Желто-синяя птица с чернобыльской отметиной

25 апреля, 2008, 13:34 Распечатать Выпуск №16, 25 апреля-16 мая

Вот уже 22-й год мы возвращаемся 26 апреля к урокам Чернобыльской катастрофы, продолжение ликвидации последствий которой лишь в прошлом году обошлось бюджету в 44,97 млн...

Вот уже 22-й год мы возвращаемся 26 апреля к урокам Чернобыльской катастрофы, продолжение ликвидации последствий которой лишь в прошлом году обошлось бюджету в 44,97 млн. грн.

Что сейчас происходит в Зоне? Каково состояние 4-го энергоблока ЧАЭС? Эти вопросы волнуют не только 30 млн. людей, пользующихся, образно говоря, водозабором из Днепра и обеспокоенных личной безопасностью. Они, эти вопросы, сегодня выводят всех нас на новый уровень актуализации проблемы: а каково нынче состояние национальной безопасности в сфере ядерной энергетики?

Однако сначала о Чернобыле как понятии, охватывающем и ЧАЭС, и 30-километровую зону, и 12 загрязненных радиацией областей. В 2007 году в этих областях Министерством по чрезвычайным ситуациям (МЧС) было осуществлено дозиметрическую паспортизацию 2163 населенных пунктов, 332 из которых уже сегодня можно выводить из категории радиоактивно загрязненных, а 431 — переводить в низшую категорию. Но все равно в стране остается около 70 критических населенных пунктов, где доза облучения превышает 1 милизиверт в год (уровень отнесения территории к зоне гарантированного добровольного отселения) и более 500, где содержание радиоактивного цезия в продуктах питания превышает допустимые нормы. Не зря ведь в прошлом году было выделено 25 млн. грн. на централизованную закупку медицинского оборудования и препараты для лечебных заведений, предоставляющих постоянную медицинскую помощь пострадавшим от последствий ядерной аварии.

Чернобыльская АЭС

Парадоксально, но факт: хотя ЧАЭС полностью прекратила выработку электроэнергии еще 15 декабря 2000 года, только с 2005-го, благодаря настойчивой позиции президента, началась активная работа по извлечению ядерного топлива из энергоблоков. На сегодня в первом и втором топлива уже нет, аккурат к выходу этой статьи, думаю, будет извлечена последняя энергосборка из третьего блока.

Ситуация на четвертом энергоблоке контролируется полностью. Как известно, контракт на возведение новой защитной оболочки над объектом «Укрытие» (так называемого конфайнмента) подписан с европейской компа­нией Novarka. Утвержденный МЧС в январе текущего года план предусматривает, что уже к октябрю завершится разработка окончательного проекта, с июня 2009-го до конца 2011-го будет вестись строительство конфайнмента, который вступит в строй в середине 2012 года. Сумма контракта — около 490 млн. евро, 90% из которых финансируется Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР).

Новая оболочка обеспечит дальнейшее безопасное хранение порядка 180 тонн находящегося в застывшем лавообразном состоянии топлива аварийного блока. МЧС подписало с Национальной академией наук Украины договор о всестороннем исследовании характеристик материалов, изъятых из разрушенной активной зоны четвертого энергоблока. Это будет уникальный научный эксперимент, который подскажет нам технологию дальнейшей или переработки, или безопасного хранения остатков радиоактивного топлива из взорвавшегося в 1986 году реактора.

Вторая задача — выполнение утвержденной министерством буквально неделю назад программы снятия с эксплуатации ЧАЭС. После окончательного удаления отработанного ядерного топлива из блоков станции надлежит провести консервацию реакторов и наи­более радиационно загрязненных систем. Затем — выдержка законсервированного оборудования с целью естественного снижения радиоактивного излучения до приемлемых уровней, после чего — демонтаж оборудования и очистка промышленной площадки для максимального снятия ограничений и регуляторного контроля.

Очень много проблем возникает из-за специфики реакторов типа РБМК (создававшийся только в Советском Союзе урано-графитовый канальный реактор, первоначально предназначавшийся для производства оружейного плутония), которые никто и нигде в мире еще не ставил на консервацию. Но решение этих проблем обеспечивает Украине то ноу-хау, которое может пригодиться в самом недалеком будущем.

Как известно, введенные в эксплуатацию в 1980-м и 1981 году первый и второй энергоблоки Ривненской АЭС с реакторами ВВЭР-440 через несколько лет должны будут или пройти работы по продлению ресурса, или будут выведены из эксплуатации. Затем наступит очередь других блоков других АЭС.

Снятие же с эксплуатации ЧАЭС — это не только работа с реакторами, с машинными залами, с радиоактивными металлом и графитом. Нужно вывести из зоны, скажем, в Славутич, массу вспомогательных организаций, а значит, людей (я, например, не понимаю, что сегодня делать на ЧАЭС бухгалтерии?). С другой стороны, мы не можем «вывести из профессии» массу специалистов-ядерщиков, держа в уме дальнейшее развитие атомной энергетики в Украине.

Одно из направлений применения их опыта — строительство в Чернобыльской зоне хранилища отработанного ядерного топлива (ХОЯТ-2) сухого типа, предназначенного для приема, подготовки к хранению и собственно хранения отработанных тепловыделяющих сборок и отработанных дополнительных поглотителей, сконцентрированных на ЧАЭС. (За время эксплуатации станция накопила на своей площадке только сборок более 21 тыс., а хранилище мокрого типа ХОЯТ-1 уже заполнено на 99%.)

Опять же, не исключено, что на момент выхода этой статьи государственной комиссией будет подписан акт принятия законченного объекта — первого пускового комплекса обращения с радиоактивными отходами «Вектор». А Госатомрегулирования Украины начнет процесс лицензирования этого комплекса, включающего стационарные и мобильные установки по переработке твердых радиоактивных отходов, дезактивации металлоотходов и хранилища кондиционированных радиоактивных отходов.

Как только будет получена лицензия, первая очередь ядерного хранилища сможет работать. Это весьма актуально, потому что за прошедшее с момента катастрофы время в 30-километровой зоне накопилось много проблем с отходами: в первые годы ликвидации последствий аварии на ЧАЭС не очень-то задумывались о длительной перспективе хранения радиоактивных материалов, да и, честно говоря, тогда не было времени строить могильники по технологиям, обеспечивающим долговременное их хранение.

Особенно хочу подчеркнуть: 90% отходов в этом хранилище будут составлять отходы 30-километровой Чернобыльской зоны, 10% — с других территорий Украины. Отходы из-за рубежа храниться не будут.

Национальная энергобезопасность

…Но мы будем получать из-за рубежа «свои» отходы. Дело в том, что согласно договору с Российской Федерацией последняя на своих предприятиях (завод «Маяк» в Че­лябинской области и Железногор­ский горно-химический комбинат в Красноярском крае) перерабатывает отработанное ядерное топливо (ОЯТ) с украинских АЭС и через несколько лет начнет возвращать стране-производителю ядерные отходы (ЯО), которые можно лишь хранить, но нельзя вторично использовать.

Налицо парадокс. Украина обладает богатыми запасами урана, циркония, гафния — основных компонентов ядерного топлива. Но, продавая это сырье России, затем покупает у нее тепловыделяющие элементы (ТВЭЛ) для своих АЭС, чтобы потом заплатить России за их переработку в виде ОЯТ и получить взамен ЯО на вечное хранение.

Россия в составе Международного форума «Поколение IV» — Аргентины, Бразилии, Канады, Южной Кореи, Великобритании, США, Швейцарии, Франции, Японии и ЮАР — участвует в создании технологической карты развития энергетических ядерных систем четвертого поколения. Реакторы этого поколения планируется внедрять после 2030 года. Они должны будут обеспечивать высокую экологическую чистоту и надежность, эффективную утилизацию отходов, количество которых должно быть минимальным; иметь значительные преимущества по затратам во время срока эксплуатации по сравнению с другими источниками энергии, а также экономические риски, сравнимые с другими энергетическими проектами; исключать возможность возникновения чрезвычайной ситуации, не говоря уж о неконтролируе­мой цепной ядерной реакции.

Уже сегодня в РФ на Белояр­ской АЭС работает единственный в мире промышленный реактор на быстрых нейтронах (БН-600). В 2012 году Россия планирует запустить более мощный реактор — БН-800. Это интересная технология, позволяющая вовлекать изотоп урана-238 и решать, таким образом, топливную проблему: появляется возможность выйти на замкнутый цикл, т.к. «быстрые реакторы» дожигают радионуклиды тепловых реакторов, используя их ОЯТ в качестве нового топлива.

Согласно утвержденной Кабмином 15 марта 2006 года Энергети­ческой стратегии на период до 2030 года, в стране в рамках развития атомно-промышленного ком­плекса планируется построить еще 20 энергогенерирующих блоков. В этих планах заложено понимание, что альтернативы развитию ядерной энергетики пока нет, особенно в условиях дефицита и галопирующего подорожания неф­ти и газа.

Но планируем ли мы решение проблемы топлива для АЭС? Да, сегодня начала решаться задача диверсификации его поступления. Подписан контракт о поставках ТВЭЛов с «Вестингауз Электрик» (США).

Но кто будет перерабатывать ОЯТ американского происхождения? Россия заявляет, что не будет. Насколько мы готовы в полном объеме безопасно хранить ядерные отходы, которые вот-вот начнут поступать из РФ? В создавшихся условиях власти страны нужно смотреть вперед на десятилетия. Но в ситуации, существующей в правительстве и парламенте, редко кому удается заглянуть дальше будущих выборов.

Где мы можем быть «впереди планеты всей»

Отечественная наука и возможности бюджетного финансирования передовых технологий пока вынуждают Украину быть в лагере стран-наблюдателей за тем же процессом создания реакторов четвертого поколения. Чужие мы на «празднике» проекта ИТЭР (International Termonuclear Experimental Reactor) — строительства во Франции международного термоядерного реактора, в создании которого участвуют Япония, США, Россия, Китай, Корея, Индия и Европейский Союз. Цель проекта — продемонстрировать научную и техническую возможность получения термоядерной энергии для мирных целей. ИТЭР станет первой термоядерной установкой, вырабатывающей тепловую энергию в промышленных масштабах. Сотрудничество в рамках проекта обеспечивает возможность существенной экономии расходов для каждого участника и — что более важно — позволяет обобщить опыт, накопленный в течение последних десятилетий в достижениях ведущих термоядерных установок и программ.

Но это не значит, что Украина не может предложить миру свое эксклюзивное ноу-хау. Возвращаясь к затронутому выше опыту вывода из эксплуатации чернобыльских реакторов типа РБМК, нужно отметить, что этот уникальный эксперимент поможет не только нам самим при неизбежном закрытии отработавших свое реакторов ВВЭР. Вполне возможно, реально, а, главное, заманчиво с учетом чернобыльского опыта и на базе работающих там профессионалов создать специализированное высокотехнологичное и уникальное предприятие для снятия с эксплуатации энергоблоков как в Украине, так и по всему миру.

Евросоюзу тоже достались в наследство реакторы РБМК, например, на Игна­линской АЭС в Литве. Первый блок там остановлен в 2005-м, второй должен быть выведен из эксплуатации не раньше 2012-го. Конечной целью финального проекта по закрытию Иг­налинки будет превращение территории и зданий АЭС в хранилище радиоактивных отходов с созда­нием промежуточного хранилища для отработанного ядерного топли­ва. Предполагается, что сюда будут перевозиться радиоактивные отходы с других предприятий Литвы. Многие проблемы (такие, как окончательное захоронение ОЯТ) до конца не решены. Чем не повод для Украины поучаствовать в этом проекте? Это ведь колоссальные деньги для государства — подрядчика такого вида работ. Мы можем объединить практический опыт специалистов и научные наработки ученых и выходить на мировой рынок с уникальными услугами, которых никто в мире сегодня предоставить не в состоянии! Не говоря уж о том, что с получением опыта закрытия реакторов РБМК консервация энергоблоков типа ВВЭР для наших инженеров будет намного более простой задачей.

Я противник того, чтобы Украина зарабатывала на хранении чужих ядерных отходов. Но мы можем зарабатывать на продаже своего уникального опыта в области ядерных технологий. Я сторонник создания собственного ядерного цикла для атомной энергетической отрасли. Притчей во языцех стала зависимость Украины от России в поставках нефти и газа, и мало кто вспоминает о намного более серьезной зависимости от соседа в ядерной программе. С подорожанием традиционных углеводородных энергоносителей можно или бороться, или мириться. Если РФ откажется (к примеру, разумеется!) принимать отработанное ядерное топливо, а мы на тот момент не сможем его перерабатывать и хранить самостоятельно, то Украина будет вынуждена считаться с амбициями соседа и идти на политические и экономические уступки.

Это не означает, что в данной сфере национальной безопасности нет наработок или планируемых шагов. Хотелось бы только, чтобы они как можно скорее оформлялись в конкретные документы, безотлагательно финансировались и воплощались в конкретные шаги.

Министерство по чрезвычайным ситуациям

Уроки Чернобыля — это, в первую очередь, уроки для Министерства по чрезвычайным ситуациям. Сегодня в Украине официально зарегистрировано более 19 тыс. опасных объектов. Из них 482 относятся к категории особо опасных.

На протяжении 2007 года — по сравнению с 2006-м — общее количество чрезвычайных ситуаций уве­личилось на 1,1%. При этом число чрезвычайных ситуаций (ЧС) техно­генного характера уменьшилось на 5,3%, в то время как цифра происшествий природного характера увеличилась на целых 10,9%. Количест­во погибших по сравнению с 2006-м увеличилось на 32,6%, пострадавших — на 31,8%.

За этими статистическими дан­ными — людские судьбы и человеческие трагедии. Я всегда, при глубочайшем уважении к коллегам из Вооруженных сил, утверждал, что воины ВСУ в реалиях современного мира ну никоим образом не будут принимать участия в вооруженных конфликтах на территории Украины. Солдаты МЧС, где работает около 92 тыс. человек, готовы рисковать жизнью ежеднев­но. Ведь ежедневно 8 тыс. бойцов министерства заступают на вах­ту, зная, что то ли стихия, то ли тех­ническая ошибка персонала завода с хранилищем аммиака может бросить их «на амбразуру». Они должны быть готовы к этому не только морально и физически, но и технически.

К сожалению, бюджетное финансирование министерства уменьшается с каждым годом. Не в абсолютных величинах — в процент­ном соотношении с расходной частью бюджета. Хотя для всех должно быть понятным, как дважды два: предотвращение аварии обходится государству намного дешевле, нежели ликвидация последствий катастрофы.

Сегодня пожарные учатся быть и становятся спасателями в самом широком понимании этого слова. Практически в каждой области созданы подразделения химической и радиологической защиты. Что касается борьбы со стихийными бедствиями, мы наработали такой опыт, что к нам за ним обратилось правительство Китая, столкнувшееся в последнее время с невозможностью выполнения своих функций по защите населения.

МЧС было в числе инициаторов правительственного решения о временном запрете вывоза из Чернобыльской зоны металлолома — мы должны быть убеждены, что оттуда: а) вывозится металл исключительно экологически чистый; б) что он реализуется по прозрачным схемам с максимальной прибылью для казны.

В начале статьи я упоминал о 332 населенных пунктах, которые уже сейчас можно выводить из категории радиоактивно загрязненных, и о 431, где можно смело снижать категорию. Что это означает для их жителей? Лишение небольшой, но регулярной государственной денежной дотации. Что это означает для государства? Значительное снижение расходной части бюджета в социальной сфере и намного большие капиталовложения в инфраструктуру «отверженных» городков и весей (поскольку, согласно закону, запрещено вкладывать бюджетные деньги в инфраструктуру зоны загрязнения второй категории).

Но росчерком пера министра нельзя снять категорию — это может сделать лишь Верховная Рада с подачи областных советов. Я разговаривал с губернаторами областей, на территории которых есть загрязненные населенные пункты. Многие их них готовы выйти с такой инициативой. Но готово ли государство предложить взамен привыкшим к крохотной денежной помощи людям строительство новых дорог, школ, больниц? Готово ли оно предложить частному инвестору такие условия, чтобы он пришел в «отверженные» зоны и дал тамошним жителям зарплату, хотя бы перекрывающую потери от прекращения поступления бюджетных денег?

Ученые подсчитали, что нужно десять периодов полураспада плутония (это порядка 240 тысяч лет), чтобы территория чернобыльской зоны лишь условно избавилась от радиоактивности. «Чернобыльская отметина» на птице-Украине из заголовка — это как родимое пятно на ребенке. Оно может быть пожизненным клеймом, уродующим навечно и душу, и тело, а может быть той отметиной, за которую человека выделяют среди других и любят. Но по-настоящему любят, как правило, за характер и поступки, а не за черты лица.

Справка «ЗН»:

Владимир Шандра, министр Украины по чрезвычайным ситуациям. В 1987 году окончил Обнинский институт атомной энергетики по специальности «Атомные электростанции и установки»; в 2006-м — Национальную академию управления. Работал на Хмельницкой АЭС. С 1992-го по 2002 год — на руководящих должностях в экономическом секторе. В 2002 году избран народным депутатом по списку блока «Наша Украина».

С февраля 2005-го по август 2006 года — министр промышленной политики в правительствах Юлии Тимошенко и Юрия Еханурова. С 2006-го по 2007 год — советник президента Украины.

18 декабря 2007 года назначен на должность министра по чрезвычайным ситуациям и по делам защиты населения от последствий Чернобыльской катастрофы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно