ЗАКОН ОБЯЗЫВАЕТ ОБМАНУТЬ И ЗА ТАКОЙ ОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ ОБМАН ТУТ ЖЕ НАКАЗЫВАЕТ

21 марта, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 21 марта-28 марта

Народ Украины уже знает (особенно — в своей юристско-бухгалтерской части), каково качество законодательной базы по налогообложению...

Народ Украины уже знает (особенно — в своей юристско-бухгалтерской части), каково качество законодательной базы по налогообложению.

Ведь законы пишут, ясное дело, не сами депутаты, а те, кто обязаны писать им законодательные тексты по долгу службы (работа депутата — заниматься политикой, не царское это дело — в подпунктах ковыряться). Ну а те, кто должны готовить законопроекты, видимо, получают только госзарплату, а оттого ваяют основы наших основ по принципу «как нам платят, так мы и пишем», то есть себя не перегружают и понятным непротиворечивым изложением нормопродукцию свою не обременяют.

Вот и выходит, что законы надо читать не так, как они написаны, а так, как (наверное) имели в виду те, кто их писали, когда писaли.

Будем взаимно вежливы

Если читать как написано, то лучше не читать вообще. Например, при буквальном прочтении в основополагающем — для примера — законе об НДС подпункта 7.3.1 выходит, что момент обложения этим налогом наличных поступлений не возникает. То есть объект обложения, конечно, вроде как есть (п/п. 3.1.1), а вот момента возникновения налоговых обязательств вроде как нет. Ибо 7.3.1 говорит лишь о зачислении денежных средств на банковский счет(!) — стало быть, получения наличности для обложения мало и нужно ждать аж второго события — отгрузки товара.

«По жизни», конечно, никто ничего не ждет и облагает — как имелось в виду, по первому событию, в том числе и при наличной предоплате. Ведь тем и отличается наш специалист от ненашего, что умеет, вдыхая дух закона, не обращать внимания на его глупые буквы и читать между строк.

Кстати, с уменьшением налога на добавленную стоимость, известным в народе как налоговый кредит, ситуация совершенно аналогичная. Подпункт 7.5.1 (это мы о том же НДСном законе) опять говорит о моменте списания денежных средств, но все понимают, что под этим подразумевается и наличная предоплата. Тут, правда, поняли не сразу (чего б под шумок налоговый кредит — даже если есть налоговая накладная — не отложить?). Но когда непонявшим показали такую же штучку в 7.3.1, все успокоились. Потому что, не признавая при наличной предоплате налогоуменьшения (буквально читая 7.5.1), надо было бы не признавать при ней тогда уж и налогоувеличения (буквально читая 7.3.1), а это для бюджета вредно.

То есть сработала логика «будете читать буквально, где плохо, так читайте буквально и где хорошо», в результате чего стали читать не как написано, а как надо (плюя на закон симметрично) и как, очевидно, было задумано писателями.

Скромное обаяние 4.5

Аналогичная биография намечается у не менее умного п. 4.5 того же закона. Указав, что при изменении цены после продажи, естественно, должен пересчитываться и НДС, во втором своем абзаце тот же пункт говорит, что перерасчет этот не производится, если «хотя бы одна из сторон такой операции не является плательщиком налога» (за исключением исполнения гарантий).

Здесь прежде всего очень симпатичны слова «хотя бы одна из сторон». Они означают, что имеется в виду не только покупатель, а еще и продавец! Стало быть, если продавец не является плательщиком НДС, но почему-то налог при продаже начислил (интересно, почему?), то потом «сыграть обратно» ему уже нельзя (причем даже «в случаях возврата проданных товаров»). То есть когда цену после продажи меняет плательщик НДС, он и НДС меняет тоже, а когда цену меняет неплательщик НДС, который почему-то этот НДС в цену включил («сюр»!), то такой незаконный НДС — в отличие от законного! — «постпродажно» изменяться не имеет права.

Но самое интересное мудрый законодатель сочинил для случая, когда неплательщик — покупатель. Например, когда покупатель — лицо не «юр», а обычное человеческое «физ». И то, что изменение цены после продажи такому неплательщику на размер НДС не влияет, в народе (причем именно в «юрнароде») уже научились использовать, потому что народ у нас тоже хоть и немножко, но мудрый.

Итак, алгоритм тут следующий (условный, конечно, так ведь и сказка — ложь…).

Сначала что-то продается физлицу за 180 грн., в том числе НДС 30 грн. Потом цена торжественно меняется до уровня 174 грн., в том числе НДС 29 грн. Потом приходит инспектор и штрафует за неправомерное занижение НДС, имевшее место в размере 1 грн. и противоречащее абз. 2 п. 4.5 закона об НДС. Потом оштрафованный жалуется всем, кому только можно, — в областную ГНА, в ГНАУ, в Госкомпредпринимательства, во всевозможные хозяйственные и апелляционные суды, отовсюду получая ответы, что он таки неправ, что гривню он недоплатил, что при расчетах с человеком изменение цены не означает изменения НДС.

После чего что-то продается физлицу за 12 грн., в том числе НДС 2 грн. Потом цена меняется до уровня 12 000 грн., а НДС как был 2 грн., так и остается — на основании мудрого 4.5 и всех полученных разъяснений-решений-постановлений о неизменении НДС. Ну кто посмеет сказать, что «неизменение» означает «неуменьшение», но при этом не означает «неувеличения»?

Так что пока 4.5 не постигла судьба 7.3.1 с 7.5.1, не грех этим пунктиком и попользоваться. В конце концов, как написано, так и читаем, — имеем право. А что мы при этом думаем про себя (точнее, про текст закона) — это уже наше дело. Хотим — думаем о том, что они думали, когда писали, а хотим — буквоедимся, мы этому тоже обучены.

Куда завернули рыбу, или Древнегреческое

Было бы, конечно, странно, если бы правило «тут — читаем, а тут — рыбу заворачивали» не касалось закона «О налогообложении прибыли предприятий». Всё в порядке, касается, не волнуйтесь.

Древнегреческие софисты в свое древнегреческое время приходили почему-то в ужас от внутренней нелогичности тезиса «данная фраза неверна» и сходили из-за этого с ума. Упомянутый — недавно обновленный — закон содержит теперь то же самое: последний абзац подпункта 7.6.1 начинается словами «нормы настоящего пункта не распространяются на...». Никто при этом не обращает внимания на то, что сам подпункт 7.6.1 входит в пункт 7.6, нормы которого на кого-то «не распространяются» — включая, стало быть, и нераспространение этого нераспространения!.. Но никто с ума не сходит, не будем этого делать и мы, а перейдем к более интересному.

Куда нужно вставлять, или Новоукраинское

Подпункт 11.2.3 того же закона установил в своем последнем варианте, что при расчетах с нетрадиционно ориентированными, то есть с нерезидентами и теми из резидентов, кто платит налог на прибыль по ставке ниже 30% или не платит его вообще, предоплата у покупателя не относится на валовые затраты, каковые затраты у него появятся лишь после оприходования/получения товаров (работ, услуг).

При этом нетрадиционными считаются априори все — если только они не укажут в договоре на свой традиционный статус. Указание же в договоре статуса «нормального» дает право предоплатившему на уменьшение налога на прибыль.

И всё бы ничего, если бы законодатель, точнее, настоящий писатель (как правило, анонимный), в самом интересном месте не пропустил «не». В результате получилось, что все, кто попал в абз. «б» п/п. 11.2.3, то есть как раз нетрадиционно ориентированные резиденты, обязаны по требованию покупателя указать в договоре, что они «нормальные» (то есть наврать!). Причем уже через пару строчек говорится, что если «ненормальный» укажет, что он «нормальный» (тем самым выполняя требование закона, сформулированное двумя предложениями раньше), то он будет признан уклонившимся от налогообложения (!), к тому же в размере не просто налога, а всего полученного авансового платежа.

Итак, сначала закон требует наврать, а потом сам же за это вранье и наказывает!

Могут возразить: «Ну чего прицепились? Ведь всем ясно, что в словах «любое лицо, определенное абзацем «б» настоящего подпункта» просто пропустили «не» перед словом (видимо) «определенное» — да и всё! Так стоит ли из-за этого целую статью писать?»

Ну — как сказать.

Во-первых, это все-таки статья не закона, а в газету.

Во-вторых, у нас уже есть опыт прочтения прежнего варианта другого подпункта — 8.2.1 того же «прибыльного» закона. Так вот, его, 8.2.1, в налоговых изволили читать именно буквально (а не «по духу»), из-за чего даже станок 1913 года мог оказаться не заслужившим по своему стажу работы вписаться в «основные фонды» у нового хозяина.

Поэтому мы уже знаем, что чувствовать дух — это хорошо, но важно еще знать, что налоговики почувствуют его так же и там же.

Ну а в-третьих, «не» все равно не спасает! Ведь в лица, «не определенные» абзацем «б», охватывающим лишь резидентов, попадают и «ЧПЕНы» — частные предприниматели на едином налоге, да и все прочие предприниматели. Резидентами предприниматели, как неоднократно писала ГНАУ (хоть и по другому поводу), не являются — ни ЧПЕНы, ни прочие. (Кстати, это было еще одним примером буквального прочтения закона!) Значит, в «б» они не попадают, значит, врать в договоре, что платят по-нормальному налог на прибыль, в таком случае обязаны!

То есть хоть так, хоть эдак — а кого-то закон врать заставляет:

то ли (если без «не», а как написано) нетрадиционных резидентов, что они — традиционные,

то ли (если с «не») предпринимателей (в «резиденты» не попадающих), что они — «нормальные». Это если мы туда вставили. А вдруг — не туда?

P. S. Когда статья уже была подготовлена к печати, вышло налоговое разъяснение ГНАУ о применении 11.2.3. Крупно имея в виду закон (ссылаться на который все равно невозможно), налоговики написали: «Любое (! — А.К.) лицо обязано при заключении договора с плательщиком налога по его требованию указывать в договоре, какой статус в отношении налога (на прибыль.— А.К.) имеет такое лицо».

Закону это, конечно, соответствует не очень, так хоть понятно…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно