ЖАТВА-95 - УЖЕ ИСТОРИЯ. ПЕЧАЛЬНАЯ И ПОУЧИТЕЛЬНАЯ

11 августа, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №32, 11 августа-19 августа

Говорят, не было еще в Крыму такой долгой, такой тяжелой жатвы. И даже вполне оптимистичный предварительный результат ее - 1 миллион 450 тысяч тонн, средняя урожайность 28 центнеров с гектара - не скрашивают горечи потерь...

Говорят, не было еще в Крыму такой долгой, такой тяжелой жатвы. И даже вполне оптимистичный предварительный результат ее - 1 миллион 450 тысяч тонн, средняя урожайность 28 центнеров с гектара - не скрашивают горечи потерь. Шел десятый день уборочной, а комбайновый парк был укомплектован лишь наполовину, да и тот обеспечен горючим только на 10 процентов. Усилиями крымского правительства проблему удалось разрешить: по лизинговому контракту с российским заводом «Ростсельмаш» заполучили 112 зерноуборочных комбайнов «Дон» по цене 600 тонн пшеницы за каждый. Срок выплаты хлебной «валюты» - 3 года.

Хлеб убран. А дальше? Не уйдет ли он целиком в уплату за горючее, запчасти, удобрения? На вопросы «ЗН» отвечает председатель постоянной комиссии Верховного Совета Крыма по аграрным вопросам Юрий СЕЛЮХ.

- Проблема существует. На продовольственные нужды Крыма необходимо сегодня 320 тысяч тонн зерна. Из них законтрактовано 317, проавансировано 160. Остальная пшеница сдается на элеваторы на хранение для последующей реализации, но по ценам уже гораздо более высоким. Законтрактованная и проавансированная пшеница идет по 73 доллара за тонну, биржевая цена сегодня 110, вскоре будет 120, а в России - 140 долларов за тонну. Несложно предположить, где окажется зерно, несмотря даже на таможенные сложности. Во всяком случае сегодня хозяйства не торопятся: сдано и продано не более 40 процентов необходимого количества.

- Похоже, что и в сельском хозяйстве, как в промышленности, развился «синдром самодостаточности». Произвел продукцию, продал, обеспечил дальнейшее свое существование - и все.

- К сожалению, этот мотив - я условно называю его «нам хватит» - звучит все громче и настойчивей. Избавьте нас от государственных забот - и мы проживем. Конечно, это страшная тенденция, но не от хорошей жизни она. Вот поэтому для того, чтобы стимулировать сдачу зерна государству, мы приняли решение об открытии специального счета в банке. В чем суть? Сейчас, сдавая контрактное зерно по низким ценам, хозяйства всю выручку тратят на погашение долгов. На воспроизводство, закладку нового урожая, подъем зяби под урожай следующего года, на собственные нужды не остается ни копейки.

Спецсчет делит эту сумму пополам: 50 процентов идет на погашение долгов, 50 - на собственные нужды, на закладку урожая будущего года. Банкиры возражали, но решение принято, и мы будем добиваться его выполнения. Уже сегодня, сделав расчеты по ряду районов, мы убедились, что, сдав зерно по 73 доллара за тонну, крестьяне не смогут заложить урожай следующего года. А ведь есть еще и собственные нужды. Недавно я запросил сведения по зарплате - сельские труженики оказались на последнем месте, на первом - банки. Со всеми своими вахтерами и лифтерами они получают зарплату в 6 - 7 раз большую! Так что банки, я думаю, переживут.

- Насколько удовлетворителен для крымчан показатель урожайности - 28 центнеров с гектара?

- Показатель этот выше, чем в прошлом, позапрошлом годах, но в принципе потенциал использования крымских земель, конечно, очень низок. Удивляться здесь нечему. Наше правительство недавно доложило нам, что может изыскать средства лишь на 5 тысяч тонн суперфосфата и на 70 тысяч - аммофоса под сев озимых. А у нас на севере Крыма производится 100 с лишним тысяч тонн этого аммофоса, только взять мы их не можем из-за нищеты. Нарушение дисбаланса питательных элементов в почве привело к резкой потере клейковины, а ведь именно высокое качество крымского зерна было главным предметом гордости нашего земледелия.

- Существует мнение, будто причина бедственного положения в сельском хозяйстве заключается в государственной его принадлежности. Недавно Верховный Совет Крыма принял, наконец, программу приватизации, которая коснется и села. Это исправит положение?

- Главная беда заключается, на мой взгляд, в несоответствии форм собственности в звеньях цепочки: производитель - переработчик - торговля. Производитель - колхозы и совхозы - поставлен в жесткие государственные рамки. Ему диктуют закупочные цены, заведомо обрекающие его на убытки. Иначе и быть не может, ведь кредитно-финансовая система, все техническое обеспечение, всякие там агротехсервисы и прочее - коммерческие. На этом фоне 11 тысяч за литр молока - просто издевательство, две коробки спичек. В результате с одной стороны - обнищание, с другой - обогащение.

- Выходит, крестьяне остаются, как и прежде, в той же крепостной зависимости, в какой находились со времени коллективизации. В чем же выход - в единой форме собственности для всех звеньев?

- Да, но не так однозначно. Я думаю, что в сельском хозяйстве должны быть разные формы собственности. У государства есть о ком заботиться: армия, флот, дома престарелых, пенсионеры. На эту, бюджетную, сферу должен работать государственный аграрный сектор.

Должен быть госзаказ по всем видам продукции, подкрепленный материально-техническим обеспечением. Возможно, это будет 15 - 20 процентов от общего объема производимой продукции. Конечно, в ведении государства должны остаться самые сильные, самые мощные хозяйства. А все остальное должно быть реформировано на основе перераспределения форм собственности. Это уже поняли все.

Но, конечно, все дело должно быть поставлено на правовую основу. Мы же пока выполняем роль «скорой помощи», не заботясь о перспективе.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно