Закон Звягильского, или Кто и почему провоцирует очередную катастрофу на шахте имени Засядько? - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

Закон Звягильского, или Кто и почему провоцирует очередную катастрофу на шахте имени Засядько?

28 марта, 2008, 16:08 Распечатать

Взрывы на шахте им. Засядько, унесшие жизни 106 горняков и травмировавшие более 300 работников, казал...

Взрывы на шахте им. Засядько, унесшие жизни 106 горняков и травмировавшие более 300 работников, казалось бы, должны были потрясти всю страну, заставив власть вместе с руководителями угледобывающих предприятий (прежде всего самой смертоносной шахты) не только коренным образом изменить отношение к безопасности шахтерского труда, но и сделать все возможное, чтобы, все­сторонне проанализировав обстоятельства этой техногенной катастрофы, избежать подобных трагедий в будущем. Но страсти вокруг наиболее масштабной в истории отечественного углепрома аварии вдруг перешли в плоскость обид и упреков со стороны владельцев шахты в предвзятом расследовании причин взрывов. Мол, правительственные комиссии, преднамеренно скрывая правду о шахте Засядько, необоснованно обвиняют ее руководство в невыполнении требований производственной безопасности, которая, якобы, была и остается на наивысшем уровне. Об этом недавно заявил в своей статье «Кто и почему скрывает правду о шахте имени Засядько?», напечатанной в парламентской газете «Голос Украины» (№48—49 от 13 марта 2008 г.), председатель правления совета арендаторов предприятия, народный депутат Ефим Звягильский.

Ясное дело, никто и не надеялся, что фактический руководитель шахты г-н Звягильский станет посыпать голову пеплом. Герой Украины, кавалер многочисленных государственных и правительственных наград не делал этого и раньше, хотя именно при его руководстве с 1999 года на шахте случилось шесть резонансных аварий, в которых погибло 244 человека. Общее количество пострадавших за этот период составляет 565 человек, из них смертельно — 286. Такой «черной» статистики не знает ни одно угледобывающее предприятие мира. Коэффициент смертельного травматизма на один миллион тонн добытого угля за последние пять лет достиг 8,7.

Руководители предприятия изо всех сил пытаются навязать общественности мнение, что высокий уровень травматизма связан исключительно со сложными горно-геологическими условиями шахты. Но в аналогичных условиях работает немало шахт с высокими производственными мощностями. Например, «Красноармейская-Западная». Но коэффициент смертельного травматизма здесь — 0,56. Сверхкатегорийная по газу метану «Щегловская-Глубокая» обрабатывает те же угольные пласты, что и шахта Засядько, без кровавых катастроф: за пять лет здесь смертельно травмированы пять горняков.

Хотелось надеяться, что по крайней мере ноябрьский траур прошлого года пробудит, наконец, у владельцев шахты им. Засядько если не боль по погибшим шахтерам, то сочувствие к тем, кто, рискуя жизнью, добывает предприятию уголь, а его хозяевам — миллионные прибыли. Шахта считается самой прибыльной в стране — 250 млн. долл. годового дохода.

К сожалению, судя по всему, ни нормы морали, ни «Правила безопасности в угольных шахтах» для этого предприятия не писаны. В феврале на шахте им. Засядько настойчиво пытались запустить 18-ю восточную лаву пласта М3 по схеме проветривания, категорически запрещенной правительственной комиссией, которая расследовала причины прошлогодней катастрофы. Согласно заключениям специалистов, это техническое решение непременно привело бы к новой трагедии с многочисленными человеческими жертвами. Только вмешательство Госкомитета Украины по промышленной безопасности, охране труда и горному надзору заставило руководство шахты изменить намерения.

Но далеко не во всем. Новый шахтный участок не укомплектовали средствами противопожарной защиты и локализации угольной пыли. Инспекторы территориального управления Госгорпромнадзора по Донецкой области во время ее приема в эксплуатацию зафиксировали также местные скопления метана в опасной концентрации и выявили значительное превышение допустимой температуры выработок, что свидетельствовало о неэффективности системы проветривания и отсутствии мер по охлаждению воздуха.

Учитывая многочисленные нарушения, надзорный орган запретил ведение в лаве эксплуатационных работ. Это очень не понравилось руководству шахты, которое открытым текстом начало угрожать должностным лицам центрального органа исполнительной власти. Еще бы — предприятие теряло прибыль. С закрытием аварийного пласта 13-й лавы, где в прошлом году произошли три подряд взрыва метана, оно потеряло 60% добычи, что, в свою очередь, финансово ударило по металлургическим комбинатам, с которыми шахта связана в единую вертикально интегрированную структуру как поставщик сырья. Нужно было срочно вводить новые мощности. Но цена вопроса, очевидно, не предполагала соблюдения требований безопасности.

Вообще для шахты Засядько грубые нарушения правил безопасности при ведении горных работ, невыполнение мер, определенных актами специальных расследований предыдущих аварий, являются систематическими. Контрольно-ревизионная служба, проверив предприятие по поручению правительства, установила в частности, что руководство шахты направляло на охрану труда впятеро меньше средств, чем предусмотрено действующим законодательством, — 0,4 вместо 2% от суммы реализованной продукции. Треть мероприятий по борьбе с угольной пылью в течение 2007 года вообще не финансировалось, а значит — они не выполнялись. Постоянно нарушается пылегазовый режим: в прошлом году зафиксировано 35 случаев загазовывания выработок. В этом году их было уже пять!

В 2006 году именно из-за высокого уровня загазованности произошел взрыв в той самой
13-й лаве. Погибли 13 горняков, из них четверо — инженерно-технические работники. На взрывоопасную концентрацию метана руководство шахты не обращало внимания на протяжении нескольких дней, отправляя шахтеров, по сути, в газовые камеры.

Стоит ли удивляться, что шахта им. Засядько — самая травмоопасная в стране. И в то время, когда уважаемый народный депутат рассказывает в своей уже упомянутой статье, как полтысячи сотрудников день и ночь контролируют и обеспечивают соблюдение на его предприятии техники безопасности, инспекторы Госгорпромнадзора в этом году выявили более 2522 нарушений требований нормативно-правовых актов по охране труда, из-за чего 42 раза запрещали ведение работ, в том числе 17 раз из-за нарушений требований пылегазового режима.

Господин Звягильский не устает повторять, что на шахте используют все известные для аналогичных условий добычи угля средства и способы обеспечения безопасности труда, особо акцентируя внимание на едва ли не самой эффективной в мире дегазации угольных пластов, доведенной до 85%. Хотя 450 кубометров метановой смеси в минуту, извлекаемые установленными на шахте дегазационными станциями и приносящие предприятию существенный доход, вовсе не являются гарантией полнейшей безопасности шахтных выработок. Утилизация метана — всего лишь сопутствующий безопасности производственный процесс.

Но почему-то руководитель шахты не вспоминает, что не у всех горняков есть индивидуальные сигнализаторы метана, не на надлежащем уровне ведется обеспыливание, что приводит к накоплению в горных выработках чрезвычайно опасной угольной пыли. Штат службы газового контроля на момент аварии 18 ноября 2007 года был недоукомплектован и к работе с газоанализаторами допускался необученный персонал, газовый датчик был за пределами выемочного участка, где произошла трагедия, а газоотсасывающие установки в той злосчастной 13-й лаве работали неэффективно, из-за чего, вероятно, и накопился метан. Эксперты, выясняющие причины трагедии, отметили, что за сутки до аварии в забое конвейерного штрека лавы вышел из строя вентилятор местного проветривания, а резервного не было. Его установили за несколько часов до взрыва.

Все эти и другие факты нарушений безопасности труда зафиксированы правительственной комиссией в «Акте специального расследования аварии первой категории с групповыми несчастными случаями, произошедшими 18 ноября, 1 и 2 декабря 2007 года на арендном предприятии «Шахта им. Засядько». На их основе, заключениях авторитетных экспертов, непосредственно работающих на месте трагедии, комиссия сделала вывод: «Причиной трагедии является взрыв метановоздушной смеси вместе с угольной пылью, что стало возможным вследствие нарушения правил безопасности в угольных шахтах по ведению работ при наличии опасных накоплений метана, взрывоопасности электрооборудования и невыполнения руководителями шахты и участков требований нормативно-правовых актов об охране труда и должностных инструкций». 11 должностных лиц признаны виновными в аварии. Фамилия Звягильского в списке не фигурирует.

В целом в 2007 году работники Госгорпромнадзора при обследовании горных выработок шахты выявили свыше 6 тыс. нарушений законодательства по охране труда и 241 раз запрещали там работы. Поэтому по крайней мере странно слышать от ее высшего руководства, что на предприятии была абсолютно нормальная рабочая обстановка, что нет проблемы шахты им. Засядько, а трагедия произошла на ровном месте. «Я сделал все, чтобы сделать безопасной работу шахтеров, — сказал как-то в своем интервью Ефим Леонидович. — Все существующие методики и нормативные документы, регламентирующие сегодня безопасность, были соблюдены. Моя совесть чиста». По официальным данным, причиной предыдущих аварий на шахте также было игнорирование правил безопасности, в частности нарушения требований пылегазового режима. Не зря одна их шахтерских вдов, оставшаяся после
18 ноября с малолетними осиротевшими детьми, предложила переименовать донецкую улицу, которая носит имя Е.Звягильского, в улицу погибших шахтеров...

Правда о шахте им. Засядько давно не является тайной. Она подробно изложена в официальных документах расследований кровавых катастроф, захлестнувших предприятие. Вопрос в другом: почему руководство шахты, а по большому счету, — только один Ефим Звягильский так настойчиво пытается признать сфабрикованным акт специального расследования прошлогодней аварии, под которым стоят подписи 17 авторитетных специалистов и правительственных чиновников и который базируется на выводах солидных экспертных комиссий? В их работе, и это признает даже Ефим Леонидович, участвовал цвет отечественной научной горной мысли, в том числе и практики, а также зарубежные специалисты, которых трудно заподозрить в предвзятости. К тому же во всех заседаниях последних двух правительственных комиссий (хочется верить — все-таки последних) под председательством бывшего и нынешнего вице-премьер-министров А.Клюева и А.Турчинова участвовали председатель правления совета арендаторов шахты Е.Звягильский и ее директор И.Ефремов, у которых не было замечаний к выводам комиссий.

Но вдруг они появились. «Такие интерпретации руководством шахты причин аварии преследуют только одну цель — полностью снять с себя какую-либо ответственность за самую масштабную в истории Украины трагедию, — вполне справедливо отмечает в своем официальном заявлении Госгорпромнадзор. — Это — циничная попытка манипулирования общественным мнением, что порождает в обществе такие опасные явления, как вседозволенность, безнаказанность, пренебрежение жизнью и здоровьем работающих ради получения сверхприбылей. Действия руководства арендного предприятия «Шахта им. Засядько» угрожают возникновением новой масштабной катастрофы».

Шахту никто не собирается закрывать, и разговоры о политико-финансовых баталиях вокруг нее различных политических сил выглядят притянутыми за уши на фоне вполне справедливых требований к владельцам предприятия соблюдать правила и нормы производственной безопасности, прекратив, наконец, цинично и последовательно убивать шахтеров.

В конце концов, господин Звягильский должен был бы первым приветствовать оперативность правительственной комиссии, которая, кроме констатации прямых и косвенных причин смертоносных взрывов, разработала четкие меры для того, чтобы подобные аварии в будущем стали невозможными. 16 конкретных предложений адресованы непосредственно шахте и более 40 — центральным органам исполнительной власти, научным учреждениям и другим угледобывающим предприятиям.

Однако руководство шахты не только игнорирует выполнение этих мер, но и начало откровенную борьбу с правительственной комиссией, ставя под сомнение объективность ее выводов. При этом аргументация и выдвинутые версии причин аварии явно не достойны профессорско-докторского статуса их авторов.

«Сегодня нет полного понимания физико-химических процессов, происходящих во время ведения горных работ на глубинах более 1000 метров, — отмечает доктор технических наук Е.Звягильский. — Неизвестно, как именно глубинные газы влияют на взрывоопасность метана. Академическая наука (на мой взгляд, очень и очень слабая) должна дать рекомендации, что нам делать дальше».

Но кто, в конце концов, виноват, что шахта им. Засядько ушла на полуторакилометровую глубину без соответствующих знаний и научных рекомендаций, превращая забои в экспериментальные площадки, а шахтеров — в неких подопытных существ? Что мешало тому же Ефиму Звягильскому одновременно с поданным им в Верховную Раду законопроектом о льготной приватизации подконтрольной ему шахты предоставить ряд документов по усовершенствованию научного сопровождения горных работ, а не беспомощно разводить руками вокруг каких-то загадочных газодинамических явлений с участием высших углеводородов, якобы и ставших причиной прошлогодней катастрофы.

Эксперты, между прочим, указали, что шахта им. Засядько не относится к опасным по нефтегазопроявлениям и в ее выработках содержание высших углеводородов не превышало норму от общего объема горючих газов ни в исходных вентиляционных потоках, ни в пробах газа, отобранного из дегазационных трубопроводов, выводящих газ из буровых скважин. Во время анализа проб воздуха, отобранных экспертной комиссией в
14-м западном конвейерном штреке, где произошла авария, концентрация выявленных высших углеводородов не превышала допустимое значение.

Разговоры о роли тяжелых углеводородов, этилена и пропилена в понижении критической концентрации метана вплоть до 1% вместо принятых 2,5% продолжаются почти десять лет. Почему, интересно, первый руководитель опасной по всем параметрам шахты, заслуженный шахтер Украины, известный ученый и не менее известный политик с неограниченными возможностями г-н Звягильский (одна из его не так давно написанных монографий посвящена, кстати, состоянию и путям усовершенствования проветривания и газового режима родной шахты), которого по иронии судьбы еще в 1993 году назначили председателем Национального совета по вопросам безопасной жизнедеятельности населения, до сих пор при всех своих полномочиях не заставил профильную науку дать ответ на этот и многие другие важные для угольщиков вопросы? Легче всего, переложив ответственность на неизвестные природные явления, объявить шахту им. Засядько уникальным объектом, где действуют особые, отсутствующие на каком-либо другом угледобывающем предприятии, законы.

Впрочем, в этом утверждении, упорно навязываемом обществу отдельными руководителями шахты, чтобы отвлечь внимание от ее кричащих проблем, есть доля истины. На шахте им. Засядько действительно действует особый закон: уголь ценнее человеческой жизни. Это заставило Госгорпромнадзор сделать официальное заявление о том, что «действия руководства арендного предприятия «Шахта им. Засядько» угрожают возникновением новой масштабной катастрофы».

На Щегловском кладбище Донецка, где хоронят погибших шахтеров шахты им. Засядько, места почти не осталось...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно