«ЗАПОРОЖСТАЛЬ»: СТАВКА НА ПРОФЕССИОНАЛИЗМ

14 января, 2000, 00:00 Распечатать

За почти 70-летнюю историю металлургический комбинат «Запорожсталь», пожалуй, никогда не испытывал к себе дефицита внимания...

За почти 70-летнюю историю металлургический комбинат «Запорожсталь», пожалуй, никогда не испытывал к себе дефицита внимания. Это вполне объяснимо, если учесть, что предприятие является одним из наиболее мощных производителей чугуна (2,6 миллиона тонн в прошлом году), стали (3,3 миллиона тонн), лидирует в выпуске холоднокатаного листового проката (2,7 миллиона тонн) в Украине. К тому же комбинат занимает монопольное положение в стране по производству листовой нержавеющей стали, белой жести и гнутых стальных профилей.

Работают на «Запорожстали» порядка 20 тыс. человек, а если учесть, что подрядные и строительные услуги комбинату постоянно оказывают 67 организаций, то вполне правомерным будет вывод о том, что предприятие обеспечивает средствами к существованию без малого десятую часть населения области. Причем, делает это регулярно, поскольку задержек по зарплате и социальным выплатам на «Запорожстали» не бывает.

После преобразования в открытое акционерное общество половина акций предприятия перешла в собственность юридических и физических лиц и столько же остается во владении государства. Часть этого пакета, 8 процентов, Фонд госимущества недавно предложил к продаже за деньги на УМВБ по номинальной стоимости, около 22,5 млн. грн. Вне всякого сомнения, эти торги привлекут внимание потенциальных покупателей. Что обусловит спрос? Об этом и зашла речь в беседе с председателем правления ОАО «Комбинат «Запорожсталь» и генеральным директором Виталием САЦКИМ.

— Думаю, привлекательность комбината в первую очередь вызвана тем, что, несмотря на почтенный возраст, он продолжает динамично развиваться, улучшая показатели работы. Это достаточно наглядно проявляется в сравнении результатов производственной деятельности за два предыдущих года. Внедрение новых технологий, модернизация оборудования позволили не только увеличить объемы выпуска продукции, но и повысить ее качество, конкурентоспособность. К примеру, по сравнению с 1998 годом нам удалось от 3,3 до 7 процентов увеличить производство чугуна, проката, агломерата, стали, а товаров народного потребления — почти на треть. При этом благодаря 40-процентному росту объема реализации и снижению на 13,23 коп. затрат на каждую гривню товарной продукции, балансовая прибыль увеличилась более чем на 300 млн. грн., а показатель рентабельности товарной продукции — с 1,6 до 17,3 процента. Несомненно, эти показатели были бы намного лучше, если бы комбинат не имел значительных простоев по не зависящим от него причинам. В частности, из-за отсутствия коксующихся углей в марте и со второй половины ноября прошлого года, хронического дефицита металлолома не удалось получить порядка 200 тыс. тонн чугуна и 300 тыс. — стали. И это если не считать остановок из-за отключений электроэнергии. Практически каждые сутки на два-три часа ползавода замирает, хотя за нами не числится ни копейки задолженности.

— Виталий Антонович, если у предприятия столь отрадные производственные успехи, то на каком основании в последнее время местные власти подвергают «Запорожсталь» критике в связи с якобы низкой экономической эффективностью работы? В частности, делается акцент на том, что, несмотря на рост балансовой прибыли, прослеживается тенденция уменьшения прибыли налогооблагаемой.

— Чтобы понять истинное положение дел, необходимо вспомнить события 1997 года, когда Верховная Рада внесла изменения в законы об НДС и о налогообложении прибыли. С легкой руки депутатов предоплата стала облагаться налогом. Несмотря на категорические возражения производственников, к их голосу так и не прислушались. Хотя было очевидно: такой порядок усилит налоговый пресс на отечественного товаропроизводителя. Ведь предоплата зачастую бывает непредсказуемой. Предположим, мы перечислили деньги в Россию за уголь, но из-за нехватки вагонов товар прождали больше месяца. И подобных примеров можно тысячу привести. А в итоге предприятие оказывается в жестких налоговых тисках. Оборотные средства и без того в дефиците, а пополнять их приходится за счет кредитов под высокие проценты. Получается замкнутый круг. А чтобы выйти из него, надо привести в единое целое налоговый и бухгалтерский учет, которые пока противоречат друг другу. Тогда исчезнут поводы для надуманных обвинений.

— Несколько лет назад в стране была принята программа развития горной металлургии до 2010 года. На ваш взгляд, как ее реализация повлияла на развитие комбината?

— Если откровенно, то пока ее эффект проявился лишь в организационной части, в определении стратегии развития на перспективу. А что касается материальных результатов… Все зависит от того, сумеет ли предприятие найти средства для реализации программы. У себя на комбинате мы форсируем модернизацию тех объектов, которые в будущем позволят повысить производительность и качество работы. Так, разработанные нами мероприятия на нынешний год предусматривают увеличение объемов производства на 6—10 процентов, создание дополнительных рабочих мест, развитие социальной сферы.

— В этом плане начавшийся с 1 июля прошлого года эксперимент на предприятиях горно-металлургического комплекса вам пришелся как нельзя кстати.

— Безусловно, поддержку со стороны государства мы получили существенную. Налог на прибыль уменьшен с 30 до 9 процентов, отчисления в инновационный фонд — в два раза. Полностью сняты отчисления на содержание, эксплуатацию и строительство автодорог. Платежи за загрязнение окружающей среды начисляются в сумме не более 0,15 процента от валовых затрат, и 70 процентов этих средств остается в распоряжении предприятия на осуществление природоохранных мероприятий. Разрешено также использовать на ремонт и модернизацию оборудования 15 процентов средств вместо ранее полагавшихся 9 процентов от стоимости основных производственных фондов.

Однако, думаю, надо быть реалистами и не воспринимать предоставленные льготы как панацею. Ведь до конца 2001 года, когда эксперимент завершится, времени не так уж и много. Поэтому очень важно, на какие цели будут потрачены средства. Что касается комбината, то мы их все до копейки будем тратить только на модернизацию оборудования. Уже в этом году на это планируется использовать 280 млн. гривен, что позволит повысить производительность работы первого цеха холодной прокатки, второй доменной печи, пятой агломашины.

Кстати, следует обратить внимание на одну немаловажную особенность. Хотя удельный вес налоговых отчислений у комбината стали меньше, поступления в бюджет от этого не только не сократились, но и существенно возросли. Если, например, по состоянию на 1 декабря 1998 года мы уплатили налогов на сумму 92 млн. гривен, то на аналогичную дату прошлого года — более 118 млн. Показатели уплаты налога на прибыль еще более впечатляющи — от около 3 в 1998-м до более чем 10 миллионов в 1999-м.

Конечно, серьезное беспокойство у нас вызывает состояние внутреннего рынка. Поэтому возлагаем большие надежды на новое правительство, которое создаст условия, в первую очередь — посредством грамотной кредитной политики, для оживления работы отечественного машиностроения. Это один из наиболее острых вопросов.

— Тем не менее, Виталий Антонович, приходилось слышать о том, что сейчас приобретение продукции «Запорожстали» стало проблемой даже для местных предприятий.

— Это может быть лишь в том случае, если покупатели предлагают нам различные зачеты и бартер. От подобной практики мы практически полностью отказались, поскольку кроме сумятицы и дезорганизации экономики она ничего не дает. Для тех же, кто готов приобрести металл за деньги, отказов у нас нет, тем более, если покупатель свой, отечественный. Больше того, практикуем даже реализацию продукции с отсрочкой платежа, естественно, при наличии определенных гарантий. Таким образом комбинат участвует в строительстве газопровода Джанкой—Керчь, фактически, беспроцентно кредитуя трубопрокатные заводы. В целом же мы ежемесячно поставляем на украинский рынок порядка 40 тыс. тонн металлопродукции, что составляет до 17 процентов ее валовой реализации. Причем цены для отечественных потребителей у нас процентов на 15—16 ниже, чем на экспорт.

— Внешнеторговая деятельность была и остается для «Запорожстали» главным источником получения прибыли. А мировой финансовый кризис оказал на нее влияние?

— В определенной мере — да. Однако нам удалось избежать губительных последствий благодаря верно выбранной ориентации на уход от реализации своей продукции через посредников. Мы на практике убедились, что лучше и выгоднее, чем сам комбинат, его продукцию никто не продаст. Сейчас мы реализуем свой товар на экспорт с условием доставки конкретному потребителю. Это позволяет четко ориентироваться в деталях спроса, предложения, ценовой политики. Естественно, подобный подход выдвигает высокие профессиональные требования, поэтому в настоящее время комбинат создает свой торговый дом, который будет специализироваться на реализации продукции и закупке основных сырьевых ресурсов. Такая политика уже приносит положительные результаты. К примеру, со второй половины прошлого года удавалось ежемесячно повышать экспортные отпускные цены, что при наличии посредников было просто невозможно.

— И как отнесся к этому внешний рынок?

— В целом нормально. Недовольство высказывают разве что посредники, которые ориентируются на работу по демпингу, за что, кстати, приходилось отвечать комбинату. И антидемпинговые процессы за рубежом случались раньше именно по этой причине, хотя комбинат не продает свою продукцию ниже себестоимости и цены на нее выше, чем на внутреннем рынке. Да и стабильности в работе добавилось. Располагая заказами на один-два месяца наперед, мы можем планировать производственные нагрузки, ремонты, получая предоплату в четко определенные контрактами сроки.

— На ваш взгляд, внедряемая схема может стать приемлемой для других предприятий-экспортеров?

— Думаю, что с учетом специфики их работы это вполне реально. Однако хочу подчеркнуть, что создание торгового дома вовсе не является самоцелью. Он лишь часть новой системы маркетинга и менеджмента, которая создается на комбинате с целью сохранения существующих и завоевания новых рынков сбыта.

— Вы вспомнили о новой системе менеджмента. В чем ее особенности?

— Прежде всего — в коренной реструктуризации управления. Задачи всех имеющихся служб более конкретизированы, что, кстати, в большой степени стало возможным с выходом указов Президента, предоставивших большую самостоятельность предприятиям. Нам сверху уже никто не диктует — где покупать сырье, кому продавать продукцию, все экономические вопросы, связанные с производством, решаются здесь, на комбинате.

— И насколько данная позиция согласуется со стремлением областных властей получить в управления пакет акций комбината, находящийся в государственной собственности?

— Я никогда не был сторонником бесплатной передачи акций кому бы то ни было. За все нужно платить. Возможно, и есть смысл поручить управление тем предприятием, которое не работает и самостоятельно не в силах справиться с возникшими проблемами. Если находятся люди, которые благодаря своей энергии, уму, деньгам, наконец, могут его реанимировать, — ради Бога. Но, в принципе, рычаги управления должны находиться в руках профессионалов. Сейчас даже в Фонде госимущества признают, что процесс приватизации в том виде, в каком он проводился, был неэффективен. И указ Президента, предполагающий продажу акций лишь тем, кто непосредственно имеет отношение к производству, мы считаем, должен все расставить на свои места, принести пользу как конкретным предприятиям, так и экономике страны в целом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно