ЗАВОД ИМЕНИ ПЕТРОВСКОГО: 42 ПРОЦЕНТА СКАНДАЛА

5 сентября, 2003, 00:00 Распечатать

Днепропетровский металлургический завод имени Петровского — не самый «вкусный» объект в украинской металлургии...

Днепропетровский металлургический завод имени Петровского — не самый «вкусный» объект в украинской металлургии. С другой стороны, и мелким его тоже не назовешь: семь с половиной тысяч работников, выплавка порядка 1,2 млн. тонн стали в год, выпуск товарной продукции почти на 200 млн. долл. Впрочем, в последние годы о Петровке вспоминают в основном не столько в связи с металлом, сколько из-за скандалов вокруг ее приватизации.

В понедельник, 8 сентября, должен состояться конкурс по продаже 42,3% государственного пакета акций меткомбината. Однако, скорее всего, его просто не будет: донецкая корпорация «Индустриальный союз Донбасса» по суду требует переноса его сроков. Мотивация дончан вполне понятна. Прежде чем что-то покупать, они хотели бы посмотреть сам завод…

И вот тут-то выясняется, что продавец, т.е. государство, формально являясь крупнейшим акционером (фактически есть и больший пакет, но он размазан по оффшоркам), не в состоянии обеспечить даже элементарный доступ потенциального покупателя на объект.

Столь увлекательное положение объясняется предельно просто: завод уже несколько лет контролируется группой компаний, дружественных Приватбанку. А они не хотят, чтобы на предприятие пришел кто-нибудь еще, и уж тем более ИСД. В настоящий момент отношения между Приватбанком и корпорацией ИСД далеко не самые лучшие.

Так что пускать ИСД на завод не хочется — вот и не пускают. Мнение самого государства, точнее, Фонда госимущества Украины, о судьбе принадлежащей ему собственности при этом мало интересует. Контролирующие метзавод структуры совершенно не боятся ухудшить отношения с приватизационным ведомством — куда уже хуже. В последние годы государство на Петровке исправно выполняет роль бедного родственника…

Началось это еще в 1999 году, когда незабвенное Агентство по управлению государственными корпоративными правами приняло решение о передаче 60,3% акций в управление учредителю Приватбанка — компании «Приват-Интертрейдинг» — с благородной целью развития производства. Для начала новые управленцы сформировали наблюдательный совет так, что представители государства в него просто не попали. При этом возникли маленькие, но интересные нюансы. Договор на управление пакетом акций заключался на период до июля 2004 года. Собрание акционеров происходило в декабре 1999-го и члены наблюдательного совета избирались на пять лет, т.е. до декабря 2004-го. И чтобы переизбрать их, надо было сделать две вещи: провести собрание акционеров и собрать 75% голосов акционеров по этому вопросу. Реально это означало, что переизбрать состав наблюдательного совета нельзя...

Так что когда Фонд инициировал расторжение договора с управляющей компанией, реально это очень мало что изменило. Провести собрание акционеров и ввести в состав наблюдательного совета новых членов он не в состоянии. Негосударственные акционеры, консолидировав 48% акций, просто блокируют собрания, и они три года подряд срываются из-за отсутствия кворума. Так что Петровка регулярно генерирует не только сталь, но и корпоративные скандалы…

Пару лет назад один из них вышел даже на общеукраинский уровень. Тогда Президент поручил Кабмину создать комиссию для проверки деятельности ДМК им. Петровского.

Поводом стал замечательный контракт с ООО «Брюс-Кий» на 107 млн. грн. По нему та обязалась поставлять сырье на завод и получила предоплату. Но дальше что-то не сложилось, и материалы она не поставляла, пользуясь заводскими деньгами. Между прочим, их вполне хватало бы на погашение имевшейся тогда задолженности по зарплате. До тех пор, пока Президент не поднял вопрос, всех (и завод тоже) данное положение дел устраивало...

Потом, правда, заметались — начали искать стрелочника. Забавно, но сразу обнаружилось, что наблюдательный совет АО, с широчайшими полномочиями и прекрасными финансистами, о данном контракте, составлявшем месячный оборот предприятия, совершенно не в курсе. Во всяком случае, так заявил представитель «Приват-Интертрейдинга». Все спихнули на председателя правления, которого тот же наблюдательный совет и уволил. А чтобы дальше не расстраивать Президента, также и деньги вернули. Просто они немножечко, несколько месяцев, прокрутились вне завода, имеющего колоссальный дефицит (400—500 млн. грн.) оборотных средств. Ну что ж, бывает. На заводе вообще многое бывает…

К примеру, когда тому же «Приват-Интертрейдингу» передавали госпакет, он был заметно толще и составлял 60,3% акций. Однако за период управления предприятие (или, скорее, его управленцы) успешно выиграло у государства суд и отсудило еще 18% акций. Которые тут же были благополучно проданы по номиналу неизвестному покупателю...

В общем, теперь у дружественных компаний уже почти контрольный пакет. Спрашивается, и зачем им после этого государство? И так все хорошо. Завод наращивает выплавку стали, правда, по балансу, при этом он в основном сидит в убытках, но уж чего-чего, а как успешно работать на самом убыточном предприятии, наших бизнесменов учить не надо.

К примеру, сырье по ряду контрактов подорожало в 1,5 раза. Предприятию это, несомненно, в убыток, а вот поставщику столь же очевидно немного стало лучше. А если вспомнить, что акционеры у них далеко не чужие друг другу, то какая-то денежка и обломилась. Державе остается судить о работе предприятия только по косвенным признакам да по результатам проверок.

Правда, они тоже дают очень любопытные результаты. К примеру, выясняется что привычка заключать договора с долгосрочной предоплатой отнюдь не ушла в прошлое вместе с компанией «Брюс-Кий». Схема живет и здравствует. В конце прошлого года комбинат заключил договор с ЗАО «Футбольный клуб «Днепр-96»; речь шла не о покупке футболистов, а о банальных поставках кокса и агломерата. В итоге к апрелю за клубом висел скромный долг в 176,8 млн. грн. — стоимость примерно четырехмесячного потребления этого вида сырья заводом. Зачем комбинату, у которого своих оборотных средств явно не хватает, кредитовать коммерческую структуру, — вопрос интересный. Особенно если вспомнить, что для покрытия разрывов берутся и кредиты в том же Приватбанке — там для Петровки открыто 39 кредитных линий. Между прочим, 15% кредитов выдано в чешских кронах и новозеландских долларах. Насколько известно, монгольский тугрик в расчетах не применяется…

Интересно, что по внешнеэкономическим контрактам крупнейшим должником завода им. Петровского на начало года являлась исландская фирма St.John LTD (не путать с учредителем «Приват-Интертрейдинга» кипрской оффшоркой St.John Trading). Это, очевидно, просто совпадение, но «тезка» к началу 2003 года уже около двух месяцев «крутил» 29 млн. долл.

Кстати говоря, среди должников завода значится и сам «Приват-Интертрейдинг» (на начало апреля — 23 млн. гривен). Но попытка провести встречную проверку достоверности сумм кредиторки и дебиторки не удалось.

А жаль. Ситуация с долгами предприятия вообще любопытна. Метзавод буквально обвешан ими. При прошлогоднем годовом обороте в 1,02 млрд. грн. кредиторская задолженность в августе превысила миллиард гривен. Другими словами, предприятие год должно работать на погашение долгов… Кстати, за время управления задолженность ДМЗ перед поставщиками, которая еще в 1999 году была на уровне 300 млн. грн., почти утроилась.

Каким образом предприятие залезло в столь глубокую яму, интересует очень многих. По мнению директора по корпоративным правам и инвестициям корпорации «ИСД» Александр Пилипенко, «истинные показатели финансовой деятельности завода им. Петровского сейчас никому не известны. Нынешняя же огромная кредиторская задолженность вполне может оказаться «липовой». С такими объемами производства, как у ДМЗ, — это либо колоссальное воровство, либо обман: нормальная кредиторская задолженность металлургического комбината не должна превышать его трехмесячного оборота, а здесь вчетверо больше».

Зато теперь у фирм, сконцентрировавших кредиторскую задолженность завода (а по мнению специалистов ФГИ, около половины ее сосредоточено в одних руках), появился мощный рычаг давления на любого инвестора, который проявит интерес к этому предприятию. Огромные долги завода означают постоянную угрозу его банкротства. Причем это отнюдь не теория. Дело о банкротстве уже возбуждено и идет. При этом в комитет кредиторов снова не попали представители государства. Тут уж постаралось Минэкономики, представители которого не смогли (или не захотели) грамотно сконцентрировать кредиторскую задолженность завода в общий блок.

В итоге из 243 организаций, включенных в реестр кредиторов, 11 юридических лиц, составляющих 5% от всего списочного состава, обладают 51% (318,9 млн. грн.) от общей суммы задолженности. Причем 120 млн. грн. ранее вызывали очень большие вопросы. Около 20 млн. представлены векселями, которые завод выдал в нарушение Закона «О банкротстве». А остальные 100 млн., по мнению ряда кредиторов, признаны Петровкой добровольно, опять же в интересах упомянутых 11 структур. В конце концов в комитет кредиторов вошли представители семи юридических лиц: Орджоникидзевский ГОК (контролируется структурами Приватбанка), ООО «Энеко» (партнер Приватбанка), ООО «Технология» (партнер Приватбанка), «Футбольный клуб «Днепр-96» (партнер Приватбанка), ОАО «Днепрококс» (контроль структур Приватбанка), а также ООО «Комекс» и ЗАО «Астрал».

Зато вне комитета оказались такие крупные кредиторы, как НАК «Нафтогаз України», «Укрбургаз», инициатор банкротства — ООО «Укринмет», ну и сам АОЗТ «Приват-Интертрейдинг». Правда, зачем ему представительство в комитете, коль и так все хорошо...

Представителей государства нет что в комитете кредиторов, что в наблюдательном совете, так что о происходящем на заводе госорганы имеют достаточно смутное представление. Примерно раз в квартал или по поручению Президента или Кабмина проводится проверка. Что-то находят и начинают решать, что делать. Иногда даже не очень впечатлительные налоговики и сами пугаются. Так, в сентябре прошлого года налоговая насчитала было по схеме уклонения от налогообложения аж 661 млн. грн. пени, но, очевидно, понимая, что этих денег никогда не получит, обратилась за разъяснениями в Национальный банк и пока что процесс приостановила.

Вообще надо понимать, что при отсутствии оперативного контроля заведомо бьют исключительно по «хвостам», а на заводе тоже не дураки сидят — одна из мощнейших и весьма юридически подкованных в Украине бизнес-групп. Поэтому хотя многие цифры вызывают интерес, разобраться в них не так уж и легко. К примеру, за что предприятие выдало на 200 с лишним миллионов гривен векселей и приняло порядка 100 млн. чужих? Почему, к примеру, те же авансовые платежи выдаются паре-тройке связанных фирм и проч.

Между прочим, несмотря на приличный износ, завод работает почти на полную мощность, и производство проката практически удвоилось. Но, как уж отмечалось, прибыли это не дает. В прошлом году убытки составили до полусотни миллионов гривен. В январе-июле с.г. завод получил доналоговую прибыль размере 33,9 млн. грн., на столько же выросла кредиторская задолженность.

По сути, Петровка сидит в своеобразном коконе: не платит сама по долгам, но и не требует расчетов за произведенную продукцию. Именно такая ситуация характерна для предприятия, где поставщиком сырья и трейдером готовой продукции выступают близкие структуры. А так как процесс банкротства идет уже второй год, по существу, и делать ничего не надо. Механизм уже запущен…

В общем, для того, чтобы разобраться в вареве, которое сейчас булькает на меткомбинате, и принять решение, покупать его акции или нет, нужно как минимум увидеть документы. Но такой возможности потенциальным покупателям из ИСД не дали. Возможно, что у другого претендента — компании «Приват-Интертрейдинг» — проблем было меньше…

Представители донецкой корпорации уже заявляли, что конкурс должен быть продлен, чтобы ИСД как его участнику предоставили возможность ознакомиться с реальным положением дел на предприятии, особенно с его кредиторской задолженностью. В противном случае ИСД может отозвать заявку — никто не станет покупать товар, не зная его содержания.

Вообще-то это уже второй конкурс по заводу им. Петровского за последние месяцы. Первый не состоялся этим летом — оказалось, что пакет по номинальной стоимости никому не интересен. Очевидно, что тогда акционерам Привата не хотелось платить за предприятие, которое они и так считали своим. Группе компаний, связанных с Приватом, и без того предстоят крупные траты, покупка того же меткомбината им. Дзержинского, поэтому, судя по всему, решили подождать.

Однако сейчас ситуация изменилась: за пакет могут побороться две структуры. И хотя формально цену снизили на 30% — до 62,8 млн. грн. (11,8 млн. долл.), вполне может случиться ценовой скачок. У приватовских структур сейчас 48% акций, и если 42% уйдут другой группе, может создаться очень любопытная ситуация. Кажется, именно это и называется конкуренцией…

Впрочем, упорное желание ФГИ поскорее продать крупный пакет акций ДМЗ, очевидно, расходится с планами контролирующих его структур. Так, стало известно, что кредиторы Днепропетровского металлургического завода выступили за введение судом процедуры санации. При этом еще до окончания производства по делу о банкротстве они намерены определиться с кандидатурой управляющего санацией, а также конкретизировать ее детали.

По словам представителя ДМЗ, уже через месяц после судебного заседания, намеченного на конец сентября, планируется принимать меры по восстановлению платежеспособности предприятия.

Понятно, что в случае назначения финансового управляющего (мало кто сомневается, что он будет из приватовской «обоймы»), стоимость госпакета будет стремиться к нулевой.

Между прочим, Приватбанку, кажется, удалось невозможное: он серьезно разозлил ФГИ. Вообще-то наш Фонд госимущества к украинским олигархам относится трепетно — иначе кто у него покупать-то объекты будет? И чтобы глава этой кроткой и незлобивой организации сообщал премьеру, что Приватбанк «рассчитывает за счет проведения санации… на дальнейшее обесценивание госпакета… Полная безнаказанность таких действий Приватбанка приводит к росту социальной напряженности на предприятии, который имеет соответствующее основание…»? Да чтобы такие заявления от Михаила Чечетова заслужить, честное слово, надо постараться, и не на одном объекте. Ведь людям еще долго вместе работать...

ИСД не собирается изображать из себя мальчика для битья, а намерена требовать возможности участвовать в конкурсе, четко представляя обстановку. Если потребуется — то и судебным путем. Тем более что это нужно не только ей. Украина — и государство, и бизнесмены — заинтересованы в том, чтобы приватизация велась максимально прозрачно. По крайней мере, все так говорят, и Приватбанк — не исключение. Может быть, скоро что-то и делать начнут?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно