WELLCOM «БУДЕТ ТРЕТЬИМ» В ОДИНОЧЕСТВЕ

18 апреля, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №15, 18 апреля-25 апреля

Слухи о том, что слияние двух мобильных операторов «второй линии» — WellCom и DCC – отменяется, подтвердились...

Слухи о том, что слияние двух мобильных операторов «второй линии» — WellCom и DCC – отменяется, подтвердились. На минувшей неделе руководство «Украинских Радиосистем» («УРС», торговая марка WellCom) заявило о намерении в течение года развернуть сеть мобильной связи в 20 крупных городах Украины и на трех основных автострадах. Как сообщил новый генеральный директор компании Юрий Большешапов, в рамках проекта планируется установить около 500 базовых станций, до шести коммутаторов и освоить приблизительно 100 млн. долларов инвестиций. При этом, по словам руководства компании, «речь о сотрудничестве с DCC не идет». По информации председателя наблюдательного совета «УРС» Мордехая Корфа, стратегическими партнерами проекта «Третий национальный мобильный оператор» станут Приватбанк и «Сентоза», а также связанный с ними давними партнерскими отношениями холдинг операторов фиксированной телефонной связи «Оптима-Телеком».

С политической точки зрения такое решение может означать еще один «щелчок по носу» представителям донецких деловых кругов от телекоммуникаций. «Щелчок» этот последовал за отказом Президента Леонида Кучмы уволить председателя Госкомсвязи Николая Гончара. Напомним, предложение об увольнении Гончара было сформулировано в постановлении КМ №300 от 6 марта. Необходимость смены руководства отрасли мотивировалась многочисленными «грубыми нарушениями исполнительской дисциплины», то есть невыполнением решений правительства. Вышеперечисленные нарушения были «списаны» из целого ряда принятых в конце февраля — начале марта ВР депутатских запросов: о незаключении «Укртелекомом» договоров на закупку отечественной АТС С-32, о нарушениях сроков выдачи операторам лицензий на частоты, и так далее.

Однако 24 марта Леонид Данилович заявил, что увольнять Гончара не пока не намерен. По-видимому, такое решение было принято после очередной встречи главы государства с народным депутатом Станиславом Довгим. По некоторым данным, Президента убедили, что представление премьера является посягательством на кадровую парафию главы государства и давлением на него. Реакция Леонида Даниловича на давление хорошо прогнозируема: жесткий отпор. Фразу, которую при этом якобы произнес Президент, с удовольствием цитируют в Госкомсвязи; едва ли не единственным литературным словом в ней было «Янукович».

Так и не принятое решение о смене главы Госкомсвязи активно лоббировалось теми представителями донецких деловых кругов, чьи интересы в отрасли телекоммуникаций наиболее сильны: президентом DCC Валерием Степаненко и помощником премьера, экс-гендиректором «Укртелекома» Леонидом Нетудыхатой. Одного из них наблюдатели давно пророчат на место руководителя госкомитета. Президентское решение сохранить нынешнее руководство ведомством можно трактовать как нежелание отдавать стратегическую отрасль «донецким». Кроме этого, 6 марта парламент не принял в первом чтении проект закона «О телекоммуникациях», внесенный нардепами Юрием Луценко и Валерием Пустовойтенко, одним из разработчиков которого был руководитель DCC Степаненко, по совместительству помощник Валерия Павловича. Законопроект также во многом связывался с интересами «донецких», и его провал отражает перспективу их реализации. Возможно, именно на этом фоне представители деловых кругов, связанных с Приватбанком, сделали вывод: предложения «донецких» не являются теми, от которых «невозможно отказаться». По крайней мере, на сегодняшний день.

Конечно, объединение WellCom и DCC явило бы рынку мощную силу. Мало того, что новый оператор имел бы национальные лицензии на три диапазона — «родной» для DCC диапазон 800 МГц (для сетей стандарта IS-136, в этом же диапазоне можно разворачивать цифровое телевидение формата DVB и сети фиксированного радиодоступа в стандарте IS-95); полученный с приобретением «Астелита» диапазон 1800 МГц (для городских микросотовых сетей большой емкости) и WellComовский диапазон 900 МГц (для покрытия автодорог и прочих «бескрайних просторов»). Новому оператору были бы присущи традиционные для «донецких» напор и энергичность, а также неплохо учитывающая славянский менталитет маркетинговая политика. По крайней мере, «Киевстар» и UMC быстро почувствовали бы, что созданный ими на рынке «интим» нарушен.

Однако ситуация сложилась по-другому. Почему операторы не смогли договориться — неизвестно. «Не сторговались», — говорят эксперты. По словам председателя наблюдательного совета ЗАО «УРС» Мордехая Корфа, переговоров с DCC почти что и не было: было предложение с их стороны, «одно из многих предложений различных компаний». По данным донецкой стороны, переговорный процесс был более интенсивным. Более того, буквально за три дня до заявления WellCom прошел слух, будто бы сделка завершена. «Наверное, кто-то из донецких выдал желаемое за действительное», — отметили представители WellCom.

По их словам, решение развивать сеть самостоятельно было принято в середине марта. Однако на пресс-конференции журналистам представили «карты перспективного покрытия», наспех нарисованные фломастером в атласах автодорог (к тому же разные в разных атласах). Складывается впечатление, что решение отказаться от услуг DCC принималось настолько спешно, что PR-отдел WellCom даже не успел заказать в типографии копеечные буклеты с «солидной» картой покрытия.

Сам факт проведения WellCom пресс-конференции с анонсом выхода на национальный рынок был неожиданностью для некоторых руководителей DCC. Правда, как следовало из их высказываний, состояние переговоров до пресс-конференции можно было оценивать как неопределенное («Сколько можно волынить!», — сказал один из них).

Итак, что имеем? О планах DCC скажем лишь вкратце: амбициозность этой компании, а также аренда ею многочисленных площадок под базовые станции новых диапазонов (лицензию на 1800 МГц компания приобрела вместе с «Астелитом», а на 900 МГц подала заявку в ноябре) позволяют предположить, что компания начнет разворачивать новую сеть сразу по получении разрешительных документов. О планах «УРС» подробнее рассказать сейчас не получится. Руководители компании не сообщили деталей бизнес-плана, сославшись на коммерческую тайну. Тайной этой, с таким же успехом, может являться и его отсутствие. Как бы там ни было, бизнес-план этот должен быть достаточно стандартен (см. историю развертывания сети «Мегафон» в Москве). Он будет включать развертывание в короткий срок покрытия на территории, где проживает более половины потенциальных абонентов, в частности, подавляющее большинство наиболее прибыльных «корпоративщиков». А следовательно – освоение в короткий срок большого объема капитальных вложений. К тому же, для удержания рынка темпы инвестирования в ближайшие два-три года должны сохраняться на уровне нескольких десятков миллионов долларов в год.

Надо отметить, что, общаясь с журналистами, руководители компании сознательно ограничивали горизонт планирования ближайшим годом. Планы освоения средств в последующие годы, а также вопросы прибыльности компании старательно обходились. Так, г-н Корф сообщил, что в течение года компания не рассчитывает на значительный приток абонентов: «За этот год мы только успеем построить сеть». Говорилось и о том, что прогнозы можно будет делать только после начала полномасштабного предоставления услуг…

Трудно поверить, что столь практичные и умеющие считать деньги люди, как руководители «УРС» и Приватбанка, способны вложить 100 млн. в проект, судьба которого станет ясна только после его развертывания (иными словами, без гарантий их возврата). Напрашивается мысль, что для них судьба проекта все же предопределена: новая сеть WellCom разворачивается для последующей продажи. За сумму, превышающую 100 миллионов и уж, конечно, превосходящую предложенную за WellCom владельцами DCC. А купит ли WellCom DCC или другая компания – будет решаться на следующих «торгах». Видимо, стоящие за Приватбанком финансисты подсчитали, что продажа компании с инфраструктурой будет более выгодна, чем только с лицензиями.

О том, что WellCom будет «затачиваться» под продажу, косвенно свидетельствует и тот факт, что сегодня Приватбанк ведет достаточно много долгосрочных проектов в промышленности, объемы инвестиций в которые превышают или сравнимы с заявленными в отношении «УРС». Помимо «УРС», Приватбанк выразил намерения вложить 400—450 млн. долларов в покупку различных пакетов акций таких предприятий, как «Укрнафта», ОАО «Завод имени Дзержинского», Никопольский ферросплавный. Однако в этих случаях речь идет об уже работающих, прибыльных предприятиях, которые начнут окупаться с момента покупки. Тогда как услуги «третьего на рынке» будут нуждаться в интенсивном продвижении и риск этого проекта остается высоким. Особенно в условиях конкуренции с DCC, которая тоже будет бороться за звание «третьего» (для «четвертого» места на нашем развивающемся рынке, наверное, нынче еще нет).

Сегодня 31% акций «УРС» принадлежит компании «Укрфондинвест», 20% — «Интеринвесту» (обе наблюдатели связывают с Приватбанком) и по 24,5% — кипрским Varkedge limited и Occidental Management сo.limited. Однако среди партнеров по развитию сети была названа компания «Оптима» — холдинг, имеющий сети фиксированной связи в шести городах Украины. Напрямую «Оптима» не связана ни с Приватбанком, ни с «УРС». Однако председатель наблюдательного совета последней Мордехай Корф является соучредителем нескольких компаний холдинга «Оптима».

Детально разбираться в структуре собственности оффшорных учредителей «УРС» и «Оптимы» не будем. Отметим лишь, что отношения «Оптимы», Приватбанка и «УРС» можно скорее назвать партнерскими: они связаны исходящими из общего источника параллельными финансовыми потоками. Причем источник этот, видимо, не привязан к конкретной стране – скорее, имеет отношение к интернациональным деловым кругам. Кстати, еще одним партнером указанных фирм является коллега Корфа по учредительству в одной из компаний холдинга — «Оптима-Связь-Эссетс» — Юрий Киперман, недавно избранный членом наблюдательного совета «Укрнафты».

Таким образом, инвестиции в «УРС» можно скорее считать венчурными (в отличие от портфельных зарубежных инвестиций в UMC и «Киевстар»). А ведь, как известно, менеджмент венчурных инвестиций, изначально направленных на последующую продажу их объекта, должен отличаться динамичностью. Так что возможно, что инвестиции интернациональных финансовых институтов в «УРС» в нашем случае будут эффективнее, чем тяжеловесные и долгосрочные вложения зарубежных учредителей в других мобильных операторов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно