ВостГОК — ДЕЛО ТОНКОЕ. НЕ ПОРВАТЬ БЫ

31 марта, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №13, 31 марта-7 апреля

Восточный горно-обогатительный комбинат — единственное в Украине государственное предприятие, производящее природный концентрат урана, который составляет 85% всей выпускаемой продукции этого предприятия...

Восточный горно-обогатительный комбинат — единственное в Украине государственное предприятие, производящее природный концентрат урана, который составляет 85% всей выпускаемой продукции этого предприятия. Кроме этого, на комбинате изготавливаются машины и механизмы для подземных работ, оборудование различного назначения.

Объемы добычи, запасы сырья, содержание в нем редкоземельных металлов являются государственной тайной.

На комбинате работает 8600 человек; в Желтых Водах — около 5000. Среднемесячная зарплата персонала — 336 грн. Задолженность по выплате зарплаты в настоящее время составляет 2 месяца.

Дебиторская задолженность ВостГОКа — 77 млн. грн., кредиторская — 57 млн. грн.

Если взять за основу известный постулат о партии и Ленине, то применительно к центру урановой промышленности Украины можно смело утверждать: «Мы говорим ВостГОК, подразумеваем — Желтые Воды» и наоборот — «Желтые Воды — это ВостГОК».

Восточный горно-обогатительный комбинат — огромный анклав, включающий город, ТЭЦ, несколько заводов, три поселка шахтеров, расположенных за сотни километров в соседней Кировоградской области, два совхоза, Дворец культуры, спортивно-оздоровительный комплекс и профилакторий. Всех жителей Желтых Вод, независимо от места работы и социального положения, пользуют медики СМСЧ-3 ВостГОКа.

В поселке Желтая Речка с конца прошлого века добывали железную руду. Отвалы отработанной (пустой, как тогда казалось) породы окружали шахтерские дома со всех сторон. С началом строительства Восточного горно-обогатительного комбината в 1951 году Желтая Речка обрела статус города и в 1957-м стала называться Желтыми Водами.

Ударными темпами возводились жилье и производственные корпуса. Для отсыпки фундаментов брали щебень с отвалов, который, как выяснилось позже, содержал радиоактивные компоненты. В середине 50-х канадский бизнесмен, посетивший комбинат еще до полного его засекречивания, глядя на шлаки, оставшиеся после выплавки из железной руды чугуна, содержавшие промышленное количество урана, этому дико завидовал, беспрерывно повторяя: «Какой бизнес! Какой бизнес!». Тогда природный концентрат урана добывался как бы бесплатно.

Уже в 1959 году гидрометаллургический завод, один из главных составляющих ВостГОКа, выдал первую продукцию — концентрат природного урана, или, выражаясь техническими терминами, закись-окись урана. Город и комбинат наглухо засекретили.

С 1986 года в Желтых Водах и его окрестностях уран не добывают. Зато по-прежнему гидрометаллургический завод исправно поставляет в Россию все ту же закись-окись урана. И оттуда на украинские АЭС поступают ТВЭЛы — топливо для ядерных станций, что автоматически повышает его стоимость на 10—15%.

Идея создания собственного ядерно-топливного цикла (ЯТЦ) в Украине витала давно. В 1995 году премьер-министр Е.Марчук подписал постановление, утверждающее программу развития собственного ядерно-топливного цикла. Предполагалась разработка перспективного Новоконстантиновского месторождения, строительство завода по сборке ТВЭЛов.

Увы, программу постигла участь других актуальных проектов: за пять лет Новоконстантиновская шахта, как развивающийся объект, была профинансирована на 0,0 грн. Около 8% от запланированных средств выделили лишь на ее содержание, точнее — на сухую консервацию. Между тем ураносодержащим сырьем, уходящим в Россию, сейчас обеспечивается лишь 30% потребности украинских АЭС. В то же время только разведанных запасов хватает на 100 лет. Программа пятилетней давности предполагала увеличить выпуск уранового концентрата в 2000 году в три раза.

Пять лет пролетели. Но пока по-прежнему на глубинах 280 и 460 метров руда добывается только в Ингульской и Смолинской шахтах. И в прежних объемах.

Наивно полагать, что атомная энергетика и промышленность обделены вниманием правительства. Да и в последнее время генеральный директор ВостГОКа Михаил Бабак встречался с вице-премьером Ю.Тимошенко, министром топлива и энергетики С.Тулубом.

— Последнее свидание у премьер-министра Ющенко показало, что внимание нам уделяют, но вопросы не решаются, — с горечью заявил М.Бабак. — Что говорить, если после административной реформы департамент по ядерной энергетике исчез, а новая структура до сих пор еще не родилась, что сказывается на отношении к ВостГОКу чиновников Минтопэнерго.

Сегодня по-прежнему остро стоит принятие и безусловное выполнение той, пятилетней давности, программы создания комплекса по сборке элементов ядерно-топливного цикла в Украине. В принципе, необходимая база в Днепропетровской и Кировоградской областях имеется. Перерабатывающие мощности уранового сырья, комплектующие (изготавливаемые в НПК «Автоматика и машиностроение») для сборки ТВЭЛов есть в Желтых Водах. Цирконий производят в Днепродзержинске. Изготовление специальных труб возложено на металлургические заводы Днепропетровска. Учитывая тот факт, что 48% электроэнергии производится в Украине на АЭС, предприятие, собирающее ТВЭЛы, безусловно, необходимо.

— Михаил Иванович, сколько необходимо средств для постройки такого комплекса?

— Это «закрытые» цифры. Скажу одно — немалые. По каждому объекту все расписано до мелочей. Просчитаны рентабельность, себестоимость, эффективность и т.д. Нужны только добрая воля и... деньги. Но 9 марта премьер-министр дал указание в месячный срок в который раз доработать совместно с министерствами экономики и финансов комплексную программу создания ядерно- топливного цикла.

— Но если недостаточно государственного финансирования, а проект рентабельный, почему бы не акционировать предприятие; привлеките инвесторов?

— Мы уже это проходили в 97-м. Поступила команда, но мы быстро нашли поддержку у глав администраций Днепропетровской и Кировоградской областей, в Верховной Раде у А.Мороза и вопрос был «закрыт». Я считаю, на урановом предприятии разговор об акционировании или приватизации просто неуместен. На наши объекты иностранцы-инвесторы не очень-то стремятся. После приказа об акционировании мы имели контакты с крупными иностранными предприятиями, занимающимися переработкой урана, например «Комеко». Так вот, интерес у них был в основном познавательный. Да и нет механизма допуска к таким объектам иностранцев. Кто их пустит? Ведь все засекречено.

— В прессе случалось встречать информацию о том, что на ВостГОКе добывают золото, выпускают слитки невероятно дорогих редкоземельных металлов. Якобы американцы деньги баснословные сулят, а вы — ни в какую.

— Однозначно могу утверждать, что золото у нас не добывают. Вот в Днепродзержинске на ПХЗ — да...

— ...Простите, но на ПХЗ утверждают обратное.

— Ну, у нас точно не добывают. В шести километрах от нашей Центральной шахты в Кировоградской области есть Клинцовское месторождение золота. В принципе, мы могли бы его добывать нашими методами. Но чего нет — того нет.

Что же касается слитков, то вот они (показывает серебристый брусок) — двухпроцентная алюминий-скандиевая лигатура. Еще мы добываем из руды фторид скандия. Применение им можно найти в первую очередь в авиастроении. К сожалению, рынков сбыта даже за границей нет. Хотя перспектива в будущем огромная.

Конечно, «гидрометаллургический завод — это не конфетная — по выражению генерального директора — фабрика». И радиационное облучение, как и наличие опасных доз радона, имеет место быть. К тому же на заре урановой промышленности методы как защиты, так и обнаружения гамма-, бета- и прочих частиц были допотопными. А сверхсекретность порой порождала, мягко говоря, безответственность и разгильдяйство. Тем не менее (предвижу кривые ухмылки коллег-журналистов) безопасность на ВостГОКе находится под постоянным контролем и гамма-фон в цехах не превышает установленных норм и зашкаливающие за 1000 мкР/ч приборы в цехах переработки гидрометаллургического завода — полный бред. Что, разумеется, не означает отсутствие в Желтых Водах шести тысяч точечных аномалий в несколько сотен мкР/ч. Причины уже изложены выше. Сам же М.Бабак считает тему радиационной опасности, муссируемую временами, безосновательной. И грозится со временем обнародовать фундаментальное исследование ученых НАНУ, которое показывает, «что все не так, как это выглядит на самом деле».

Лукавил, ох лукавил, мудрый Михаил Иванович. Ни словом не обмолвился о фонде создания ядерно-топливного цикла. 26 февраля на шахте Смолино состоялось совещание с участием министра топлива и энергетики С.Тулуба, его замов, руководства ВостГОКа, зампреда Днепропетровской облгосадминистрации В.Мелещика, губернатора и головы облсовета Кировоградщины. После чего за подписью министра появилось решение: «Считать выполнение планов работ по созданию ядерно- топливного цикла одной из главных задач Минтопэнерго». Помимо всего прочего, в 2000 году в Днепропетровской и Кировоградской областях предусматриваются расчеты за электроэнергию бюджетных организаций, финансируемых из местных бюджетов, с фондом создания ЯПЦ. Те 200 и 50 млн. грн., соответственно заложенные в бюджеты каждой области, начнут пополнять фонд.

Свои долги «Укрэнерго» в размере 779,9 млн. грн. отдаст опять же фонду ЯТЦ. Что же касается сухо законсервированной «главной ударной силы» — шахты Новоконстантиновская, то уже составлен график освоения капвложений на ее строительство. Наконец, к началу отопительного сезона 2000/2001 г. планируют завершить строительство газопровода к поселку Смолино. Теоретически сборка ТВЭЛов в Украине должна начаться в 2010 году. Не сглазить бы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно