ВИКТОР ПАДАЛКА: «НЕ СТОИТ БОЯТЬСЯ ЗАЙМОВ. ОНИ — СВИДЕТЕЛЬСТВО СТАБИЛЬНОСТИ И ОПТИМИЗМА»

30 мая, 2003, 00:00 Распечатать

Слухи о том, что столица намерена привлечь внешние и внутренние займы и выпустить собственные ценные бумаги, подтвердились с принятием Киевским советом городского бюджета на 2003 год...

Слухи о том, что столица намерена привлечь внешние и внутренние займы и выпустить собственные ценные бумаги, подтвердились с принятием Киевским советом городского бюджета на 2003 год. И вызвали довольно неоднозначную реакцию — от понимания и поддержки до, как бы сказать помягче, зависти и ревности.

Впрочем, именно зависти и ревности представителей других регионов к столичному бюджету всегда хватало. А с принятием Закона о столице Украины — городе-герое Киеве еще, наверное, и прибавилось. Особый статус столицы, что бы там ни говорили, способствует и финансовой активности в городе, и росту занятости, и притоку сюда разнообразных инвестиций. Со стороны кое-кому кажется, что местной власти не нужно и напрягаться, коль инвесторы чуть ли не в очередь выстраиваются. Неужели и здесь большие проблемы с бюджетом?

Что они есть, догадываются все, кто хоть немного разбирается в этих вопросах. Какие именно — знает довольно узкий круг лиц. Среди наиболее осведомленных — заместитель председателя Киевской городской государственной администрации, начальник главного финансового управления Виктор ПАДАЛКА.

Тугой ли он, столичный «кошелек»?

Виктор Михайлович, имеет ли основания распространенное мнение, что с принятием Закона о столице Украины Киеву стало намного легче формировать городской бюджет, распоряжаться средствами? Поэтому, дескать, и городские облигации уже на очереди, снова Киев является пионером — на этот раз в привлечении дополнительных финансов.

— Знаете, вместо этого я могу вспомнить другой популярный тезис: «Кому много дано, с того и спрос больше». Закон сохранения энергии... А тем, кому так легко издали корректировать столичный бюджет, лучше было бы пройти по нашему пути.

Закон о столице был принят в соответствии с Конституцией Украины, в трех статьях которой упоминается о том, что Киев имеет определенные особенности как в местном самоуправлении, так и в деятельности исполнительной власти. Конечно, городская власть принимала участие в подготовке этого документа и стремилась сформулировать в нем те правила, в которых мы просто чувствовали необходимость. Однако вы не найдете там каких-то привилегий для столицы. Поскольку авторы проекта предполагали, что заложенные в нем принципы финансовых отношений будут учтены и начнут работать на финансовую систему Украины в целом.

Скажем, что было в других наших законах по поводу местных бюджетов? Помню, как перед окончательным принятием Закона о бюджетной системе я принимал участие в заседании профильного комитета, а также имел продолжительный разговор с тогдашним председателем парламентского бюджетного комитета Николаем Яновичем Азаровым. Комитет обсуждал объемы средств, выделяемых местным бюджетам, и некоторые депутаты предлагали отдать регионам 50 процентов налога на добавленную стоимость (НДС), а также акцизный сбор. Когда поинтересовались моим мнением, я сказал: для органов местного самоуправления, для областей, городов Киева и Севастополя должен быть установлен какой-то предел, ниже которого финансовый ресурс категорически не может опуститься. Например, исходя из ситуации, сложившейся за последние три года, таким пределом мог быть размер НДС в 20 процентов.

Собственно говоря, мы считали, что, фиксируя этот нижний предел, мы тем самым обеспечиваем стабильность взаимоотношений между регионами и государством.

Но вскоре выяснилось: Министерство финансов ввело другой показатель — превышение доходов над расходами. Вот почему в последние годы этот закон фактически утратил жизнеспособность. Указанное положение нивелировало Закон о государственном бюджете на следующий год. Разумеется, по Киеву этот показатель ударил сильнее всего — у нас это «превышение» объективно неминуемо. Он же повторяется и в Бюджетном кодексе.

И с внедрением этого показателя столица много потеряла. Значительная часть средств из нашего бюджета систематически изымалась.

— Что вам оставалось после этого — даже меньше 20%?

— Ну, практически не меньше, а именно столько. Впрочем, установленную сумму мы получали только на первых порах, где-то несколько лет. Но потом она стала виртуальной: эти средства зачислялись, но государство автоматически забирало их как результат превышения доходов над расходами. То есть формально мы имели эти доходы, а фактически распоряжаться ими не могли.

Поэтому, участвуя в подготовке проекта закона о столице, мы закладывали в нем определенные нормы, стабильность взаимоотношений, четкие условия получения средств. Например, учитывая, что бюджет столицы вносит наибольший вклад в наполнение сводного бюджета Украины, в некоторых статьях записали требование о том, что в бюджете города остается не менее 50 процентов полученных на территории Киева налогов и сборов.

В принципе, Закон о столице действительно способствовал определенному улучшению финансового состояния города. Ведь наши большие потребности в сравнении с регионами вполне обоснованы: Киев выполняет столичные функции. А это означает, что здесь проходят разнообразные мероприятия общегосударственного и международного значения, наконец это визитная карточка государства.

А с другой стороны, понятно, что столица и вносить в казну должна больше всех. Так мы это и делаем.

— Что является основной составляющей в доходной части бюджета города? Ежегодно она растет, за счет чего? И какие у вас «гири на ногах» — кто больше других обременяет казну неуплатой?

— Сразу подчеркну, бюджет у нас дефицитный — кто бы что ни говорил, мол, столица «жирует», в то время как значительная часть регионов остается депрессивной.

В принятом на 2003 год бюджете города основным источником поступлений является подоходный налог с граждан. Если брать его удельный вес в доходной части общего фонда бюджета, он составляет около 80 процентов. То есть мы заинтересованы в том, чтобы у людей были как можно более высокие зарплаты.

Городской голова Александр Омельченко постоянно делает упор на то, что мы должны поддерживать наших производителей, создавать условия, дабы они имели возможность выплачивать зарплату, с которой мы бы получали налоги. От этого зависит выполнение запланированного бюджета города. Потому среди приоритетных задач городской власти — погашение задолженности по заработной плате. Обратите внимание, у нас она одна из наименьших по Украине — по последним данным, где-то немногим более 30 млн. гривен. И мы разрабатываем меры по наращиванию фонда оплаты труда на предприятиях и в организациях Киева.

Следующий доходный источник — плата за землю, она составляет 7—9 процентов от общего фонда.

А расходная часть бюджета в основном направляется на содержание нашей социально-культурной сферы. Если взять такие направления, как образование, здравоохранение, социальная защита, культура и спорт, то это не менее 65 процентов (двух третей) общего фонда бюджета. К примеру, на образование идет 20 процентов, примерно столько же на здравоохранение, доля социальной защиты и социального обеспечения — 16 процентов, жилищно-коммунального хозяйства — 12, затем транспорт, дорожное хозяйство…

Что касается неплательщиков налогов и задолженности, то она в Киеве по нашим доходным источникам незначительна — чуть выше одного процента. Но нас прежде всего волнует задолженность по плате за землю, и мы сейчас принимаем меры, чтобы за землю, являющуюся основным нашим богатством, платили все. Принят ряд соответствующих решений на местном уровне, Киевсовет и городская администрация активно участвовали в разработке законопроектов «О землеустройстве», «О разграничении земель государственной и коммунальной собственности». Относительно должников мы ставим вопрос однозначно: если не можешь платить, отдай землю. Правда, многолетних должников нет, за этим следят налоговые органы.

В предыдущие годы были должники по налогу на прибыль, да еще такие, как «Нафтогаз України». Нынче ситуация изменилась.

Вы имеете в виду, что прежде налог на прибыль предприятий полностью перечислялся в бюджет города, а сейчас нет? С чем это связано? Сколько теряет от этого Киев?

Действительно, согласно Закону о столице, в доходы бюджета города должен зачисляться налог на прибыль в полном объеме, подоходный налог с граждан, другие налоги и сборы, закрепленные за органами местного самоуправления. И практически каждый год нам стопроцентно засчитывали налог на прибыль. Ситуация отчасти изменилась уже в 2002 году и, разумеется, будет иной в 2003-м. Вызвано это изменение фактором, о котором я уже говорил, — заложенным в Бюджетном кодексе показателем превышения доходов над расходами бюджета. У нас фактически как получилось? Планируется сумма налога на прибыль, и почти такая же сумма автоматически перечисляется в государственный бюджет. То есть мы его как транзит получаем и отдаем государству.

Здесь нужно признать, что для нас получилось, как в той поговорке, — «баба с воза — кобыле легче». Ситуация для города была нормальной, когда данный показатель нормально выполнялся. Но в последние годы этому мешал целый ряд причин: и рост прибыли не такой, как надо, и пробелы в законодательстве... Так что его практически было невозможно взимать в полном объеме, накопилась большая задолженность. А планирование шло от достигнутого: чем больше база (а Киев имел по налогам наибольшую базу), тем выше показатель на следующий год. И город должен был эту сумму передавать бюджету: выполнялся упомянутый показатель или нет — все равно вынь да положь. В какой-то момент мы почувствовали, что должны отдавать деньги в государственный бюджет из других источников — в частности, и за счет подоходного налога с граждан и иных доходов, фактически изымая эти средства из финансирования социальной сферы. Что, по нашему мнению, не совсем справедливо: не выполняют показатели предприятия, а страдают в конечном счете люди.

Поэтому, когда встала дилемма — отстаивать ли в местном бюджете сохранение налога на прибыль предприятий или нет, мы решили, как говорят, отступиться. В конце концов, учитывая печальный опыт невыполнения плана поступления этого налога в 2001 и 2002 годах, согласились, что эти средства существенной роли для нас не сыграют, все равно придется их отдавать. Чем «выбивать» долги, а между делом перекрывать их средствами, которые город заработал по праву и должен тратить на свои потребности, лучше этих денег не иметь.

— То есть вы фактически ничего не потеряли?

— Почти нет. Зато «сняли» причину для зависти. Поскольку прежде регионы все время кивали: ну конечно, Киев хорошо живет, так как туда стекаются все налоги, особенно налог на прибыль. Но ведь каждому не объяснишь... Получалось: фактически мы этих средств не видели, но при этом нам еще и завидовали. Поэтому столичный бюджет на 2003 год был сформирован так, как и в остальных регионах, и сейчас никто не может нас упрекнуть, что мы жируем.

Дело Робин Гуда живет...

Однако ежегодно увеличивается размер так называемых трансфертных отчислений столицы. Сегодня он чуть ли не на порядок отличается от других регионов. Какой, по вашему мнению, вариант мог бы устраивать обе стороны?

В принципе, передача средств из местного бюджета более богатого региона в государственный бюджет на потребности более бедных — это нормальный принцип. Он записан в Хартии местного самоуправления, где отмечено: каждый регион имеет право удовлетворять потребности и финансировать необходимые расходы независимо от того, как формируются его доходные источники. Ну объективно сложилось так, что одни регионы беднее, а другие богаче. Поэтому во всем мире существует трансферт средств. Вопрос только в том, сколько забирают у разных регионов и сколько дают.

Есть много разных принципов распределения. Например, один из них на Западе называют «принципом Робин Гуда»: забрать все у более богатых и передать более бедным. Однако это уже крайности, чаще применяются иные схемы, на уровне здравого смысла. Мне, например, очень импонирует датская система, когда от доходов более богатого что-то отдают более бедному, но при этом оставляют богатому часть его прироста. А более бедного не обеспечивают в полной мере, а недодают, чтобы он имел стимул, не привыкал к иждивенчеству, а старался подтянуться до уровня лучших.

Поэтому я нормально отношусь к необходимости трансфертных отчислений, но, к сожалению, не полностью согласен с их размерами. Поскольку в последнее время наблюдается тенденция — взять с Киева побольше. В прошлом году мы перечислили в госбюджет свыше 700 млн. гривен как трансферт, а на 2003-й нам уже подняли планку до 903 миллионов. И эта сумма, как говорится, обжалованию не подлежит.

Повторюсь, я не против трансферта. Но какие-то правила и закономерности здесь тоже нужны. Мы сделали сравнительный анализ, причем не в абсолютных суммах (это не объективный показатель), а в процентном отношении: сколько доходов собирают и сколько передают. Например, мы передаем почти 36 процентов от наших доходов, Донецкий регион — около 7 процентов, Днепропетровский — немногим более 9, Запорожский — свыше 11 процентов. Согласитесь, шкала расхождений все-таки значительная. Поэтому наша позиция такова: эти пропорции должны быть соразмерными. Принцип определения этих сумм необходимо сделать одинаковым для всех регионов, он должен базироваться на каком-то среднем соотношении или ином обоснованном нормативе. Это первый момент.

И второй: должен быть какой-то предел перечислений для всех регионов. Скажем, 30 или даже 40 процентов, но не больше.

13 процентов — ускорение или тормоз?

— Поскольку основной статьей дохода столичного бюджета является подоходный налог с граждан, как вы оцениваете недавно принятый Закон о налоге на доходы физических лиц?

— К сожалению, окончательного варианта еще не видел, но с редакцией второго чтения хорошо знаком и должен честно признать: меня, к сожалению, устраивает не все. Почему?

С одной стороны, как гражданин я, конечно, понимаю, что налоговый пресс у нас сегодня большой. Каждый это ощущает, получая заработную плату и просматривая «мотылек», где указано, сколько из заработанных денег у него взяли. А если еще это начисления в конце года, с премией, да все это сложили вместе и начислили соответствующий налог, можно представить не только выражение лица того человека, но и еще несколько выражений в адрес налоговиков и системы в целом. С такой точки зрения и впрямь можно сожалеть, что человеку достается меньше денег.

Но заложенная в Законе о налоге на доходы физических лиц ставка — 13 процентов, по моему мнению, не поможет достичь желаемой цели. Аргументы авторов документа понятны: дескать, такой размер налогообложения будет способствовать дальнейшему стимулированию выхода экономики из тени. Говорят, вот расширили базу налогообложения — и все будет хорошо...

У нас сегодня средняя ставка налогообложения по Киеву 26,5 процента. Это значит, что в столице велик удельный вес тех, кто платит 40 и больше процентов, если в среднем выходит 26,5. Поэтому очевидно: принятие 13-процентного уровня ощутимо ударит по доходам киевского бюджета. Несмотря даже на то, что, возможно, будет расширена база и ликвидированы отдельные льготы, по нашим предварительным расчетам, Киев может потерять почти 30—40 процентов нынешнего уровня подоходного налога. Например, мы планируем в текущем году получить почти 2,5 миллиарда от этого налога с граждан. Представляете, что значит вычесть из этой суммы даже 30 процентов?

Не знаю, насколько обоснован этот шаг. Понятное дело, наши законодатели пошли по пути соседней России, которая в свое время пропагандировала этот уровень как очень прогрессивный. Но сегодня уже говорят (и довольно авторитетные люди), что в России действительно сначала был большой подъем, вроде бы вышло из тени немало капиталов, а потом система дала сбой. И они подсчитали: в конечном итоге даже потеряли в сравнении с прежним порядком начисления налога. Ну, соседям немного легче, они эти потери компенсируют за счет поступлений от продажи нефти. А у нас такого компенсатора нет. Я к тому веду, что нельзя с абсолютной уверенностью утверждать, будто уменьшение ставки сработало на пополнение казны.

С другой стороны, опыт многих стран свидетельствует — снижение ставок налогообложения расширяет налоговую базу где-то лишь в пределах пяти лет. То есть нечего надеяться, что мы сегодня приняли новую схему, а завтра уже получили результат. Известен пример Соединенных Штатов Америки: когда Рейган снизил налоговые ставки, в стране сразу же зафиксировали дефицит бюджета. Они достаточно долго были в дефиците — и это при их мобильной экономике, которая быстро перестраивается и переоснащается!

И еще одного я опасаюсь. Мы часто принимаем какое-то решение, а до следующего, из него вытекающего, руки уже не доходят. Вот мы говорим, что принимаем новые правила и другими механизмами компенсируем потери. Но, как это у нас случается, можем ставки принять, а компенсации не дождаться.

Следующий аргумент «против»: начисления на заработную плату. Да, сегодня они у нас, как считают, великоваты. Поэтому многие и прячут реальную зарплату в «тень». Ну хорошо: снижаем ставку, зарплата выходит из «тени». То есть объем ее увеличивается. Но ведь начисления идут не на старый фонд, а на новый — больший. Что выиграет от этого предприятие или предприниматель? Ему фактически все равно, что платить: или удерживать средства с гражданина по прежней ставке и перечислять государству, или по новым правилам увеличить фонд оплаты труда — и на этот больший фонд возрастет размер начислений, и фактически при более низкой налоговой ставке придется платить столько же, если не больше. Если бы это было связано с начислением дополнительной суммы пенсии, исходя из полученного заработка, — совсем другое дело.

То есть по целому ряду причин всплеск поступления доходов в бюджет будет, на мой взгляд, совсем не таким мощным, как это видится кое-кому из налоговых романтиков.

Ничего, кроме дополнительной головной боли, по моему мнению, не даст еще одно новаторское предложение, заложенное в проекте: изменения в порядке зачисления взысканных налогов. Что имеем сейчас? Работает человек на предприятии в Киеве, и город получает его налоги. Новый закон предлагает зачислять эти средства по месту проживания (или регистрации, заменившей прописку) работающего. То есть, если я живу в Жмеринке, а езжу работать в столицу, то деньги — подоходный налог — киевское предприятие вынуждено будет перечислять в Жмеринку, на счет той территориальной общины.

Этот принцип взят из западной системы. Но если у них этот механизм уже отработан десятилетиями (человек сам предоставляет декларацию, делает перечисление), то у нас же совсем по-другому. Считать, что мы так быстро сможем перейти на их схемы, очень наивно.

Во-первых, предприятие должно оставить эту сумму гражданину, чтобы он уже сам (!) перечислил ее по месту проживания. Можете себе представить, насколько это реально и гарантировано в наших условиях. Во-вторых, на Западе иная система местных налогов и сборов. Там местная власть самостоятельно устанавливает ставки, регулирует их, чтобы человек стремился именно здесь поселиться и приносить средства в эту казну. То есть в их схему заложен другой смысл. Мы же выдергиваем из нее лишь голый принцип: дескать, они же вот платят по месту проживания... А обо всем другом забываем, рискуя соорудить для себя новые препятствия.

К тому же регион просто выводится из «борьбы за налоги». Разве будут заинтересованы Киев или Запорожье, чтобы на их территории активнее развивалось предпринимательство и стало больше субъектов предпринимательской деятельности? Нет. Поскольку какой им смысл, если эти деньги уйдут другим территориям?

А насколько это усложнит работу финансовых структур, нечего и говорить. Вы представьте: сегодня бухгалтерия перечисляет этот налог одним платежом, а в соответствии с предлагаемыми изменениями ей нужно будет каждый раз за каждого работника отправлять деньги куда-то в разные города. Можно только посочувствовать.

— Как работается столичным финансистам в условиях действия Бюджетного кодекса? Кое-кто уже настаивает на необходимости изменений или уточнений. Вы тоже это ощутили?

— Ощутили, причем почти сразу. Полноценно мы работаем согласно Бюджетному кодексу на протяжении 2002 года и часть 2003-го. На первом этапе по инициативе бюджетного комитета Верховной Рады органы местного самоуправления принимали участие в подготовке документа. Однако, когда уже подошли ко второму и третьему чтению, регионы были фактически отстранены от его доработки.

Никого не обвиняю, поскольку такова схема принятия закона: регионы вносили свои предложения, обосновывали их, но ко второму чтению после обобщения что-то осталось, а что-то отклонили. То есть мы уже практически не могли влиять на их судьбу. Можно было, конечно, через своих депутатов, но это уже не тот эффект: одно дело, когда ты вносишь предложение и отстаиваешь его с конкретными аргументами, а другое — если ты подал предложение депутату, а у него нет серьезной базы, которая помогла бы его отстоять...

Поэтому, если брать в целом, я оцениваю Бюджетный кодекс положительно. Считаю, что он урегулировал многие вопросы, определил общие правила, отношения, поскольку Закон о бюджетной системе Украины фактически перестал работать. Но говоря о местных бюджетах, я бы назвал отдельные нормы «принципом математической модели социализма». То есть мы фактически сделали то же, что было при социализме, — всем одинаково, лишь перевели это на язык формул. Закономерно, что в процессе применения Бюджетного кодекса уже возникало много вопросов, в частности у регионов. Да и предыдущее правительство уже заявляло: кодекс нуждается в изменениях.

Город Киев проявил в этом инициативу (и ваш покорный слуга приложил к этому руку). Мы объединились в небольшой творческий коллектив, то есть фактически создали рабочую группу (с привлечением специалистов, ученых, народных депутатов), которая сейчас работает над предложениями по усовершенствованию Бюджетного кодекса. Почему мы? Кто-то же должен начинать...

Группа инициировала подачу регионами своих предложений. Здесь хочу поблагодарить за содействие и председателей местных советов и администраций, и Ассоциацию городов Украины, поскольку практически от всех регионов мы уже имеем отклики, а кроме того, еще почти от 70 городов. Когда мы их только систематизировали и распечатали, получился толстенный талмуд. Очень много предложений! Детально в рабочей группе их еще не рассматривали, лишь обобщили, но тенденции уже вырисовались. И определяющая из них — регионы стремятся к стабильности отношений с центром. То, о чем мы уже говорили, оказывается, беспокоит не только Киев. Так что лукавят обвинители: мол, столица хочет как-то выделиться и перетянуть одеяло на себя.

Если концентрированно передать суть предложений, регионы хотят четко знать, какой у них финансовый ресурс, сколько им останется средств, чтобы они могли их планировать, сколько будет изыматься, в процентном отношении или конкретной суммой, какой принцип и динамика изменения налогов. Эта стабильность нужна, чтобы реально определять местные бюджеты и отвечать за их выполнение перед людьми.

Очень много встречается предложений, в частности, по поводу стимулирования регионов. Опять же сошлюсь на наш пример. Киев в течение последних трех лет занимает первую строку по большинству экономических показателей в рейтинге регионов, который определяет главное управление по вопросам экономической политики администрации Президента. Есть и другие лидеры, и они не хотят «уравниловки». То есть каждый регион должен знать: если добился высоких показателей в чем-то, что он будет иметь дополнительно как поощрение от государства.

Это, на мой взгляд, чрезвычайно важный вопрос: нужно стимулировать регионы, чтобы они не гадали, дадут что-нибудь или не дадут, и чтобы не плодились потребительские тенденции. Поскольку некоторые считают: ну нет у нас доходов, так не оставят же голодными и холодными, все равно что-нибудь дадут. А если так, то ради чего напрягаться и что-то развивать...

Полагаю, в скором времени наша рабочая группа уже будет готова предоставить обобщенные предложения. Не думайте, что это эдакий «самодеятельный ансамбль»: в нашей группе есть члены парламента, причем не только от Киева, среди них и члены бюджетного комитета. Надеюсь, наше мнение не останется без внимания.

До Рима еще далеко. Но с Прагой
уже можно посоревноваться

— Виктор Михайлович, вернемся к тому, с чего начали. Как известно, сессия горсовета приняла решение об осуществлении заимствований в городской бюджет в размере 697,5 млн. гривен. Каково состояние дел на сегодня?

— Сразу хочу объяснить природу этого решения. В соответствии с Бюджетным кодексом, города с населением свыше 800 тыс. человек имеют право осуществлять заимствования в бюджет. Механизм здесь следующий: мы показываем дефицит бюджета развития, а это капиталовложения, то есть наша инфраструктура (дороги, жилье, строительство, школы, детские сады, транспорт и т.д.). И источником покрытия этого дефицита для нас могут стать внешние и внутренние заимствования.

Кстати, поисками таких возможностей киевская власть занималась уже очень давно. В 1995—1996 годах подобные займы практиковали и другие города — и Днепропетровск, и Харьков, и Киев были среди первых, кто попытался привлечь внутренние займы. Но тогда был высокий уровень инфляции, и начинание не прижилось.

Откровенно говоря, этот вопрос был заложен в Бюджетном кодексе тоже не без моего участия. Когда в парламентском бюджетном комитете обсуждали возможность таких заимствований, еще свежим был пример Одессы, в свое время выпустившей ценные бумаги и не рассчитавшейся по ним. Поэтому многие настаивали на том, чтобы местным органам власти такое право не давать — дескать, будет только скандал.

Я был среди тех, кто доказывал всеми средствами, что эти заимствования нужны, и, к тому же, они имеют двойной эффект. Во-первых, право на осуществление внешних и внутренних заимствований — это возможность увеличить доходы бюджета, что, кстати, является распространенной практикой, активно внедряемой муниципалитетами на Западе (я бывал на многих конференциях по этому вопросу), да и пример Москвы дает основания для оптимизма. Во-вторых, это вообще улучшает имидж города, в данном случае имидж столицы и инвестиционную привлекательность его предприятий. Ведь если на финансовом рынке обращаются облигации этого города, то потенциальные инвесторы уже знают: сделана кредитная оценка города, присвоен кредитный рейтинг, вся важная информация о нем проверена и доступна, поэтому они могут вкладывать средства.

То есть привлечение заимствований способствует не только потенциальным доходам города, но и возможностям для всех субъектов предпринимательской деятельности выйти на внешний рынок, получить инвестиции в развитие своей структуры.

Поскольку депутаты опасались предоставить подобное право всей местной власти, я предложил: позвольте хотя бы большим городам это сделать, миллионщикам. Сначала в проекте Бюджетного кодекса заложили именно такую возможность, а уже потом по предложению мэров больших городов расширили это условие на города, где количество населения превышает 800 тыс.

Итак, мы впервые хотим осуществить внешние заимствования. С какой целью? В решении Киевсовета записано: для реализации проектов бюджета развития, то есть транспорта, дорог, строительства. И это нормальная практика, когда идет обслуживание долга, когда деньги привлекаются на развитие инфраструктуры.

Реальные и достаточно дешевые деньги дадут нам возможность выполнить программу экономическо-социального развития, предусмотренную на этот год. Ведь дефицит бюджета развития значителен, а есть множество объектов, которые необходимо безотлагательно и достраивать, и строить. Взять хотя бы метро, «съедающее» огромные средства, но весьма важное и нужное для населения. Необходимо и другие объекты доводить до ума, развивать, как я уже говорил, транспорт.

Как практически эти заимствования будут выглядеть?

В Бюджетном кодексе записано: порядок осуществления заимствований определяется Кабинетом министров. Кабмин в феврале принял постановление, по которому мы должны согласовать все эти вопросы с Министерством финансов. Именно оно должно было дать официальное заключение о том, отвечает ли решение сессии нормам бюджетного законодательства, то есть сможем ли мы вообще этот шаг предпринять. Мы предоставили Минфину все необходимые материалы, и недавно, 15 апреля, это разрешение получили.

Создана и работает аналитическая группа по выходу на внешний и внутренний рынки, завершила работу тендерная комиссия. Так что надеемся, возможно, где-то в июле выйти на внешний рынок.

Мне кажется, мы выполняем еще и роль «пробного шара»: если удастся нам, следом уже увереннее пойдут остальные регионы.

— Это будет какой-то вид ценных бумаг — скажем, облигации?

— Дело в том, что мы не имеем права выпускать облигации внешних займов, только внутренних. Собственно, это будет заимствование, а в какой форме — это уже предложат нам инвесторы.

Проблема в том, что законодатели, записав в Бюджетном кодексе право на осуществление внешних заимствований, не определили их форму. И получилось так, что действующим на сегодня является Закон о ценных бумагах и фондовой бирже в редакции 90-х, где вообще нет понятия облигаций внешних местных займов. То есть право предоставили, а воспользоваться им сложно.

В мире заимствования делаются, как правило, в виде облигаций. Фактически облигации — более дешевый вид займов, нежели все иные. Поэтому мы, например, сейчас готовим предложения, уже выработанные вместе с Министерством финансов и Государственной комиссией по ценным бумагам, по поводу внесения изменений в этот закон.

В мире выпуск муниципальных облигаций — обычная и распространенная практика. Я был в нынешнем году на конференциях инвесторов и эмитентов ценных бумаг в Вене и Барселоне. Там как положительный пример приводили Рим, и мэр Рима рассказывал по телефону, как это у них делается. Так вот, весь бюджет Рима — 11 миллиардов долларов, а они еще на 6 миллиардов дополнительно привлекают внешние заимствования. Более чем половину! Берлин тоже солидную сумму привлекает. Да и соседняя Москва уже в прошлом году разместила ценные бумаги на 300 миллионов.

Другой пример: вице-мэр Праги рассказывал мне, что у них заимствования составляют в среднем где-то 600 долларов на одного жителя. Но он считает, что их нужно увеличивать еще в три раза. Я лишь вздохнул: если даже 600 долларов помножить на 2 миллиона 600 тысяч киевлян, неплохая цифра получится!

— Вы пока что ориентируетесь только на внешние инвестиции?

— Планируем привлекать и внешние, и внутренние. Но в мировой практике больше ориентируются на внешние займы. При этом желательны так называемые «длинные деньги», на более продолжительный период. Как правило, не меньше, чем на три года, а инвесторы зачастую планируют на пять. Они вложили деньги на этот срок — и идет стабильный доход.

Именно этим и привлекательны такие займы: отсрочка их погашения на несколько лет дает возможность лучше спланировать затраты и не доводить до критической нагрузку на один год.

— Город уверен в своих силах, печальный пример Одессы не отпугивает?

— Отнюдь. Займы, кредитование — это нормальная мировая практика развития современных государств, не нужно этого бояться. Мы четко просчитываем свои возможности, не собираемся совершать какие-либо безрассудные шаги. Я бы сказал наоборот: к серьезным займам прибегают те, кто уверен в своих силах, собирается работать стабильно и наращивать мощности. То есть — прагматические оптимисты.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно