ЗАКОНОТВОРЧЕСКАЯ БЕЗАЛАБЕРНОСТЬ КАК НАЦИОНАЛЬНАЯ ТРАДИЦИЯ

17 октября, 2003, 00:00 Распечатать

Декрет Кабмина «О подоходном налоге с граждан» — один из динозавров отечественного законодательства — доживает последние месяцы...

Декрет Кабмина «О подоходном налоге с граждан» — один из динозавров отечественного законодательства — доживает последние месяцы. Его преемник — Закон «О налоге на доходы физических лиц», принятый Верховной Радой в мае этого года, — готовится принять фискальную эстафету с января 2004 года.

Большинство комментаторов нового закона сегодня сосредотачиваются на анализе его принципиальных отличий (единая 13-процентная ставка, отмена привычных льгот, процедуры налогового кредитования еtс.) от ныне действующей системы налогообложения частных доходов. Такой подход, разумеется, оправдан: накануне вступления в силу коренных изменений плательщику необходимо прежде всего уяснить ключевые моменты новой схемы расставания с частью заработанного.

Тем не менее следует признать, что практика обыденного налогообложения базируется на повседневном применении конкретных норм законодательства. Вот тут-то и сверкает своими мозолями пятка украинского налогового Ахиллеса.

В отличие от других налоговых епархий, сфера налога с доходов физлиц весьма чувствительна к недоброкачественности законодательных нормоположений. Ведь здесь речь идет не о бездушно-юрликих АО и ЛТД, а об индивидуально и социально значимых, отдельно взятых маленьких и больших украинцах.

Кроме того, характерной чертой налогообложения граждан является высокая степень уязвимости работодателей, ответственных за удержание налога с плательщиков-физлиц. В новом законе их окрестили «налоговыми агентами». Эти самые агенты становятся главными жертвами законодательных погрешностей. В случае разночтений при законотолковании, работодатель оказывается в ситуации между молотом фискальных интересов государства и наковальней доходооберегающих устремлений граждан.

С одной стороны, грозный налоговый администратор, блюдущий наполняемость казенных закромов, а с другой — конкретный человек, заботящийся о благосостоянии своей семьи. Пойдешь на поводу гуманизма в сочувствии к работнику — угодишь в недоимщики державы. Удержишь лишнего в угоду налоговому инспектору — рискуешь быть привлеченным к суду обиженным работником.

Законодательные двусмысленности чреваты еще и тем, что для «избранных» они дают замечательную возможность для уменьшения бюджетных платежей в рамках реализации схем законной налоговой оптимизации.

Позволить себе подобные вещи могут далеко не все. Практика показывает, что наиболее эффективно функционируют оптимизационные механизмы как раз в «придворных» коммерческих структурах.

Простому смертному бизнесу использовать нормативные неоднозначности очень сложно. К сожалению, правило конфликта интересов не стало панацеей от фискальных репрессий (это знаменитое правило, зафиксированное в п.4.4.1 Закона «О порядке погашения обязательств плательщика налогов перед бюджетом…», гласит, что двусмысленности налогового законодательства должны трактоваться в пользу плательщика). Отечественная судебная система оказалась невосприимчивой к столь либеральным механизмам разрешения налоговых тяжб, что, безусловно, играет на руку налоговым органам.

В общем, эффективность законодательного акта зависит не только от его, так сказать, идейно-концептуальной насыщенности, но и, не в меньшей мере, от выверенности и логической увязки его норм. Насколько адекватен в этом смысле Закон «О налоге на доходы физических лиц»?

К сожалению, мы вынуждены констатировать, что он не стал исключением. Нормы закона пестрят всевозможными разночтениями и смысловыми неувязками.

Продемонстрируем это на нескольких примерах.

Как давать в долг

Согласно п.4.2.10 «б» закона, в месячный налогооблагаемый доход включаются неустойки, штрафы или пени, полученные плательщиком, «кроме процентов, полученных от должника вследствие просрочки исполнения им денежного обязательства в размере, прямо установленном гражданским законодательством, если иной размер не установлен таким гражданско-правовым договором».

Итак, предположим, что некий Маленький Украинец одолжил ближнему своему деньги. Должник вернул долг с опозданием. На этот случай в договоре займа была прописана санкция — штраф в 200% суммы долга (в то время, как в общем случае, согласно статье 214 нынешнего Гражданского кодекса, эта санкция составляет 3% годовых плюс индекс инфляции). Вследствие чего в нашем примере должник вернул утроенную сумму. Обложится ли у кредитора такой вершок налогом на доход?

Ответ на этот вопрос зависит от того, как читать норму п.4.2.10 «б».

Если последнюю фразу («если иной размер не установлен таким гражданско-правовым договором») относить непосредственно к предшествующим ей словам, то кредитор избежит налога на всю сумму штрафа.

Если же читать последнюю фразу как контрположение к общему обороту «кроме процентов, полученных... в размере», то вся сумма штрафа попадет в налогооблагаемый доход. Ведь в договоре Маленького Украинца предусмотрен именно «иной размер» процентов. И стало быть, в этом случае исключение «кроме» не срабатывает.

Как поступить Маленькому Украинцу?

Обратиться за разъяснением в налоговые органы?

А стоит ли? Ответ и так известен.

Другое дело, если Украинец не Маленький, а Большой.

Как продавать акции

Для Больших в законе имеются специальные лазейки.

Предположим: купил Большой Украинец 100 акций по 3 грн. и продал их по 10 грн. Его прибыль, относимая в состав налогооблагаемого дохода, составит: 100*10 – 100*3 = 700 (грн.).

В следующий раз Большому Украинцу удается купить такие же акции по цене 1 грн. И он продает их тому же покупателю по прежней же цене.

Какова будет его прибыль во второй операции?

Считаем: 100*10 – 100*1 = 900 (грн.).

Но этот ответ будет правильным, только если второе приобретение акций состоялось по истечении 30 дней после первой сделки.

Если же Большой успел осуществить вторую закупку в течение месяца после первой продажи, то на него распространяется особое правило п. 9.6.4. «б», гласящее, что «стоимость приобретенного пакета для целей налогообложения определяется по цене его приобретения, но не ниже цены проданного пакета».

А значит, во второй сделке под налог попадет не 900, а 700 грн. (100*10 – 100*3).

Странная арифметика, не правда ли?

И с чего бы это государство так заботилось об интересах фондовых спекулянтов?

Логика подсказывает, что, очевидно, данное положение писалось для отдельных убыточных сделок (об этом говорят предшествующие нормы закона). Тем не менее текст построен так, что формальное его прочтение позволяет сделать именно те расчеты, которые мы продемонстрировали.

Или вы думаете, что Большой Украинец добровольно включит в свой доход 900 грн. вместо 700?

А если в реальности будут суммы не с двумя, а с шестью нулями?

Как получать дивиденды

Разгадывать налоговые загадки придется не только согражданам, но и иностранцам, которых угораздит инвестировать свои средства в экономику Украины.

Внес, допустим, Большой Неукраинец свои кровные ненашиденьги в уставный фонд украинской компании, а она ему возьми да и выплати за это дивиденды. По справедливости.

Удерживать ли с таких дивидендов налог?

Большой Неукраинец, как водится, законопослушен. А потому начинает он, горемыка, изучать наш закон. И вот что у него выходит.

В п.3.2 написано, что объектом налогообложения нерезидента является доход с источником происхождения из Украины. Эта категория раскрывается в п.1.3, где говорится, что к доходам украинского происхождения, в частности, относятся «дивиденды, начисленные резидентом — эмитентом корпоративных прав». Казалось бы, все понятно.

Однако Большой Неукраинец дочитывается до п. 1.20.3:

«В случае если в настоящем Законе используются термины «резидент» или «нерезидент» в соответствующих падежах, под этими терминами соответственно понимаются «физическое лицо-резидент» или физическое лицо-нерезидент».

Выходит, рассуждает Неукраинец, дивиденды, полученные от украинских юридических лиц, не относятся к доходам украинского происхождения, а значит, не входят в объект налогообложения. Ему, несчастному, еще предстоит смириться с мыслью, что в Украине источником корпоративных прав и дивидендов могут быть физлица. (Отцы-основатели корпоративной теории в гробу переворачиваются.)

Вы думаете, что главбух украинской компании не удержит с инвестора налог?

Вряд ли. Ведь главбух прочтет п. 9.3.4:

«Дивиденды, выплачиваемые плательщику налога эмитентом корпоративных прав — резидентом, являющимся физическим или юридическим лицом, подлежат налогообложению по ставке, определенной пунктом 7.1 статьи 7 настоящего Закона».

А чтоб инвестор не вредничал, ему процитируют последний абзац п.9.11.3:

«При начислении в пользу нерезидента доходов в виде процентов, дивидендов или роялти применяется соответствующая ставка налога, установленная для начисления таких доходов резиденту».

На кого обидится Большой Неукраинец?

На главбуха? На закон? Или на Украину?

Конечно, закон сырой. Конечно, в него предстоит внести еще массу изменений.

Так, впрочем, происходит со всеми налоговыми законами. И парламентарии, похоже, с этим свыклись, не усматривая в этом ничего предосудительного.

Плохие традиции — как плохие привычки: избавляться трудно, да и не всегда хочется.

И не дает покоя желание донести до депутатского сознания бессмертный призыв Жванецкого: «Тщательней надо, ребята, тщательней!».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно