Высокая инфляция в Украине: абсолютное зло или объективная реальность?

17 декабря, 2010, 17:57 Распечатать

Минувшая осень была отмечена бурными событиями на инфляционном фронте — за резким скачком цен в сентябре последовало столь же резкое замедление темпов роста потребительских цен в октябре и ноябре...

Минувшая осень была отмечена бурными событиями на инфляционном фронте — за резким скачком цен в сентябре последовало столь же резкое замедление темпов роста потребительских цен в октябре и ноябре. Так что по итогам 2010 года темп инфляции, скорее всего, окажется ниже 10%, впервые с 2003-го. Вдохновленное этим успехом, правительство ставит еще более амбициозные цели на будущее, рассчитывая снизить годовые темпы роста цен до 6—7% всего через два-три года. Насколько реальны такие перспективы и что нужно сделать, чтобы поставленных целей достичь?

«Инфляционные горки»

Инфляционная динамика последних месяцев лишний раз продемонстрировала, насколько изменчивыми могут быть экономические показатели в нашей стране. Казалось бы, стремительный рывок потребительских цен в сентябре (индекс потребительских цен (ИПЦ) вырос на 2,9% по сравнению с предыдущим месяцем) приведет к раскручиванию инфляционного маховика, и в заключительном квартале цены продолжат стремительно расти. Однако в последующие два месяца, несмотря на традиционную инфляционную напряженность этого периода, словно по мановению волшебной палочки, темпы роста потребительских цен замедлились: сначала до 0,5% в октябре и еще больше — до 0,3% — в ноябре. Такая динамика инфляционных показателей выглядит достаточно удивительной. Октябрьские темпы инфляции оказались ниже сентябрьского аналога впервые за последние десять лет, а ноябрьский показатель стал наименьшим за всю новейшую историю Украины.

Установить истинную причину такого странного поведения потребительских цен достаточно сложно. На наш взгляд, стремительный скачок цен в сентябре мог быть неоправданным, поэтому резкое замедление темпов инфляции в последующие месяцы можно пояснить возвращением темпов роста ИПЦ к какому-то нормальному уровню. Кроме того, судя по всему, имело место и существенное усиление административного контроля над ценами со стороны центральных и местных органов власти. Решительность чиновников можно объяснить острой необходимостью ограничить рост цен на социально чувствительные товары в преддверии местных выборов, а также удержать инфляцию в пределах 10% по итогам 2010 года. Для достижения этих целей использовались все средства — и административное давление на производителей и ритейлеров, и ужесточение монетарной политики НБУ (что, кстати, вкупе с сезонным ростом бюджетных расходов привело к значительному снижению уровня ликвидности в банковской системе).

Также, несмотря на то, что цены на газ для предприятий теплокоммунэнерго были повышены на 50% еще в августе, правительство так и не отважилось провести соответствующее повышение тарифов на тепло и горячую воду (согласно решению НКРЭ, принятому на этой неделе, тарифы будут повышены с 1 января следующего года). В результате резко увеличился уровень неплатежей за потребленный газ предприятиями теплокоммунэнерго, что привело к дальнейшему ухудшению финансового состояния НАК «Нафтогаз Украины». Так что дефицит НАКа в нынешнем году составит около 1,5—1,6% ВВП, что выше, нежели предусмотрено соглашением с МВФ (1%). Более того, находится под вопросом и сведение к нулю дефицита компании в следующем году.

В будущем правительство намерено продолжить бескомпромиссную борьбу с инфляцией. В частности, в 2011 году прогнозируется рост ИПЦ на уровне 8,9% (на конец года), а в 2012—2013 годах инфляция должна замедлиться до 7,9 и 6,2% соответственно. Однако, на наш взгляд, такие прогнозы выглядят излишне оптимистичными. Так, на следующий год запланировано, например, существенное повышение коммунальных тарифов: рост в среднем на 25% расценок на тепло и горячую воду с января 2011 года, повышение цен на газ на 50% в апреле и последующее за ним еще одно повышение коммунальных тарифов. Что, по нашим расчетам, добавит около 3% к индексу потребительских цен в 2011 году (даже без учета возможного повышения тарифов на электроэнергию).

Кроме того, учитывая, что отечественная экономика в следующем году продолжит постепенно восстанавливаться после недавнего коллапса (ожидается, что темп роста ВВП в 2011 году составит около 4—4,5%), потребительский спрос также будет расти, создавая давление на цены. Поэтому удержать инфляцию в последующие 12 месяцев в пределах 10% вряд ли возможно, ведь административные рычаги контроля могут быть эффективными только в краткосрочном периоде — всего лишь два-три месяца, после чего цены обязательно вырвутся на волю.

Вряд ли этого, с учетом неоднократно набитых шишек, не понимают в правительстве. Так что установление заниженного инфляционного ориентира связано, скорее всего, с национальными особенностями бюджетного планирования. На основе такого заниженного показателя формируется консервативный план доходов бюджета, а если инфляция окажется выше прогнозируемой (за что ни один высокопоставленный чиновник еще не был уволен), это только поможет правительству выполнить и перевыполнить бюджетный план. Такая тактика не раз применялась правительством в предыдущие годы. Видимо, по случайному совпадению, это происходило именно тогда, когда за подготовку бюджета отвечал Николай Азаров и его соратники.

Тем не менее стремление правительства снизить темпы инфляции в Украине, безусловно, похвально. Поэтому хотелось бы более подробно проанализировать основные факторы инфляции в Украине и обозначить меры, реализация которых необходима для снижения темпов инфляции до устойчиво низкого уровня (хотя бы до 5—7% в среднесрочной перспективе).

Инфляционные хроники украинской экономики

Для начала предлагаем совершить небольшой экскурс в историю. В прошедшем десятилетии для украинской экономики были характерны не только высокие темпы инфляции, но и высокая степень волатильности (изменчивости) ценовой динамики. В частности, в 2000—2009 годах среднегодовой темп инфляции в Украине составлял 12,2%, что является одним из самых высоких показателей среди стран Восточной Европы. Показатель волатильности роста цен также зашкаливал, что объясняется как отсутствием вменяемой антиинфляционной политики, так и особенностями структуры индекса потребительских цен, где доля продуктов питания (цены на которые чрезвычайно волатильны) превышает 50%.

В то же время достаточно популярно мнение, что столь высокие и изменчивые темпы инфляции не являлись проблемой для украинской экономики. Мол, Украина на протяжении 2000-х годов демонстрировала высокую динамику роста экономики, поэтому и цены росли быстрее, чем в других странах. Такие аргументы можно было бы принять на веру, если бы высокие темпы инфляции в Украине сопровождались стремительным ростом показателей производительности труда. Однако этого не происходило, и в результате украинская экономика постепенно теряла свою конкурентоспособность.

Этот вывод может быть проиллюстрирован с помощью концепции реального эффективного обменного курса (РЭОК). Этот показатель учитывает динамику номинального обменного курса страны по отношению к валютам стран — основных торговых партнеров, а также разницу в темпах инфляции в этих странах, являясь своеобразным мерилом ценовой конкурентоспособности страны. Согласно расчетам МВФ, РЭОК гривни после резкой девальвации в 1998—1999 годах (вследствие масштабной номинальной девальвации гривны) колебался примерно на одном уровне в 2000—2003 годах, а затем начал стремительно укрепляться вследствие чрезвычайно высоких темпов инфляции в Украине. В результате, несмотря на привязку номинального курса гривни к слабеющему американскому доллару, реальное ее укрепление в 2000—2007 годах составило около 27%, что свидетельствует о значительной потере конкурентоспособности украинской экономики.

Исключение составлял лишь металлургический сектор благодаря чрезвычайно благоприятной внешнеэкономической конъюнктуре. В частности, доля экспорта черных металлов в общем экспорте неуклонно росла (с 30% в 2001 году до 40% летом 2008-го). Кроме того, рост экспорта объяснялся лишь стремительным увеличением цен (в первую очередь на металлы), в то время как физические объемы экспорта неуклонно снижались: в 2005—
2007 годах физический объем экспорта снизился в среднем на 5% в год, а цена экспорта (дефлятор) выросла на 21%.

Замедление темпов роста экспорта и одновременный резкий рост импорта (что объяснялось как снижением конкурентоспособности украинских товаров, так и бумом потребительского кредитования, а также кардинальным снижением импортных тарифов в 2005 году) привели к значительному ухудшению торгового баланса. Профицит в размере 7,7% ВВП в 2004 году сменился 8-процентным дефицитом в 2007-м. В итоге, как только благоприятный ценовой фактор приказал долго жить, украинская экономика очутилась в глубокой рецессии.

Помимо потери конкурентоспособности, жесткая привязка гривни к доллару вкупе с высокой и волатильной инфляцией (следствием чего была ощутимая разница в процентных ставках) также, напомним, способствовали и распространению валютного кредитования. Ведь фиксированный обменный курс создавал иллюзию отсутствия валютного риска. Впрочем, справедливости ради стоит отметить, что свою роль в этом процессе также, безусловно, сыграли и массовый приход на украинский рынок иностранных банковских групп, и нерешительность со стороны НБУ в вопросе ограничения резкого роста валютных кредитов.

Наконец, высокая и волатильная инфляция дестабилизирует деловые и потребительские ожидания, снижая доверие к национальной валюте (таким образом способствуя росту долларизации экономики). Наглядный пример — ситуация в начале осени этого года, когда скачок цен на продукты питания и повышение коммунальных тарифов подстегнули девальвационные ожидания, несмотря на благоприятное в целом состояние платежного баланса. Кроме того, в условиях ценовой неопределенности экономические субъекты (население, предприятия) отдают предпочтение потреблению в ущерб сбережениям. Что, в свою очередь, негативно сказывается на объеме инвестиций и, следовательно, на темпах экономического роста.

Кто виноват и что делать?

Таким образом, достаточно очевидно, что высокая и волатильная инфляция стала одной из основных причин возникновения существенных макроэкономических дисбалансов, которые в итоге и привели к такому плачевному итогу в 2008 году. Более того, губительное воздействие высокой инфляции на экономику страны продолжается. В результате масштабной номинальной девальвации в четвертом квартале 2008-го украинская экономика получила некий запас ценовой конкурентоспособности, однако при сохранении высоких темпов инфляции этот запас вскоре может быстро исчерпаться. Ситуация усугубляется еще и тем, что восстановление мировой экономики происходит очень медленно и болезненно, поэтому существенного увеличения внешнего спроса на продукцию украинского экспорта ожидать не приходится. Как уже отмечалось выше, негативное воздействие высокой инфляции на конкурентоспособность частично сглаживалось в предыдущие годы за счет привязки гривни к доллару, который постоянно девальвировал по отношению к другим валютам. Однако сейчас нет никаких гарантий, что это удачное стечение обстоятельств сохранится и в будущем.

В результате у Украины остается два пути для поддержания конкурентоспособности национальной экономики — борьба с инфляцией (плюс структурные реформы, направленные на рост производительности) или управляемая девальвация национальной валюты. На наш взгляд, второй путь является заведомо проигрышным, поскольку и в этом случае страна рискует оказаться в замкнутом инфляционно-девальвационном круге. Хотя девальвация временно улучшает конкурентоспособность и стимулирует экономический рост, затем снова растет инфляция и снижается конкурентоспособность, ухудшается платежный баланс и возникает новое девальвационное давление на национальную валюту. Итогом всего этого может стать полный коллапс банковского кредитования (ведь валютное кредитование остается под запретом, а кредитование в национальной валюте ограничено дефицитом длинного и дешевого гривневого ресурса), окончательная долларизация экономики и дальнейшее ухудшение финансового состояния банковской системы, так как доля валютных кредитов (в первую очередь населению) остается на высоком уровне.

Поэтому на повестке дня остро стоят два извечных вопроса, вынесенных в подзаголовок. Основных конъюнктурных виновников высокой инфляции в Украине отыскать несложно. Во-первых, свою роль, безусловно, сыграли традиционные макроэкономические факторы — мягкая монетарная политика (как следствие жесткой привязки гривни к доллару в условиях значительного профицита платежного баланса), а также безответственная и популистская фискальная политика. Во-вторых, резкий рост мировых цен на сырье и энергоносители начиная с 2006 года также стимулировали рост потребительских цен.

Однако еще более значимым, на наш взгляд, фактором высокой инфляции в Украине является чрезвычайно высокая неэффективность украинской экономики — всепроникающая коррупция (создающая препятствия для свободной конкуренции), удручающая динамика показателей производительности, слабость антимонопольного законодательства и так далее. Ведь в результате отсутствия четких правил игры и высокого уровня коррупции рыночные механизмы работают неэффективно, что приводит к монополизации, а следовательно, и к неоправданному завышению цен.

Каков же рецепт для борьбы с инфляцией в Украине? Очевидно, что с помощью только традиционных инструментов (ужесточение монетарной и фискальной политики) побороть инфляцию невозможно. Поэтому само по себе изменение модели монетарной политики (например, введение режима инфляционного таргетирования) вряд ли способно качественно изменить ситуацию, даже будучи помноженным на жесткую бюджетную экономию. Без устранения структурных причин инфляции никакие фискальные или монетарные меры к успеху не приведут.

И в этой связи хотелось бы отметить, что переход к режиму плавающего обменного курса может сыграть важную роль в антиинфляционных механизмах (помимо стандартных аргументов о том, что гибкий обменный курс позволяет более эффективно выстраивать монетарную политику, а значит, и контролировать инфляцию). В качестве примера можно привести опыт восточноевропейских стран и Турции в первой половине 2000-х годов. После азиатского кризиса валюты этих стран имели значительный потенциал для номинальной ревальвации, поэтому для поддержания конкурентоспособности в условиях плавающего обменного курса эти страны были вынуждены усиленно бороться с инфляцией и проводить структурные реформы для стимулирования роста производительности. На наш взгляд, именно такого экономического стимула и не хватало Украине, так как привязка гривни к доллару (на заниженном уровне) на фоне благоприятных условий торговли отнюдь не способствовала проведению реформ, направленных на снижение инфляции, создавая иллюзию экономического благополучия. То есть зачем напрягаться, принимать непопулярные меры для борьбы с инфляцией, если все и так хорошо. Таким образом, постепенный переход к режиму плавающего обменного курса будет выступать стимулом для дезинфляции.

От теории к практике

В заключение перейдем от нормативного анализа (как должно быть) к позитивному (как есть на самом деле). К сожалению, здесь успехи органов государственной власти, отвечающих за экономическую политику, вызывают сомнения. Положительным фактором в борьбе с инфляцией можно назвать ужесточение фискальной политики — согласно проекту бюджета на 2011 год, рост его расходов составит всего 5% по сравнению с ожидаемыми цифрами 2010 года (в частности, предполагаемый рост минимального прожиточного минимума и минимальной зарплаты будет ниже темпов роста инфляции). В то же время денежно-кредитная политика остается достаточно невнятной. Во-первых, монетарные действия НБУ носят несколько хаотичный характер (Нацбанк то снижает ставки для стимулирования кредитования, то сжимает ликвидность с целью стабилизации обменного курса и снижения инфляции).

Во-вторых, по-прежнему отсутствуют четкие сигналы НБУ по поводу политики режима обменного курса — такое впечатление, что на Институтской (а может, и на некоторых соседних улицах) до сих пор так и не определились, какая модель обменного курса необходима Украине. Ну, и в-третьих, удивительным выглядит тот факт, что на дворе уже практически 2011 год, а совет Национального банка пока так и не принял основы кредитно-денежной политики на следующий год.

Нечем особенно похвастаться правительству и на структурном фронте борьбы с инфляцией — дальше разговоров дело пока не пошло. Вместе с тем уже появляются косвенные свидетельства значительного увеличения уровня коррупции и тенизации украинской экономики лишь за последний год. Например, за последние три месяца чистый спрос на наличную валюту превысил 5,2 млрд. долл., и, как уже отмечалось на страницах «ЗН», эти операции, скорее всего, связаны с обслуживанием теневого сектора экономики. Таким образом, приходится констатировать, что радужные инфляционные прогнозы пока не подтверждаются реальными действиями. А отсутствие этих реальных шагов связано не с отсутствием четких рецептов борьбы с инфляцией, а с трудностями их имплементации, учитывая слабость и коррумпированность судебной системы и тесное переплетение политических и бизнес-интересов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно