ВЕТРЫ НЕФТЯНЫХ ПЕРЕМЕН

8 февраля, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №5, 8 февраля-15 февраля

Если раньше события на мировом рынке нефти очень слабо отражались на украинском рынке нефти и неф...

Если раньше события на мировом рынке нефти очень слабо отражались на украинском рынке нефти и нефтепродуктов, то прошлый год стал исключением — снижение мировых цен на «черное золото» отразилось в Украине глобальным, еще более стремительным, снижением цен на горючее. Это стало, пожалуй, самой приятной переменой прошлого года, поразившей видавших виды потребителей. Самым же удивительным в этих изменениях явилось то, что они произошли благодаря родному правительству, что еще раз подтверждает слова Вергилия — «мудрость сильнее рока».

Мировой рынок нефти ожидал 2001-й год с оптимизмом — после рождественского снижения цена нефтесырья начала медленно расти. Мартовские фьючерсные контракты на нефть определяли тенденцию к росту стоимости, даже несмотря на настойчивые заявления Алана Гринспена о стагнации американской экономики — главного мирового потребителя этого продукта.

Тем более что спрос на нефть в США, как и в других государствах, главных ее потребителях, даже повышался, в то время как спрос на бензин и другие продукты переработки нефти сохранял в начале года устойчивые позиции. И все же к середине года стало понятно, что «ценовая идиллия» для нефтяных королей закончилась, пришло время торжествовать странам-потребителям «черного золота», к числу которых относится и Украина.

«Основная мировая тенденция на рынке нефти в прошлом году — снижение стоимости сырья на 25%», — констатирует «ЗН» директор энергопрограмм Украинского центра экономических и политических исследований имени Александра Разумкова Владимир Сапрыкин. Если в первой декаде января прошлого года на международной нефтяной бирже в Лондоне цена 1 барреля нефти марки Brent колебалась в интервале 24—26 долл., а российская Urals поставлялась в Западную Европу по цене 19,5—22,0 долл., то в первой декаде января 2002 года она менялась соответственно 19,9—22,0 и 17,5—19,0 долл.

Нефтяной передел

Прошлый год на рынке нефти продемонстрировал миру две важные вещи — геоэкономическую и геополитическую.

Первый важный вывод прозвучал из уст представителей Shell — эра нефти осталась в прошлом столетии, на смену ей приходит эра альтернативных источников энергии: водородные двигатели в автомобилестроении, гелиоэнергия, «чистые» технологии производства электроэнергии при помощи ветряных, геотермальных и приливных аккумулирующих станций.

Второй этап стал иллюстрацией почти аксиомы: нет стратегических партнеров, а есть стратегические интересы отдельных стран, вследствие чего сложное мироустройство, подобно простейшим, постоянно делится, меняя конфигурацию и поля напряжения.

Весь прошедший год продолжалась битва за «нефтедоллары», в которой участвовала и Украина, построив нефтепровод Одесса—Броды. Битву за нефть еще надо выиграть, и это предстоит сделать «Укртранснафті».

Основными событиями на нефтяном поле битвы в прошлом году были стычки между ОПЕКовцами и остальными государствами, прежде всего Норвегией, Мексикой, Россией. В результате были введены квоты на добычу нефти, но отдельные «перестрелки» все же не прекращаются, о чем свидетельствует снижение цен на нефть.

«Большинство членов ОПЕК обладают сравнительно легко добываемыми запасами нефти (себестоимость — 5 долл. за баррель). Поэтому их ультимативные высказывания провоцируют инерцию ценовой политики. Хотя их реальный экспорт на 1 млн. барр. в день превышает установленную квоту», — считает эксперт «Финанс-Аналитик» Владимир Лубашевский.

Транспортный антураж

Магистральные нефтепроводы, проходящие через Украину, заставляют западноевропейцев и россиян считаться с ее стратегическими интересами. А они в области ТЭК заключаются и в увеличении загрузки транспортных маршрутов за счет диверсификации источников поставок энергоносителей и в поисках новых источников загрузки уже действующих маршрутов. Очевидно, это и стало основным аргументом интеграции «Дружбы» и «Адрии», в результате чего российская «Транснефть» снизила транспортный тариф до 0,64 долл. за тонну транспортируемой нефти по каждым 100 км нефтетрассы. А «Укртранснафта» увеличила транзит на 5 млн. тонн нефти в год. Российские нефтяники обещают уже к 2008 году увеличить объемы нефтетранзита на 10 млн. тонн.

Если учесть, что прогнозное сокращение транспортировки российской нефти по трубопроводам «Приднепровских магистральных нефтепроводов» очевидно, то Украину не устроит Евро-Азиатский нефтетранспортный коридор. Порт «Южный» готовится к приему первых танкеров с нефтью. А тем временем американская Halliburton изучает потребности западноевропейского рынка в каспийской нефти...

Рыночный ренессанс

«Основные положительные события на рынке нефтепродуктов 2001 года таковы: завершение строительства нефтепровода Одесса—Броды и терминала «Южный»; стабилизация работы АО «ЛиНОС» и АО «ЛУКойл — Одесский НПЗ»; уменьшение цены горючего и увеличение конкуренции», — считает глава комитета предпринимателей базовых отраслей промышленности при ТПП Украины Юрий Куренков.

Те перспективы, к которым только готовится украинский рынок нефтетранзита, уже получил рынок нефтепродуктов.

Это подтверждает баланс внешнеторговых операций с бензином и дизельным топливом в прошлом году: импорт дизтоплива составил 669 тыс. тонн (в 2000 г. — 2170 тыс. тонн), бензина — 540 тыс. тонн (в 2000 — 1720). Одновременно экспорт дизтоплива увеличился по сравнению с предыдущим годом, почти в три раза и составил 950 тыс. тонн, а бензина — в 8,5 раза и составил 69 тыс. тонн. А это означает, что Украина «превратилась» из импортера в экспортера нефтепродуктов.

В течение года ни один внешний (налоговые барьеры в России, теракты в США, боевые действия в Афганистане) или внутренний (законодательные инициативы, PR-битвы, острая конкуренция) «подземный толчок» не смог заставить колебаться многоэтажное здание рынка нефтепродуктов. И хотя это еще не небоскреб, но уже и не жалкая лачуга, продуваемая «северными нефтяными ветрами» и скрипящая при любом «засушливом лете». «В прошлом году мы имели стабильный рынок ГСМ, но в основном за счет российских и казахских инвесторов. Правительство мало занималось этим рынком, а если и касалось его, то это были не совсем удачные попытки ввести льготы для импортеров или ограничить продажу нефти на НПЗ. При этом налоги платили, цена снижалась и объемы продаж увеличивались. То есть прошлогодний нефтерынок — это типичный пример того, как операторы и НПЗ могут прекрасно прожить без вредоносного государственного вмешательства», — говорит эксперт Агентства гуманитарных технологий Василий Юрчишин. Однако следует поправить эксперта: льготы для импортеров, которые должны были поддержать соляркой аграриев, не удалось ввести именно благодаря усилиям Кабмина, а в конце года даже отменить те, которые существовали последнее десятилетие (для совместных предприятий). По данным Гостаможслужбы, в 2001 году было выплачено акцизного сбора с нефтепродуктов (произведенных и импортированных) только 212,5 млн. грн. (или 42%) от предусмотренных бюджетом 505,9 млн. грн.

Законодательная эклектика

Не касаясь виртуальных (принятых, но не действующих) и реальных законодательных актов, отметим лишь общую эклектичность законодательства-2001. В одних случаях осуществлялась поддержка импортеров (закон «О стимулировании развития сельского хозяйства на период 2001—2004 годов»), в других — отдельных производителей (закон «О внесении изменений в декрет Кабинета министров «Об акцизном сборе», решение о неучастии в нефтяных аукционах «ЛУКойл-Украина», «ТНК-Украина», «Казахойл-Украина»), в третьих — провозглашалось налоговое равенство всех участников рынка (закон «О внесении изменений в некоторые законы Украины с целью устранения случаев уклонения отдельных предприятий, созданных с участием иностранных инвесторов, от уплаты налогов, сборов (обязательных платежей)»).

Наиболее спорным является последний закон. Самым либеральным, как и положено, его считают в Минэкономики и европейской интеграции. Александр Шлапак даже спрогнозировал мягкий рост цен на нефтепродукты в среднем на 8–12%. Негативно отнеслись к этому закону, как ни странно, импортеры и эксперты.

«К концу года на рынок нефтепродуктов деструктивно повлиял Кабмин. Решение об отмене льгот для НПЗ привело к росту нефтепродуктового тренда, который продолжится вплоть до посевной. Рынок стал нестабильным, непрогнозируемым. Если же еще «дожать» иностранных инвесторов, то в ближайшее время может возникнуть дефицит ГСМ», — считает В. Сапрыкин.

Еще жестче прокомментировал сложившуюся ситуацию президент Центра антикризисных исследований Ярослав Жалило: «Цены на нефтепродукты в Украине с начала января выросли на величину, неадекватную размеру увеличения налогов. Пока еще реализуются запасы ГСМ, оставшиеся на НПЗ с прошлого года. Т.е. образовался определенный люфт между старой низкой ценой и новой, отвечающей всем налоговым затратам. Конечно, это долго продолжаться не может. Инвесторы, пришедшие на украинские НПЗ и вложившие в их модернизацию определенные средства, хотят получить прибыль со своих заводов, которая бы окупила определенные капиталовложения. Поэтому предприятия будут вынуждены увеличивать цены, тем более что спрос на нефтепродукты неэластичен».

Украинский ОПЕК

Интересно, что практически на всех НПЗ к идее уплаты налогов отнеслись более спокойно, признавая, что цены обязательно вырастут. «В связи с внутренними изменениями из-за ликвидации льгот для ПИИ и внешними — вследствие попыток ОПЕК повысить мировые цены на сырьё, возможно повышение цен на нефтепродукты», — говорит председатель правления ЗАО «Укртатнафта» Юрий Бойко. На заводах надеются, что ПИИ больше не смогут импортировать нефтепродукты в льготном режиме, и потому будут созданы равные условия для импортеров и отечественных производителей горючего. А.Шлапак этого гарантировать не может, так как даже принятое в новом законе «О внесении изменений в декрет Кабинета министров «Об акцизном сборе» толкование понятия давальческого сырья не дает стопроцентной гарантии уплаты акцизов». Более того, представители предприятий с иностранными инвестициями утверждают, что нарушены их конституционные права, в частности ст.6, ст.8, части 1 ст. 58, ст.124 и ст.129 Конституции Украины. Нефтяники все никак не могут договориться между собой о совместных действиях по координации цен. И от того, насколько быстро они это сделают, зависит будущее отрасли.

Собственно, производители к такому уже готовы. «В мире существует пример работы организации стран — экспортеров нефти, регулирующей ценовую политику путем выделения квот на добычу нефти. В Украине должна быть своя подобная организация, которая вырабатывала бы цену, удовлетворяющую производителя — с точки зрения эффективности работы, государство — с точки зрения уплаты налогов, и потребителя — с точки зрения покупательской способности. И мы, собственно, уже много раз инициировали создание соответствующего комитета при Кабмине Украины. В функциональные обязанности такого координационного комитета входил бы анализ ситуации на рынке и тех факторов, влияющих на экономику производства, на собираемость налогов, ценообразование, защиту производителя», — говорит, президент «ТНК-Украина» Александр Городецкий. 24 января 2002 года распоряжением Кабинета министров № 24-р была создана экспертно-аналитическая группа, в которую вошли 24 специалиста, представляющие интересы правительства и бизнеса.

В конце прошлого года глава «Укрнефти» Олег Салмин предложил рассмотреть возможность ценового регулирования рынка нефтепродуктов, что, по сути, будет являться попыткой не только устранения дефицита, но и перепроизводства, с которым в прошлом году столкнулась Украина. Российские компании ТНК и «ЛУКойл» поддержали идею сокращения поставок нефти в Украину. Как сообщили в «ТНК-Украина», компания соглашается на предложение «Укрнефти» по ограничению импорта «черного золота», поскольку на сегодняшний день рынок Украины просто «залит» нефтью. Это приводит, по мнению представителей «ТНК-Украина», к падению цен как на сырье, так и на нефтепродукты. Как подтвердил генеральный директор «ЛУКойл-Украина» Александр Неруш, предварительная договоренность между производителями о координации действий в 2002 году уже достигнута.

Транснациональные заводы

Три из шести украинских заводов в прошлом году работали в составе транснациональных нефтяных компаний: «Одесский НПЗ» — «ЛУКойла», ЛиНОС — «Тюменской нефтяной компании», «Херсоннефтепереработка» в составе «Казахойла». «И это естественно, так как нефтяные компании (НК) России и Казахстана наиболее заинтересованы в украинских НПЗ. Российские НК успешно закрепились на украинском рынке и сегодня формируют внешнеэкономическую политику России в интересах Украины, и они останутся здесь. Думаю, если работа на черноморском шельфе СП с «Петробраз» будет успешной, то не исключена возможность появления в украинской нефтепереработке бразильского капитала», — считает государственный эксперт Национального института проблем международной безопасности СНБОУ Лидия Кузнецова.

Основные события в производственной сфере в прошлом году были сосредоточены на ЛиНОСе, «Укртатнефти» и «ЛУКойл-Одесском НПЗ». На ЛиНОСе начато производство зимнего дизтоплива, запущена линия по производству МТБЭ (метилтретбутилэфира) и налажено производство бензина марки Аи-98. Одновременно с этим на заводе приступили к производству реактивного топлива, продолжая планомерный ремонт производственных установок.

«Укртатнефть» к концу года также освоила производство МТБЭ, наладила выпуск Аи-98 и взяла курс на повышение качества всех видов нефтепродуктов. А «ЛУКойл—Одесский НПЗ» наладил производство реактивного топлива и спланировал техническое обновление производства.

На рынке существенно изменились доли присутствия каждого из заводов, как изменилась и тактика продаж. Например, «ТНК-Украина» за год прошла путь от оптовых продаж лисичанских нефтепродуктов через аукционы и крупнооптовых трейдеров к преимущественной реализации светлых нефтепродуктов через собственную розничную сеть. «ЛУКойл-Украина» и «Укртатнефти» в первой половине года ослабили свое присутствие на некоторых региональных рынках, и только к концу года «Укртатнефть» в большей части восстановила свои позиции, а «ЛУКойл-Украине» еще предстоит это сделать в нынешнем году. «Херсоннефтепереработка» свою деятельность в оптовом и мелкооптовом сегменте рынка в конце года дополнила работой в рознице. Два западноукраинских завода больше потеряли, чем нашли, хотя все еще сохраняют влияние на рынках западных областей.

Восточная цена

«Наиболее важным фактором, повлиявшим в прошлом году на рынок нефтепродуктов, является уменьшение цен. Это произошло благодаря той особенности, что украинские НПЗ вошли в состав международных нефтяных корпораций, а также благодаря возобновлению поставок сырья «Татнефтью». За счет чего на украинские НПЗ стала поступать нефть по корпоративным ценам», — говорит Я. Живило.

Если мировой опыт рынка нефти и нефтепродуктов на протяжении последних лет неоднократно испытывал резкое снижение цен (более чем на четверть), то украинский рынок до сих пор не знал падения цен, аналогичного прошлогоднему. И вряд ли подобная ситуация еще раз повторится. Во-первых, такой острой борьбы за рынок уже не предвидится. Во-вторых, правительство и законодатели постараются получить максимальную прибавку к бюджету.

Снижение цен в прошлом году можно было бы считать нормальным, не будь катастрофического падения в четвертом квартале. Самому большому снижению подверглись цены на нефтепродукты, которые можно назвать «мечтой агрария», дизельное топливо и А-76 — в два раза. Высокооктановые бензины «порадовали» владельцев автомобилей чуть в меньшей степени, снизившись на 166—172%, и только на треть упала цена для «крутого бензина» Аи-98. Если средняя оптовая цена тонны солярки в начале 2001 года находилась на уровне 1914 грн., а 1 октября — 1415 грн., то уже 31 декабря — она уменьшилась до 950 грн., то есть за первые девять месяцев дизтопливо подешевело на 499 грн., а за последние три — на 465 грн.

Розничная феерия

Самые важные изменения произошли на розничном рынке. С подачи «ТНК-Украина» начало развиваться джобберское движение. «Джобберизация» Украины проходила непросто. Более того, в нее не до конца верили основные производители нефтепродуктов и, собственно, удачный опыт «ТНК-Украина» воплотил идею в жизнь. «Джобберская программа нашей компании начиналась достаточно сложно, потому что это был новый для Украины вид деятельности. И только в ходе реализации программы количество желающих участвовать в джобберской программе возросло многократно», — рассказывает Максим Андриасов, директор департамента маркетинга и продаж ПИИ «ТНК-Украина».

По состоянию на начало 2002 года в Украине насчитывались 762 джобберские АЗС, которые принадлежат «ТНК-Украина», «ЛУКойл-Украина», «Славнефти» и «Нафта-Херсон», что составляет порядка 12% от общего числа автозаправок. Кроме того, в декабре к созданию франчайзинговой сети под брендом «Альянс» приступила компания «Нафта-Херсон», представляющая интересы «Херсоннефтепереработки». Джобберские сети сегодня стремительно развиваются и превращаются во всеукраинские бренды. Например, в течение прошлого года на АЗС появились абсолютно новые торговые марки, в частности «ТНК», «ОККО», «Альянс» и «Славнефть».

В этом году продолжится структуризация розницы вокруг существующих брендов. О том, насколько серьезной будет борьба за розничный рынок, свидетельствуют планы компаний. «Наша розничная сеть до конца года будет включать в себя 100 АЗС в 13 регионах, в том числе одиннадцать заправок в Донецке», — поделился планами Алексей Кулик, маркетолог ТД «Нафта—Херсон».

Как сообщили в пресс-службе «Укртатнефти», «компания с начала 2002 года приступила к активному созданию джобберской сети и строительству собственных АЗС. Оператором проекта будет Торговый дом «Татарстан—Украина».

Как сообщил Петр Копий, представитель НК «Татнефть» в Украине, компании «Татарстан—Украина» и «Укртатнефть-Центр» не являются представителями «Татнефти» в Украине, а «Татнефть» — их учредителем, как было озвучено в некоторых СМИ. Но и «Татарстан–Украина», и «Укртатнафта–Центр» — торговые агенты ЗАО «Укртатнафта».

Свои планы довести розничную сеть до 140 АЗС подтвердила «ЗН» компания «ЛУКойл-Украина» (в счет не берутся партнерские АЗС). В частности, в начале января «ЛУКойл-Украина» стала поставлять горючее на АЗС киевской компании «Этрекс», которая владеет 12-ю АЗС. «Договор между компаниями предполагает ведение бизнеса на паритетных началах», — подчеркнул Александр Неруш. Стремительный рост числа джобберских автозаправок произошел по двум основным причинам: во-первых, это выгодно производителям нефтепродуктов, расширяющим рынок сбыта; во-вторых, владельцам АЗС, которым обеспечиваются стабильные поставки качественных нефтепродуктов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно