«ЗАПАРАЛЛЕЛИЛИ»... УЖЕ?!

16 февраля, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №7, 16 февраля-23 февраля

Две прямые называются параллельными только в том случае, если они никогда не пересекутся, сколько бы их не продолжали...

Две прямые называются параллельными только в том случае, если они никогда не пересекутся, сколько бы их не продолжали.

Аксиома

Похоже, что последний плацдарм энергетической независимости Украины Кабинет министров сдаст (россиянам) на днях почти без боя, когда подпишет соответствующее постановление. После чего Национальная комиссия по регулированию электроэнергетики (НКРЭ), можно сказать, автоматически подпишется под уже давно согласованными тарифами на электроэнергию — в условиях параллельной (?!) работы энергосистем Украины и Российской Федерации, независимо от того, кто ее будет возглавлять.

Очевидно, что у Кабмина выбор невелик. Во всяком случае, весь пакет документов, необходимых для начала работы украинской и российской энергосистем в унисон, уже подписан. Так что через три дня после получения (не дай Бог!) кабминовской визы, как того и хотят в РАО «ЕЭС России», в Украину хлынет российская электроэнергия. Хлынет неудержимым потоком, за который Украине придется дорого заплатить. Скорее всего, что в результате платить придется почти так же дорого, как и за российский сверхконтрактный газ, возможно, что впоследствии тоже — долговыми обязательствами, конвертируемыми в акции приватизируемых предприятий Украины.

Зачем, скажете, россиянам такая морока и, казалось бы, чуть ли не благотворительность? Все, как говорится, проще пареной репы. Часто ли вы слышите об иностранных инвестициях в Украину? Не часто. Да и то, что «вливается» в украинскую экономику, зачастую — происхождением из России, которая таким образом — получая право собственности — гарантирует себе возврат долгов за те же российские энергоносители. Об этом в России уже в открытую трубят все СМИ, независимо даже от их партийно-коммерческой принадлежности и окраски.

Россиян понять можно: им до чертиков надоели украинские обещания вернуть «газовые» и энергетические долги (правда, до сих пор последние — это были не государственные, а долги коммерческих структур, которые худо-бедно, но погашаются), а также несанкционированные отборы газа. Бороться с этим, в условиях, когда газопроводы и все ЛЭП на запад идут по территории Украины, россияне пока не могут — в основном по техническим причинам.

Впрочем, совсем уж отлучить Украину от своего газа и электричества россияне вряд ли хотят: как известно, рынок не терпит пустоты, и если украинская энергониша освободится, тем или иным способом она обязательно будет занята. Так что россияне поступают очень дальновидно, добиваясь конвертации украинских долгов (прежних и, главное, будущих) в ценные бумаги и одновременно сохраняя за собой емкий рынок сбыта своих энергоносителей, да еще и на их условиях. А то, неровен час, и в самом деле выкупят «западники» украинские энергоемкие заводы и облэнерго да начнут еще диктовать свои условия...

Если бы в Украине были меньше заняты кассетным скандалом, разворачиванием и сворачиванием палаток на Крещатике, арестом отставного «энергетического» вице-премьера и уже озвученной отставкой нынешних глав Минтопэнерго и НКРЭ, может, тогда бы нашлось время подумать о будущем страны, которая сегодня уже фактически делает то, чего хочет Россия, и подумать о будущем собственной газотранспортной и энергетической систем.

Не хочется верить, что среди тех, кто своей подписью визирует межправительственные и межотраслевые украинско-российские соглашения или как минимум среди тех, кто эти документы готовит к подписанию, не осталось людей, которые бы понимали, чем это обернется для Украины не в таком уж отдаленном будущем. Другое дело, что, увы, не они принимают решения... А те, кто такие решения принимают, увы, предпочитают если не игнорировать, то по меньшей мере не замечать мнения профессиональных — не политиков, но профессиональных энергетиков.

Ежели российско-украинские соглашения об объединении энергосистем двух государств вступят в силу, дальнейшие события, вероятнее всего, будут развиваться приблизительно по такому сценарию.

Как известно, российская энергосистема (как, между прочим, и европейская) работает с частотой 50 Гц. И хотя проблемы с платежами за энергоносители у россиян не намного отличаются от украинских, это обстоятельство не намного влияет на общее производство электроэнергии в России. Другими словами, Россия просто «беременна» электроэнергией, и очень бы хотела неплохо на этом заработать. Один из способов — направить электроэнергию в Украину; другой (более привлекательный) — экспортировать ее намного дальше.

Но тот и другой вариант (а также оба они вместе взятые) возможны только при объединении энергосистем Украины и России (или, как предпочитают публично выражаться политики — при параллельной работе энергосистем этих двух государств). Потому что, повторюсь, именно по территории Украины проходят основные экспортные как нефте-, газопроводы, так и линии электропередач.

Россия, конечно, могла бы «завалить» своей электроэнергией всю Европу. И даже Франции, например, с ее достаточно дешевой атомной энергетикой нечего было бы тогда вообще делать даже на собственном энергорынке. Дело в том, что западный энергорынок не то чтобы совсем уж был открыт, но он все же способен «проглотить» еще достаточно много электроэнергии. И в РАО «ЕЭС России» это не только чувствуют, но и прекрасно знают, поэтому и надеются, что и российской электроэнергии на Западе может найтись место, так как Украина со своей некондиционной для Европы частотой в энергосистеме (49,5 Гц) не в состоянии заполнить эту нишу.

Но только в Европе, особенно в ее западной части, не очень хотят такой однозначной энергозависимости от России. Тем более что в европейских государствах электроэнергия стоит (и за нее платят!) намного дороже, чем в Украине и тем более в Российской Федерации. Поэтому «западники» и защищают свои национальные, а также общееропейский энергорынки всевозможными хартиями, соглашениями и пр. Так что, как ни крути, а россиянам надо договариваться с Украиной, у которой остались энерговыходы хотя бы на восточноевропейское направление.

В советские времена да еще и в первые годы независимости, пока энергосистемы не были разъединены, россияне присутствовали на западном рынке электроэнергии, частично экспортируя — через Украину — свою электроэнергию. Пока частота энергосистем совпадала, т.е. составляла 50 Гц.

Сегодня совсем немного электроэнергии Украина продает в Польшу, за что последняя рассчитывается своим углем. Для этого в Польше выделен энергоостров, работающий с частотой украинской энергосистемы. Кроме того, в Украине выделены несколько энергоблоков, работающих с частотой Западной Европы, то есть вне энергосистемы Украины. И к тому же поставки электроэнергии на чешско-венгерско-румынском направлении ограничены чисто технически (если бы речь шла о газе, то я сказала бы, что поставки ограничены технически — диаметром трубы).

Однако куда как интереснее в свое время было так называемое южное энергоэкспортное направление — на Болгарию. Там ежемесячно можно было заработать 2—3 млн. долларов. И несколько лет назад зарабатывали. Сначала — в основном россияне, доля которых в этом энергоперетоке (а значит, и в прибыли) изначально составляла 60—70%, а украинцев — 30—40%. Затем украинцы потребовали увеличить свою долю сначала до 40%, затем до 50%, а потом и вовсе до 70%. Прибыль пополам — на это россияне еще соглашались, а потом... Потом они на этом направлении поставили жирный крест; а частота в энергосистеме Украины уже не позволяла ей самостоятельно экспортировать электроэнергию в этом направлении. Так все и заглохло. И похоже, что на сегодняшний день мало кто знает (если вообще хоть кто-то знает), в каком состоянии находятся эти «заброшенные» линии электропередач….

Украинская же энергосистема работает с весьма нестабильной частотой, которая колеблется в пределах 49,2—49,5 Гц. Чтобы удержать частоту хотя бы в этих пределах, в пик энергопотребления необходимо ограничивать (а зачастую просто отключать) энергопотребителей. Поэтому-то автоматика отключает где-то до 700—800 МВт.ч энергопотребления. Пик энергопотребления припадает на два периода в сутки, первый из которых связан с началом работы производств, а второй — когда люди возвращаются домой и включают электроприборы. Вот в эти периоды и происходят различные веерные отключения, а также ограничения подачи электроэнергии. Если этого не делать «сознательно», то это все равно сделает автоматика, так как резко падает частота в энергосети страны.

Чтобы избежать таких ежесуточных энергонеудобств Украине, в принципе, не помешало бы в часы «пик», скажем, одолжить недостающие киловатты, например у россиян. Лучше бы, конечно, самим производить требуемый объем. Но для этого нужно закупить топливо... у тех же россиян. Так что, на первый взгляд, вроде бы и неплохой вариант оговорен с россиянами: мол, в часы «пик» Украина берет у России недостающие киловатт-часы (но в пределах 50 млн. кВт в месяц), а ночью, когда энергопотребление сокращается, отдает такой же объем в ту же Россию.

И все бы ничего, да только россияне изначально оговорили, что взаимный переток электроэнергии (в теории — нулевой переток) не должен превышать в месяц 50 млн. кВт.ч. Тогда тариф на него россияне обещают... доступный. Если же Украина возьмет больше оговоренного объема, — что ж, пожалуйста, берите, но платите! И если Украина не сможет за это сразу расплатиться деньгами, то долг будет накапливаться и расти из-за различных штрафных санкций; и в дальнейшем, не исключено, будет оформляться по схеме «газпромовок» — с возможностью конвертации долговых обязательств Украины в ценные бумаги приватизируемых предприятий (об этой схеме «ЗН» подробно рассказывало в выпуске № 5 за 3 февраля в материале «Газпромовки-2»).

В то же время россияне настояли (и это записано в соответствующих документах), что ежели Украина будет отдавать России больше оговоренного объема электроэнергии (тех же 50 млн. кВт.ч в месяц), то весь излишек россияне будут засчитывать по... бросовому тарифу.

Много это или мало — 50 млн. кВт.ч? Приблизительно столько, сколько в месяц потребляет не самый крупный украинский завод. Не такой, как Мариупольский меткомбинат или аналогичные металлургические монстры. Так что вроде бы и немного...

Словом, в общих чертах схема объединения энергосистем Украины и России так и выглядит. На первый взгляд. Но это все — «цветочки». Потому что на самом деле, как только энергосистемы Украины и России будут соединены, Украина вероятнее всего окажется перед фактом, что платить ей придется гораздо больше, чем за 50 млн. кВт.ч в месяц.

Выше упоминалось уже о том, что энергосистемы Украины и России работают с разной частотой: у россиян — 50 Гц, у нас — в лучшем случае 49,5 Гц. Так вот, как только системы «запараллелят», в Украину просто «хлынет» поток российской электроэнергии. И будьте спокойны, — это будет намного больше оговоренных 50 млн. кВт.ч ежемесячно.

Подсчеты свидетельствуют, что для того чтобы поднять частоту в украинской энергосистеме на одну десятую (например, с 49,5 до 49,6 Гц), нужно дополнительно генерировать (или закупить) около 100 млн. кВт.ч электроэнергии. Чтобы уровнять частоту с российской энергосистемой, выходит, понадобится дополнительно минимум 500 млн. кВт.ч.

 

Если бы Украина решила самостоятельно довести частоту в своей энергосистеме до 50 Гц, ей потребовалось бы дополнительно закупить топливо. Если это газ, считайте, что для этого дополнительно понадобится около 5—6 млн. долл. в месяц. Однако понятно, что делать этого не собираются. Уже потому, что из-за неплатежей группа компаний Itera, поставлявшая газ украинским энергогенерирующим компаниям, с 20 января прекратила свои газопоставки. Значит, придется все 500 млн. кВт взять у россиян...

Но и это еще не все. Потому что на самом деле Украине взять придется не только 500, но гораздо больше, так как в пики нагрузки на энергосистему приходится отключать часть потребителей для поддержания частоты, чего, естественно, в условиях параллельной работы энергосистем Украины и России делаться не будет. Потому что это будет уже единый поток и единая система, в которой украинская генерация просто растворится.

А это значит, что Украина ежемесячно вынуждена будет брать у России… дай, Бог, уложиться в 1 млрд. кВт.ч электроэнергии. За которые Украина вынуждена будет платить… неизвестно чем. Ведь платежеспособные потребители электроэнергии в Украине уже, образно говоря, выпотрошены до предела. А предел этот, по заявлению главы Минтопэнерго Сергея Ермилова, составляет чуть более 60% (рекордный уровень сбора денежных платежей за отпущенную электроэнергию), и увеличение денежных потоков выглядит весьма проблематичным.

 

За это, к слову, 15 февраля упомянутый уже министр Сергей Ермилов, а также глава НКРЭ Александр Гридасов, как говорится, получили по шапке от премьер-министра Виктора Ющенко, который, по свидетельству агентства «Интерфакс-Украина», даже обратился к Президенту страны с представлением об увольнении С.Ермилова и А.Гридасова с занимаемых должностей. (Правда, в четверг на пресс-конференции С.Ермилов высказался в том смысле, что он расценивает заявление премьера о своем увольнении, как эмоциональное. А также сообщил, что после заседания в Кабмине, где он докладывал о текущем состоянии расчетов за электроэнергию, замечаний к нему не было…Впрочем, в тот же день премьер В.Ющенко подтвердил свои претензии...)

Так или иначе, но за все вышеперечисленные «энергопрелести» россияне наверняка потребуют у Украины ни много ни мало — все западные и южный энергоперетоки. Так что если Кабмин Украины даст свое добро (а очень похоже, что его, что называется, «додавят») на объединение энергосистем на таких условиях, то Украина, во-первых, ежемесячно будет наращивать свой энергодолг миллионов… сами подсчитайте на сколько. Во-вторых, потеряет возможность хоть что-то хоть когда-нибудь заработать на западных перетоках (а там, при положительном раскладе, до 8 млн. долларов ежемесячно наберется).

Россияне же при таком раскладе, во-первых, однозначно «вгонят» Украину еще и в «энергодолги» со всеми вытекающими последствиями; во-вторых, одновременно «сбагрят» часть своей электроэнергии на внутриукраинский рынок по вполне пристойной цене и на выгодных для них условиях. И в-третьих, — и это главное, — Россия получит неограниченный (насколько этому смогут противостоять европейцы) доступ к рынку электроэнергии Европы.

Говорить даже о минимальной степени энергонезависимости Украины при таком варианте развития событий вообще не приходится. Похоже, что это оценили и в Верховной Раде, узнав о российско-украинской энергодоговоренности. Во всяком случае председатель парламентского ТЭКовского комитета Александр Гудыма дал весьма негативную оценку украинско-российскому меморандуму о сотрудничестве в сфере электроэнергетики, заявив что он «ставит под угрозу энергетическую безопасность Украины», поскольку при его подготовке не были учтены мнения украинских экспертов. Во всяком случае, эксперты, с которыми разговаривала на эту тему автор материала, с таким выводом абсолютно согласны.

…Премьер-министр Украины Виктор Ющенко заявил еще в четверг: «Мы приветствуем режим параллельной работы украинской и российской энергосистем…»

 

Хорошо бы, чтобы такая параллельная работа с Российской Федерацией отвечала геометрическому понятию о параллелях (см. эпиграф на стр.1)

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно