Земельная реформа… по законам Хаммурапи

22 июня, 2007, 14:16 Распечатать Выпуск №24, 22 июня-29 июня

Недавние события на земельном фронте (дружное продление моратория на продажу земли и преодоление ...

Недавние события на земельном фронте (дружное продление моратория на продажу земли и преодоление вето президента) — яркое свидетельство того, что никакой цивилизованной земельной реформы в Украине не предвидится, как не было ее многие годы. Создается впечатление, что наше государство обречено на азиатские земельные отношения, которые раз возникнув, со временем только укрепляются, а любая очередная попытка изменить их, как всегда, заканчивается одним и тем же — восстановлением и укреплением азиатского способа землепользования, усилением монополии представителей имущего класса на власть и землю.

Все, что мы сейчас наблюдаем в отношении земли, не есть эффективная земельная реформа. Это — процесс формирования узкого круга земельных собственников-магнатов, которые уже эксплуатируют по 70—100 тыс. гектаров пахотной земли и собираются иметь ее в своей собственности. И делается это под прикрытием якобы демократических земельных преобразований на основе новых земельных кодексов, указов президента, сертификаций и паевания земель, аренды, инвестирования и т.п., которым грош цена в базарный день, ибо все они перечеркиваются в итоге малюсенькой записью в переходных положениях Земельного кодекса. Эта запись гласит о том, что вводится мораторий на продажу земли сельскохозяйственного назначения — сначала до 1 января 2005 года, затем — до 1 января 2007-го, теперь — до 1 января 2008-го. И так будет до бесконечности.

Всегда найдется какая-то новая зацепка: то земельный кадастр не созрел, то ипотека отсутствует. А земля тем временем переходит к магнатам.

Результат один — за бумажно-словесной круговертью возрождаются в новом качестве те же азиатские земельные отношения, которые существовали еще при вавилонском царе Хаммурапи в ХVIII веке до н.э., за тысячи лет до него и 3800 лет во многих странах после него. Впрочем, пусть читатель думает и сравнивает сам.

Вавилон ХVIII века до н.э. Земельные законы Хаммурапи

Законы Хаммурапи, в том числе земельные, были высечены на базальтовом столбе, найденном французскими археологами в Сузах — столице древнего Элама. По утверждению историков, столб стоял на базарной площади для всеобщего обозрения и уважения.

Эти законы частично знакомы читателю из школьного курса истории, и главной их особенностью была жестокость. За любое нарушение неотвратимо следовало наказание типа «убить», «сжечь», «бросить в воду», «отрубить руки», «выколоть глаза» и т.п. Короче, если бы эти законы применить в наше время, то больше половины населения Украины было бы истреблено за их нарушение, в том числе 100% чиновников, а остальные ходили бы… инвалидами. Ибо смерть полагалась за лжесвидетельство, ложное обвинение, не доказанное в суде, за изменение судьей прежнего решения, заверенного печатью; за воровство и грабеж золота, раба, рабыни, вола, овцы, осла и т.д. За пролом в чужом доме — «убить на месте», за кражу на пожаре — «бросить в огонь», за неудачную операцию — врачу «оторвать руки»…

Среди 282 дошедших до нас законов Хаммурапи только несколько касались земельных отношений, но вся прелесть их в том, что они полностью, только в ухудшенном варианте, перекочевали в наше земельное законодательство.

Сравнивайте.

Закон Хаммурапи 36.

«Поле, сад и дом редума, байрума (воинов, несущих царскую службу и получивших за это участок земли и другое имущество. — В.Б.) или приносящего доход (несущего повинность) не могут быть проданы за серебро».

Земельный Кодекс Украины. Переходные положения.

«15. Установить, что граждане и юридические лица, которые имеют в собственности земельные участки для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства и другого товарного сельскохозяйственного производства, а также граждане Украины — собственники земельных долей (паев) не вправе до 1 января 2005 года (продлено до 01.01.07 г., потом — до 01.01.08 г.— В.Б.) продавать или иным способом отчуждать принадлежащие им земельные участки и земельные доли (паи), кроме мены (отменено в октябре 2004 года. — В.Б.), передачи их в наследство и при изъятии земель для общественных потребностей».

Закон Хаммурапи 37.

«Если человек купит поле, сад или дом редума, байрума или приносящего доход, то его табличку должно разбить (то есть уничтожить документ, скрепляющий сделку, и тем сделать ее ничтожной. — В.Б.), а также он теряет свое серебро. Поле, сад и дом возвращаются хозяину».

Закон Украины «О внесении изменений в Земельный кодекс Украины» от 9 февраля 2006 года, п. 1.

«Соглашения (в том числе доверенности), заключенные во время действия запрета на отчуждение земельных участков и земельных долей (паев), установленного абзацем первым этого пункта, в части отчуждения указанных участков и земельных долей (паев), а также в части передачи прав на отчуждение указанных участков и земельных долей (паев) на будущее является недействительными с момента их заключения (заверения)».

Земельный кодекс, ст. 212.

«Самостоятельно занятые земельные участки подлежат возврату собственникам земли или землепользователям без возмещения затрат, понесенных за время незаконного пользования ими».

Закон Хаммурапи 41.

«Если человек обменял поле, сад и дом, принадлежащий редуму, байруму или несущему подать и дал проплату, то редум, байрум или несущий подать возвращается к своему полю, своему саду и своему дому, а проплату, которая ему была дана, он берет себе».

То есть никакой мены земли. Это положение необходимо запомнить особенно — ибо в украинском земельном законодательстве тоже нет мены земли. Однако… она была в первой редакции Земельного кодекса. Исключена согласно Закону Украины «О внесении изменений в Земельный кодекс Украины» №2059-IV от 6 октября 2004 года. Но успела сыграть свою разрушительную роль в проведении цивилизованной земельной реформы.

Именно период ее действия ознаменовался сильнейшим дерибаном земель практически во всех крупных, средних и мелких городах Украины и вокруг них, а также во множестве населенных пунктов. Естественно, земли «выменяны» за бесценок, цена их сейчас возле Киева возросла в несколько раз (от 400—700 долл. за сотку до 7—8 тыс. долл., а в злачных местах — до 25750 долл.). Путем «дарения», перевода паев в категорию личных крестьянских хозяйств, на которые мораторий о продаже не распространялся, осуществилась массовая их продажа и перепродажа.

Никто не знает, сколько у кого сейчас земли. Но знатоки утверждают, что 50% наделов уже уплыло к латифундистам.

Закон Хаммурапи 42.

«Если человек арендует поле для обработки и не вырастит на нем хлеба, то его должно изобличить в том, что он не делал необходимой работы в поле, и он должен отдать хозяину поля хлеб, как его соседи».

В украинском законодательстве тоже есть аренда земли. Только, в отличие от законов Хаммурапи, с принудительно заниженным в десять раз уровнем арендной платы (1,5—2,0% от стоимости земли против 33—50% от урожая в Древнем Вавилоне. — В.Б.). Кстати, царский тариф Вавилона по займу денег составлял 20%, займу хлеба — 33%, т.е. был близок к нашему.

Плюс ко всему, в отличие от законов Хаммурапи, в Украине никто не отвечает за пустующие земли, так называемые новые перелоги площадью 25—30% от общей площади земель в обработке. Как и за повсеместное снижение плодородия арендованных земель. А вот что полагалось в подобных случаях в Древнем Вавилоне.

Закон Хаммурапи 43.

«Если он вовсе не обработал поле, а забросил его, то он должен отдать владельцу поля зерно в соответствии с урожаем у его соседей, а поле, которое он забросил, он должен разбить, вспахать, промотыжить и взборонить, а затем вернуть хозяину поля».

Если же человек арендовал «залежную землю» для распашки и три года ничего не делал, он должен сделать то, что в законе 43, плюс «отмерить по 10 гуров зерна за каждый бур поля».

Кто и что и каким буром отмеряет нашим земельным реформаторам, практически угробившим миллионы гектаров плодородных украинских земель, расплодившим болезни, вредителей и сорняки, уничтожившим основные фонды сельскохозяйственных предприятий, пустившим по миру (в буквальном смысле) миллионы соотечественников?

Вавилон ХVI—ХIХ веков

Поскольку азиатские земельные отношения по типу законов Хаммурапи активно внедрились в нашу жизнь, необходимо кратко объяснить их сущность. Она проста. Земля находится де-факто в собственности государства, де-юре — у фараона, кесаря, магараджи, царя и т.д. и их подручных или объявляется общенародной собственностью, что одно и то же. То есть власть и собственность на землю слиты воедино. На земле работают рабы, крепостные, колхозники, пайщики и т.д., а рента (прибыль в земледелии. — В.Б.) присваивается правящим паразитическим классом.

А поскольку рабский труд в сельском хозяйстве не может быть высокоэффективным, то вся история древних и последующих цивилизаций изобилует попытками изменить этот порядок вещей путем восстаний, войн или… земельных реформ.

В том же древнем мире, как бы в противовес азиатскому способу сельскохозяйственного производства, возник западноевропейский — основанный на вольном крестьянском труде и частной собственности на землю, истоки которого надо искать в Древней Греции. Именно этот способ привел к бурному развитию земледелия, смене общественных формаций, это он способствовал становлению современного западного демократического мира.

Выражением борьбы этих двух типов земельных отношений — азиатского и западного — изобилует вся история земельных реформ в царской и советской России, а также в Украине.

Азиатские земельные отношения на территории царской России проявлялись еще в эпоху Ивана Грозного, дарившего земельные наделы военачальникам и любимчикам. Но особый расцвет барщины и крепостничества был отмечен при Екатерине II. Тогда же попали в крепостничество и украинские крестьяне («румянцевская перепись»). Даже при Александре I участники войны 1812 года из начальствующего состава могли легко получить «в подарок» 4—5 тыс. десятин земли вместе с крепостными душами.

Но вот парадокс. Во все времена не только сами крестьяне, что само собой разумеется, но и их эксплуататоры осознавали оковы азиатского способа землепользования, стоящего на пути общественного прогресса. И когда кризис общественных отношений обострялся настолько, что грозил существованию самого общества или государства, начинались земельные реформы.

Как только очередная реформа давала положительный толчок развитию, она тут же сворачивалась, и азиатские земельные отношения восстанавливались в полном объеме, но уже с более высокой степенью эксплуатации. Это историческое пульсирование проходит через все века нашей истории.

Сравнивайте.

Еще Екатерина Великая пыталась найти правовые решения земельного вопроса, объявив конкурс и награду в 1000 червонцев. Конкурс выиграл немецкий доктор права Лаббель, сделавший вывод о том, что «крестьянин должен быть свободным, но освобождать крестьян нужно постепенно...» Сама императрица согласилась с тем, что «…не может земледельство процветать тут, где никто не имеет ничего собственного». И что же? Большая комиссия, собравшаяся в Москве в 1767 году для решения земельных проблем, так ничего и не решила. Земля осталась у помещиков.

Довольно конкретные намерения реформирования земельных отношений были у Николая І. Не решился. Чиновники заволокитили реформу в земельных комитетах, которые десятилетиями решали, как поделить землю между крестьянами и помещиками.

Наконец, вынужденная реформа 1861—1868 годов Александра II, обусловленная поражением России в Крымской войне и всем ходом экономического развития страны, а также ростом массовых крестьянских движений. Реформа проводилась сверху, царским правительством, поэтому получилась половинчатой, неполной, в пользу крепостников-помещиков.

Крестьяне получали усадьбы и полевые наделы, которые они обязаны были выкупать у помещиков и за пользование которыми до заключения сделки о выкупе обязаны были нести трудовые (барщина) и денежные (оброк) повинности. Количество помещичьей земли после реформы составляло 71,5 млн. десятин, крестьянской — 33,7 млн. десятин. Бывшие помещичьи крестьяне выплатили 1,9 млрд. рублей по выкупной операции при рыночной цене всего 544 млн. То есть азиатская феодальная собственность на землю была не уничтожена, а лишь ограничена. Но даже такая половинчатая реформа стала толчком к более быстрому развитию капитализма в России.

Однако уже через одно царствование, в 90-е годы ХIХ столетия, все вернулось на круги своя. Если после реформы 1861 года общественное сословие «земельный собственник» даже изъяли из официального упоминания в прессе и деловой документации, то в николаевские времена возродились крупные помещики, а эксплуатация крестьян еще более усилилась. А сам Николай ІІ уже именовал себя «хозяином земли русской». Тот же Хаммурапи, только в другом времени.

Вавилон начала XX века

Общественный кризис, охвативший Россию после поражения в Русско-японской войне, вызвал революцию 1905 года и поставил, как всегда, на повестку дня новую земельную реформу. На этот раз довольно серьезную и сложную, даже многоликую. Она названа столыпинской — по имени Петра Аркадьевича Столыпина — тогдашнего премьер-министра России и одновременно министра внутренних дел, основного ее организатора и вдохновителя.

Эту реформу часто идеализируют и превозносят. И есть за что. Называют реакционной — тоже есть за что. Называют кровавой — тоже да. Ибо она осуществлялась на фоне пылающих помещичьих усадеб, убийств, грабежей и разбоев, противовесом которым стали военные суды без права обжалования почти во всех земельных губерниях с виселицами («столыпинские галстуки»), расстрелами, ссылками в Сибирь. Такое было время. Столыпина называют «спасителем России» — и тоже правда.

В нашу задачу не входит детальный разбор этой реформы, автор не силен в этом. Но некоторые ее особенности, касающиеся темы разговора, хочется подчеркнуть.

Первый. Реформа проводилась по западному образцу — в качестве эталона был взят прусский способ землепользования, до смерти напугавший всех реакционеров в России, поэтому на Столыпина сразу обрушились кровавые покушения, завершившиеся его смертью в 1912 году в Киеве.

Второй. От участия в реформе были отлучены Государственная Дума и основная масса чиновничьего аппарата. Она осуществлялась через губернские и уездные землеустроительные комиссии. Других способов провести реформу в наше время тоже нет.

Третий. Своим острием реформа была направлена против патриархальной русской общины с ее круговой порукой и массой бездельников — на создание класса экономически свободных крестьян-производителей, что во многом удалось, но не до конца.

Четвертый. Реформа была хорошо подготовлена организационно и обеспечена финансово. Успешно действовал знаменитый Крестьянский банк, проводивший все операции с землей и кредитовавший саму реформу. Под залог земли выдавался кредит, возвращение которого начиналось с пятого года хозяйствования. Современникам покажется невероятным, но в этом банке можно было взять кредит сроком… на 51 год.

Пятый. Землю мог купить не только крестьянин, но и мещанин, купец, банкир и другой хозяйственный гражданин. Земли продавались хозяевам-общинникам не только по месту жительства, но и в отдаленных губерниях, в частности сибирских, что способствовало их освоению.

Каждый домохозяин-общинник получал право требовать закрепления своего надела, как личной собственности, а если он владел наделом сверх душевой нормы, то излишек мог быть выкуплен им у общины по ценам 1860 года, которые были в несколько раз ниже рыночных. Скупка в одни руки не могла превышать шести душевых наделов. Домохозяева могли сводить свои земли в цельный участок и выходить из общины. Так образовывались хутора и отруба.

Реформа Столыпина ускорила развитие капитализма в деревне и дала толчок развитию производительных сил России. Из общин выделялось 2 млн. хозяйств. Всего по России выделилось 22,7% общинников, однако свыше 1,3 млн. из вышедших затем продали свои земли (4,3 млн. десятин), это в основном были бедняки.

Но даже такая неполная реформа способствовала тому, что производство зерна в стране за ltcznm лет увеличилось на 78%, крупного рогатого скота — на 48,6, численность населения возросла на 40,5%, укрепился многодетный семейный уклад. Это отцы из тех семей и их кони выдержали Первую мировую и Гражданскую войны, а сыны победили в Отечественной войне 1941—1945 годов, миллионы из них полегли или заполнили Гулаги. И это тоже горькая правда.

Вавилон 20—90 годов XX века

Несмотря на значительный эффект от столыпинских земельных преобразований, к 1917 году в России вновь воцарились законы Хаммурапи: воссоздался крупный класс земельных собственников-капиталистов, а 2/3 крестьян стали бедняцкими и попали в кабалу. Грянула революция, на знамени которой был один из главных лозунгов «Земля — крестьянам!».

Уже 26 октября 1917 года вышел Декрет о земле, подготовленный В.Лениным. Но это не ленинский текст. Он целиком списан с «примерного наказа, составленного на основании 242 наказов, доставленных местными депутатами на первом Всероссийском съезде крестьянских депутатов в Петрограде в 1917 году» (раздел «О земле»). Не зря эсеры обвиняли Ленина в том, что он украл их земельную программу.

Тем не менее в декрете было много примечательного. Например, всякая собственность на землю, недра, воды, леса и живые силы природы в пределах РСФСР отменялась «навсегда». По декрету, крестьяне России получили бесплатно 150 млн. десятин земли, они были освобождены от уплаты 700 млн. рублей золотом ежегодно за аренду земли и от долгов на землю, достигших к тому времени 3 млрд. рублей. Основные положения декрета были развиты и конкретизированы в Законе «О социализации земли» 1918 года, в Земельном кодексе РСФСР 1922 года и др.

Последующие события хорошо известны. Крестьянство обеспечило поддержку советской власти, класс помещиков был ликвидирован. Но в итоге крестьян, говоря современным языком, «кинули». Сначала грянули разбой и грабежи гражданской войны, продразверстка, вызвавшая крупнейшие крестьянские восстания (Тамбов) и даже восстание на флоте (Кронштадт). Дальше — НЭП, замена продразверстки продналогом, единоличное хозяйствование, рост производства сельскохозяйственной продукции, торможение закупок зерна в 1928 году.

С 1929-го — коренной перелом: коллективизация, ликвидация кулачества, как класса, колхозы, голодомор 1932—1933 годов, репрессии 1936—1938 годов, голод 1946—1947 годов, пустые трудодни, покупка десятков миллионов тонн зерна в США и Канаде. Все темы хорошо описаны в литературе и СМИ. Итог — полное восстановление в СССР земельных законов Хаммурапи.

Возвращаясь к земельным документам 1917—1918 годов, отметим ряд моментов, полезных для понимания сути нашего разговора с точки зрения сегодняшних реформ.

Земля рядовых крестьян и казаков по декрету 1917 года не конфисковалась. Все мелкие реки, озера, леса и прочtt переходили в пользование общин. Высококультурные хозяйства (сады, плантации, рассадники, питомники, оранжереи и т.д.) не подлежали разделу, а превращались в показательные и передавались в исключительное пользование государства или общин.

Усадебная, городская и сельская земля с садами и огородами оставалась в пользовании настоящих владельцев.

Все граждане получили право пользования землей без различия пола. Наемный труд не допускался. Утратившие возможность обрабатывать землю лично (по старости и болезни) взамен получали от государства пенсию, а земля возвращалась в общественный земельный фонд.

Выбор формы пользования землей (подводная, хуторская, общественная, артельная) был совершенно свободным. Распределением земли заведовали местные и центральные самоуправления (общины).

В период сталинщины многие эти завоевания были ликвидированы. Воцарилось самое махровое азиатское земельное рабство, несколько ослабленное последующими усовершенствованиями колхозно-совхозного строя — введением в 1965 году денежной оплаты, небольших пенсий и др.

Однако кучминская земельная реформа доконала все ростки прогресса и снова довела земельные отношения в Украине до полного абсурда.

Она началась без плана, без финансовой поддержки, под головотяпские указы, везде? сразу и под копирку. Сначала были поголовно уничтожены колхозы и совхозы, в т.ч. показательные хозяйства; во многих местах выкорчеваны виноградники, крупные сады и т.д. Неизвестно зачем уничтожено 2/3 основных фондов сельскохозяйственных и агропромышленных предприятий: постройки, сложная сельскохозяйственная техника; сдано в металлолом 40 сахарных заводов; поруганы заповедники, прикарманены водоемы.

Практически состоялась деиндустриализация сельского хозяйства. А ведь еще в Декрете о земле было предупреждение: «Какая бы то ни было порча конфискуемого имущества… объявляется тяжким преступлением, караемым революционным судом». Какой там суд в наше время? Круши! Ломай!

Вот и снесли и сокрушили все, что не вписывалось в определенную схему. А что в итоге? Резкое снижение производства хлеба с 50 до 30—35 млн. тонн в год, сахара — с 5,4 до 1,4—1,6 млн. тонн. За короткий период из 24,6 млн. голов крупного рогатого скота уничтожено больше половины, в т.ч. из 9,7 млн. коров осталось 4,1 млн., поголовье свиней сократилось втрое, овец и коз — в семь и т.п. Спад больший, чем после Второй мировой войны. Тогда коней осталось 30%, крупного рогатого скота — 43, а овец и коз — 26%. Но то была война, а здесь — на ровной дороге из-за дурной головы.

На месте распаеванных в результате кучминской реформы земель появились «новые перелоги» с сорняками выше человеческого роста, были разрушены севообороты, крупнейшие мелиоративные системы; резко упало естественное плодородие земель. Село опустошено. Численность населения Украины уменьшилась с 52 млн. человек до 46,7 млн., из которых 4—5 млн. работают за границей.

С другой стороны, на фоне этого земельного беспредела сформировалась четко осязаемая кучка крупных землевладельцев — очень хищных по отношению к крестьянам и самой земле. Многие ее представители выступают под маской «инвесторов»-благодетелей. Вот принципиальная схема их благодеяний:

· аренда за бесценок десятков тысяч гектаров распаеванных земель;

· ликвидация в арендуемых хозяйствах скотоводства, как затратной и нерентабельной отрасли;

· ликвидация кормового звена в севообороте, ставшего ненужным;

· полное прекращение производства органических удобрений;

· экстенсивное производство при минимальных вложениях на больших площадях доходных культур (подсолнечника, рапса, сои, кукурузы, пшеницы) в зависимости от конъюнктуры рынка;

· и как результат — опустошение земли и перенос благодеяний на новые площади (это отсюда горькая народная ирония — «Одне мурло очолило село, три роки погуло, села як не було. Тепер оте мурло шука нове село...»).

По другой схеме более опытные хозяева действительно начали вкладывать в земледелие свои капиталы: покупать технику, удобрения, средства защиты, придерживаться правил агротехники, получать значительные прибыли, но… ни с кем не делиться. За арендуемую землю они расплачиваются мизером — второсортным зерном, кукурузой или совсем ничего не платят. Это они люто ненавидят фермеров и крепких средних хозяев. Они же не допускают настоящей земельной реформы и развития фермерства и направляют ее в нужное для них русло.

Сейчас им выгоден мораторий — они его продлевают, завтра будет выгоден рынок земли — они его введут, только таким образом, чтобы за бесценок скупить земли себе или продать втридорога кому угодно. Это они организовали сахарный кризис в 2005 году при избытке сахара в стране, когда нужно было снять неугодное правительство.

Это им подобные латифундисты в ХVIII веке стерли с карты мира государство Польша, ибо не было на них власти, каждый имел огромные площади собственных земель, содержал свою армию, свои суды и вводил свои порядки. Даже затевал войны.

Это латифундисты погубили Римскую империю, а им подобные — Советский Союз. Дай волю, а к тому идет, они сотрут с карты мира суверенное государство Украина.

А ведь так все просто и понятно. Земельная реформа должна была дать (продать, сдать в аренду и т.п.) землю крестьянам и сделать их экономически свободными. В результате получили бы 200—300 тыс. фермеров, которые завалили бы продуктами не только Украину. А получим со всей очевидностью 150—200 земельных магнатов с миллиардными прибылями и нищее население.

О том, что земельная собственность определяет судьбу государства, известно давно. Но вот примеры из новейшей истории, которые приводит в своей рукописи «Новітня селянська реформа в Україні» знаток земельных проблем В.Ковальчук, отдельные идеи которого интерпретированы автором в этой статье. В конце Второй мировой войны Япония и Южная Корея попали в зону оккупации США и осуществили под их эгидой земельную реформу по западному образцу. Северная Корея, наоборот, по законам Сталина—Хаммурапи. Сейчас в первых двух странах — расцвет экономики, в Северной Корее люди пухнут и умирают от голода.

Даже Китай, тысячелетний оплот азиатского способа землепользования, гением Дэн Сяопина сумел соединить азиатский способ землепользования с западным и за короткий срок наполнить всегда пустые мешки рисом. Очень просто. При сохранении государственной собственности на землю и коммун земля была отдана крестьянам на довольно длительный срок в аренду с обязательством часть продукции (около 50%) продать по низким ценам государству, остальное — по собственному усмотрению на рынке. Плюс разрешено заниматься любой другой предпринимательской деятельностью и содержать шесть-восемь наемных работников. В результате за короткий период производство продукции сельского хозяйства в Китае возросло в 1,5 раза, мировой рынок заполнен китайской одеждой, обувью, бытовыми товарами; страна вышла на третье место в мире по производству автомобилей…

Уже после Второй мировой войны провела земельную реформу Швеция, ограничив землевладение 240 гектарами и оградив тем самым себя от латифундий. Сейчас это — образец изобилия и социального благополучия, оплот социализма.

А у нас — Кучма, не прочитавший ни одной книги по землепользованию и понятия не имеющий о земельной ренте. Но кто-то же его надоумил и подвиг на эту историческую миссию…

Кто они, украинские Хаммурапи?

Стрелы критики за неудачи в реформировании аграрного сектора экономики в Украине, прежде всего за бездарное осуществление земельной реформы, направлены сейчас на ученых и аграрников: Петра Саблука, Павла Гайдуцкого, Виктора Мессель-Веселяка, Анатолия Гальчинского, Михаила Гладия, Михаила Зубца, примкнувшую к ним Екатерину Ващук и ряд других персон.

Но давайте поразмыслим логически. В какой это стране возможно, чтобы земельную реформу инициировали и осуществляли научные работники без заказа государственной машины? Нет такого и быть не может априори. На реформу был заказ. От кого? От того, кто в правительстве Кучмы ведал институтами и академиками. И чью волю он выполнял? Волю бывшей партхознjменклатуры, к тому времени уже здорово разжиревшей на прихваченных за ваучеры промышленных предприятиях, банках и прочих видах производственных ресурсов, отнятых у народа. Не хватало еще земли. Дешевой или вообще бесплатной.

Отсюда — бездарные земельные указы, сертификаты, паи, моратории, мены и прочие юридические извращения, открывшие дорогу дерибану земельных ресурсов, который мы и наблюдаем по сей день.

А теперь второй логический вопрос — в какой это стране найдутся научные работники, априори обладающие умом и рассудительностью, которые бы предложили именно такой вариант земельной реформы, который осуществляется сейчас в Украине? Ответ — ни в какой. Не от науки сии земельные трюки. Она рекомендовала другое: финансовую поддержку реформы в виде долгосрочных кредитов фермерам, создание земельного банка, введения залога земель и земельного кадастра, сопротивлялась дерибану основных фондов по остаточной стоимости и многому другому. Разве могла наука дать рекомендации, согласно которым сахарный завод, например, приобретался за 300 тыс. гривен, а металлолом от его демонтажа реализовался за 2 млн. долл.?!

Позиция науки хорошо прослеживается в статье профессора Анатолия Гальчинского «Земля и собственность», опубликованной в «ЗН» ( №45, за 5 ноября 2005 года). Среди основных причин торможения земельной реформы он называет «элементарное непонимание ведущими политиками страны… очевидного: рынок и только рынок», а также обвиняет их в том, что они «невежественны в профессиональных своих познаниях». Плюс дает рекомендации по завершению земельной реформы, заключающиеся в необходимости эффективного рынка земли, который должен привести «к концентрации землевладения и организации крупных фермерских хозяйств». Улавливаете? Не латифундий по 100—120 тыс. гектаров, а фермерских хозяйств, таких как в цивилизованном мире. И третья логическая мысль, которая есть факт: — только благодаря науке еще не вся земля до сих пор раздерибанена окончательно.

Так что ответ на вынесенный в заглавие вопрос простой. Реформу заказал и исполняет по своему усмотрению класс имущих, разжиревший на земельной ренте, присвоенном за бесценок народном имуществе, пожелавший захватить еще и землю. И увековечить азиатский способ ее использования для себя и своих потомков.

Поименный список украинских хаммурапи легко составить. Это прежде всего депутаты Верховной Рады, продлевавшие мораторий на продажу земли, и их главные идеологи: Мороз, Цушко, Симоненко, Ткаченко, Парубок, Янукович и т.д. Читатель легко может продлить этот список и дополнить его другими фамилиями из Кабмина, секретариата президента, областных, городских районных организаций сельской администрации. Народ их знает. Все это — бывший советско-партийный и хозяйственный аппарат и нувориши, исповедующие рабовладельческий способ использования земель и народного богатства.

Так будет ли завершена реформа?

Нормально не будет, потому как некому.

Во-первых, для ее осуществления нужен свой Дэн Сяопин или новый Столыпин с глубоким знанием предмета. А таковых среди украинской элиты и нет.

Во-вторых, реформатор должен иметь огромный организаторский талант и обладать железной волей. И таких тоже нет. Хватка по части дерибана, беспредельная жадность и жестокость, стремление истребить конкурента не есть талант и воля. Точнее, не того они качества и не на то направлены.

В-третьих, никогда цивилизованная земельная реформа не может быть осуществлена под руководством власть имущих, восседающих в Верховной Раде или правительстве, с их штатами бюрократов. Они обязательно ее проведут под себя и для себя. Это хорошо видно на примере нынешней реформы и всех предыдущих, за исключением столыпинской. Вся эта братия должна быть отключена от этого благородного дела юридически и реально. Только воля президента и народа, только земельные комитеты на местах, в районах, областях и центре из авторитетных, знающих людей, не обремененных государственной службой и являющихся совестью нации. Только их решения и указы президента могут решить проблему.

Сопротивление при этом будет жесточайшее. И нужно иметь силу и волю, чтобы его подавить. Ибо решаться будет судьба государства и всей нации: или вечная азиатчина типа Северной Кореи, или европейское процветающее государство типа Швеции, Франции и других. Третьего не дано.

И, в заключение, несколько мыслей о дальнейшей судьбе земельных отношений в Украине. Это не рецепты. Их в прессе сейчас более чем достаточно. Самые крайние из них предписывают «только рынок земли» или же «только мораторий на продажу земли». Но суть не в этом. Китай успешно развивает сельское хозяйство на государственной земле на основе долгосрочной аренды, Израиль — на основе коммун и фермерства при полном отсутствии латифундий и экономической свободе крестьян.

Это же можно сказать о Нидерландах, где государственная земля арендуется фермерами. И не потому, что она не продается. Можно купить за 50 тыс. долл. один гектар пашни, заплатив при этом громадный налог. Зато арендная плата за этот гектар равна 200 долл. в год, то есть за указанную сумму один гектар можно арендовать 250 лет подряд (50000:200). Зачем же фермеру тратиться на десять поколений вперед? Нечто подобное и во Франции. Там нередко сын арендует землю у собственного отца, потому что покупка или дарение обойдется намного дороже.

В каждой стране — свой сугубо индивидуальный подход и свои способы борьбы с латифундиями. Но во всех цивилизованных странах есть нечто общее: это — экономически свободный собственник земли в виде образованного и технически вооруженного фермера или другого лица, которому в его хозяйствовании здорово помогает государство в виде кредитов, дотаций, преференций, гарантий и т.п.

В Украине все наоборот. Миллионы экономически несвободных, но формально числящихся собственниками земельных паев крестьян, без кредитов, физических сил и средств производства, брошенных на произвол судьбы, и десятки реальных, но юридически еще не оформленных, жадных латифундистов, эксплуатирующих на правах аренды за бесценок сотни тысяч гектаров земель и жаждущих все это так же за бесценок приобрести.

«Рынок земли» в исполнении нынешних реформаторов означает не что иное, как латифундии, «мораторий на продажу земли» — тоже латифундии. Они тянут время и занижают цену на землю. Вокруг этого стержня все и крутится. Говорят, якобы не готов земельный кадастр. А он и не будет готов еще сто лет. Хотя это не так сложно, как кое-кто представляет: был земельный кадастр у земства еще в ХIХ веке, проводилась оценка земли и в 60-е годы ХХ столетия.

Опыт наших предшественников говорит о том, что землю достаточно разделить на 9—10 разрядов по плодородию и прибыльности и в зависимости от этого дифференцировать земельный налог. В Черниговском земельном кадастре, например, было девять разрядов земель, отличавшихся друг от друга по урожайности на 10 пудов ржи. По реальным ценам исчислялась прибыль и ставка земельного налога. Разница между уровнем налога между первым и девятым разрядами земли составляла 1:6. И никто не жаловался. Рента со средних и лучших земель поступала в земские бюджеты и использовалась на строительство школ, больниц, дорог и даже канализации.

В настоящее же время в Украине земельный налог практически не дифференцирован, заведомо низкий, зато земельная рента скрыто присваивается латифундистами, их холуями и покровителями. Отсюда и низкие цены на землю. Так, один гектар украинского чернозема оценен сейчас в 10 тыс. гривен, и будет эта оценка держаться до тех пор, пока вся земля не разойдется по нужным адресам. Затем цена резко, в несколько раз, взлетит вверх. Примеры есть, возьмите ту же цену земли вокруг Киева.

Не сам рынок земли страшен сейчас нашим украинским магнатам. Им страшен цивилизованный рынок земли в не подходящее для них время, при котором будут реальные ограничения на размеры земельных наделов, экономически корректная цена на землю и такой же экономически обоснованный земельный налог. Вот они и крутят земельную рулетку много лет по своему сценарию, используя невежество в этих вопросах всех трех наших президентов. Ибо не 10 тыс. гривен должен стоить украинский гектар пашни, а порядка 12—15 тыс. долл., то есть в 3,8 раза меньше уровня цены голландского гектара, который действительно производительнее украинского именно в столько раз.

А ведь после Второй мировой войны они были равны, с некоторым перевесом в пользу нашего. Но Нидерланды пошли по пути западного типа землепользования, а Украина — азиатского имени Сталина —Хаммурапи, скопивших несметное «богатство и изобилие» на нищете своих народов. А вы говорите — «кадастр, цена, рынок…» Нет их, и пока не просматривается.

Кто и когда избавит Украину от этой азиатской напасти? Верю, что такой «терминатор» когда-нибудь найдется. И если он отстранит от земельных реформ дармоедов, воротил и откровенное ворье, вернет обществу незаконно приобретенные земли и вручит их свободным крестьянам, ему надо будет отлить памятник из чистого золота. Только надо сначала преодолеть эту тысячеглавую гидру, сидящую сейчас на шее у народа.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №43-44, 16 ноября-22 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно