Вторая тарифная война, или Как честно обманывают рядовых киевлян

18 сентября, 2009, 15:42 Распечатать

Сегодня вся Украина наблюдает за второй тарифной войной, развернувшейся в Киеве вокруг новых жилищно-коммунальных тарифов...

Сегодня вся Украина наблюдает за второй тарифной войной, развернувшейся в Киеве вокруг новых жилищно-коммунальных тарифов. Первая имела место на рубеже 2006—2007 годов, и нельзя сказать, что в ней были победители или побежденные, поскольку платежи все равно выросли, и все же в два, а не в 3,4 раза. Главная заслуга в этом — как бы ни хвалились различные партии и блоки — в позиции киевлян. Именно они показали городской власти, что она, мягко говоря, не права: уровень платежей тогда упал с 96—98 до 45%, что, собственно, и заставило команду Черновецкого отступить.

Нельзя сказать, что сегодня страна «затаила дыхание», глядя на столицу, но все должны понимать — последствия противостояния аукнутся в каждом городе Украины. Введение новых тарифов может превратиться в заключение добровольного публичного договора между властью и гражданами, а может — в беспредел местных монополистов от ЖКХ.

1 июня, без объявления войны…

По официальной информации КГГА об итогах социально-экономического развития Киева за первое полугодие 2009 года, произошел «существенный рост уровня тарифов на жилищно-коммунальные услуги (ЖКУ), в частности платы за собственное жилье — на 204,2%, водоснабжение — 180,9%, канализацию — 244,4%, горячую воду, отопление — 159,8%». Фактически тариф вырос в 1,6—2,5 раза. При этом треть киевлян (340 тысяч семей), имеющих общедомовые счетчики тепла, еще не почувствовали этот рост в полной мере — новая плата за отопление им будет начисляться только с 15 октября.

Остальные киевляне по-прежнему будут получать коммунальные услуги по взятым с потолка нормативам. Это все равно, что покупать колбасу или ткань «на глаз». При этом счетчики, приобретенные на кредит Всемирного банка, уже несколько лет лежат на складах «Киевэнерго», хотя первый заместитель мэра Д.Басс обещал установить их до конца года во все киевские дома еще в... 2007-м.

Одним из аргументов горадминистрации в пользу повышения тарифов был высокий уровень средней зарплаты в Киеве — 2992 грн. (в мае), в 1,7 раза превышавшей среднюю по стране (1780 грн.). Но это номинальная зарплата, а реальная из-за инфляции снизилась и составляет 89% к уровню 2008 года.

Количество официально зарегистрированных безработных в Киеве выросло в три раза, а работающих — сократилось на 25%, на что указывают точные данные о перевозке пассажиров метро и городским электротранспортом.

Так что экономический кризис вносит принципиальные коррективы в ситуацию по сравнению с 2006—2007 годами. Кроме того, сегодня действует целый ряд дополнительных факторов, усложняющих и без того непростые отношения коммунальщиков и населения. Оказывается, на сегодняшний день тепло, которое производит «Киевэнерго» и плата за которое вместе с горячей водой составляет 53% в стоимости коммунальных услуг, является самым дорогим в Украине. Таким образом, повышение жилищно-коммунальных тарифов в условиях экономического кризиса и действия «естественных монополистов» трудно квалифицировать иначе, чем как войну против собственного народа — «клана черновецких» против киевлян.

Они что, Интернет не читают?

Обнародование в СМИ информации о стоимости 1 Гкал от «Киевэнерго» вызвало бурную реакцию последнего. Но данные о фактической себестоимости производимого в Украине тепла не взяты с потолка — они размещены на официальном сайте Министерства по вопросам жилищно-коммунального хозяйства (http://www.minjkg.gov.ua/news/data/attach/1921/info.xls ). Себестоимость одной гигакалории тепла в областных центрах находится в пределах 157,50—248,30 грн. (без НДС), исключение составляет только Ужгород — 497,33 грн.

В Киеве себестоимость 1 Гкал — 569,93 грн. (!). Дополнительная информация из МинЖКХ подтвердила, что речь идет именно о тепле, которое вырабатывает АЭК «Киевэнерго», а не другой теплопоставщик столицы — ЗАО «ЭК «Дартеплоцентраль». Не следует также путать фактическую себестоимость с тарифом на тепло, который устанавливает или согласовывает местная власть.

Объяснить столь огромный разрыв экономическими или физическими факторами невозможно: чтобы подогреть кубометр воды на один градус, нужно израсходовать одинаковое количество газа хоть на Северном полюсе, хоть на Южном, хоть в Бердичеве. Также невозможно утверждать, что в столице стоимость рабочей силы и других составляющих себестоимости в три-четыре раза выше, чем в других городах Украины. Например, в декабре 2008 года средняя зарплата в Киеве составляла около 3,5 тыс. грн., а по Украине — 2 тыс. грн., то есть меньше только в 1,75 раза. Почему же тогда такая высокая цена за тепло в столице?

Как и для кого «подогревается» цена?

Есть несколько составляющих «подогрева». Во-первых, вопреки всем законам экономики и ценообразования «Киевэнерго», как и другие «естественные монополисты», не заинтересовано в снижении себестоимости своей продукции. Наоборот, чем выше себестоимость, тем выше прибыль компании! Это потому, что при начислении стоимости в нее закладываются все валовые затраты, в том числе и неэффективные и не связанные непосредственно с производством тепла и других услуг. Например, в 2006 года «Киевводоканал» заложил в себестоимость воды приобретение автомобильных покрышек и аккумуляторов.

Понятно: чем выше валовые затраты, тем больше сумма прибыли при одинаковом проценте рентабельности. А уже исходя из себестоимости определяется цена продажи — тарифы для населения и других потребителей.

Кроме того, срабатывают некоторые специфические приемы. Например, в тариф закладываются 15% потерь произведенной тепловой энергии. Это так называемые нормативные потери тепла, которые списываются на прорывы теплотрасс. Короче говоря, когда за дело берутся профессиональные шулеры, они всегда найдут способ залезть в карманы доверчивых игроков.

Во-вторых, в соответствии с Законом Украины «О жилищно-коммунальных услугах» местная власть может установить тариф ниже себестоимости. Но в этом случае она обязана компенсировать разницу из бюджета. Учитывая первый фактор, «Киевэнерго» и другие «компенсированные» оказываются в беспроигрышном положении — их товар купят по любой цене, поскольку другого просто нет (монополисты!), и заплатят за него столько, сколько они скажут: часть поступит от населения по тарифам, часть — из городского бюджета в виде дотаций и компенсаций.

В-третьих, «правильно» выписанное законодательство защищает «Киевэнерго» (как и других монополистов отрасли) от любых претензий населения — штрафов за холод в квартирах или отсутствие воды. Дело в том, что все потребители получают тепло и горячую воду не от производителя услуги, то есть «Киев-» или другого «-энерго», а от так называемого исполнителя услуги — жэка, с которого взыскать что-то невозможно: каких-либо средств у него просто нет. Заключить прямой договор с «Киевэнерго» (с денежной ответственностью) можно только в том случае, если этого захочет сама монополия, а она — не хочет. Таким образом «Киевэнерго» и Ко отгораживаются от всякой ответственности перед потребителями.

В-четвертых, возможно, кто-то решит, что можно не платить за тепло или воду, если они отсутствуют, и собственноручно вычеркнет эти суммы из квитанции? Ничего не выйдет. В Киеве, как и во многих городах страны, действует так называемая система расщепления платежей. Что бы вы ни вычеркнули, но уплаченная вами сумма поступает на единый счет в Главный информационно-вычислительный центр КГГА и там распределяется между всеми поставщиками пропорционально стоимости их услуг, а потом переводится на их счета. Следовательно, наказать обидчика гривней, то есть ее отсутствием, невозможно.

Теперь, надеюсь, становится понятно, почему жилищно-коммунальные предприятия настолько привлекательны для украинских «акул капитализма»: цену на товар можно установить любую, ответственности за «гнилой» товар — никакой, а оплата в любом случае гарантирована.

Кто самый большой неплательщик?

Прежде всего замечу, что киевляне являются самыми дисциплинированными плательщиками за ЖКУ. В прошлом году уровень оплаты киевлянами жилищно-коммунальных услуг составлял 99,8%, за пять месяцев 2009-го — 98,2% (http://gorstat.kiev.ua/Docs/1traven.doc ). Следовательно, при социально оправданном, а не просто «экономически обоснованном» уровне тарифов какие-либо санкции или поощрение золотыми слитками от «молодой» команды Черновецкого просто не нужны. Тем более что при начислении тарифов закладывается уровень оплаты в 95%(!). Следовательно, киевляне, составляющие примерно 77% потребителей (по платежам), исправно платят свою долю стоимости услуг.

Это же можно сказать и о других потребителях (бизнесе, предпринимателях, промышленности и т.д.), которых около 10%: они просто вынуждены исправно платить — в ином случае средства принудительно спишут с их счетов или просто перестанут предоставлять ЖКУ.

Почему же у коммунальных монополистов постоянно образуются все новые долги? Да потому, что самым злостным неплательщиком за коммунальные услуги в Киеве является... Киевгоргосадминистрация, то есть сами чиновники. Именно они не платят дотации и компенсации из бюджета и не выделяют средства бюджетным организациям (13% потребителей) на оплату коммунальных услуг. На сегодняшний день документально подтвержденный размер задолженности бюджета перед «Киевэнерго» составляет 1 млрд. 238 млн. грн., из которых 411 млн. — задолженность 2000—2008 годов, а за первое полугодие 2009-го «молодая команда» умудрилась этот долг удвоить — 827 млн. грн.!

Кто платит «помощь мэра»?

Существует несколько способов социальной защиты населения от чрезмерных тарифов. Такой когда-то действенный механизм, как жилищные субсидии, сегодня фактически не работает. Если в 90-х годах прошлого века в Украине, а следовательно, и в Киеве субсидии получали 30—35% семей, то с 2000 года этот показатель постоянно снижался и сегодня составляет только 1,9%. Произошло это вовсе не вследствие роста доходов населения (или уменьшения тарифов), а из-за забюрократизированной процедуры и жестких правил оформления субсидий.

Второй механизм социальной защиты — компенсация из бюджета разницы между установленным тарифом и себестоимостью производства. Из общей суммы доходов городского бюджета в размере 16,4 млрд. грн. 60% составляют поступления от налога на доходы физических лиц, более того, фактическое выполнение бюджета свидетельствует, что на этот налог приходится 70% доходов (http://www. kmv. gov. ua/divinfo. asp? Id=212197). Таким образом киевляне платят за коммунальные услуги два раза: первый — по тарифам, второй — через налог на доходы.

А что делает мэр? В платежках, полученных киевлянами за июнь, сообщалось о введении нового вида помощи, которая называется «помощь мэра» (так напечатано в платежке). Но в распоряжении от 25.06.2009 №712 «О предоставлении ежемесячной адресной безналичной помощи отдельным категориям социально незащищенных слоев населения г. Киева в связи с поэтапным приведением тарифов на коммунальные услуги к экономически обоснованным затратам» читаем:

«8. Осуществлять предоставление помощи, определенной пунктом 1 этого распоряжения, в пределах общих ассигнований, предусмотренных Главному управлению социальной защиты населения… в бюджете г. Киева на 2009 год» (http://www.kreschatic.kiev.ua/ua/3552/doc/1249326365.html ).

Есть ли эти средства в бюджете города? Справка КГГА о выполнении бюджета за первое полугодие 2009 года показывает, что вместо ожидаемых 50% расходы на социальную защиту осуществлены в размере 25,6% от годовых показателей (http://www.kmv.gov.ua/divinfo.asp?Id=212197 ).

Таким образом, никакой «помощи мэра» не существует, а того, что выделяется из бюджета, слишком мало, и все равно это деньги киевлян. Поэтому приписывать их себе, простите, является по сути политическим мошенничеством.

Кто владелец тепла?

Созданные для обеспечения киевлян и за средства киевлян коммунальные предприятия на сегодняшний день из-за ряда «операций», осуществленных во времена мэрства и при непосредственном участии А.Омельченко, полностью (и бесповоротно?) потеряны для города.

В начале своей каденции мэр Л.Черновецкий неоднократно обещал вернуть их в собственность города. Через какое-то время обещания прекратились, а в Киевсовете образовалось большинство в составе Блока ЛЧ, «Гражданского актива Киева» и Партии регионов. Догадываетесь, почему?

Схемы «вывода» «Киевэнерго», «Киевводоканала», «Киевгаза», как и «Киевхлеба» и «Київмлина» из собственности города были одинаковыми. Поскольку откровенно и открыто продать их означало — не получить никаких «откатов», сильная рука ООО с помощью карманного Киевсовета загоняла их в так называемые холдинги.

Первые три объединили в «Киевэнергохолдинг», куда, кроме названных предприятий, которые производили тепло, снабжали водой и газом, вошли две кипрские компании, которые ничего не производили, но... получили 40% прибыли как совладельцы 40% акций холдинга. Таким образом предприятия якобы остаются коммунальными или государственными, но реального влияния на них община города или Киевсовет не имеют.

С «Киевэнерго» ситуация вообще покрыта туманом. Хотя 50%+1 акция АЭК «Киевэнерго» принадлежит государству и находится в управлении КГГА, относительно владельцев остального пакета (50%–1 акция) ситуация непонятная.

На прямой вопрос корреспондента еженедельника «Комментарии» (№28 от 24.07.2009) о владельцах этого пакета гендиректор «Киевэнерго» Э.Соколовский не ответил и переадресовал его Госкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку. Но из данных этой комиссии прояснить ситуацию тоже невозможно. По данным ЗАО «Донгорбанк», хранителя акций (http://smida.gov.ua/emitents/owners_zvit.php?id=00131305  ), на 19.06.2009 г., кроме госпакета, 20% принадлежит Bledsoe Holdings Ltd с Виргинских Островов, 10 — Kapiton Trading Limited с Кипра и еще 10% — «Капитон трейд лимитед», снова с Кипра... Поскольку и название, и реквизиты двух последних компаний совпадают, видим, что информация просто дублируется и общественность обманывают — более или менее официальные (но достоверные ли?) сведения есть только относительно 80% акций, а по поводу остальных 20% — вопрос.

С одной стороны, киевская община якобы владеет 12,73% уставного капитала (как указано на сайте «Киевэнерго»). Но эта информация датируется 1 января... 2007 года. С другой — в письме Главного управления коммунальной собственности Киева КГГА от 21.10.2008 г. №042/12/56-7175 за подписью А.Чуба (депутат Киевсовета от БЛЧ) прямо заявлено: «что касается АЭК «Киевэнерго», то доля города в уставном фонде общества отсутствует»...

Когда и как сменили владельца последнего пакета акций — пока неизвестно, соответствующего решения Киевсовета на официальном сайте КГГА нет. Если прокуратура Киева доведет это дело до конца — кто-то обязательно должен ответить.

Кто же является новыми хозяевами городского добра? Как говорят юристы, это не требует доказательств, так как общеизвестно — все СМИ называют две фамилии: нардепа-регионала В.Хмельницкого и спонсора «Гражданского актива Киева» А.Иванова. Возможно поэтому таким трогательным кажется слияние БЛЧ, ПР и ГАКа в промэрское большинство Киевсовета?

При этом не надо обращать внимания на постоянное нытье «Киевэнерго» и «Киевэнергохолдинга» об убыточности и задолженности, поскольку ни один человек в здравом уме не поверит, что такие неглупые ребята, как В.Хмельницкий и А.Иванов, будут вкладывать деньги в такое «безнадежное» дело, как коммунальное хозяйство.

Но и такая красивая схема неограниченного выкачивания денег из карманов граждан за плохонький товар может дать сбой. Происходит это в том случае, если власть и бизнес становятся слишком жадными и переходят невидимую границу. В этом случае граждане как минимум перестают платить или, в худшем, идут «точить топоры»...

Сегодня, что бы там ни говорили господа Голубченко (первый заместитель мэра) и Яструбинский (начальник ГУ ценовой политики), официальные данные Госкомстата трудно отрицать: за июнь киевляне оплатили только 61,1% начислений за ЖКУ. Фактически коммунальщики получили по новым тарифам меньше, чем имели по старым: 141 млн. грн. за июнь, тогда как за май было уплачено 158 млн. грн.

Последние вести с фронта боевых действий

На общем совещании руководства КГГА, «Киевэнерго», районов столицы и начальников жэков 6 августа текущего года было принято решение перейти в наступление и отключить от горячей воды дома, в которых накопились четырехмесячные долги. Как они могли возникнуть, если население регулярно платит 99% начислений, непонятно. О нравственности и законности такого решения не стоит и говорить.

13 августа «Киевэнерго» начало показательно отключать подачу горячей воды в жилые дома. Всего на первом этапе для отключения были определены 373 многоквартирных дома. Но на следующий день «Киевэнерго» снизило наступательный запал, и компания прекратила отключения. Дальнейшие события показали, что атака носила отвлекающий характер, а главный удар нанесли 17—18 августа на другом направлении.

17 августа ТЭЦ-6 была отключена от газоснабжения из-за неуплаты за газ. Без горячей воды остались 2753 жилых дома, 69 лечебных учреждений, 205 детских садиков, 158 школ, 625 ведомств в четырех районах столицы.

18 августа по той же причине отключился последний водонагревательный котел на ТЭЦ-5. Было полностью прекращено горячее водоснабжение еще 3169 жилых домов, 139 лечебных учреждений, 118 детских садиков, 115 школ, 1012 ведомств. Следовательно, 60% киевлян начали греть воду на газовых плитах и мыться в тазиках.

Киевские чиновники и «Киевэнерго» сделали такой хитрый ход, чтобы перевести стрелки на НАК «Нафтогаз Украины» и далее — на правительство Ю.Тимошенко: «Это не мы отключили горячую воду, это она отключила газ». Но элементарный расчет показывает, что задолженность бюджета и «Киевэнерго» за газ создана абсолютно искусственно.

В первом полугодии 2009 года в городской бюджет ежедневно (в том числе и в выходные) поступало 32 млн. грн. Кроме того, население ежемесячно платило 160—170 млн. грн., из которых 53% — именно за тепло и горячую воду. В отопительный сезон ежедневная норма газа, необходимая «Киевэнерго», стоит 11—15 млн. грн., летом — всего 1,5—1,8 млн. грн. Почему же именно сейчас ни «Киевэнерго», ни КГГА не могут найти мизерные 1,5 миллиона, чтобы рассчитаться за газ?

Ответ на этот вопрос прост: таким варварским образом Черновецкий и Ко запугивают киевлян и хотят вынудить их платить по новым тарифам, экономическую и социальную обоснованность которых они так и не смогли доказать. Правда, и здесь у «молодой команды» Черновецкого что-то не сработало — без какого-либо объяснения причин «Киевэнерго» начало получать газ уже 20 августа и возобновило предоставление услуг киевлянам.

Чем может завершиться вторая тарифная война? Как любая война, она не несет ничего хорошего — только потери для обеих сторон. Пока понятно одно — кто-то должен уйти: или киевляне, или Черновецкий со своей «молодой командой». Киевляне не уйдут...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно