ВОЗРАСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ИНВЕСТИРОВАНИЯ

10 ноября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №44, 10 ноября-17 ноября

«Богатым можешь ты не быть, но стать инвестором обязан». Вряд ли плакатами или баннерами с такими слоганами действительно пестрят стены американских контор или заставки веб-сайтов...

«Богатым можешь ты не быть, но стать инвестором обязан». Вряд ли плакатами или баннерами с такими слоганами действительно пестрят стены американских контор или заставки веб-сайтов. Скорее всего, эту мудрость маленькие американцы впитывают с молоком матери в невербальной форме. И начинают инвестировать, то бишь вкладывать куда-либо деньги с целью их приумножения, едва научившись кликать мышкой компьютера, часто задолго до того, как научатся читать или считать.

Пожелания аналитиков фондового рынка юные американские инвесторы игнорируют полностью, предпочитая покупать акции тех компаний, продукцией которых они сами пользуются. И хотя специалисты снисходительно называют такое инвестирование импульсивным, тем не менее доходы оно приносит весьма нешуточные и на акциях компаний Walt Disney, Sony, Nestle и так далее дети порой зарабатывают гораздо больше, чем их родители на «взрослых» акциях.

Продуманной стратегией инвестирования начинают обычно интересоваться лишь по мере приближения к 30 годам. Хотя возможностей для серьезного инвестирования, то есть достаточно крупной суммы свободных денег, у молодых людей еще нет, тем не менее именно этот период может оказаться наиболее результативным. Ведь работающая молодежь, перед которой маячат золотые горы будущих заработков и которая к тому же еще не слишком озабочена финансовыми проблемами собственного семейства и необходимостью материально поддерживать престарелых родителей, более склонна рисковать, а значит, и чаще пить шампанское. Однако прежде чем перейти к наполнению своего инвестиционного портфеля, считают аналитики, необходимо определиться со своими финансовыми приоритетами.

Предполагается, что к 30 годам наиболее логичным было бы начать заботиться о собственном семейном гнезде. Тем не менее Джудит Уорд, специалист по финансовому планированию компании T. Rowe Price, советует начинать с… подготовки к выходу на пенсию. Стоимость услуг по уходу за престарелыми стремительно растет, и сейчас расходы по этой статье на одного человека составляют от 40 до 100 тысяч долларов в год. Государственные ценные бумаги, надежность которых ни у кого в развитых странах не вызывает сомнений, обычно приносят не больше 5—6 процентов в год. По корпоративным облигациям можно получить и до 10 процентов, однако наибольшие гарантии предлагают фонды с достаточно сложными системами взаимных страховок, и по таким облигациям доходность не слишком высока. В случае же с акциями можно рассчитывать на гораздо большую доходность, не забывая, однако, что риск остаться без ничего достаточно высок. Тем не менее оптимальным вариантом г-жа Уорд считает присоединение к любым накопительным пенсионным программам, которые существуют по месту службы молодых людей. И только после этого можно начинать набивать свой инвестиционный портфель бумагами «со стороны».

Наиболее агрессивные молодые инвесторы могут позволить себе укомплектовать его на 60, а то и 80 процентов акциями, оставив на долю облигаций лишь самую незначительную часть. Да и в выборе акций молодежь может позволить себе роскошь накупить на 10—20 процентов всей суммы инвестиции бумаг так называемых «темных лошадок» — новых, не успевших зарекомендовать себя компаний, которые много обещают, но мало гарантируют. Именно к этой группе относятся акции компаний Восточной и Центральной Европы и Юго-Восточной Азии.

Впрочем, значительная часть аналитиков склоняется к мысли, что молодежь может позволить себе вложить в акции все 100 процентов начальных инвестиций, не пытаясь подстраховать себя менее доходными, но более надежными облигациями. Правда, специалисты все чаще высказывают опасения, что молодежь, избалованная затянувшимся праздником жизни на американском фондовом рынке, не сможет адекватно воспринять первую же свою серьезную неудачу, а то и вообще потеряет охоту к инвестированию. Как показывает практика, свидетели драматических фондовых обвалов, воочию убедившиеся, что за этими обвалами обязательно следуют новые взлеты, переживают свои собственные потери гораздо легче...

Мода на поголовное инвестирование постепенно охватывает также и Западную Европу, хотя Томас Рихтер, аналитик из немецкой компании DWS Funds Gmbh, предсказывает, что пик массового инвестирования среди немецкой молодежи придется на следующее десятилетие. Ведь, как показывают многочисленные исследования, именно в это время молодежь начнет получать существенные капиталы в наследство. В Великобритании молодые люди предпочитают больше полагаться на свои собственные силы, считая, что средства, накопленные их стареющими родителями, нужны им самим. Впрочем, даже самые юные британцы отдают предпочтение облигациям, да еще и с так называемой фиксированной доходностью, которая не превышает 5—7 процентов.

Зато в Японии инвестиции среди молодежи в возрасте до 30 лет — дело общепринятое. Правда, манера инвестирования очень сильно зависит от половой принадлежности самого инвестора. Дело в том, что, согласно традициям, все расходы, связанные со свадьбой, оплачивает сама невеста и ее семья. По нынешним меркам, сумма может достигать 8 миллионов иен (порядка 70 тысяч долларов). При этом на долю невесты обычно приходится от 1 до 3 миллионов иен. Поэтому молодые японки предпочитают не рисковать, 50—60 процентов своих накоплений держат либо вообще дома в чулке, либо в самом надежном банке. Остальную сумму они отваживаются вложить в самые надежные фонды, оперирующие корпоративными облигациями. С учетом того, что ставки банковских депозитов в Японии упорно стремятся к нулю, нет ничего удивительного в том, что доходность таких облигаций составляет 0,12 процента. Поэтому и мужчины-японцы, которые задумываются о своих первых инвестициях, озабочены не столько выбором способа инвестирования, сколько приучают себя к дисциплине посредством системы tsumitate, предполагающей систематические ежемесячные отчисления фиксированной суммы денег, будь- то в чулок, в банк или в какой-нибудь фонд. Впрочем, далеко не всякий отважится назвать этот увлекательный процесс инвестированием...

Возраст между 30 и 45 годами считается на Западе самым активным, в том числе и с точки зрения индивидуального инвестирования. К этому времени доходы обычно стабилизируются на относительно высокой отметке, что, казалось бы, позволяет заниматься делом с большим размахом. Однако параллельно возникают и новые, к тому же весьма значительные статьи расходов. В это время потенциальных инвесторов, даже тех, у кого еще нет не то что детей, но и супруга, больше всего начинает беспокоить проблема платного образования своих будущих детей. И на это есть веские причины. Например, в Соединенных Штатах стоимость обучения одного ребенка в колледже с 1980—81-го годов увеличилась на 100 процентов (данные американской некоммерческой организации The College Board). Поэтому Билл Блевинс, исполнительный директор лондонской фирмы Blevins Franks International, советует своим клиентам определиться, какую сумму им придется изъять из своего порт-феля на первоочередные расходы, включая свадьбу и обзаведение собственным гнездом, и позаботиться о том, чтобы эта доля оказалась под наименьшим риском. Обычно с этой целью от 10 до 40 процентов содержимого своего портфеля переводят в облигации или же вообще обращают в наличность.

Определяя судьбу остальной части содержимого портфеля, руководствуются прежде всего принципом диверсификации. Хотя значительный упор по-прежнему делается на акции, тем не менее в этом возрасте увлекаться особенно рискованными предложениями не стоит. Как минимум треть всей инвестируемой суммы должна быть вложена в акции фондов, гарантирующих защиту капитала. Обычно такие фонды обещают обязательный возврат от 95 до 100 процентов вложенного капитала, а также выплачивают доход, полученный в результате роста курса акций в течение всего срока существования этого фонда (обычно от трех до семи лет). Кроме того, в последнее время возникла еще одна разновидность фондов, которые обещают вернуть не только сам капитал (или, по крайней мене, 95 процентов его), но и определенную сумму инвестиционного дохода. Например, Royal Bank of Scotland PLC обязуется выплачивать в течение трех лет не менее 3,5 процента в год. При этом если рост индекса NASDAQ превысит этот показатель, то этот процент будет соответственно увеличен. Правда, наибольшее распространение такие фонды получили пока лишь в Европе, особенно в Великобритании, Франции и Испании.

Кроме диверсификации акций по степени риска, необходимо также распределить содержимое портфеля по различным рынкам и различным отраслям промышленности. Идеальным вариантом считается размещение половины всей суммы акций в Америке, трети — в Европе (в первую очередь в Великобритании), оставшейся части — в Азии, с основным акцентом на Японию. Необходимо проследить также за тем, чтобы в портфеле должным образом были представлены акции энергетических, телекоммуникационных, информационных, биотехнологических и финансовых компаний. По крайне мере, нужно постараться, чтобы по мере приближения к верхней планке данной возрастной категории соотношение между акциями компаний «старой» и «новой» экономики сдвигалось если не в пользу первой, то хотя бы к их паритету.

В возрасте от 45 до 65 лет для инвесторов наступает момент, когда, по словам уже упоминавшейся Джудит Уорд, им нужно «сделать шаг назад для того, чтобы охватить взглядом всю картину в целом». Иными словами, им нужно понять, успешна ли та стратегия инвестирования, которой они придерживались до сих пор, и не нужно ли менять ее самым решительным образом. Хотя большинство представителей данной возрастной группы все еще озабочено вопросами оплаты образования для своих детей, расходами, связанными с их свадьбами, а также оказанием материальной помощи своим престарелым родителям, тем не менее на первый план опять выдвигается проблема дополнительного финансирования после выхода на пенсию. Если накоплений на этот случай уже сделано достаточно, то можно, не особо напрягаясь, перевести значительную часть средств в наиболее надежные облигации или даже государственные ценные бумаги. Если же таких накоплений явно недостаточно, то придется опять рисковать и покупать акции. Ведь статистика упорно доказывает, что доходность по акциям значительно превосходит доходность по остальным ценным бумагам. Так, индекс британского фондового рынка почти вдвое превзошел показатель в 6,3 процента, соответствующий доходности государственных ценных бумаг. А в Америке показатель доходности госбумаг еще в 1926 году застыл на отметке в 3,9 процента, тогда как индекс Standard&Poor’s 500 прирастал в среднем на 11,3 процента в год. И все же даже самым рисковым инвесторам этой возрастной группы рекомендуется наиболее пристальное внимание обращать на акции компаний, занимающихся недвижимостью. Именно в этом случае можно рассчитывать на получение максимальной прибыли при достаточно низкой степени риска.

И наконец, для людей старше 65 лет, которые уже в основной своей массе вышли на пенсию, следует учитывать не столько экономические параметры, сколько демографические сдвиги, происшедшие за последние десятилетия. В США, например, по данным статистического бюро, продолжительность жизни после выхода на пенсию в среднем составляет не менее 20 лет. При этом период сохранения физической активности и способности к самообслуживанию увеличивается на 1,5 процента в год. Поэтому основную угрозу материальному благополучию западных пенсионеров представляет собой инфляция.

В тех же Соединенных Штатах пенсионеру, который за первый год пребывания на пенсии потратил из своих сбережений 40 тысяч долларов, через пять лет придется рассчитывать уже на 46 371 доллар, а через десять лет — и все 53 757 долларов. Все эти расчеты сделаны на основании нынешнего уровня инфляции, не выходящего за рамки 3 процентов в год. Поэтому от перевода всех своих капиталов в облигации аналитики фондового рынка советуют воздержаться, хотя и считают необходимым обзавестись достаточно крупной суммой наличных денег. Более того, экономисты, учитывающие непропорционально массовый выход на пенсию представителей бэби-бумеров, опасаются, что это приведет к значительному оттоку капитала с фондового рынка. Поэтому сейчас активно разрабатываются новые механизмы управления акционерным капиталом, предусматривающим максимальные гарантии его возврата при доходности выше средней для облигаций. Аналогичный процесс происходит и в странах Западной Европы, возможно, даже с большим размахом.

Наивно думать, что буйное помешательство на акциях, столь характерное в первую очередь для Соединенных Штатов, является чисто национальной особенностью и на нашей почве, сдобренной горькими слезами по вкладам в Сбербанк и многочисленным финансовым пирамидам, не приживется. В произведениях Драйзера трагедии разорившихся на фондовом рынке описаны с большой художественной силой и исторической достоверностью. Можно даже не сомневаться, что хотя бы отдельные американцы эти произведения прочитали. Что не уберегло их от вируса массового фондового помешательства.

Оксана ПРИХОДЬКО по материалам International Herald Tribune

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно