ЗЕМЛЮ ДЕЛЯТ — КОСТИ ЛОМАЮТСЯ? - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

ЗЕМЛЮ ДЕЛЯТ — КОСТИ ЛОМАЮТСЯ?

4 января, 2002, 00:00 Распечатать

Hеужели, вместо того, чтобы полюбовно договариваться, деревенские «заказывают» друг друга приезжи...

Hеужели, вместо того, чтобы полюбовно договариваться,
деревенские «заказывают» друг друга приезжим

Лежит человек в палате №20 травматологического отделения районной больницы с пробитым в трех местах черепом, без зубов, с переломанной рукой и прочими серьезными телесными повреждениями в полной уверенности, что пострадал он за землю... за имущество бывшего КСП «Требухівське», что в Киевской области Броварского района. Ему, Ивану Осначу, инженеру-теплотехнику села Требухив два суровых молодца под занавес уходящего года передали «привет от Сашка», воспользовавшись при этом резиновыми дубинками, а когда жертва оказалась в горизонтальном положении, нещадно били ногами...

В тот роковой день Иван Оснач ездил в столицу решать наболевшие земельные вопросы. Его на это уполномочила инициативная группа из 90 односельчан-собственников земельных сертификатов, которые поставили свои подписи под соответствующим письмом-жалобой на сельское и районное руководство... Тем временем два неместных «парубки» пожаловали в усадьбу Ивана по важному и только им до конца известному делу. Хозяина, понятно, не было дома, но незваные гости были решительно настроены дождаться его возвращения из Киева. Декабрь на дворе — снежно, холодно. Хозяйка по доброте душевной пустила гостей в избу погреться. Сама тем временем занималась хозяйством, судачила с соседкой. В общем, обычное дело. Ничто не предвещало беды. Где-то к шести вечера зашел в избу хозяин Иван. Доверчиво провел гостей в комнату, а те нежданно-негаданно давай «привет» передавать, не обращая ни малейшего внимания ни на жену, ни на соседку, которые оказались невольными свидетелями кровавой расправы. Вволю попинав ногами человеческое тело, зверочеловеки спокойно удалились. Никто не помешал им ни в том, ни в другом. Как будто не существует односельчан или хотя бы телефонной связи для вызова правоохранительных органов. Скорее всего, именно на такое положение вещей и рассчитывали преступники, поэтому действовали хладнокровно и наверняка, не скрывая свои лица, не обращая внимания на свидетелей. И как это ни прискорбно, похоже, были правы. Во всяком случае односельчане практически не сомневаются, что исполнителей заказа никогда не поймают, а раз так, не получит по заслугам и заказчик. Вместе с тем они невольно связывают инцидент с набившей оскомину суетой вокруг земельных наделов и имущества реформированного КСП и с именем бывшего председателя колхоза, а ныне директора СООО «Требухівське» Александра Барского. На вопрос «кто в селе ближе всех к подозрению в причастности к трагическому инциденту?» односельчане отвечают: «Получается, что Барский?..»

Конечно же, тщательно изучить происшедшее, а также строить версии и тем более обвинять как возможных заказчиков, так и исполнителей кровавой расправы — удел и святая обязанность работников правоохранительных органов. Они уже делают свое дело. Причем автору этих строк, в отличие от потерявших веру в торжество справедливости селян, все же кажется, что довести это дело до успешного логического завершения им вполне по плечу. А дальше дело за правосудием. Только оно вправе поставить все точки над «і». Вместе с тем нельзя отрицать, что в селе по сей день существует явный конфликт интересов, который основывается на неразрешенных вопросах раздела колхозной собственности и принципов владения ею. Именно поэтому сам факт происшедшего заслуживает особого внимания и тщательного изучения. Ведь если в конце концов окажется, что преступление действительно связано именно с такого рода конфликтом, то где гарантия, что подобное не повторится вновь в прочих деревнях и селах, где положение с разделом колхозной собственности де-факто далеко от совершенства.

Cело Требухив на сегодняшний день насчитывает 8 тыс. жителей. И отнюдь не пасет задних в вопросах реформирования земельных отношений. Наоборот, реорганизацию КСП начали в числе первых в Украине. Не зря же в прошлом году хозяйство посетили Президент и председатель Верховной Рады. Интересовались положением дел у пионеров деколлективизации и другие высокопоставленные должностные лица. При всем при этом вчерашним колхозникам почему-то врезались в память не их пламенные речи, а слова руководителя реформированного КСП «Требухівське», а ныне одноименного СООО Александра Барского. Александр Сергеевич на собрании по реформированию колхоза, которое прошло еще 29 февраля (это ж надо как совпало, тут поневоле станешь суеверным) 2000 года без особых церемоний произнес: «Не надейтесь ни на какие изменения! Колхоз как был, так и будет! Поменяем только печати!» Неслучайно это «крылатое» выражение приводится в самом начале письма, которое было адресовано в комитет Верховной Рады по вопросам аграрной политики и земельных отношений. Этим самым посланием 90 сельских жителей, не согласных с положением дел в СООО «Требухівське», хотели подчеркнуть формальность реформирования. Те же 90 «отщепенцев» считают, что под давлением со стороны директора А.Барского большинству крестьян-собственников земельных сертификатов была навязана аренда земельных паев сроком на 10 лет при минимальной оплате за их использование — 1% стоимости пая. Причем об индексации стоимости скуповатые арендаторы то и дело забывали. Во всяком случае и в 2000 году 1-процентный минимум стоимости остался на уровне 1995 года и составил всего 109 грн. за пай. Тогда как согласно индексации, установленной законом, должен был вырасти до 227 грн. Поговаривают селяне, что и в 2001 году индексация могла не состояться, если бы не их обращение в Министерство аграрной политики. Правда, стоит еще посмотреть, чем заплатили. О деньгах и речи нет. Вместо этого — натуроплата, да какая. «Дивиденды» за 2001 год выплачивались: зерном замусоренной пшеницы из расчета 70 коп. за килограмм; навозом по цене 81 грн. за 5 тонн; остальное — овощами нетоварного вида (морковь и капуста по 70 коп/кг). Этот с позволения сказать «прейскурант» не смог признать сносной натуроплатой в том числе и сельский голова Николай Зинченко, которого не было среди авторов письма. Нет денег? Это не новость. Но рассчитываться с односельчанами-арендодателями бросовым товаром — это уж действительно перебор. Тем более что Александр Сергеевич уверяет: хозяйство развивается хотя и не без проблем, но вполне нормально, а заверения селян в том, что земли из-за бесхозяйственного их использования лишились плодородия — чистейшая ложь. Руководитель СООО готов документально опровергнуть заверения бунтовщиков, что урожайность собранной озимой пшеницы составила не 16—18 центнеров с га, а все 28 ц/га, сахарной свеклы — не 140 ц/га, а практически в два раза выше.

Явно обделенными остались работники социальной сферы села — им не досталась земля, положенная по закону. О них попросту забыли. Теперь дело может поправить лишь перепаевание. Насколько это непростое дело, можно себе представить. Крестьяне обеспокоены тем, что не знают, где находится их личный пай. Поэтому возникло несколько конфликтных ситуаций, связанных с выходом из общества с ограниченной ответственностью. От них не избавиться, если не разрешить как минимум две проблемы. Первая связана со специальными полями для «отщепенцев», выделенными решением общего собрания по реформированию. Можно согласиться с Александром Барским: качество этих земель — спорный вопрос, хотя односельчане настойчиво называют их болотистыми. Однако несомненно то, что значительная удаленность этих земельных участков от села усложняет хозяйствование на них. Вторая проблема. Как показала жизнь, люди выходят из общества либо для того, чтобы обрабатывать землю сообща, либо чтобы отдать ее в аренду на более выгодных условиях. И в том и другом случаях их интересует цельный кусок земли, а не разбросанные заплаты. Так, 28 собственников сертификатов этого села, которым по закону принадлежит 56 га земли и которые не пожелали войти в новый «колхоз», так и не смогли обзавестись единым массивом для совместного ведения товарного сельскохозяйственного производства. Не помогло им в этом и обращение за содействием в Броварскую райгосадминистрацию. По заверению просителей, им предложили довольствоваться тремя бросовыми кусками, включающими самые плохие болотистые грунты на расстоянии 6 км от жилища. Как после всего этого людям не обидеться на районные власти, ведь они, по сути, лишены права по своему усмотрению воспользоваться собственной землей. Тем более что в то же время СООО «Требухівське» вот уже два года без каких-либо на то оснований пользуется землей и имущественными паями этих людей. Они считают, что произошел самозахват земель руководителем реформированного хозяйства.

Особняком стоит вопрос об имуществе реформированного КСП. Еще в июле 2000 года было выдано около 1200 свидетельств о праве на имущественный пай, но до сих пор в них не указана общая стоимость паевого фонда имущества КСП по состоянию на 1 января 2000 года. Раз оно «бесценно», то какой спрос? Вот и используют его соответственно. А главный распорядитель, понятно, руководитель хозяйства «правопреемника». Вот и распоряжается он им по своему усмотрению. К примеру, «демонтирован животноводческий комплекс: трубопроводы, поилки, металлоконструкции. Проданы паровые котлы, помещение котельни дома культуры...» Опять-таки, наверное, уже пора после двух лет реформирования хотя бы раз провести инвентаризацию, собрать истинных собственников имущества и земли и доложить им реальное положение вещей в отношении их собственности. А то как-то в нашей стране получается (причем не только в сельском хозяйстве, а сплошь и рядом), что собственник перестает быть оным, как только передал в управление свою собственность. Он становится полностью зависимым от людей, управляющих его же собственностью, вплоть до фактической ее потери. Хотя должен бы, наоборот, чувствовать себя полнокровным хозяином, который всегда может строго спросить с нерадивого управляющего и в любой момент выразить ему недоверие. Чтобы так стало, нужно не просто провозгласить реформу, но и обеспечить ее всем необходимым хотя бы в методическом плане и обязательно держать под контролем происходящее. Не должно бы быть даже намека на подозрения, что эта самая реформа способствует разгулу преступности в сельской местности. «Привет от Сашка» — это сигнал для критического взгляда на проблемы реформирования села.

Интервью
и комментарии

Александр Барский, директор СООО «Требухівське»

— Как идет реформа у вас в селе?

— Мы первые в Украине приступили к реформированию. У нас 1400 человек-собственников земельных сертификатов. Да, платим за паи натурой, потому что не имели возможности рассчитываться с арендодателями деньгами. Ведь мы в этом году приобрели необходимую хозяйству технику на условиях лизинга. Зато нам удалось полностью погасить задолженность по зарплате, в момент моего прихода в хозяйство она составляла около 1,6 млн. грн. Сейчас текущая заработная плата выплачивается день в день, как это было в советские времена. Никакого разбазаривания имущества нет, нас же контролируют сверху...

— Тогда почему ваши односельчане считают, что вы осуществили самовольный захват земель резервного фонда и запаса?

— В соответствии с законом земли резерва и запаса находятся во владении сельской рады. Таких осталось всего 64 га. И на использование этих земель существует соответствующий договор, согласно которому хозяйство рассчитывается с сельрадой.

— А работники социальной сферы получили причитающуюся им по закону землю?

— В этом вопросе они обижены. Когда семь лет назад составлялись списки на земельные сертификаты для соцсферы, этих людей в них не включили. Поэтому к сегодняшнему дню они получили всего по 10 соток, которые выделил сельский голова из резервных 64 га. На большее нет земли. Ведь во время проведения общего собрания не проголосовали за мое предложение о предоставлении земли работникам социальной сферы за счет односельчан-собственников земельных сертификатов. Я и тогда это говорил, и сейчас повторяю, потому что земля ниоткуда не берется.

— Нельзя ли отпустить на собственные хлеба те 90 человек, которые желают этого?

— Докладываю вам, что на сегодняшний день с момента реформирования ко мне поступило 50 заявлений о выходе. Всем заявителям была предоставлена возможность работать самостоятельно. После этого ни одного заявления я не видел. Если не подано заявление, то кому же давать разрешение?

— Что вы думаете по поводу несчастного случая с Иваном Осначем?

— Я слышал об инциденте, но он ко мне не имеет отношения. Знаю, что слух по селу прошел, мол, это директор нанял... Поверьте, я каждый день ссорюсь с десятью-двадцатью людьми... И что из этого?

— У вас есть собственные подозрения или версии происшествия?

— Не знаю, кого подозревать. Сам я не имею к этому никакого отношения и не могу иметь. За полтора года я виделся с Иваном всего один раз. В глаза — очень хороший был человек, а за спиной, как потом оказалось, на меня писал анонимки. В результате хозяйство бомбили всевозможными проверками. Кто этому способствовал, я узнал лишь когда он рассчитался и мне показали его письма. После этого было голосование в сельской раде. Решался вопрос: быть ли Ивану Осначу директором кооператива. Я взял слово и откровенно сказал: «Нет, этот подлый человек не может занимать подобную должность и руководить людьми». Думаю, что после этого он на меня обозлился.

— Люди не выходят из хозяйства, потому что им выделяют плохие земли?

— Согласно указу Президента был установлен порядок выделения полей для тех, кто будет выходить. Не там, где кто хочет, а там, где постановило общее собрание. Это нормальные земли. Правда, они находятся не со стороны Броваров, а с другой стороны села. Мы их сейчас обрабатываем все до единого кусочка.

— Утверждают, что за четыре года вашего руководства «ни одной тонны навоза не было вывезено на поля»?

— В прошлом году мы внесли минеральных удобрений больше, чем весь район в целом. Где-то около 500 тонн. Вы можете это документально проверить. Мы вырастили 3500 тонн зерна. У нас есть своя база переработки произведенной продукции: мельница, крупорушка, консервный завод, тепличное хозяйство. Это здорово помогает нам. Заметьте, в этом году зарплата увеличилась на 37%. Я не говорю, что хозяйство достигло вершины возможного. Есть еще над чем работать. Но вместе с тем хозяйство устойчиво держится на плаву и на сегодняшний день в вопросах реформирования остается флагманом Броварского района.

— К Ивану Осначу в больницу не ездили?

— Нет.

— А другие были у него?

— Проведывали. Мне сказали, что он очень сильно пострадал, бедный.

— Думаете, найдут виновников?

— По-моему, так же, как и убийц Листьева. Кто кого теперь ищет? А найдут, значит, слава Богу.

Николай Зинченко, сельский голова

— Правда ли то, что тем, кто выходит, дают плохие земли?

— Дело в том, что когда было общее собрание по реформированию, постановили выделить отдельные поля тем, кто вышел. Одно поле в 114 га уже раздали. Второе и третье тоже предназначено на этот случай, но люди там не хотят брать, говорят, что там болото. Я уверен: до тех пор, пока не будет опущена сетка на поле, чтобы каждый знал, где находится его земельный пай, толку не будет. У нас с женой, например, — 4 га земли, но где они, я не знаю. А была бы сетка, тогда при выходе можно было бы требовать свою землю. Нужно собрать с каждого по 85 грн., изготовить государственные акты на каждый пай, и тогда проблема исчезнет.

— Вовремя ли производилась индексация платы за аренду земли?

— В 2000 году индексация была занижена, а в 2001-м уже нет: за пай платили по 263 грн. Конечно, маловато. Именно поэтому 90 человек и хочет выйти из СООО. Да и потом, кому нужна та продукция, которой рассчитываются? Ее не реализуешь. Нужны деньги.

— А выйти просто?

— Барский говорит так: «Хотите? Забирайте свой пай и работайте сами. Но только забирайте». А дают-то ведь там, где выделены поля.

— А кто распоряжается имуществом бывшего КСП?

— Александр Сергеевич, это он всем руководит. Продал котельню дома культуры за 11тысяч. А ведь можно было бы найти спонсора, который за котельню отремонтировал бы клуб. А теперь откуда деньги? Думаю, что тут директор лишнее на себя берет. Не имеет он права реализовывать имущество.

Иван Оснач (выдержка из письма, написанного от имени и по поручению травмированного)

Более чем полтора года глава СООО «Требухівське» А.Барский и его окружение, при прямом потворствовании Броварской райгосадминистрации и бездеятельности сельского головы категорически:

— не дают возможности получить в собственность землю, согласно сертификатам;

— не выполняется указ Президента «О мерах по обеспечению защиты имущественных прав крестьян в процессе реформирования аграрного сектора экономики»;

— вместо того чтобы решать вопросы собственности коллективного имущества, происходит его разбазаривание;

— плата за аренду земельных паев мизерная;

— райгосадминистрация не допускает в село арендаторов земли.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно