев переработки сырья урожая 2002 года экспорт подсолнечного масла достиг 640 тыс. тонн, что в 1,5 раза больше, чем за весь предыдущий сезон. Рекордные объемы контрактации позволяют прогнозировать сезонный экспорт масла на уровне 850 тыс. тонн. По этому показателю Украина заняла второе место в мире, причем без ущерба интересам внутреннего рынка. Но агробизнесные структуры попытались в разгар сезона взбудоражить всех новостью о грядущей капитуляции экспортной пошлины на подсолнечник. Под сводами Верховной Рады затрепетала первая «ласточка»: законопроект «О внесении изменений в Закон Украины №1033-XIV «О ставках вывозной (экспортной) пошлины на семена некоторых видов масличных культур», который ратовал за нулевую экспортную пошлину на подсолнечник. В нем указывалось на монопольное положение масло-экстракционных заводов, диктующих цены на рынке, шла речь об обворовывании крестьян... Но тем, по большому счету, все равно: цена тонны семян подсолнечника и у трейдеров, и у отечественных маслобоен примерно на одном уровне — 1000—1100 гривен.

Так уж совпало, что именно в это время одна коммерческая фирма пыталась продать за границу 20 тыс. тонн подсолнечника и очень надеялась на льготы. Но законопроект «забуксовал». И тогда бизнесмены нашли лазейку: продали через биржу сами себе весь объем в качестве... семенного материала, но по цене товарного. Хитрость состояла в том, что семенной материал при экспорте не облагается пошлиной. Характерно, что после успешной операции интерес у авторов законопроекта к продвижению документа через Верховную Раду угас так же внезапно, как и пробудился.

Следующий возмутитель спокойствия — проект Закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины» от 15 апреля под №1036-д. При его прохождении в сессионном зале из Закона «О ставках вывозной (экспортной) пошлины на семена некоторых видов масличных культур» будет изъята статья 2, пункт 2 которой предусматривает ежемесячное установление Кабмином индикативных цен на семена масличных культур, и в частности подсолнечника. Они служат ориентиром для закупочных цен на сырье на внутреннем рынке и препятствуют его вывозу за бесценок за пределы Украины. В Аргентине после внедрения 23,5-процентной вывозной пошлины министерство сельского хозяйства ежемесячно устанавливает индикативные цены на экспорт семян подсолнечника. А вот в России подобное регулирование законодательно не предусмотрено. Поэтому в начале сезона переработки урожая 2002 года семечку вывозили по цене 130 долл. США за тонну при экспортных ценах 250—260. А на внутреннем рынке закупочные цены в течение четвертого квартала были на 50 долл. ниже, чем в Украине. Так нужно ли повторять чужие ошибки?!

Накануне срезания спелых подсолнечных корзинок наступление на экспортную пошлину усилилось. Аргументы лоббистов кажутся убийственными: отмены добивается МВФ, и рано или поздно нам придется принять нулевой вариант. Так почему не сделать это сейчас? И хотя ни одно из условий вступления в ВТО не предполагает ограничения каких-либо экспортных пошлин, семена подсолнечника пытаются представить камнем преткновения на пути вхождения Украины в эту организацию. Аналитик Андрей Ярмак из информационного агентства «АПК-Информ» рассматривает проблему под таким углом зрения:

— Средняя цена на подсолнечник в ЕС составляет 307 долл. за тонну. Если вывозить его с уплатой пошлины, отечественный производитель будет получать около 212 долл., или 1130 гривен. При внутренней средней цене 226 долл. экспорт, разумеется, невыгоден. Чтобы сохранить свою рентабельность, экспортеры реально будут предлагать за подсолнечник где-то по 263 долл. на внутреннем рынке Украины, что выше средней цены. Следовательно, переработчикам, в случае отмены пошлины, придется платить за сырье больше, чтобы обеспечить собственные потребности.

По прогнозам, вывезти могут до 900 тыс. тонн семян подсолнечника, если, конечно, достигнет 3,5 млн. тонн. При этом подсолнечное масло, выжатое из украинских «семечек», будет конкурировать с украинским же на мировом рынке. Хотя масло украинского происхождения будет все же дешевле.

Если же пошлина устоит, то цены на подсолнечник в первой половине сезона могут снизиться до 180—190 долл. за тонну. Следовательно, и подсолнечное масло, произведенное в Украине, будет конкурентным по цене на мировом рынке. Но крестьяне получат на 200 гривен меньше за каждую тонну выращенных семян. То есть совокупные потери сельхозтоваропроизводителей могут превысить 600 млн. гривен. Вывод: избавившись от пошлины сейчас, Украина еще раз продемонстрирует, что стабильность рынка ей не угрожает.

— Считаю, что должны победить здравый смысл и экономические аргументы, — говорит Олег Юхновский, секретарь комитета Верховной Рады по вопросам аграрной политики и земельных отношений. — Украинское масло транспортируется в разные страны мира, в том числе около 30% — в СНГ. Расчеты свидетельствуют, что экономические преимущества экспорта продуктов переработки подсолнечника составляют 72 долл. США на тонне только за счет разницы экспортных цен. Кроме того, в Украине в результате лишь первичной переработки подсолнечника создается добавочная стоимость в размере 30 долл./т. Эти экономические преимущества растут пропорционально удельному весу в экспорте продуктов глубокой переработки, в том числе рафинированного фасованного масла. 17-процентная вывозная пошлина вовсе не ограничивает и не ущемляет действия экспортеров. Кто хочет работать прозрачно, тот работает. В 2002/2003 маркетинговом году компании уже вывезли в Турцию, Францию, Италию, Испанию, Португалию почти 300 тыс. тонн семян подсолнечника — в три с лишним раза больше, чем в прошлом сезоне.

В конце концов Украина не собирается засиживаться на 17-процентной отметке, но пока именно такая ставка «играет» на руку и производителям, и переработчикам, и трейдерам, и государству в целом. Возможно, со временем и скатимся к нулевой экспортной пошлине. Но у производителя и переработчика должны появиться оборотные средства, возможность пользоваться льготными кредитами, масло-жировые предприятия должны нарастить финансовые мышцы, чтобы кредитовать производство сырья... При благоприятных условиях можно ввести 17-процентную сезонную экспортную пошлину на семена подсолнечника на полгода, начиная с момента сбора. Этого достаточно, чтобы масло-экстракционные предприятия запаслись сырьем.

Буря в стакане... масла

Если в Украине насчитывается 547 зернотрейдеров, то к экспорту подсолнечного масла «присосались» 840 субъектов рынка. Вывозят все, кому не лень. Даже... обувные фабрики. Что, вероятно, является следствием «концепции» аграрного блока правительства по продвижению наших товаров на внешние рынки — бездеятельность в то время, когда на мировом рынке сложилась благоприятная ситуация для наращивания экспорта масла, растет спрос именно на растительные жиры.

Образцом для нас может служить Малайзия. Казалось бы, что для нее 100 тыс. тонн пальмового масла в год, экспортируемого в Украину, на фоне миллиона тонн, которые далекое государство ежемесячно выбрасывает на внешние рынки? Но малайзийская правительственная делегация дважды в год посещает Киев, заботится о сбыте собственного продукта на наших просторах. Более того, предлагает посреднические услуги по продвижению на рынки Индокитая отечественной сельскохозяйственной продукции.

Какая заграница?! Нам бы с внутренними неотложными проблемами справиться. Во-первых, необходимо добиться своевременного возврата экспортерам масла налога на добавленную стоимость. Во-вторых, изменить порядок налогообложения заготовительных организаций и перерабатывающих предприятий, деятельность которых связана с сезонной заготовкой и переработкой сельскохозяйственной продукции. В частности облагать налогами по итогам производственного сезона, а не календарного года. В-третьих, разработать, наконец, систему дифференцированного налогообложения, снижая ставку в зависимости от глубины переработки сельскохозяйственной продукции, и тем самым обеспечивать выход на внешние рынки именно такой продукции. В-четвертых, перейти к целевым дотациям или внедрить систему льготного кредитования производства рапса, сои, а также подсолнечника при условии получения урожая последнего не ниже базового уровня — 15 ц/га.

Созревает подсолнечник. Без пчел. Каким будет взяток? Не меда — семян. Пусть будет богатым! Только бы желтое солнце чернозема не ослепило наш разум.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно