Выгодная защита

2 сентября, 2011, 15:14 Распечатать Выпуск №31, 2 сентября-9 сентября

Вместе с календарным летом закончилось действие пониженных ставок акцизного сбора на бензин и дизельное топливо.

© Getty Images/Fotobank

Вместе с календарным летом закончилось действие пониженных ставок акцизного сбора на бензин и дизельное топливо, которые правительство было вынуждено снизить под давлением мировых цен на нефть в апреле этого года. Однако государству нужны деньги на инфраструктурные проекты в рамках подготовки к Евро-2012, а топливные налоги согласно бюджетным документам как раз и призваны пойти на эти нужды.

Необходимость гибкого реагирования на вызовы мирового рынка спровоцировала столкновение правительственных тяжеловесов, а сентябрьский возврат к старым ставкам и ожидаемый рост цен подключили к этой дискуссии и широкие массы общественности, а точнее, обычных потребителей топлива на бензоколонках. Помимо ценовых перспектив, последних уже замучил вопрос качества нефтепродуктов, даже приблизительный ответ на который почему-то вообще не звучит в правительственных коридорах — там всех интересуют только цены и налоги. Между тем удивляет не это, а непонимание чиновниками того очевидного факта, что решение актуального вопроса качества горючего выгодно прежде всего им самим: ликвидация теневой части рынка способна увеличить поступления топливных акцизов на миллиардные суммы.

Важность тезиса о значимости топливных налогов была подчеркнута апрельской историей с их снижением. Инициатором данного шага был глава Минэнергоугольп­рома Юрий Бойко. К концу первого квартала 2011-го министр фактически вынужден был признать, что ценовая напряженность на рынке возникла вследствие объективных причин, а не спекуляций нефтетрейдеров. Особенно это стало очевидно после того, как не возымело действия, мягко говоря, неоднозначное решение Антимонопольного комитета с более чем 100-миллионным штрафом на неугодные сети АЗС (сегодня они оспаривают его в судах). В результате профильное министерство было вынуждено прислушаться к рекомендациям экспертов, а также учесть мировой опыт регулирования цен путем снижения налогов.

Нужно отметить, что данный шаг минувшей весной были вынуждены сделать правительства нескольких государств, где фискальная нагрузка на топливо особенно велика. Из последних примеров можно привести Таиланд. Там недавно полностью отменили акцизы на нефтепродукты, что, правда, привело к ажиотажу и исчезновению топлива на АЗС, а противники этой меры назвали ее популистской и не имеющей долгосрочного экономического эффекта.

Были аналогичные мнения и в Украине. Главным оппонентом инициаторов снижения налогов на нефтепродукты в апреле выступил вице-премьер Борис Колесников. Понять куратора Евро-2012 несложно, ведь «бензиновые» налоги — это главный источник финансирования дорожного строительства в рамках подготовки к чемпионату. В апреле проблему с вице-премьером уладили, компенсировав выпадающий «акцизный» миллиард гривен во втором квартале из других фондов. Но летом, когда Ю.Бойко в очередной раз предложил пролонгировать действие низких ставок акциза уже до конца года (соответствующие изменения в Налоговый кодекс были внесены депутатом от ПР И.Гориной), это натолкнулось на серьезное сопротивление. В какой-то момент предложения Гориной вообще были проигнорированы, однако по студенческой традиции (в ночь перед последним сессионным днем) действие пониженных ставок продлили, но не до конца года, а до конца лета.

Следует также отметить, что высказывания Колесникова о якобы бесполезности снижения налогов на топливо не совсем справедливы. Да, снижения цен на бензин и дизтопливо потребитель не увидел, но на самом деле его никто и не ожидал. Этого и не могло быть при рекордной цене нефти на уровне 125 долл./барр. и четырехмесячном прессинге на розничные сети. В результате данного неформального госрегулирования (законодательно подобная функция государства не предусмотрена) по состоянию на конец августа убытки смогли перекрыть лишь некоторые ведущие игроки нефтерынка. Наиболее же лояльные к понятийным просьбам украинских чиновников и, соответственно, наиболее пострадавшие, такие, как «Лукойл-Украина», надеются выйти в ноль к концу года, разумеется, при отсутствии рецидивов госрегулирования. Апрельский же эффект заключался в том, что цены удалось заморозить, в противном случае цена на бензин А-95, скорее всего, превысила бы отметку в 11 грн. за литр еще в конце апреля.

Равнение на «Нафтогаз»

Возврат к прежним, более высоким ставкам акциза диктует их включение в цену для конечного потребителя. Отметим, что момент для перехода на новый уровень топливных налогов весьма благоприятен: мировые цены на нефть стабилизировались на отметке около 110 долл./барр., в июле-августе на рынке были сформированы запасы нефтепродуктов, которые позволят растянуть переходной период примерно на месяц. Поэтому движения цен на бензин ранее 20 сентября вряд ли стоит ожидать.

Что касается возможной ценовой корректировки, то здесь мнения экспертов и участников рынка несколько разнятся. В абсолютных величинах увеличение акцизов на бензин составляет 50 коп./л, на дизтопливо — в пределах 20 коп./л. Анализ ситуации показывает, что для цен на ДТ акцизные перемены вообще могут пройти незамеченными. В зависимости от ситуации на внешнем рынке к концу сентября возросшие акцизы могут быть компенсированы за счет маржи АЗС. В свою очередь, бензинам поглотить возросшую на 50 коп./л налоговую составляющую будет не так просто. Скорее всего, по итогу в сентябре владельцы АЗС разделят растущие налоговые требования с потребителем в пропорции, близкой к паритету, и в результате рост цен может ограничиться 20—30 коп./л.

Таким образом, цены на дизтопливо к концу сентября, скорее всего, будут находиться на уровне, близком к нынешнему (9,60—9,80 грн./л), а на марку А-95 — в диапазоне 10,40—10,70 грн./л. Опять же, будем следить за мировыми котировками.

Есть в данной ситуации и другой ориентир. Рост акцизов, а значит, и цен очень выгоден… «Нафтогазу Украины». По оценочным данным (точные НАК почему-то не оглашает), у госкомпании на балансе находится около 100 тыс. тонн светлых нефтепродуктов, которые она произвела на Лисичанском НПЗ в рамках формирования так называемого стабилизационного фонда нефтепродуктов. Компания выставляет эти объемы на открытые аукционы, и, соответственно, заявляемые ею цены можно считать определенного рода индикативом. Пока, правда, торговля идет не очень бойко, что позволяет считать цены НАКа завышенными. Однако при росте оптовых цен после увеличения акцизов госкомпания должна оказаться «в рынке». Если же брать ценовой уровень, заявленный «Нафтогазом» на последнем аукционе 31 августа, — бензин А-95 по 12700 грн./т и ДТ по 10200 грн./л, то при среднем железнодорожном тарифе 250 грн./т и «валовой» марже АЗС на уровне 1 грн./л получается, что этот продукт на колонке должен стоить 10,77 и 9,70 грн./л соответственно. В целом «наковскую» цену можно считать хорошим индикативом для подобного рода расчетов.

Помоги себе сам

Очередное увеличение топливных налогов и вместе с ними цен на АЗС снова выносит на поверхность вопрос качества топлива. Актуальность данной темы подчеркнута нескончаемым потоком публикаций и сюжетов на эту тему, особенно в последнее время. Пока просматривается следующая зависимость: чем выше цены, тем хуже качество. Это неудивительно, так как при полном отсутствии контроля качества нефтепродуктов со стороны государства на протяжении последних трех лет растет число желающих продать по высоким ценам что-то дешевое, низкая цена которого определяется главным образом отсутствием в ней налогов. А государство, к слову, является крупнейшим выгодоприобретателем от продажи нефтепродуктов — доля налогов в цене легально ввезенного или произведенного бензина составляет около 35%. Иными словами, для государства борьба за качество топлива будет иметь результат прежде всего в виде увеличения доходов бюджета.

Кстати, их можно оценить. Размер теневого сегмента украинские эксперты оценивают вплоть до 40% рынка, но меньше 25% никто не дает. В деньгах это около 3,5 млрд. грн. в год. Приз, как видим, хороший, но особой борьбы за него почему-то никто не ведет. И это при том, что для проверок всех украинских АЗС хотя бы два раза в год необходимо всего около 50 млн. грн. — 1,5% от суммы возможного выигрыша. Пока все ограничивается недавним выделением 24 млн. грн. из бюджета на закупку передвижных лабораторий. При этом как-то не приходилось ничего слышать о том, будет ли финансироваться их последующая работа. А без этого смысла в этих лабораториях не больше, чем в обычных маршрутках.

Пока же чаще можно услышать время от времени «вылетающие» из Кабмина предложения проиндексировать акциз на нефтепродукты на размер инфляции и так далее. В частности, Минфин уже прощупывает данную почву на предмет последующего внесения в проект бюджета на 2012 год. Разумеется, повысить тарифы для тех, кто платит при любых условиях, легче, чем отлавливать вездесущих фальсификаторов и контрабандистов. Но если не заниматься контролем качества, то это приведет лишь к дальнейшему увеличению теневого сектора и, опять-таки, в лучшем случае — к прежнему уровню собираемости налогов с топлива.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно