ВРЕМЯ И ДЕНЬГИ

22 марта, 2002, 00:00 Распечатать

О возможности компенсации обесценившихся вкладов лучше бы писать не живому человеку, а роботу. Ч...

 

О возможности компенсации обесценившихся вкладов лучше бы писать не живому человеку, а роботу. Чтоб не травить душу воспоминаниями о трудно добывавшихся копейках и о вере в справедливое государство, которая когда-то была, но по прошествии десяти лет окончательно испарилась. Чтобы не думать о стариках, роющихся в помойках и не имеющих даже гривни на три дня. А также об исписанных от корки до корки сереньких книжечках, которые до сих пор жгут руки, — сберкнижках ушедших в лучший мир родителей. Лишь своей смертью самые родные наши люди «покупают» для семьи право получить у «социально ориентированного» Украинского государства жалкие 150 гривен…

Но возвращаться к теме вкладов необходимо снова и снова. Потому что она — важная составляющая большого политического бизнеса. А ему, как мы уже не раз убеждались, глубоко фиолетовы и рядовой украинец с его нуждами, и обычные человеческие чувства. И на наших чувствах 31 марта в очередной раз попытаются сыграть. Если мы это, конечно, позволим.

Жизнь невозможно повернуть назад,
и вклады на счетах не восстановишь.

Римейк на тему некогда популярной песни

Десять лет — и проблемы нет?

13 марта украинская общественность могла бы отпраздновать замечательный юбилей — юбилей Поступка. Собравшись в 1992-м на свою встречу в Москве, премьеры новоиспеченных независимых государств договорились решать проблему сбербанковских вкладов (а также госзаймов 1982 и 1990 годов, договоров Госстраха) каждая страна своими силами, за счет собственного гоcударственного бюджета.

Соглашение скрепили подписями и отправили на хранение в архив правительства Республики Беларусь. Нам доподлинно не известно, было ли выпито шампанское по столь знаменательному поводу или торжества прошли по другому сценарию. Зато ровно десять лет и один день спустя, 14 марта с.г., выступая в Киеве перед представителями региональной прессы, Владимир Семенович Стельмах, председатель Национального банка Украины, человек в стране уважаемый и в банковской среде авторитетный, сообщил «официальную точку зрения, экономически обоснованную». Оказывается, «они (вклады. — Н.Я.) все давным-давно уже компенсированы.

Каким образом? Бюджет должен НБУ 12 млрд., внешний долг и т.д. Вот это образование Украиной, независимым государством, задолженности — это и есть та компенсация по вкладам. Каким образом это произошло? Вы помните, что в 1992—93 годах у нас был вопрос хлеба (когда цена на хлеб дотировалась государством, причем существенно), потом газа и т.д. Вот бюджет и залезал в долги, чтобы компенсировать. Т.е. если исходить из макроэкономических подходов, то они (вклады. — Н.Я.) давно компенсированы. Другой вопрос, что государство компенсировало всем: и безработным, и тем, кто тогда занимался бизнесом, а потом стал олигархом…»

Автор этих строк что-то не припомнит, чтобы при покупке хлеба в 1992—1993 годах в Киеве да и других городах и весях спрашивали сберкнижку и делали в ней отметку. А при оплате коммунальных услуг точно не спрашивали. Но Владимир Семенович авторитетно утверждает: вклады компенсированы… Страшно подумать, что бы произошло, будь эта точка зрения сколько-нибудь решающей и донеси ее региональные журналисты до широких народных масс. Интересно, все свелось бы к массовым протестам и битью окон в офисе НБУ на Институтской? Или Владимиру Семеновичу пришлось бы скоренько оставить свой пост в пользу одного из как минимум пяти возможных преемников, чьи кадидатуры обсуждаются в прессе?

По счастью, Национальный банк, структура в компенсации вкладов абсолютно не заинтересованная, а точнее, крайне заинтересованная — с точки зрения сохранения стабильности гривни — в некомпенсации, решений по возврату денег не принимает. По счастью, не принимает их и Минфин, хотя он, по идее, должен проявлять чуточку больший интерес к успеху этого почти безнадежного предприятия. Логика проста: рано или поздно Украине надо научиться привлекать деньги главного своего инвестора — населения, да кто Минфину поверит, если не отдать хоть толику старых долгов…

Многолетняя «компенсационная» дуэль происходит между Верховной Радой и Президентом. И особо остро она протекает накануне очередных выборов. Возврат вкладов — не худший лозунг для электората в возрасте за тридцать, классный — для тех, кому за шестьдесят, и просто беспроигрышный для семидесяти-восьмидесятилетних. Да с учетом демографической структуры украинского общества это просто находка! Вот парламент с упоением и принимает законы о компенсации обесценившихся денег (а их и вправду надо отдавать), а Президент с энтузиазмом ветирует (потому что отдавать в предлагаемых объемах абсолютно невозможно). В перерыве же между этими двумя действами наблюдается нервный тик у работников сберкасс, или, как теперь их принято называть, филиалов Ощадбанка. Нет отбоя от звонков: услышав по радио об очередной «обманке», старики жаждут немедленно получить причитающиеся им суммы.

Будет ли это продолжаться? Обязательно и всенепременно. В этом убеждают программы большинства партий и блоков, штурмующих законодательный Олимп. Будут ли вклады наконец компенсированы? Лично я бы утверждать это поостереглась.

Партийные рецепты

Посидев несколько дней в Интернете и обогатившись всяческой полезной и бесполезной информацией о выборах, я так и не сумела выявить в Украине ни одной политической силы, которая бы заявляла, что компенсировать вклады не надо вообще. Но идея компенсации разрабатывается очень по-разному и порой достаточно оригинально. Как и следовало ожидать, наиболее радикальны политики левого спектра, что в общем-то понятно: даже в случае относительного успеха на выборах им вряд ли суждено реализовывать свои программы на практике. Зато на следующих выборах чувства вкладчиков можно эксплуатировать снова, так как силы, которые к нынешнему лету сформируют новое правительство, за три-четыре года так и не преуспеют в решении проблемы. Ведь чего граждане ждут? Не суррогатов, не гособлигаций с погашением через 15—20 лет и, Боже упаси, не 150 гривен «гробовых» (пусть наши родные живут долго и счастливо!) Всем хочется нормальных, живых денег, и сразу. Таких огромных денег в стране нет.

Чтобы отважиться на подобные утверждения, не надо быть ни доктором экономических наук, ни профессором — достаточно десятилетнего опыта жизни в независимой Украине. Но с доктором экономических наук и профессором «ЗН» все-таки проконсультировалось. Михаил Иванович Савлук, минфиновец с большим еще советским стажем, а нынче — директор Украинской финансово-банковской школы при Киевском национальном экономическом университете —наверное, один из очень немногих в стране людей, чей интерес к проблеме вкладов можно назвать сугубо научным, не поставленным на службу партийным или ведомственным пристрастиям. Будучи в 1996 году членом госкомиссии по проведению денежной реформы, он предлагал в ее рамках урегулировать проблему вкладов хотя бы частично, что, несомненно, усложнило бы процесс перехода страны к гривне, однако же избавило бы всех от нынешней головной боли. Но решение принято не было, реформа свелась к деноминации. Проблемы предпочли решать по мере их усугубления...

— Что будет, хотя бы в общих чертах, если в экономику ежегодно впрыскивать 10 млрд. компенсационных гривен, руководствуясь предложениями Натальи Витренко? — поинтересовались мы у нашего эксперта.

— Плохо будет. Можно ожидать порядка 100 процентов инфляции в год, ну может быть не сразу, а со второго года, — таким был ответ Михаила Ивановича.

После этого, кажется, не надо объяснять, чем несовершенны теоретические построения Блока Юлии Тимошенко и Коммунистической партии. Ведь если вклады погашать за четыре года (БЮТ) или за пять лет (КПУ), то в год, помимо зарплат, пенсий, пособий, люди на руки получат соответственно 33,0 и 26,4 млрд. гривен (132 млрд. делим соответственно на 4 и 5). Несложно предугадать, куда именно пойдут эти суммы, сопоставимые с половиной годового бюджета страны.

— Если бы они пошли на накопление, были зачислены на счета в том же Ощадбанке под 20% годовых, проблемы не возникло бы, пусть себе растут. Проблема в том, что эти миллиарды будут немедленно выброшены на рынки товаров первой необходимости. Мы лишь недавно преодолели засилье импорта, наши производители только-только становятся на ноги. Наш рынок похож на ведро с водой, в которое влили стакан постного масла: сверху тоненькая пленочка образовалась. В действительности же нет ведра масла — девять литров воды. Такой товарный рынок оголить очень легко. У нас вся денежная масса — каких-то тридцать миллиардов. Добавьте туда еще 10 миллиардов. Что получится? Люди готовы будут переплачивать за товары, цены сразу же пойдут вверх, обесценивая с таким скрипом повышавшиеся пенсии и зарплаты.

Ну уж нет! Инфляция — не наш выбор, здесь мы полностью согласны с Михаилом Ивановичем. А потому продолжим изучение партийных программ…

Особняком стоит идея выдачи всем вкладчикам бывшего Сбербанка СССР чековых книжек, с помощью которых «они смогут рассчитываться за платные услуги, предоставляемые им государственными учреждениями или организациями. В частности, образовательные, нотариальные, таможенные услуги, оформление права собственности на земельный участок, объект недвижимости и т.д.» (Блок «Наша Україна»).

Ну что тут скажешь? Вряд ли такая схема сулит большой электоральный улов, однако непосредственной угрозы товарному рынку вроде бы нет, и это уже плюс. Но кое-что заставляет усомниться. Во-первых, лидер блока и кое-кто из списочных кандидатов уже имели возможность реализовать свои идеи относительно компенсации обесцененных денег на практике. Однако почему-то предпочли простую, но издевательскую схему возврата денег исключительно сто- и девяностолетним — схему, которую прошлой осенью Конституционный суд признал не соответствующей Основному Закону. Во-вторых, что касается самого предложения, то Виктору Андреевичу не хуже любого журналиста известно, что чековые книжки — не более чем маскировка, если за ними нет реальных денег. Они будут стоить ровно столько, сколько навар различных структур, которые их напечатают, раздадут гражданам и проч. Те же нотариусы сразу просекут, что глупо делать нотариальные записи «за так», в бюро технической инвентаризации по любым причинам станут футболить граждан, пожелавших оплатить бумагу по безналу, и т.д., и т.п. В общем и целом мы семимильными шагами приблизимся к кризису рынка государственных услуг. А по форме… Скорее всего, повторится история с компенсационными сертификатами, на которые некоторой части доверчивого народа попытались всучить от государства форменный неликвид.

Если же под чековую программу будут выделены реальные, неэмиссионные деньги (когда, сколько, каким категориям пострадавших вкладчиков?), то к чему тогда чеками огород городить?

Еще занятнее идея Натальи Витренко о специальных счетах, дополняющая 10-миллиардные ежегодные выплаты наличными. С таких счетов «вкладчик имеет право оплатить жилищно-коммунальные услуги, проведение газа, установку и оплату телефона, ремонт жилья, его покупку, оплату услуг здравоохранения и образования, оплатить затраты на свадьбы, юбилеи, похороны, приобрести товары отечественного производства.

Получая эти суммы на свои счета, предприятия и учреждения их используют как налоговые кредиты, рассчитываясь ими с Министерством финансов Украины. В свою очередь, Министерство финансов консолидирует денежные средства, полученные при погашении налоговых кредитов, и погашает ими кредит Национального банка Украины».

«Вот это размах! — восхитится доверчивый читатель. — Ведь суммы на спецсчетах будут гораздо больше годового бюджета!»

И он абсолютно прав, так как 132 млрд. грн. Наталья Михайловна переводит по курсу начала 1997-го в 73,3 млрд. долл., а в 2002-м, судя по всему, собирается «возвратить» назад, в гривни, но уже по теперешнему курсу. Если это так, то получается, что за вычетом 30 млрд., запланированных к выдаче наличными, на счета поступит порядка 358 млрд. грн. в течение трех лет.

Хотя… Может статься, что этих трех лет для экономики Украины уже и не будет...

Личное видение

Особое очарование избирательной кампании придает то, что проблемы компенсации вкладов не гнушаются и многие другие партийные лидеры. Их высказывания значительно развивают и обогащают сухие программные документы.

Еще весной прошлого года газета «Киевские ведомости» рассказала, со ссылкой на пресс-службу Социал-демократической партии Украины (объединенной), об инициативе партийной фракции в парламенте, благодаря которой удалось бы ежегодную сумму компенсаций нарастить до 1,3 млрд. грн. В принципе, в логике эсдекам не откажешь. Введенный в 1997 году сбор на обязательное государственное пенсионное страхование свое дело сделал. В 2000 году задолженность по пенсиям в стране погашена полностью, а закон продолжает действовать. Стало быть, как подчеркивал Виктор Медведчук, высвобождаются дополнительные средства, а именно — 1,3 млрд. грн. Именно их можно направить на погашение задолженности по невозвращенным вкладам наших граждан.

Теоретически можно, а вот на практике — так ли это? Из-за непрозрачности Пенсионного фонда Украины утверждать подобное весьма опрометчиво. Да, доходы ПФ прирастают быстрыми темпами, однако то же украинское село денег на обеспечение пенсий как практически не платило, так и не платит. А ведь надо откуда-то компенсировать эти четыре с лишним миллиарда в год. Надо также периодически повышать нищенский размер нынешних трудовых пенсий, и это, пусть по 10—15 гривен, но делается. Так что неизвестно, что лучше — пустить 1,3 млрд. в год на пенсии, «забыв» о вкладах, или 1,3 млрд. на вклады, «забыв» о повышении пенсий…

И еще одно замечание. Если компенсировать по 1,3 млрд. грн. в год (а другой цифры в высказываниях видных эсдеков нам найти не удалось), то на богоугодное дело компенсации уйдет ровно сто лет. И то при условии, что суммы на счетах индексироваться не будут. А если будут, тогда процесс может оказаться вечным. Вряд ли такая социальная политика покажется привлекательной вкладчикам, однако то, что она не является «популистской, экономически необеспеченной», против чего так категорически выступает СДПУ(о), — это однозначно.

Народный депутат, лидер «Яблука» Михаил Бродский устремил свой взгляд на доходы от приватизации. Пресс-служба партии напоминает, что «яблучники» предлагали записать в бюджете-02 отдельной строкой, чтобы деньги от продажи госимущества направлялись именно на выплату утраченных вкладов, «однако так называемое парламентское большинство эту инициативу не поддержало».

Мы опустим безусловно правильные утверждения Михаила Юрьевича о том, что все, что у нас есть, заводы, фабрики, шахты и т.д. — это результат тяжелого труда старшего поколения. Потому что в контексте нашего разговора более важны суммы и их аргументация. Итак, ссылаясь на расчеты безымянных «экономистов», г-н Бродский утверждает, что в ближайшие пять-семь лет государство должно получить от приватизации сумму, сопоставимую с долгами украинским вкладчикам Сбербанка СССР. «Поэтому пожилые люди, находящие в подавляющем большинстве за чертой бедности, используют полученные деньги сразу — «дыр» в их личном бюджете накопилось слишком много… Таким образом, повысится покупательная способность граждан…»

То, что покупательная способность должна понизиться — ввиду сумасшедшей инфляции, — мы уже говорили в предыдущем разделе. Но вся прелесть «яблучного» рецепта в том, что этого не случится! По кабминовским прогнозам, которые прилагались к проекту бюджета-02, за 2002—2005 годы от приватизации ожидается получить порядка 19 млрд. гривен. А как часто такие прогнозы сбываются, объяснять, кажется, никому не надо. Если же говорить о семи годах, то доктор экономических наук, видный теоретик отечественной приватизации Александр Пасхавер называет цифру «в несколько миллиардов долларов. Но никак не больше десяти — конечно, если мы не будем продавать газотранспортную и транспортную системы. У нас ведь на продажу осталось предприятий двести-триста, не больше».

— В принципе, предложение Бродского довольно грамотно политически. Логично, что единовременные траты увязываются с единовременными доходами, — считает г-н Пасхавер. — Хотя, с другой стороны, всякое целевое использование денег опасно. Я мечтаю о том времени, когда страна перестанет зависеть от доходов от приватизации, и процесс этот будет осуществляться не ради денег, а ради его истинной цели — нахождения эффективного собственника и придания нового качества экономике. Толька такая экономика способна решить многие наши сегодняшние проблемы, в том числе и компенсационную.

А теперь «предвыборный коктейль» от Сергея Тигипко — члена координационного совета избирательного блока «За Єдину Україну!», председателя партии «Трудовая Украина». Судя по его выступлению в Никополе, обесцененные вклады предлагается перевести в доллары и возвратить их государственными ценными бумагами. А бумаги эти можно будет использовать, к примеру, для погашения «безнадежных коммунальных долгов или платы за обучение в высших учебных заведениях». Вот это словцо «к примеру» сильно смущает. Потому что сразу же оказывается, что Сергей Леонидович категорически против оплаты госбумагами текущих коммунальных долгов. Кроме того, он считает недопустимым печатание денег в целях быстрого погашения вкладов, потому что это приведет к резкой инфляции. Однако не исключает необходимости постепенных выплат также в денежной форме…

Что ж, если бы не экзотические «расчеты гособлигациями за обучение в вузах», предложения бывшего вице-премьера по вопросам экономики и министра выглядели бы на уровне идеи вполне прилично. Потому что выпуск государственных долговых обязательств — это стандартный путь решения проблем задолженности, в том числе и аналогичных нашим. Другое дело — сумма эмиссии, которая в нашем случае может повергнуть в шок многих финансистов. Плюс скомпрометированность идеи гособлигаций в общественном сознании. Были ведь на памяти наших сограждан и сталинские займы, и облигации выигрышного займа 1982-го, и беспроцентные облигации 1990-го. И кто на такую компенсацию сейчас купится?

Впрочем, облигационный подход — если применить элементы добровольности — может, еще и сработает. Но до детальной проработки его механизма еще далеко. После двух недавних вето на разные редакции закона о компенсации сбережений в правительстве озабочены центральным вопросом: как превратить долг из неподъемного в подъемный.

Надо делить. Но на сколько?

«Когда я стал заниматься этой проблемой серьезно, то понял: 132 млрд. грн. — это завышенная цифра, — говорил автору этих строк Михаил Савлук. — Сегодняшняя гривня и тот рубль — совсем разные деньги. То, что депутаты решили за каждый рубль отдавать 1,05 грн., было ошибкой. Ведь основная масса денег оказалась на счетах Сбербанка не потому, что люди все свои потребности удовлетворили, — ничего подобного! Значительная часть этих сбережений — так называемые вынужденные. Они возникли потому, что не хватало товаров. Цены были зафиксированы, товары распродавались по очередям, блату, «березкам», а подавляющее большинство граждан купить их не могли. То была государственная политика. А сегодня, если бывшие «деревянные» превратить в гривни, можно купить все. Но если выдать 132 млрд., все запасы на территории Украины разметут. Экономика окажется в безвыходном положении. Это лишние деньги не только по отношению к той экономике, они непосильны и для нынешней. Значит, компенсировать надо только реальные сбережения.

Возникает вопрос — а сколько их? В монетарной теории есть такое понятие, как инфляционный навес (если объяснять на пальцах, это те деньги, которые готовы в любой момент быть потрачены, когда появятся товары). Но товары не появлялись, потому что цены были зафиксированы. Если бы свободный рынок возник не в конце 1991-го, а где-то в 1988-м, мы к августу 1991-го (моменту провозглашения независимой Украины) подошли бы уже без этого вынужденного запаса.

Впервые контрактные, то есть свободные, цены на многие товары разрешили в марте 1991 года, и это решение вступило в действие с 1 апреля. И уже в апреле цены выросли в среднем вдвое. Только за 1991 год цены выросли в 3,9 раза. Эти показатели для меня являются аргументом в том плане, что не меньше половины 125 млрд. были «деревянными». 125,7 млрд. разделим на 3,9, получается 32,2 млрд. От этой суммы можно танцевать. Можно в течение 15—20 лет ее погасить, если ежегодно находить в бюджете по полтора-два миллиарда».

Прошу прощения за столь обширную цитату, но проблема не столь проста и однозначна, как это может показаться на первый взгляд. И поскольку дело все-таки, похоже, идет к пересмотру позиций, зафиксированных в законе 1996 года «О государственных гарантиях восстановления сбережений граждан Украины», то рассмотрим еще несколько возможных вариантов — от совершенно гипотетических до вполне реальных. Г-н Савлук любезно помог нам в этом.

Вариант первый. Подписавший соглашение от 13 марта 1992 года премьер давно уволен, Верховная Рада документ не ратифицировала, хотя сама уже приняла несколько законов о восстановлении вкладов. Сумма в 132 млрд. грн. так официально и не признана внутренним долгом (желающие в этом убедиться могут посмотреть материалы бюджетного процесса-02). Стало быть, можно не платить.

Вариант второй. Взять официальный курс 1991 года — 0,65 коп. за долл. Тогда сумма переваливает за 200 млрд. грн., стало быть, проблема становится еще неразрешимее. А коль так, то укрепляются позиции тех, кто предлагает вообще не платить. Ведь если задача неподъемная, то никто за нее и браться не будет.

Но если этот вариант принять, стране потребуется такая ВР и такое правительство, которые добьются возврата этих денег из России.

Логика проста: Украинская ССР была донором союзного бюджета, соответственно, часть сбербанковских вкладов, сделанных на ее территории, проинвестирована в объекты на территории других республик. Правда, какая именно часть, никому не интересно — вариант «добывания» денег из России еще более фантастичен, чем самые популистские предвыборные обещания.

Вариант третий. Подвергнуть ревизии использованный в расчетах курс рубля к доллару — на том основании, что в последний год существования СССР был и рыночный. К примеру, на одной из февральских пресс-конференций министр финансов Игорь Юшко, обосновывая такую необходимость, ссылается на эмпирический опыт: в 1991-м, собираясь в турпоездку, покупал в банке доллары по курсу 1 долл./ 6 руб.

Но и это, оказывается, еще цветочки, хотя, если принять такую точку зрения, сумма «усыхает» разов в десять. Уже подняты публикации за декабрь 1991 года, когда на какой-то бирже, скажем Московской межбанковской, партия долларов была продана по курсу 1 долл./110 руб. А на другой, в российской глубинке, — и вовсе 1 долл./160 руб. По имеющимся у «ЗН» данным, такую замечательную информацию откопали работники НБУ, и не исключено, что она уже подана в качестве предложения в рабочую группу по проблеме компенсации обесцененных вкладов, созданную по распоряжению Президента. Правда, официальных подтверждений (опровержений) нам получить не удалось: руководство НБУ уже неделю «изучает целесообразность» интервью для «ЗН»...

А выход действительно изящен. Если разделить 125,7 млрд. руб. на 110, а затем даже умножить на нынешний курс 5,32, то получим что-то около 6 млрд. гривен. Такую сумму можно погасить в течение нескольких лет, не покушаясь на стабильность любимой гривни. И мы бы не спешили утверждать, что правительство не одолжит глаза у одного известного животного и не предложит Верховной Раде узаконить подобную операцию… Конечно, могут появиться какие-то экзерсисы на тему ликвидации неоправданных льгот, выпуска госбумаг и других, к счастью, неэмиссионных путей. Но все это на порядок сложнее, чем разделить одну цифру на другую.

Что ответит парламент? О, потенциал украинских депутатов огромен и до конца не изучен…

Блок Натальи Витренко

«Людей обокрали и обкрадывают. Незаконно забрали трудовые сбережения в сумме 170 млрд. долл. (по состоянию на 1.01.92), вывезли из Украины как минимум 40 млрд. долл…

…Возвратить трудовые сбережения за три года».

Блок Юлии Тимошенко

«Обеспечим за четыре года возврат обесцененных и украденных сбережений».

Коммунистическая партия Украины

«В течение пяти лет вернуть гражданам проиндексированные трудовые сбережения».

Блок «Наша Україна»

«Создадим действенный механизм значительного погашения внутреннего долга перед украинскими гражданами, связанного с обесценением их денежных вкладов».

СДПУ(о)

«Мы будем добиваться скорейшего и полного погашения государственных долгов перед гражданами, компенсации обесцененных сбережений. Популистскую, экономически необеспеченную социальную политику социал-демократы расценивают как источник финансовой, общественной, политической нестабильности, как преграду для роста народного благосостояния».

Социалистическая партия Украины

«На основе принятого в 1996 году по инициативе социалистов закона добьемся возвращения и компенсации сбережений за счет бюджета, незаконно вывезенных за рубеж капиталов, средств от приватизации, списания долгов за коммунальные и другие услуги».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно