ВЕТЕР С ЮМЗ КОНВЕРСИЯ ВПК ВО ВЗАИМОСВЯЗИ С ЛИЦЕНЗИОННОЙ ТЕХНИКОЙ

15 марта, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №10, 15 марта-22 марта

Истоки конверсии предприятий ВПК Украины следует искать в середине 80-х годов, когда руководство б...

Истоки конверсии предприятий ВПК Украины следует искать в середине 80-х годов, когда руководство бывшего СССР пришло к выводу, что громадная военная машина стала производить больше, чем это требовалось стране, и выделяемые финансовые ресурсы не могут обеспечивать эффективное использование созданных в ВПК мощностей. В связи с этим в 1985—1987 годах в СССР был официально взят курс на конверсию оборонных заводов, то есть организацию на них параллельного изготовления товаров и продукции гражданского назначения. О том периоде «конверсии» грустно даже вспоминать: гиганты военной индустрии, не имея современных технологий производства новой техники, начинали выпускать кастрюли и лопаты из дорогостоящих материалов, примитивные колбасные машины, оборудование для масложировой промышленности и т.п. Корни проблем, которые сейчас переживают две такие важнейшие отрасли промышленности, как машиностроение и энергетика, кроются именно там, в тех годах, когда правильная идея конверсии зачастую доводилась до абсурда неразумным исполнением. А ведь тогда ещё можно было начать осваивать современные технологии и тогда ещё были — ныне безвозвратно утерянные — время и финансовые ресурсы.

Как теперь уже очевидно, то был период легкомысленного отношения к конверсии. Казалось, что умение изготавливать сложную военную технику автоматически гарантирует изготовление эффективных машин для гражданских целей. На «Южмаше» знакомы с этой проблемой не понаслышке. Не случайно машиностроение и энергетику мы упоминаем в одном ряду, так как это не просто две важнейшие, но и, с учетом перспективы, сильно взаимосвязанные отрасли народного хозяйства. Иными словами, выбирая направления для конверсии военного производства, нужно иметь в виду, что если удастся наладить на украинских заводах изготовление недорогого и эффективного энергетического оборудования по мировым стандартам, то и в энергетике можно будет решить много сложных проблем. Тем более, что сейчас украинские генерирующие станции работают на оборудовании, которое уже имеет почти полный моральный и физический износ.

Хорошо известно, что зарубежные фирмы не очень охотно делятся с нами современной технологией, предпочитая продавать только нам свои машины. Это в значительной степени обусловлено нестабильностью экономического развития нашей страны, плохим инвестиционным климатом, несовершенством законов и т.п. Однако даже в этих условиях некоторым заводам всё-таки удаётся организовать изготовление лицензионной техники. Один из таких проектов выполняется на ПО «Южмаш». Речь идёт об организации серийного производства лицензионных ветротурбин мощностью 110 кВт USW56-100. В изготовлении комплектующих деталей и узлов для них принимают участие несколько десятков украинских заводов, являющихся нашими субподрядчиками.

Ветроэнергетика не случайно стала одним из важнейших направлений в конверсии ВПК. В мировой энергетике она сейчас одна из наиболее бурно развивающихся. Да и у нас этому направлению в свое время уделялось большое внимание. В 30-х годах одновременно с развитием авиации и первыми шагами в ракетостроении закладывались основы теории ветроэнергетики, не утратившие своей ценности до сих пор. В этой работе принимали участие известные ученые — профессор Г.Сабинин, ракетчик Ю.Кондратюк и многие другие. К 1937 году самой большой из построенных ветроэлектростанций была Балаклавская (располагавшаяся на Каранских высотах близ Балаклавы в Крыму). Она имела мощность 100 кВт, ветроколесо с кабиной размещалось на высоте 25 метров, общий вес конструкции достигал 50 тонн.

Потом эти работы были приостановлены и только в конце 80-х к ним вернулись снова, но уже в контексте требований конверсии. Именно тогда генеральный конструктор КБ «Южное» В.Уткин и главный конструктор твердотопливных ракетных двигателей В.Кукушкин начали искать направления использования ракетной технологии в неракетной сфере. Одним из них оказалась ветроэнергетика.

Справедливости ради следует отметить, что никакого опыта конверсионных работ в этой области страна тогда не имела, поэтому неудивительно, что первый агрегат ГКБ «Южное», спроектированный совместно с московским НПО «Ветроэн» на основе датской конструкции 1955 года, оказался конструктивно несовершенен. Основной причиной этой неудачи явилась оторванность отечественной промышленности от мировой науки и техники, которая имеет место и сейчас. Но тогда такая оторванность оказалась роковой для первых конверсионных разработок. Не спасали даже громадные деньги, которые были выделены на создание первых отечественных ветроагрегатов.

О деньгах следует сказать отдельно. Если проводить параллель с текущей ситуацией в Украине, которая не имеет необходимых финансовых ресурсов для конверсии ВПК, тогда, в середине 80-х, оборонные заводы отнюдь не были обделены вниманием государства. Конкретно, проекту создания отечественных ветроагрегатов повезло больше других. В этом деле, как ни странно, решающую роль сыграли министр водного хозяйства СССР и ГКНТ СССР, которые выделили несколько миллионов рублей на эту технику. В 1987 году В.Уткин и В.Кукушкин буквально уговорили министра выделить средства на разработку и изготовление ветротурбин для ветроэлектростанций. Инициаторы данного проекта вместе с руководителем НПО «Ветроэн» И.Сидановым добились его утверждения в Госплане СССР, и средства, необходимые для создания первого отечественного агрегата АВЭ-250С, поступили в КБ «Южное».

Опытный образец такой машины был изготовлен в 1989 году и установлен на полигоне Павлоградского механического завода. Конструкторы буквально «слепили» его из узлов, часть которых была изготовлена по ракетной технологии из дорогостоящего титана. Часть гидравлики была прямо заимствована у ракет. А то, чего не могли сделать ракетчики, было куплено на других машиностроительных заводах, хотя и было мало приспособлено для такой машины, как ветротурбина. Например, редуктор использовали от эскалатора метро, что сильно утяжелило конструкцию агрегата. К сожалению, ракетные технологии применялись слишком прямолинейно, то есть ветротурбина не разрабатывалась как единая машина. Поэтому агрегаты АВЭ-250 оказались практически неработоспособными и за прошедшие почти 12 лет ни один из двух десятков, изготовленных и установленных в системе Минэнерго на Акташской, Черноморской и Аджигольской ВЭС, так и не был принят государственной комиссией в промышленную эксплуатацию. То есть первые отечественные ветроагрегаты, построенные на основе применения конверсионных технологий, оказались непригодными для серийного изготовления.

Прямо противоположная ситуация с ветротурбинами USW56-100, которые изготавливаются на украинских заводах по лицензии одной из американских компаний. Государство не тратило своих денег на разработку указанных машин, и они серийно изготовляются на отечественных заводах после того, как американские эксперты, начавшие свою работу в 1993-м, потратили около трёх лет на внедрение лицензионной технологии в наше производство. Лицензия на эти машины была получена украинско-американским СП «Уиндэнерго Лтд» бесплатно, что нетипично для зарубежных компаний на украинском рынке. Безусловно, что при изготовлении соответствующих ветротурбин приходится платить роялти за право использования указанной технологии, но главной выгодой для украинской промышленности является то, что она получила полностью отработанную машину.

Говоря о достоинствах этих машин, необходимо прежде всего обратить внимание на цену производимой ими электроэнергии, ибо лишь в этом случае можно судить об общественной полезности ветроэнергетики в целом. Так вот, по данному показателю ВЭС не слишком отличаются от тепловых угольных электростанций, так как для шести украинских ВЭС НКРЭ Украины установлен тариф на уровне от 15 до 18 коп. за кВт . час. Фактические тарифы у этих ВЭС незначительно отличаются от указанных плановых, и в основном эти отличия связаны с ветровой нагрузкой, которая, как известно, меняется от года к году. Как показывает статистика, в последние годы ветровой энергетический потенциал в наиболее перспективных для строительства ВЭС регионах Украины снизился, что используется противниками развития отечественной ветроэнергетики в качестве основного аргумента бесперспективности этого направления. Однако, как известно из мировой практики, ни один банк не станет финансировать строительство ВЭС по краткосрочным показателям ветровой нагрузки. А по многолетним данным государственной метеорологической службы Украины среднестатистическое значение скоростей ветра за 12—15 лет является таким, что на уже построенных ВЭС можно добиться цены электроэнергии на уровне 7—11 коп за кВт · час.

После этих цифр, которые, кстати говоря, подтверждаются данными Национальной академии наук Украины, дискуссию о важности развития ветроэнергетики в Украине можно было бы считать исчерпанной. Альтернативные источники энергии просто необходимы стране, имеющей значительную зависимость от поставок зарубежных энергоносителей: в перспективе за счёт строительства ВЭС в Украине запланировано покрыть до 20—30% от общего потребления электроэнергии. Тем не менее острые дискуссии о полезности ветроэнергетики идут, и они будут продолжаться, что обусловлено в основном конкурентной борьбой между сторонниками отечественных разработок ветроагрегатов или лицензионной зарубежной технологии.

Возвращаясь к лицензионным ветротурбинам USW56-100, следует напомнить, что сейчас в их изготовлении, не считая нашего завода, задействованы 22 машиностроительных предприятия страны, являющиеся субподрядчиками «Южмаша». Причем данный проект — практически единственный в Украине, в котором 100% узлов сложной машины изготовляется украинскими предприятиями. Цена ветротурбины USW56-100 оказалась практически на 40% ниже мировой цены на такого класса машины, что и отражено в сравнительно низкой цене электроэнергии.

21 ноября прошлого года «Южмаш» отправил потребителю четырёхсотую ветротурбину USW56-100. Много это или мало? Если сравнивать с тем, что по данному направлению делается в странах СНГ, то здесь Украина оказалась лидером. В нашей стране уже создана ветроэнергетическая отрасль промышленности, в которой на основании серийно изготовляемых лицензионных ветротурбин строятся первые шесть промышленных ВЭС. Украина заняла почетное 13-е место в Европе с суммарным показателем уже имеющейся мощности всех украинских ВЭС, равной 40 МВт, значительно опередив Россию, у которой данный показатель пока равен 5 МВт.

Самые крупные из строящихся станций – это Новоазовская ВЭС в Донецком регионе мощностью 14,5 МВт и Донузлавская ВЭС мощностью 16 МВт в Крыму. Их сооружение идет наиболее успешно, так как поддерживается региональными администрациями. В Донецком регионе лично губернатор В.Янукович проявляет активную заинтересованность в развитии ветроэнергетики, благодаря которой область намерена решить многие социальные и экологические проблемы. Кстати, именно в Донецком регионе на примере Новоазовской ВЭС впервые в Украине отрабатывается концессионная форма управления ветроэнергетическими объектами, при которой государство в лице областной администрации, сохраняя государственную собственность на основные фонды ВЭС, внедряет новые формы рыночного управления объектами нетрадиционной энергетики.

Сейчас украинская ветроэнергетика переживает не самый ответственный этап своего развития, от которого непосредственно зависят и перспективы конверсии военного производства на крупнейших заводах страны. Рядом известных зарубежных фирм нам передаются лицензии на изготовление ветротурбин мощностью 600 и 1000 кВт. В связи с этим у предприятия и его смежников появляются новые перспективы, так как теперь речь будет идти о целом ряде моделей ветротурбин мощностью 100, 600 и 1000 кВт с маркой «сделано в Украине». При переходе к изготовлению лицензионных ветротурбин большой мощности на украинские заводы должна передаваться самая современная технология в области металлургии, химии, механической обработки металлов, стеклопластиков, электроники и т.п. Казалось бы, такое дело должно получить громадную поддержку со стороны всех органов исполнительной власти, но в реальной жизни этого не наблюдается. Причины – всё та же конкуренция между отечественными конструкторскими разработками и лицензионной техникой, а также борьба различных организаций за право управлять финансовыми ресурсами в ветроэнергетике.

О перспективности отечественных разработок ветроагрегатов выше уже говорилось. Почти пятнадцатилетний опыт различных конструкторских организаций с использованием сильно устаревших технологий, выявил бесперспективность многого из того, что уже сделано. Нельзя в этом винить наших конструкторов, так как их многолетняя оторванность от мировой науки и техники и ограниченные финансовые ресурсы не позволяют создать технику мирового уровня, способную конкурировать на внешних рынках. Однако эти неудачи не должны позволять спекулировать на тезисе «поддержки отечественного производителя», имея в виду необходимость поддерживать несовременные разработки только потому, что они выполнены отечественными специалистами.

В действительности же отечественными производителями являются украинские машиностроительные заводы, которые сегодня изготавливают, как отмечалось выше, 100% узлов лицензионной ветротурбины USW56-100 мощностью 110 кВт, а завтра должны то же самое делать относительно еще двух типов лицензионных агрегатов. Принципиальным отличием лицензионных машин от агрегатов отечественной конструкции является то, что первые сертифицированы по международным стандартам, и это открывает нашим заводам дорогу на внешние рынки.

И в заключение — несколько слов об управлении украинской ветроэнергетикой. В ее истории можно выделить два периода. В 1986—1994 годах эта отрасль управлялась по ведомственному принципу, то есть непосредственно Минэнерго Украины. С 1994-го и по сей день ветроэнергетика управляется на основе межведомственной координации через Межведомственный координационный совет (нынче его возглавляет первый вице-премьер Олег Дубина). Недавно по поручению Кабинета министров был выполнен сопоставительный анализ эффективности развития ветроэнергетики страны в указанные периоды. Содержащиеся в нем выводы свидетельствуют о том, что в первом случае, то есть когда Минэнерго самостоятельно выбирало технику, а также финансировало конструкторские работы и строительство ВЭС, эффективность была близка к нулю. Об этом свидетельствуют бездействующие Акташская, Аджигольская и Черноморская ВЭС.

В противовес этому, межотраслевая форма управления ветроэнергетикой через Межведомственный координационный совет доказала свою эффективность, так как она основана на управлении данной отраслью рыночными методами, в том числе на жёстком межведомственном контроле за использованием государственных средств. Вторым важным фактором, обеспечивающим эффективность, является организация внедрения передовой лицензионной технологии на украинских заводах, ставшая возможной благодаря настойчивой работе Минпромполитики, НКАУ и самих заводов. Свыше 400 изготовленных по лицензии ветротурбин и строительство шести промышленных ВЭС – убедительное тому свидетельство.

В последнее время сторонники ведомственного подхода значительно активизировались. Они подталкивают Кабинет министров к тому, чтобы изменить утверждённый правительством порядок управления ветроэнергетикой через межведомственный координационный совет. Предлагаемая ими реорганизация сводится к передаче Минтопэнерго управления денежными средствами Комплексной программы строительства ВЭС. К чему это может привести, показывает наш собственный украинский опыт и результаты подобного управления в 1986—1994 годах. Однако есть надежда, что государство не допустит развала в этой отрасли.

Конечно, столь пристальное внимание к развитию отечественной ветроэнергетики со стороны государства объясняется не тем, что она может уже в ближайшие годы позволить ослабить энергетическую зависимость страны. Этого не произойдет, поскольку отрасль ещё молода и удельный вес вырабатываемой на ВЭС электроэнергии ещё недостаточно велик. Однако именно здесь уже наблюдается существенный прорыв в вопросах внедрения новой технологии мирового уровня. И это происходит на конверсионных заводах страны. Кроме того, уже налаженная кооперация нескольких десятков отечественных заводов может позволить выпускать лицензионное энергетическое оборудование не только для ВЭС, но и для тепловых электростанций.

Нужно помнить, что вместе с лицензионной технологией на наши заводы приходит мировой опыт в области машиностроения. Именно так, как известно, поднимались из послевоенной разрухи Германия и Япония. Поэтому противодействие внедрению на конверсионных заводах лицензионной технологии трудно назвать государственной позицией. Надеемся, что нашему правительству хватит мудрости продолжать поддержку украинских предприятий, сохранив и укрепив созданную с большим трудом их кооперацию в области изготовления современного ветроэнергетического оборудования.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно