ЗЕМЛЯ И ВОЛЯ ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ АГРАРНОЙ РЕФОРМЫ - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

ЗЕМЛЯ И ВОЛЯ ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ АГРАРНОЙ РЕФОРМЫ

21 апреля, 2000, 00:00 Распечатать

Фермер — фигура ключевая Любопытный случай произошел в областном центре накануне выхода селян на весеннее поле...

Фермер — фигура ключевая

Любопытный случай произошел в областном центре накануне выхода селян на весеннее поле. Фермеры, хоть и живется и работается им в Николаевской области намного свободнее, чем в других регионах, устроили возле здания облгосадминистрации шумный пикет. Требовали равного к себе отношения в плане предоставления кредитов, поставок ГСМ и др. В случае невыполнения этих требований грозились перекрыть движение транспорта. Надо сказать, что чиновники на диалог пошли, дали высказаться всем, но при этом не скрывали обиды. Как-никак, фермерское движение в области развивается более высокими темпами, чем у соседей. Каждый десятый украинский фермер работает в Николаевской области, да и то, что на Николаевщине даже в самые сложные годы число индивидуальных сельских хозяев не уменьшалось, а росло и в итоге достигло более 4,5 тысячи, говорит о многом…

С представителем первой фермерской волны Сергеем Архиповым мы знакомы еще с той поры, когда фермерская «должность» требовала не только умения работать на земле, но и защищать себя, свои права, имущество. Надо сказать, Сергей стал известен не только в области, но и в столице, куда он приехал на… своем тракторе, чтобы вместе с другими сельскими хозяевами добиваться от ВР законов, позволяющих эффективно работать на земле. Такие, как Сергей Архипов, прошли жесткую школу самостоятельного хозяйствования. Им портили сельхозтехнику и травили выращенный урожай. Дошло до того, что в трактор Сергея, по всем правилам диверсионного искусства, была заложена взрывчатка, от взрыва которой он [трактор] был изувечен, а половина сельских хат осталась без оконных стекол. Недоброжелатели из числа колхозных руководителей вредили, чем могли, опасаясь, что пример таких хозяев станет заразителен для всех колхозников. Недаром опасались.

Эмоциональный фермер из Баштанки не преминул отличиться и в новых условиях, когда потребность в испытанных временем сельских хозяевах стала особенно острой. Обычная поездка уже в разгар весеннего сева в соседний район к родственникам круто изменила его судьбу. Крестьяне КСП «Михайловское» Новобугского района, реформируясь в сельхозкооператив, избрали заезжего фермера- земляка своим руководителем, доверив ему землю, имущество и саму свою судьбу. Превращение, возможность которого еще недавно трудно было представить.

На Николаевщине уже есть сельские районы, где фермеры становятся настоящими проводниками реформ.

Еще несколько лет назад фермер из села Ставки Веселиновского района Юрий Гайдай и его коллега из соседнего Широкого Лана Жанна Костенко, кроме своих наделов, взяли в аренду земельные паи местных селян. Люди получили таким образом возможность сравнить, каковы будут дивиденды от паев, оставленных в распоряжении КСП, и тех, которые взяли в обработку фермеры. Результаты оказались в пользу последних — они на порядок выше платили селянам за аренду их земли. Каждый паевик получил от фермеров не менее 1,5 тонны зерна, ряд производственно-бытовых услуг.

Результат новых отношений подготовил в районе настоящий прорыв. Селяне-паевики стали охотно сдавать в аренду свою землю местным фермерам. За счет этого мощность фермерских хозяйств многократно возросла, а иные из них по объему обрабатываемых земель вплотную приблизились к крупным сельхозпредприятиям. Достаточно сказать, что в районе весенний сев вели восемь фермерско-арендных предприятий. Каждое из них обрабатывает около 1000 га пашни.

Слухи о том, что нынешняя реформа приведет к раздроблению хозяйств на мелкие составляющие, оказались, как видим, сильно преувеличенными. Да, не обошлось без распада сельхозпредприятий на два-три подразделения. Но уже в самом начале реформы многие фермерские хозяйства по количеству обрабатываемой земли выросли в десятки, а то и в сотни раз. И, судя по всему, это только начало процесса концентрации земли.

Впрочем, фермеризация сельского хозяйства происходит не только вследствие присоединения к фермерским наделам паев тех селян, которые выходят из КСП. Все больше случаев, когда фермеры возглавляют вновь созданные сельхозкооперативы, общества с ограниченной ответственностью.

…За последнее время в КСП им. Кирова Березанского района поменялось несколько председателей. Усилиями временщиков это сельхозпредприятие стало абсолютно недееспособным: местные селяне-паевики не имели работы, а земля находилась в аренде коммерческих структур либо зарастала сорняками. В ходе подготовки к реструктуризации КСП 153 собственника земельных сертификатов разбились по своим интересам-пристрастиям на две почти равные части. Одни решили на базе КСП создать сельхозкооператив во главе с бывшим председателем П.Шлапаком, другие — доверить свою землю местному фермеру В.Максимчуку.

Поскольку два подразделения хозяйствовали рядом, на глазах у людей, то конкуренции с фермерским «председательский» кооператив не выдержал. Кооператоры выразили недоверие П.Шлапаку и попросили фермера войти в их положение. В результате был создан новый сельхозкооператив во главе с Максимчуком. Показательно, что в него пожелали вступить даже те местные селяне, которые раньше требовали выделения паев для самостоятельного хозяйствования.

Именно благодаря развитию фермерских хозяйств в ходе массового реформирования КСП создалась конкурентная среда, при которой селяне имеют возможность, сравнивая разные формы хозяйствования, делать свой выбор. Скажем, в крупном селе Малеевка Березнеговатского района в ходе реструктуризации на базе КСП созданы сельхозкооператив и общество с ограниченной ответственностью, уставы которых существенно отличаются один от другого. Если в сельхозкооперативе можно и дивиденды на свои паи получать, и в хозяйстве работать, участвуя в распределении полученной прибыли, то в ООО полноправными хозяевами оказались только ограниченное число учредителей, а селяне-паевики строят с ними свои взаимоотношения на договорной основе и гарантированно получают лишь плату за аренду земли и имущества. Кроме того, в Малеевке создаются-расширяются и два частных предприятия, где фермеры принимают селян под свое «крыло» на разных условиях. Таким образом, выбирать есть из чего.

Конфликты же, недовольство ходом реформ возникают в основном там, где нет выбора. Ситуацию усугубляют председатели КСП, которые, сменив «вывеску» КСП на сельхозкооператив, полагают, что реформа закончилась, и делают все, чтобы затруднить выход селян из хозяйств с паями. Но, судя по всему, такое торможение не может быть длительным — уж очень велик напор пробудившихся к активной деятельности людей. Главными фигурами на селе постепенно становятся не чиновники, а собственники земельных сертификатов.

Селяне в роли инвесторов

Чтобы сделать предварительные выводы о действенности реформ в АПК, вовсе не обязательно ждать уборки урожая, основы которого закладывались в особо сложных условиях. К материально- финансовым сложностям добавились издержки реформирования и дробления хотя неэффективных, но целостных комплексов. Во многих вновь созданных сельхозпредприятиях не оказалось оборотных средств, не на что было купить вздорожавшие горюче-смазочные материалы, отремонтировать технику. Однако там, где реструктуризация сельхозпредприятий произошла при полном взаимопонимании и люди действительно почувствовали, что стали хозяевами, там и вести они себя стали соответствующим образом.

В сельхозкооперативе «Нива» Веселиновского района 49 его учредителей во главе с председателем Владимиром Бойчуком на собственные средства закупили горючее и обеспечили бесперебойную работу посевных агрегатов. Руководители частных сельхозпредприятий, созданных на земельных паях, — Виктор Волощукевич и Александр Кошура тоже поступили подобным образом, закупив необходимое количество горючего для того, чтобы посеять, обработать поля и собрать урожай на всех площадях. В сельхозкооперативе им. Москаленко Новобугского района селяне тоже не стали терять времени и ждать, когда решится вопрос о льготных кредитах: кто-то предложил скинуться по 500 гривен в виде товарного кредита, который будет возвращен после уборки урожая зерном, и люди, понимая, что проволочки с севом могут дорого обойтись хозяйству, поступили как настоящие хозяева.

Конечно, селу необходимо не латание дыр, а крупные и стабильные инвестиции. Да и большинство селян находятся в таком положении, что скидываться на горючее и тем более на технику они явно не в состоянии. Тем не менее, приведенные факты, которые нынешней весной стали массовыми, все-таки много значат. Если селяне настолько поверили в свое дело, что готовы вложить в него свои сбережения, то смело можно ждать и вполне конкретного хозяйственного эффекта, и более крупных вложений со стороны банков и коммерческих структур. Такие вложения в землю свидетельствуют, может быть, о главном — что нынешняя реформа коснулась не только форм хозяйствования и собственности, но и психологии.

В ходе нынешней реформы проявляются две крайности, которые вредят делу и нарушают права сельских жителей. В ряде районов все еще вольготно чувствуют себя руководители сельхозпредприятий, которые всяческими манипуляциями удерживают паевиков под своей твердой рукой. Однако в последние месяцы, после того как с постов председателей КСП народная инициатива сместила более сотни руководителей, и среди них — немало тех, которые не без оснований считались крепкими хозяевами, положение начало меняться. Любителей «не пущать», запрещать явно поубавилось. Более опасной представляется нынче другая, можно сказать, противоположная тенденция. В особо запущенных хозяйствах, где руководители неоднократно скомпрометировали себя, вконец отчаявшиеся селяне предпочитают верить совсем чужим людям. Междоусобица приводит к тому, что целые села попадают в руки заезжих авантюристов.

КСП «Коммунар» Казанковского района — одно из немногих сельхозпредприятий области, которые оставались нереформированными. Задержавшись на старте вследствие кондового консерватизма бывшего руководства, коллектив так рванулся к новому, ранее запретному, что принял как родного заезжего торговца горючим, который, не скупясь на обещания, убедил селян создать под его началом частное предприятие «Дзвони майбутнього». Пришедший без гроша «хозяин» оказался не менее «крутым», чем прежние председатели колхоза. Не особенно заботясь об урожае, он начал преследовать тех селян, которые первыми заподозрили, что «Дзвони…» — не более чем авантюра, и пожелали выйти со своими паями из частного сельхозпредприятия. «Хозяин» делает все, чтобы люди не получили ни пяди их же земли. Около полусотни особо активных селян вынуждены обивать пороги чиновников, добиваясь справедливости. Те же их земляки, кто доверился заезжему «гастролеру», находятся в не менее бедственном положении, ибо лишенное средств и грамотного управления сельхозпредприятие не имеет шансов выйти из кризиса.

Уже просматриваются и лазейки для разного рода дельцов, через которые можно прибрать к своим рукам не только сельхозпродукцию, но и саму крестьянскую землю. Если раньше основным способом погашения долгов перед коммерческими структурами была сдача земли в пользование по принципу «Мы задолжали, так берите нашу землю, выращивайте на ней урожай, часть которого в виде арендной платы пойдет на погашение долгов», то сейчас все явственнее стремление забрать угодья навсегда.

Этот процесс имел бы хоть какое-нибудь оправдание, если бы проходил открыто и сопровождался поступлением на село столь необходимых ему инвестиций в виде ГСМ, техники, семян и пр. Но увы, далеко не все городские предприятия и отдельные бизнесмены относятся к селянам как к полноправным партнерам.

…Солидного инвестора, который пришел в село с серьезными намерениями, видно сразу. Прежде всего по его отношению к крестьянской собственности, особенно к земле. Скажем, «Укртатнафта» в бывшем КСП им. Щорса Братского района предпочла иметь дело с полноправными собственниками. Поэтому позаботилась о выделении средств на землеустройство, оформление каждому селянину — будущему партнеру — государственного акта на землю. Договора аренды были заключены, таким образом, уже не только с руководителем, но и с каждым владельцем земельного надела, что подтвердило намерение честно и открыто вести сельскохозяйственный бизнес.

Но в том-то и проблема, что практика реформ дает гораздо больше противоположных примеров, как в уже упоминавшихся «Дзвонах майбутнього». Пользуясь неопытностью новых собственников, предприниматели много обещают в период формирования частного предприятия, а когда надо выйти в поле, у селян не оказывается ни техники, ни горючего. Какова же цель такого странного, безденежного бизнеса? Нынешней весной на село двинулся целый поток «бритоголовых» — не за зерном, конечно, ведь до уборки урожая еще далеко. А зачем же? Хороший намек на ответ на этот вопрос мы получили в отдаленном бригадном селе Марьевка Доманевского района. Здесь заезжие из столицы и не скрывали, что они не намерены вкладывать в сельхозпроизводство собственные средства. Выход они видели в другом: «Продадим несколько земельных сертификатов — и будем с горючим, продадим еще несколько —отремонтируем технику».

Так и ограничились. Наверное, решили сохранить оставшиеся сертификаты для будущих нужд, которых в нищей Марьевке более чем достаточно. Обратим внимание на то, что далекие от крестьянских дел люди знали, о чем говорят. Действительно, земельные сертификаты можно, согласно декабрьскому указу Президента, продавать, дарить, обменивать, закладывать. А поскольку селяне еще не осознали в полной мере всей ценности того, что имеют, то сертификатами, оказывается, можно легко и прибыльно манипулировать. И этой возможностью, будьте уверены, уже сейчас пользуются как чиновники, так и связанные с ними темные личности, «принюхивающиеся» к селянской земле. Масштабы возможных злоупотреблений огромны…

Вот официальные данные управления земельных ресурсов. Всего в области выдано более 180 тысяч земельных сертификатов. И уже есть первые данные об их движении. К началу марта около пяти тысяч сертификатов уже поменяли собственников, 2504 из них переданы наследникам, 578 — проданы, 389 — обменены, 376 — подарены. Цифры как будто небольшие, но начало положено, и процесс может набрать обороты. Да и названные цифры — это лишь вершина айсберга. Есть неопровержимые свидетельства того, что ряд руководителей сельхозпредприятий удерживают селянские земельные сертификаты у себя, а посему, может, уже и заложили некоторые из них. Есть организации, которые по нескольку лет скупают эти ценные бумаги в ожидании того дня, когда можно будет предъявить претензии на обозначенные участки земли. Не секрет, что в ряде ЗАО, организованных на базе КСП, сертификаты внесены в уставные фонды.

Эти и многие другие факты означают, что пока законодатели ведут затяжные и бесплодные дискуссии о месте земли в рыночных отношениях, на местах сертификаты продаются и перепродаются по «смешным» ценам, а значит, земля находится в невидимом движении, переходя от собственника к собственнику. И процесс этот осуществляется далеко не всегда с пользой для дела. Вопрос, когда же удастся закрыть все лазейки для манипуляций с землей и она будет в полную силу работать на земледельцев и на все общество, по-прежнему остается открытым.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно