«ЗаДверная» энергетика — «шара» строго по спискам?

13 февраля, 2012, 16:05 Распечатать Выпуск №5, 10 февраля-17 февраля

С госсобственностью можно расставаться по-разному: можно дорого, можно эффективно, а можно и как в Украине… В нынешнем году это утверждение снова обкатали на энергетике. На первом этапе компании, занимавшие монопольное положение, со свистом продавали по цене ниже не только цены металлолома, но и цен в тропической Африке.

С госсобственностью можно расставаться по-разному: можно дорого, можно эффективно, а можно и как в Украине… В нынешнем году это утверждение снова обкатали на энергетике. На первом этапе компании, занимавшие монопольное положение, со свистом продавали по цене ниже не только цены металлолома, но и цен в тропической Африке.

Роль Фонда госимущества в данном процессе сравнительно честного отъема собственности не стоит преувеличивать — она чисто техническая, приватизаторы постарались на славу. Поначалу были по максимуму отсечены все возможные иностранные конкуренты. Их не только не приглашали в энергогенерацию, им почти прямым текстом заявили, что «вас тут не стояло».

Это и привело к благостной продаже по стартовой цене обоих выставляемых на продажу пакетов энергогенерирующих компаний «Западэнерго» и «Днепрэнерго». Их, не особо напрягаясь, приобрел Ринат Ахметов.

Он же купил и пакеты «Киевэнерго» и «Донецкоблэнерго». Правда, там все же нарисовалась слабенькая конкуренция. За «Киевэнерго» вяло поборолась «Полтаваоблэнерго» (Константин Григоришин и Игорь Коломойский), на «Донецкоблэнерго» отметилось ООО «Луганское энергетическое объединение» (ЛЭО) того же Григоришина.

Что интересно, сначала появление той же полтавской энергокомпании вызывало едва ли не шок — как можно составлять конкуренцию такому великому человеку, как Ринат Леонидович?! Конкурс даже перенесли — видать, «в зобу дыханье сперло». Но Константин Иванович вел себя скромно и тактично, не проявлял в конкурсах настойчивости. Торговался вяло и быстро сходил с дистанции.

Так что ДТЭК Ахметова переплатила «за конкуренцию» в дистрибуции около 4% от стартовой цены. Зато теперь может честно сказать, что приобрела их при наличии соперника.

В третьей очереди продаваемых энергокомпаний («Закарпатье-», «Винница-» и «Черновцыоблэнерго») ожидалась несколько более оживленная борьба. Ахметову они были неинтересны, зато там столкнулись интересы Григоришина, Михаила Воеводина и Александра Бабакова (VSE).

Благо, что цена была вполне бросовая. К примеру, за «Черновцыоблэнерго» просили 65 млн. грн. Сейчас на такие «деньжищи»… не купить даже одну высоковольтную трансформаторную подстанцию того же облэнерго — они уже под сто миллионов. Восстановительная стоимость любого облэнерго и подавно потянет на миллиарды.

Так что борьба действительно началась, только не так, как ожидалось. На все три облэнерго подали заявки как компании Григоришина (ЛЭО), так и структуры, аффилированные с VSE Воеводина—Бабакова.

Но вот дальше начались нюансы. Для начала конкурс по «Закарпатьеоблэнерго» был сорван по дивной причине — не смогла собраться конкурсная комиссия. По версии ФГИ, отсутствовали представители Минэнергоугольпрома, НАК «Энергетическая компания Украины», Минфина и облгосадминистрации. Кстати, объяснения их отсутствию (точнее, кто дал команду) так и не последовали. Председатель ФГИ Александр Рябченко объяснил все морозами. Как бы пошутил.

Учитывая украинские реалии, менее юмористичные наблюдатели сделали выводы о закулисных обсуждениях на Банковой — кто окажется самым «правильным» покупателем. Через две недели этот вывод подтвердился самым наглядным образом — по той же причине 3 февраля была сорвана и продажа «Винницаоблэнерго». Причем в этом случае претендентов оказалось трое. Кроме традиционных ЛЭО и VSE, поучаствовать в конкурсе решило и «Львовоблэнерго». И тут началась буквально истерика…

Подробности срыва конкурса до изумления напоминали дешевое шоу.

В официальном изложении «Львовоблэнерго», события развивались так: «Сначала конкурсная комиссия собралась в полном составе. Однако после полученных телефонных звонков часть ее членов покинули зал, в котором должен проводиться конкурс. После чего представителями Фонда госимущества было объявлено, что проведение конкурса откладывается из-за отсутствия кворума комиссии на неопределенный срок. При этом двое из членов комиссии пытались зайти обратно к месту заседания. Однако не смогли этого сделать… дверь была закрыта изнутри работником фонда». Финиш.

После этого стали ждать: сорвется ли еще и конкурс по «Черновцыоблэнерго»? Однако тут все прошло вполне спокойно. 45% акций компании после вялого торга между представителями Григоришина и Воеводина—Бабакова ушли к «словакам» VSE за 70 млн. грн. У последней уже был 22-процентный пакет, так что теперь контроль над энергокомпанией окончательно перешел к ней.

Тогда же было заявлено, что 13 февраля состоятся повторные конкурсы по «Закарпатье-» и «Винницаоблэнерго». Однако, судя по всему, неформальные (и, надеемся, безоплатные) договоренности касались только двух участников — структур VSE и ЛЭО.

Третий, который лишний…

За бортом «сердечного согласия» чиновников оказалось «Львовоблэнерго». Вопросом его допуска внезапно заинтересовалась прокуратура. Естественно, исключительно во имя государственного блага. Оказалось, что ФГИ не провел «дополнительные проверки, несмотря на наличие предпосылок для этого». Речь шла о «сведениях, нужных для выяснения его личности, сути деятельности, финансового состояния». Что именно имелось в виду, не очень понятно. «Львовоблэнерго» уже не первый год контролируется братьями Григорием и Игорем Суркисами, чего те в общем и не скрывают.

Однако, получив протест прокуратуры, ФГИ не стал делать никаких запросов, а оперативно заявил о снятии «Львовоблэнерго». Причем официальное извещение представители львовской компании получили вообще за 15 минут до повторного конкурса… Да и сами торги начали непривычно рано, в самом начале рабочего дня, что затрудняло принятие каких-либо контрмер.

После этого продажа прошла по накатанной колее. При стартовой цене 167,5 млн. грн. пакет быстро ушел к «ЛЭО» за 176,2 млн. То есть превышение не составило даже 9 млн. грн. Это тот случай, когда можно довольно точно посчитать, сколько потеряло государство.

Когда стало ясно, что «Львовоблэнерго» выбрасывают из конкурса, представители его акционеров стали довольно откровенны. В частности, ZN.UA ситуацию прокомментировал президент ООО «Укрэнергоконсалтинг» (УЭК) Александр Сагура, он входит в наблюдательные советы «Прикарпатье-» и «Тернопольоблэнерго», а до конца января возглавлял и набсовет «Львовоблэнерго». А сам УЭК полуофициально управляет (как корректно пишут — консультирует) «суркисовскими» облэнерго.

А.Сагура сказал: «Протеста Генпрокуратуры во «Львовоблэнерго» никто в глаза не видел. Если мы его и получим, то явно после срыва конкурса. Но при этом комиссия ФГИ принимает решение об отказе «Львовоблэнерго». Причем к нам никто не обращается за какими-либо дополнительными документами».

Президент УЭК иронично заметил: «Может, им стоило просто сразу назвать правильных инвесторов, чтобы никто не дергался? А то мы внесли залог в 16 млн. грн. (10% стартовой цены. — Ред.), который вывели из оборота компании уже почти на месяц. Вместо этого получаем историю с конкурсной комиссией.

При этом всем ясно, что искусственное сужение числа участников ведет к снижению цены. Мы готовы торговаться, и цена за пакет акций предприятия выросла бы минимум на 50 млн. грн., возможно, и больше.

По существу, ни о каких честных торгах за «Винницаоблэнерго» не может быть и речи. Создаются условия для продажи «Винницаоблэнерго» по значительно заниженной цене, зато «правильным» покупателям» А государство получит абсолютно неадекватную сумму за продаваемую компанию».

В общем-то, к обещаниям дорого заплатить всегда надо относиться со скепсисом — переплачивать бизнес-группы не любят.

Но это тот случай, когда Сагуре можно доверять. В случае с «Винницаоблэнерго» были готовы бороться три бизнес-группы. Это идеальный вариант для роста цены. При конкурентной продаже разогнать цену до 250—300 млн. грн. и выше вполне возможно.

«Винницаоблэнерго» — очень неплохой актив, хорошо ложащийся в любой бизнес-контур. Тем более нынешние цены на энергетику относятся к категории смешных. Четыре года назад (до кризиса) 26-процентный пакет того же «Львовоблэнерго» оценивали в 110 млн. долл. Сейчас три компании не потянули и на пятьдесят.

Не надо думать, что в ФГИ не знают, как надо продавать. В 2008—2009 годах фонд пробовал продать блокирующие пакеты ряда облэнерго, как раз используя противоречия между их акционерами — теми же Суркисами и Григоришиным. И, несмотря на сильное срезание итоговой цены, нельзя сказать, что попытка была совсем неудачной. Кое-что удавалось продать, пусть за меньшую сумму, чем рассчитывали, но не настолько дешево, как сбывают с рук сейчас…

Да и владельцам облэнерго пришлось срочно договариваться. Но тогда у ФГИ стояла задача продать подороже, а нынче стоит задача продать «правильно».

Один из экспертов саркастически заметил, что если бы «Винницаоблэнерго» продали, как куда более крупное «Донецкоблэнерго», возникло бы слишком много неприятных вопросов как к Фонду госимущества, так и к оценщикам и Кабмину. И кому это надо?

Продажей «Винницаоблэнерго» дело не ограничилось. В этот понедельник, через два часа после продажи облэнерго в пользу Григоришина, ФГИ быстро провел повторную продажу контрольного пакета «Закарпатьеоблэнерго».

На этот раз поздравления принимала компания Бабакова (тут выступило ООО «Энергетическая Украина ТВ») При стартовой цене в 135 млн. грн. она приобрела его аж за 142,7 млн. Григоришин любезно сыграл роль спарринг-партнера — его представителей хватило всего на три шага аукциона.

Вообще происходящее в последние два месяца все больше напоминает спектакль или договорной матч: участники вяло торгуются, при этом побеждает та компания, которая уже располагает большим пакетом в облэнерго. Пока в данном правиле сбоев не было.

В итоге Воеводин—Бабаков с партнерами разжились еще двумя облэнерго, а Григоришин прибавил себе одну компанию.

Ну, а нежелательных отсеивают госорганы (это может быть и сам ФГИ, и прокуратура, и тот же Антимонопольный). В общем, «всеобщее благолепие и благоухание воздухов». Хотя насчет последнего спорно — зловонная вышла история.

*Результаты конкурса намеревается оспорить «Львовоблэнерго».

Правда, насчет Григоришина не факт, что все уже завершилось. Ранее Александр Сагура (УЭК) заявлял, что если представители львовской компании не будут допущены к участию в конкурсе в понедельник, то «Львовоблэнерго», безусловно, будет оспаривать как сам конкурс, так и его результаты. Об этом же заявил журналистам и юрист компании, допустивший что такой иск вообще будет подан в течение дня. Насколько такие намерения будут реализованы, посмотрим…

Львовяне считают, что их документы в полном порядке, да и приняты были без претензий. Если же позже возникли сомнения, то надо было предъявлять запросы «Львовоблэнерго» и одновременно, на период дополнительной проверки, отсрочить проведение конкурса.

Логика в такой аргументации имеется, но очень многие понимают, что прокурорский протест возник не потому, что прокуратура не знает владельцев «Львовоблэнерго». Существует вполне достоверная версия, что братья Суркисы собрались покупать «Львовоблэнерго» в тандеме с Игорем Коломойским. Что и объясняет нервозную реакцию ГПУ.

При всей привлекательности винницкой энергокомпании наиболее вкусный актив нынешнего года — это все-таки «Днепроблэнерго». Компания обеспечивает электроэнергией ключевой промышленный регион страны. Она очень интересна как Ахметову (у него там ГОКи), так и Коломойскому (в области находятся ключевые для группы ферросплавные заводы).

«Привату» она нужна настолько, что даже крайне осторожный Игорь Валериевич анонсировал свой явный интерес к ней (и к «Запорожьеоблэнерго»). Хотя добавил, что условия должны быть «нормальные, прозрачные» (с его наработанной репутацией это звучало очень искренне). Вот ему эти правила и показывают… Благо, что в данном случае обеспечивается комплексное накрытие «бандерлогов».

Правилам обучают не только его и Суркисов, но и Григоришина, и Воеводина. Всем им ненавязчиво напоминают, что приватизация у нас идет строго в ручном режиме, и «ручник» вовсе не у них. И дверей разного уровня у нас много, и ключи у них разные.

К примеру, тот же Суркис может подумать на досуге о том, почему «Запорожьеоблэнерго», где у него с партнерами блокирующий пакет, до сих пор не вошло в число выставленных на продажу.

Григоришин может задуматься: стоит ли ему идти на «Крымэнерго», или все же лучше сосредоточиться на Черкассах, Харькове или той же Волыни. Воеводину со товарищи ненавязчиво напомнили, что Украина — это точно не Россия.

Заодно пощекотали и без того совершенно замечательные отношения двух «заклятых друзей» — Игоря Валериевича и Константина Ивановича, которые вроде как бизнес-партнеры.

И столько полезных выводов обеспечивается всего одной закрытой дверью и пустяшным иском… А в целом ничего личного, просто бизнес и экономия частных ресурсов. Это наше государство может разбрасываться своим имуществом, бизнес деньги и активы очень даже считает. В отличие от правительства, в бюджете которого горы дохлых кур — обклевались…

Во многом именно поэтому в Украине в начале третьего десятилетия независимости есть богатые бизнес-группы и нищее государство с чиновниками на авто стоимостью в их столетнюю зарплату. И что грустно — это уже привычно…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно