Выход из «тени»… с «Яблочком»

28 апреля, 2006, 00:00 Распечатать

«Чтоб ты жил на одну зарплату!» (Лёлик, «Бриллиантовая рука») Кого из украинских телезрителей не ра...

«Чтоб ты жил
на одну зарплату!»

(Лёлик, «Бриллиантовая рука»)

Кого из украинских телезрителей не раздражала и не смешила каждая новая трансляция ролика социальной рекламы, в котором правильный герой, меняя черную маску сварщика на новенькую белую строительную каску, говорит: «Раніше я отримував зарплату у конвертах — і всього боявся… Тепер я не просто будівельник — я будівничий свого майбутнього!»? Разве что того, кто не работает или работает в бюджетной структуре.

Прокручивают на телеэкране и другие сюжеты на тему зарплаты. Большинству зрителей неизвестно, что генеральный инициатор рекламной кампании, направленной «на повышение сознательности украинской рабочей силы», — Кабмин — предпринимал и другие меры, направленные как бы на защиту наемного работника. А сам премьер-министр без всяких рекламных штучек обращался к частным работодателям по поводу легализации зарплаты и, между прочим, грозил применением санкций…

Увы, эффекта все эти потуги, как мы можем судить, не дали. Да, наверное, вся эта работа иначе завершиться и не могла. Ведь, по сути, власть не пыталась решить данную проблему системно. «Доктор» пытался «лечить» последствия, но — не причины. Фактически эта инициатива центральной исполнительной власти лила воду на мельницу стравливания рабочей силы с частными работодателями. Тогда как сначала нужно было разобраться, почему этот самый частный работодатель не хочет или не может выйти «на свет» со всей зарплатой.

Ассоциация плательщиков налогов Львовской области (АПНЛО), которая в свое время помогла выяснить взаимоотношения субъектов ВЭД и таможенного ведомства, вызвалась помочь премьеру предметно разобраться и с «тенью» от зарплаты. Участники АПНЛО добровольно выявили все звенья тенизации зарплаты (попутно — и тенизации оборота средств вообще), проанализировали природу каждого звена и выработали свои рекомендации насчет того, как с этими бедами можно было бы бороться.

Работодатель —
это звучит грустно

Одна из причин существования «конвертов» — жесткое администрирование со стороны государства выплаты работодателями зарплаты, взносов в Пенсионный фонд и налогов с зарплаты. Каждое предприятие или предприниматель, нанимающий работников, имеет определенные сроки для упомянутых выплат. Если работодатель по какой-то причине опоздал с этими выплатами на один день, то он автоматически будет оштрафован на 10% от суммы взноса и на 10% от размера налога на зарплату. За каждый следующий день задержки начисляется пеня, а с самих руководителей юридических лиц взимается административный штраф. Опоздание с выплатами на месяц для работодателя уже чревато 20% штрафа. Естественно, более ощутимыми становятся пеня и админштраф.

Примечательно, что таким санкциям работодатель подвергается при условии, что он, хоть и с опозданием, но самостоятельно уплатил причитающиеся с него выплаты. А если, не дай бог, недоплату обнаружил какой-то проверяющий государственный орган, то размеры штрафов «резко возрастают».

Спору нет, государство обязано защищать наемного работника от недобросовестного работодателя. Но тому же государству, вероятно, следовало бы отличать недобросовестных работодателей от добросовестных, которые у нас также имеются.

А у добросовестного работодателя, преднамеренно «не зажимающего» зарплату или отчисления по ней, может быть достаточно уважительных причин, чтобы задержать выполнение соответствующих обязательств. Вершиной несправедливости и абсурда добросовестные работодатели считают то, что за несвоевременную уплату пенсионных взносов и налога на зарплату карают даже тогда, когда нет денег на выплату самой зарплаты! При этом государство совершенно не интересует причина отсутствия денег для расчета с работниками. А причиной, между прочим, может быть не возмещенный тем же государством налог на добавленную стоимость, несвоевременная оплата работ, услуг, выполненных по заказу государства или органов местного самоуправления.

Описанные околозарплатные коллизии совсем не способствуют тому, чтобы даже добросовестный работодатель брал на себя документально оформленные обязательства из месяца в месяц, из года в год системно и легально выплачивать зарплату большую, нежели минимальная. Поэтому ничего удивительного в том, что, скажем, во Львовской области, по официальным данным, восемь тысяч (из 32 тысяч только юридических лиц) предприятий легально выплачивают зарплату меньшую, чем минимальная.

Сложности упрощенной системы

Легализации значительной части среднестатистической зарплаты препятствует и оригинальное понимание налоговиками упрощенной системы налогообложения, бухгалтерского учета и отчетности. Фактическое неприятие «упрощенки» они пытаются обосновать тем, что она является льготной системой и, соответственно, лазейкой для так называемых минимизаторов. Т. е. для тех, кто пытается в ущерб государству свести к минимуму свои налоги. Прикрываясь наполнением бюджетов, налоговики выталкивают за пределы упрощенной системы субъектов предпринимательской деятельности, которым там — самое место. При этом служащие, которым государство доверило сбор налогов, делают вид, что их действия вполне законны. Главный юридический «аргумент» налоговиков в этом вопросе — указ президента (Кучмы) от 28 июня 1999 года. В этом документе говорится о том, что на упрощенную систему налогообложения, бухгалтерского учета и отчетности может претендовать субъект малого предпринимательства, в структуре которого работает не более 50 человек, а его годовой валовой доход не превышает одного миллиона гривен.

Определяя тех, кому разрешено «налогооблагаться» по упрощенной системе, мытари предпочитают не признавать того, что положение данного указа об ограничении валового дохода имело бы юридическую силу, если бы оно не противоречило закону, принятому позже. Речь идет о Законе Украины «О государственной поддержке малого предпринимательства» от 19 октября 2000 года. В отличие от указа он признает субъектом малого предпринимательства лиц, чей объем годового валового дохода не превышает пятисот тысяч евро. (По поводу максимального количества работников между указом и законом расхождений нет.)

Имеются юридические аргументы и на утверждение, будто «упрощенка» — это льготная система. В январе 2003 года Верховный суд Украины признал, что у нас в стране законными являются две системы налогообложения, а упрощенная льготной не является. Единственная «льгота» для «упрощенцев» — отсутствие громоздких налоговых учета и отчетности. О какой льготности можно говорить, если в том же Львове можно найти малые предприятия, которые суммарно отчисляют по 30% налогов, и крупные фирмы, находящиеся на общей системе налогообложения, — по 1—3% от оборота. Большинство крупных предпринимателей платят менее 5%. Фирм, которые заплатили 10%, — единицы. И если бы сборщикам податей удалось (при условии, что они этого захотели бы) некоторых налогоплательщиков на общей системе подтянуть до 6%, то, по мнению некоторых наблюдателей, это было бы для наполняемости бюджетов значительно.

Специфическое отношение налоговых органов к «упрощенцам», по мнению членов АПНЛО и Общественного форума Львова, не случайно. Представители налоговой службы (здесь и далее изложение базируется на фактах и заключениях, предоставленных лидерами упомянутых общественных структур) к манипулированию законодательством прибегают сознательно.

Почему так происходит? Потому что упрощенная система им невыгодна. Во-первых, упрощенный учет предполагает уничтожение раздутой бюрократической налоговой машины, сокращение штатов. Если бы выполнялся Закон «О государственной поддержке малого предпринимательства», то в той же Львовской области нужно было почти полностью освободить 13-этажное здание, занимаемое сотрудниками областной ГНИ. Они вполне могли бы уместиться на значительно меньших площадях. Налоговая служба в польском воеводстве (воеводство — приблизительный аналог нашей области) размещается в скромном двухэтажном здании, хотя ведет учет значительно больших сумм налогов и значительно большего количества субъектов предпринимательской деятельности. Польский феномен объясняется очень просто — упрощенным администрированием налогов.

Во-вторых, упрощенный учет сводит к минимуму возможность того, что будет допущена ошибка и, соответственно, не дает проверяющим возможности находить нарушения. Ошибиться с оплатой 10% с оборота и 13% налога с доходов работников в принципе очень трудно. А раз нет нарушений, то кроме голой зарплаты у работников налоговой службы не будет других, более весомых источников пополнения семейного бюджета. (Это вроде того, как если бы у гаишника забрать «кирпич».)

Добро пожаловать
в «тень»

Вольное применение законодательства в сфере налогообложения, учета и отчетности имеет целью воспрепятствовать нормальной работе в секторе малого предпринимательства. А незаконное усложнение жизни определенной категории предпринимателей дает мытарям (именно им, а не государству) возможность извлекать выгоду. Каким образом? Для иллюстрации этого тезиса возьмем пример малого предприятия — стоматологическую поликлинику.

Пусть в этой структуре работает не 50, а, скажем, 25 человек. И пусть из этих 25 работников только десять будут врачами. Час в стоматологическом кресле стоит минимум 100 гривен, но, как правило, этот час клиенту обходится значительно дороже. Дальше. Пусть каждый из десяти врачей отработает свои 8 часов в день, 21 рабочий день в месяц и 11 месяцев в году. Калькулятор вам покажет, что оборот данной стоматполиклиники составляет два миллиона гривен. Захочет ли владелец данного лечебного учреждения переходить на общую систему налогообложения и усложнять себе предпринимательскую жизнь, нанимая дополнительных работников для ведения более трудоемких и запутанных учета и отчетности? Как правило, народ предпочитает уводить «лишние» доходы «в тень».

Однако подобные арифметические операции способен произвести и налоговый работник. С приблизительно такими же выкладками он приходит к руководителю успешного малого предприятия и предлагает «или — или»…

Возможен вариант, когда руководитель малого предприятия решится доказывать налоговой системе, что он может заработать в год, скажем, два миллиона гривен и при этом иметь право вести упрощенную систему учета и отчетности. В этом случае предприниматель должен быть готов к затяжной судебной волоките. Однако если он докажет свою правоту в суде, это смелому предпринимателю ничего еще не гарантирует. Судебная система будет защищать налоговую службу. Служащий-судья солидаризируется со служащим-налоговиком против частника. Но даже если частнику каким-то чудом удастся выиграть суд, который будет длиться годами, решение суда не будет выполнено. Примеров предостаточно.

Исходя из всего вышеизложенного, можно сделать вывод: налоговая коррупция создается и поддерживается сознательно и системно. Преодолеть ее можно не столько налоговой реформой, в очередной раз намечаемой у нас в стране, сколько — реформированием… третьей ветви власти (прокуратуры и судов). Общественность, во всяком случае во Львовской области, уже готова к контролю налоговой службы, а вот государственные механизмы контроля не работают. Ведь наказания за выявленные нарушения в деятельности работников ГНАУ не осуществляются.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно