ЯДЕРНЫЕ НАЛОГИ — КОЭФФИЦИЕНТ НАПОЛНЕНИЯ

30 ноября, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №47, 30 ноября-7 декабря

Украинская энергетика — забавная вещь. Попробуйте, например, объяснить иностранцу, зачем компания, номинально имеющая рентабельность порядка 100%, берет в банке кредиты (под приличные проценты) на выплату зарплаты...

Украинская энергетика — забавная вещь. Попробуйте, например, объяснить иностранцу, зачем компания, номинально имеющая рентабельность порядка 100%, берет в банке кредиты (под приличные проценты) на выплату зарплаты. Не поймет бедняга — ведь, с его точки зрения, она должна будет просто купаться в деньгах, а кредиты, если и брать, то на что-то очень грандиозное.

Закаленный же ветрами украинского энергорынка энергетик поинтересуется, а сколько они этих денег получили реально, а, узнав, что немногим больше половины, понимающе вздохнет: и то хорошо. Действительно, неплохо — года два-три назад за отпущенную электроэнергию получали меньше 10%. Станции, вырабатывающие в год примерно на пять миллиардов гривен электроэнергии, не могли выплатить людям зарплату (тогда это было миллионов триста в год). Если на какой-то атомной станции долги по ней не превышали полугода, то негласно считалось, что положение нормальное. Да и вообще половину зарплаты платили талонами и прочим. Так и жили.

О том, что деньги нужны еще и на ремонты, и на закупку ядерного топлива, вообще старались не вспоминать. А о том, как станции получали топливо, когда-нибудь напишут увлекательнейший приключенческий роман.

Так что нынешний уровень платежей, по сравнению с недалекими временами, это «большой прогресс». Денег худо-бедно, но хватило на закупку ядерного топлива и на текущие ремонты станций. Правда, на своевременную выплату зарплаты уже не хватает — приходится брать кредиты.

Интересно, что при этом одновременно АЭС вынужденно кредитуют других, причем почти безвозмездно. Только по чрезвычайным ситуациям госпредприятие «Энергорынок» украинской ядерной компании НАЭК «Энергоатом» задолжало 230 млн. грн., из них 170 млн. грн. — долг 2000 года. Предназначенные им деньги ушли на нужды тепловой генерации — для накопления топлива. А поскольку ситуация у «тепловиков» не слишком радужная, то особых надежд на то, что деньги скоро вернут, нет.

Особенно в условиях начинающейся зимы. Скорее всего, будет очень неплохо, если эти долги хотя бы не нарастят. С тем, что общие долги «Энергорынка» перед НАЭК «Энергоатом» недавно перевалили за пять миллиардов гривен, уже как-то свыклись.

Можно было бы сказать, что забыли, но это неправда. Помнят, тем более что напоминают о них ежедневно, благо есть кому. Организация, изо дня в день тормошащая практически все ядерные станции страны, вполне авторитетная — Государственная налоговая администрация Украины (ГНАУ). Ведь все атомные станции Украины входят в «почетный список» крупнейших 50 должников по налогам. На начало осени, согласно данным ГНАУ, предприятия «Энергоатома» были должны бюджету 808 млн. грн. С тех пор сумма меньше не стала. Объяснение довольно простое — как только станция выработала электроэнергию, считается, что она продана в оптовый рынок. А раз продана, начисляются налоги, и вне зависимости от состояния расчетов за отпущенную электроэнергию возникают обязательства по их оплате. Объяснения, что за выработанную электроэнергию платят кое-как, налоговое ведомство не принимает. В общем, это логично.

В итоге происходит дивная вещь: обе стороны по-своему правы. Налоговики вполне законно требуют уплаты налогов, атомщики, в свою очередь, объясняют, что, получая с «Энергорынка» менее 60% оплаты за отпущенный товар, платить полностью налоги они не в состоянии. Возникает замкнутый круг.

Причем на местах конфликты резко обостряются. Даже самая маленькая атомная станция — крупнейшее предприятие региона. И в такой насыщенной промышленными гигантами области, как Запорожская, местная АЭС производит примерно пятую часть промышленного производства, в Ривненской области — это уже более половины, в Хмельницкой — около трети. И так как прибыль этих станций закладывается в местные бюджеты, то неплатежи АЭС пробивают в них приличные дырки, что, естественно, не приветствуется. Отсюда и непрерывные конфликты с местными властями и налоговыми службами.

Особенно остро ситуация сложилась в небогатых регионах запада Украины, где расположены Ривненская и Хмельницкая АЭС. Еще когда их блоки летом становились на ремонт, показатели этих областей резко падали. Недавно на Ривненской АЭС местная налоговая арестовывала продукцию, т.е. электроэнергию. Так как ее на склад не положишь, то внешне выглядело все примерно так: приехали, записали показания счетчика, зафиксировав некую цифру, потом приехали второй раз — снова записали. Сложившееся было бы забавным, если бы по итогам этой операции с распределительного счета «Энергорынка» не списали 20 млн. грн. Кстати, это списание противоречит действующему законодательству и в итоге стало поводом для смены банка, обслуживающего «Энергорынок».

Не до шуток и Хмельницкой АЭС. В отношении ее ГНАУ 28 августа выиграло дело о взыскании 65,8 млн. грн. Более того, она уже минимум дважды инициировала вопрос об увольнении директора АЭС Владимира Софиюка с должности. Обстановка на этой станции в какой-то мере является эталонной. Небогатая область (ее сводный бюджет на 2001 год составляет всего 386 млн. грн.) с расположенной на ее территории самой маленькой, с единственным блоком, станцией страны. Притом это самое крупное предприятие области — именно от АЭС планировалось получить в областной бюджет 85 млн. грн., или 23% от общей суммы. Реально поступает меньше. На 1 октября недоимка станции по всем видам налогов составляла 80,5 млн. грн. (в т.ч. 79,8 млн. в госбюджет), то есть с местными платежами еще более-менее сносно, с госбюджетом — хуже.

А за это уже «получает по шапке» от Киева и областная налоговая администрация. Ну и так далее. И то, что самой станции за поставленную электроэнергию на начало осени были должны 1028,5 млн. грн., мало греет областные власти. Им нужны деньги на расходы именно сейчас. Отсюда и требования. Соответственно подписываются графики погашения и прочее. Однако потом их надо выполнять — тут-то и начинается. Если сравнить реальные поступления на станцию с этими графиками, то в отдельные месяцы ХАЭС должна была отдавать на налоги 60% поступлений. Что иногда именно так и делалось. А для выплаты зарплаты брались кредиты.

Ситуацию оживляет еще и местный колорит. За три года на станции сменилось четыре директора. Один после увольнения ударился в бега, двое ушли на повышение в Киев, сейчас на должности уже четвертый. Это не означает, что к нему предвзято относится руководство Хмельницкой обладминистрации, но и прикрывать генерального директора лишний раз тоже не будет. А тут упорные слухи о том, что на станцию в области имеется свой кандидат, еще и с поддержкой в Киеве. В общем, клубок завязывается вполне серьезный и распутываться будет еще долго. Пока что станции устроили образцово-показательную выволочку в ГНАУ. И хотя никого не уволили, вопрос о директоре может возникнуть снова — желающих «пробить» своего достаточно.

Да и самому «Энергоатому» через месяц-полтора придется весьма не сладко. Более года он потратил на то, чтобы выровнять ситуацию с долгами. В итоге сейчас атомщики должны кредиторам меньше, чем должны им. Но примерно наполовину этот успех был достигнут благодаря принятому в апреле закону о списании штрафов и пени государству. Однако все это списывалось при условии регулярной проплаты за текущие платежи. А с этим, как видим, уже проблемы. Значит, с нового года задолженность вполне могут восстановить, что резко ухудшит финансовое положение компании. В «Энергоатоме» уже подсчитали: это примерно равнозначно тому, что компания взяла бы кредиты под 68% годовых. При том, что одновременно компания совершенно беспроцентно кредитует экономику и тепловую энергетику Украины.

И это далеко не единственная трудность, которую принесет с собой Дед Мороз. С нового года изменится и налогообложение части атомного тарифа. Сейчас та его доля, которая идет на достройку двух ядерных энергоблоков, фактически не облагается налогом на прибыль. Точнее, он начисляется, но используется на достройку блоков. С 1 января это закончится, а, значит, налогов начислять будут больше. А вот будет ли «Энергорынок» перечислять больше денег «Энергоатому» — весьма сомнительно. Возникнет примерно такая ситуация: станция получит процентов 60 от положенного на целевую надбавку и тут же должна будет отдать половину на налоги. Что фактически поставит на проектах (состояние которых и так не блестящее) жирный крест.

На этом фоне проблемы с передачей местным горсоветам жилого фонда станций кажутся едва ли не мелочью. Вот только сами мэрии так не считают. Исторически города атомщиков создавались именно при станциях и содержались именно ими. Однако с будущего года процесс передачи их в муниципальную собственность должен быть завершен. Со станций снимут непрофильную проблему, но это же означает, что она появится у муниципалитета, что его отнюдь не радует. В большинстве такие действа приводят к ухудшению ситуации с обслуживанием домов и объектов. Впрочем, «Энергоатом» документы на передачу уже практически оформил. Ну а местные власти сложившееся положение где приняли, а где и не очень. В Запорожской области в городе энергетиков Энергодаре страсти накалились до того, что на сессию местного совета вначале не пускали губернатора области Евгения Карташова. Ситуация в городе действительно «веселая». Несколько лет назад все средства станции бросались на достройку шестого блока АЭС. Развитие города шло по глубоко остаточному принципу. В итоге недостроенных объектов оказалось на 572 млн. грн. Сейчас станция уходит от города, и перспектива так и остаться в «недострое» наедине со своими проблемами мало кого радует. И хотя первое время АЭС будет поддерживать город (готов договор сопровождения), реальные вливания резко упадут. Одним из вариантов решения проблемы может служить введение целевой надбавки на тариф НАЭК в 0,12 коп на кВт·ч. Однако все опять же упирается в то, будет ли оно наполняться реальными деньгами.

Так что ближайшее время легким атомной энергетике не покажется. Очевидно и то, что самостоятельно им решить задачи не удастся. Необходим законодательный подход к проблеме начисления налогов. К примеру, возможен переход на кассовый метод или иные варианты реструктуризации задолженности. А вообще до тех пор, пока начисленные платежи не будут полностью оплачиваться, снять проблему не удастся. До этого пока еще далеко, хотя ситуация все-таки заметно улучшилась. В этом году впервые за все время существования НАЭК не слышно о трудностях с ядерным топливом. Не то, что их вообще нет, просто они перешли в разряд рабочих и решаемых. В итоге АЭС, опять же впервые, перезагрузились, и особых проблем с топливом этой зимой не будет. Интересно, когда такое можно будет сказать о налогах?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно