Великая китайская приватизация

5 января, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №1, 5 января-12 января

Приватизация China Telecommunications Corp., которая намечена на нынешний год, привлекает пристальное внимание как со стороны потенциальных инвесторов, так и журналистов и наблюдателей...

Приватизация China Telecommunications Corp., которая намечена на нынешний год, привлекает пристальное внимание как со стороны потенциальных инвесторов, так и журналистов и наблюдателей. Эта компания является флагманом китайской телефонной промышленности и со своими 130 миллионами клиентов, 185 миллионами телефонных линий и 24 миллиардами долларов торгового оборота занимает достойное место в мировой табели о рангах. По предварительным оценкам, первичная эмиссия акций китайского телекома позволит собрать от 5 до 10 миллиардов долларов при проведении торгов одновременно на Гонконгской и Нью-Йоркской биржах. Неудивительно поэтому, что за право контролировать этот процесс сейчас активно состязаются шесть крупнейших финансовых корпораций — три американские, две китайские и одна европейская.

Сам перечень названий иностранных фирм выглядит достаточно внушительно: Goldman, Sachs&Co., Morgan Stanley Dean Witter&Co., Merril Lynch&Co. и UBS Warburg. Еще более внушительно выглядят уже достигнутые этими «авторитетами» успехи на китайской ниве, первые достаточно успешные ласточки которой стали появляться в стране еще в 1997 году. Так, при участии Goldman в процессе приватизации China Mobile, крупнейшего в стране оператора сотовых телефонов, было выручено 4,2 миллиарда долларов, а в процессе приватизации PetroChina Co., крупнейшей нефтяной компании, — 3 миллиарда. Morgan Stanley помог собрать 5,6 миллиарда долларов для China Unicom, второго по величине оператора сотовых телефонов, и 3,5 миллиарда за Sinopec Corp., которая занимает второе место среди нефтяных компаний Китая. Совместные усилия Goldman и Merrill Lynch принесли 7,6 миллиарда долларов China Mobile в процессе вторичной эмиссии акций компании. Что стало крупнейшей операцией за всю историю существования китайского фондового рынка.

Все эти фирмы хорошо знакомы с национальными особенностями приватизационного процесса в стране и успели уже приноровиться к повадкам местных всемогущих чиновников. Регулярные конференции и семинары, которые проводятся в пятизвездочных отелях самых популярных курортов мира для не очень привычных к этому китайских госслужащих, весьма способствуют «налаживанию полезных контактов», без которых, как стало понятно уже всему миру, в посттоталитарных странах и шагу не ступишь.

И все же повышенный интерес иностранных обозревателей вызывают именно китайские участники этого тендера на право участия в большой китайской приватизации. В частности, даже самые влиятельные западные фирмы охотно соглашаются на равное партнерство с China International Capital Corp. (CICC), которая и так является совместным предприятием Morgan Stanley и China Construction Bank. Это предприятие уже стало символом серьезности намерений Пекина по созданию собственного инвестиционного банковского сектора. И достаточно символичным служит факт самого непосредственного участия в деятельности этой структуры сына китайского премьер-министра.

Впрочем, не меньший интерес вызывает и выход на фондовый рынок мелких частных компаний. Ведь до недавнего времени необходимый для инвестиций капитал китайские предприниматели могли собрать только лишь со своих родственников и знакомых. Именно так и поступил 14 лет назад Вань Шунсань, задумав открыть небольшую текстильную фабрику. Тогда сумма стартового капитала в размере 6 тысяч долларов казалась ему очень значительной. Теперь же на компанию Chengde Dixian Textile Co. трудится 10 тысяч человек, а ее активы оцениваются в 53 миллиона долларов. И когда встал вопрос о необходимости дополнительных инвестиций с целью расширения производства, г-н Вань не стал уже обращаться к родственникам, а выпустил собственные акции. Которые и принесли ему 31 миллион долларов.

В Китае есть очень много предпринимателей, которые с удовольствием последовали бы его примеру. Тем не менее удается это далеко не каждому. Ведь разрешать компании выпуск ценных бумаг или же нет, решают все те же государственные чиновники. А для них рыночные критерии деятельности компаний совершенно несопоставимы с вопросами когда политической, а когда и личной выгоды. В частности, широкую известность приобрела история компании Kangsai Group, выпуск акций которой стал одним из самых крупных провалов на китайском фондовом рынке. Как показало недавнее расследование, для того чтобы получить право на выпуск акций, руководство компании делало чиновникам такие предложения, от которых те не могли отказаться. Так, например, чиновник, ставивший решающую подпись, получал 100 тысяч акций предприимчивой компании, чиновник, который непосредственно свою подпись не ставил, но способствовал получению необходимой визы, получал 50 тысяч акций, наконец, мелкие клерки, которые сами ничего не решали, но могли весьма существенно затормозить или осложнить процесс получения разрешения, получали по одной тысяче акций. В результате акции этой компании попали на фондовый рынок уже в середине 1996 года со стартовой ценой в 1,33 доллара. Цена на них очень быстро поднялась до 3,61 доллара, чему причастные чиновники успели немало порадоваться. Однако после того, как приток свежих инвестиций закончился, компания столкнулась с очень серьезными трудностями, и теперь цена на ее акции успела скатиться до 1,50 доллара за штуку. В этом, собственно, и заключается основная опасность такого «индивидуального» подхода к решению вопроса о выпуске акций компанией: выход на фондовый рынок заведомо слабых, неконкурентоспособных предприятий может подорвать доверие к любым ценным бумагам. И тогда настоящие предприниматели не смогут собрать достаточных инвестиционных средств.

А потенциал китайского фондового рынка исключительно велик. На сегодняшний день ценные бумаги выпустили уже свыше тысячи китайских компаний, а общая рыночная капитализация Шеньженской и Шанхайской бирж превышает 500 миллиардов долларов. Если слияние этих бирж, которое намечено на ближайшие годы, таки произойдет, то в результате образуется третья по величине биржа Азии (после Токио и Гонконга). А 50 миллионов китайцев, которые уже стали владельцами акций, по своей численности уступают лишь армии американских акционеров.

Стремительный рост объемов торгов, который наблюдается на китайском фондовом рынке в последние девять месяцев, не способны сдержать даже коррупционные проявления. Зато их самих поможет преодолеть внедрение действительно рыночных механизмов превращения любой компании в акционерную.

По материалам International Herald Tribune

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно