Вексель-шоу на 170 миллионов

31 марта, 2006, 00:00 Распечатать

Получать деньги из воздуха — давняя мечта украинских бизнесменов. Дело это трудное, кропотливое, связанное с большим риском...

Получать деньги из воздуха — давняя мечта украинских бизнесменов. Дело это трудное, кропотливое, связанное с большим риском. Но иногда на кону стоят такие деньги, что претенденты готовы почти на все. А уж судиться годами — это вообще мелочь…

Почти три года назад «ЗН» рассказывало о попытке взыскать с «Нафтогаза Украины» 170 млн. гривен. За это время в стране прошла революция, сменился режим, состоялись парламентские выборы. А дело живет и здравствует. Действительно, подобрать на ровном месте тридцать с лишним миллионов не очень условных единиц — более чем достаточный стимул для некоторых бизнесменов.

Сама история тянется уже лет шесть. В далеком 2000-м налоговая выиграла суд против структурного подразделения НАК «Нафтогаз Украины» — «Шебелинкагаздобыча». Поводом стала плохая уплата налогов, что было чистейшей правдой.

В конце 90-х годов платить за газ живыми деньгами было у потребителей признаком дурного тона: старались впихнуть векселя или вообще не рассчитываться. Газовщики предприятий тогдашнего АО «Укргазпром», отпуская товар потребителям, часто вообще не получали оплаты. Или получали зачеты и «фантики».

В 1999 году две трети газа, поставленного сбытовыми организациями НАКа, с точки зрения оплаты просто исчезли. Точнее говоря, потребители оплатили аж 37,5%, причем только половину деньгами. Буровики месяцами сидели без зарплаты. А поскольку на бумаге рентабельность была вполне приличной, то претензии налоговой гарантировались.

В общем, дело было довольно-таки банальным. Проигранный в апреле 2000-го харьковскими газодобытчиками местный арбитражный суд был далеко не первой (и не последней) попыткой получить деньги в бюджет. Разве что сумма взыскания — 273,6 млн. гривен — для одного судебного процесса оказалась достаточно велика. Расплачиваться газовщикам было нечем, и решение суда фактически мало что изменило.

Через некоторое время к процессу привлекли исполнительную службу, которая арестовала часть имущества. Живых денег у «Шебелинкагаздобычи» не было, зато векселей навалом. Три из них выделялись громадными номиналами, в том числе и просто гигантский вексель на 170 млн. гривен.

Газовщики с изъятием векселей не согласились, и дело пошло в суд. Тем более что именно в это время в стране началась масштабная расчистка неплатежей. Парламент принял Закон «О порядке погашения обязательств налогоплательщиков перед бюджетами и государственными целевыми фондами», долги по налогам, образовавшиеся до начала 2000 года, были списаны. Под погашение пошел и долг перед налоговой по «шебелинковскому» делу. Однако решив, что та грустная страница истории уже перевернута, работники НАКа глубоко заблуждались: все только начиналось…

Дело в том, что Государственная исполнительная служба Министерства юстиции Украины отнюдь не считала вопрос закрытым. Напротив, она твердо решила получить свои 5% сбора с 273,6 млн. грн. Тем более что по деньгам выходила вполне приличная сумма — 13,6 млн. А поскольку налоговая администрация свои претензии должна была вот-вот отозвать, приходилось спешить. И векселя стали сбывать.

С суммами не церемонились: по одной из сделок бумаги на сумму 45,5 млн. грн. были проданы за 3,64 млн. живых денег, т.е. 8% от номинала. С учетом того, что даже в самые плохие времена котировки газовых векселей ниже 10—15% не опускались, продавцы не особо торговались.

И лишь половина выручки пошла в бюджет. Дело в том, что Законом Украины «Об исполнительном производстве» половина исполнительного сбора «перечислялась в специальный фонд исполнительного производства на развитие и материально-техническое обеспечение государственной исполнительной службы». Предполагалось, что из него оплачиваются услуги экспертов, аренда транспорта, ремонт оргтехники, оплата услуг типографии и проч.

Занимаясь реализацией залогового имущества, структуры Минюста тогда просто не вылазили из скандалов. Сначала был «Укрспецюст», который за свои комиссионные продавал что угодно и кому угодно. Потом — легендарная продажа за 4% от номинала госпакета акций крупнейшего в Украине Белоцерковского шинного завода (СП «Росава»). В общем, с чужими активами люди не церемонились…

По «шебелинковскому» делу основная интрига крутилось вокруг бумаги, на которой была написана цифра в 170 млн. гривен.

Так как деньги на экспертов у минюстовских структур были, в мае 2001 года был заключен договор с киевским ООО «Правозащита» об оценке стоимости векселей. Эксперты пришли к выводу, что красная цена 170-миллионного векселя — аж 4,4%. Как ни странно, определенный смысл в этом имелся: впоследствии оказалось, что вексель был составлен с нарушением законодательства. Однако 95-процентный дисконт был вызван вовсе не этим…

Тем временем 22 июня 2001 года налоговая администрация окончательно отозвала свои претензии к «Нафтогазу». Т.е. повод для исполнительного производства в общем-то исчез. Но такие мелочи исполнителей уже не волновали. Они бодро выделили дело в отдельное производство и приступили к следующему этапу реализации.

Надо отдать должное юристам «Нафтогаза»: им удалось отсрочить неприятность аж на полтора года. Куда и кому они только ни писали: и в Кабмин, и в Верховную Раду, и в Совет национальной безопасности, и в прокуратуру. Неправомерными действия исполнительной службы признал комитет правовой политики Верховной Рады. И, естественно, шли судебные разбирательства…

В октябре 2002-го газовщики выиграли процесс в Харьковском хозяйственном суде, где выделение дела в отдельное исполнительное производство было признано незаконным. Однако уже в декабре того же года Харьковский апелляционный вернул ситуацию на исходные позиции. Естественно, была подана кассационная жалоба. Учитывая предыдущий опыт, газовщики особенно настаивали на запрете реализации уцелевшего векселя.

Вообще же, начавшись с попытки вернуть долги государству, дело плавно перешло в свою полную противоположность. Речь шла о выбросе на рынок долга по демпинговым ценам с последующей оплатой его частной структуре, но уже по номиналу. При этом в самом Минюсте заняли позицию полного невмешательства.

Министерские мужи так и не смогли принять сверхтрудное решение, что выгоднее: сохранить государству пару сотен миллионов гривен, но при этом ничего не получить, или же получить в спецфонд пару миллионов гривен (и чуть больше в бюджет) и вывести на сторону государственные активы стоимостью 170 млн. гривен. Ведь активы — забота «Нафтогаза», налоговой и прочих. А вот маленький карманный спецфонд был свой, родной и теплый.

Так что Минюст писал ни к чему не обязывающие письма, в которых утверждал, что ситуация вполне под контролем. И своим харьковским подчиненным, как минимум, не мешал.

Почему-то считается, что суды — это скучное и нудное дело. Конечно, если только читать бесконечные выписки, так оно и есть. Но надо помнить, что за сухими протокольными фразами бушуют океаны страстей. В данном случае действовали совершенно разнонаправленные интересы. «Нафтогаз» совершенно не привлекала перспектива скупки его векселей по демпинговым ценам.

Харьковских минюстовских исполнителей манила близкая возможность получения желанной половины от суммы исполнительного сбора, коммерсантов — возможность «подорвать на шарик» 2000% рентабельности. В итоге интересы чиновников внизу и желающих подзаработать вполне совпадали. Коммерсанты уже и в «Нафтогазе» тихонько интересовались, как будут погашаться проданные векселя…

Весной 2003-го все шло к продаже рекордного векселя. В апреле НАК обратился в суд с требованием запретить его продажу до рассмотрения кассационной жалобы. И коллегия судей Высшего хозяйственного суда Украины приняла такое решение. Однако вексель был реализован 24 марта 2003 года скромной финансовой компанией «Декра» из славного города Ивано-Франковска за 10,03 млн. грн. О чем НАК, естественно, никто не известил.

Дальнейшее развитие событий легко прогнозировалось. Было понятно, что в августе вексель возникнет на горизонте и покупатель потребует все 100% полновесной гривней.

Правда, Минюст после продажи развил бурную деятельность, обещая все вернуть на круги своя. Зашевелился и тогдашний министр юстиции Украины Александр Лавринович. Он обратился к генеральному прокурору с предложением обжаловать в судебном порядке продажу векселя НАК «Нафтогаз Украины», реализованного за 10 млн. грн. при номинальной стоимости 170 млн. грн., несмотря на наложенный на него арест.

Минюст констатировал, что вексель был передан на реализацию без соответствующего согласования с отделом Государственной исполнительной службы Харьковского областного управления юстиции, вследствие чего был нарушен установленный законодательством порядок реализации арестованного имущества должника, а государству нанесен ущерб от его реализации по значительно заниженной цене.

Вроде все верно. Но ни малейших последствий для самого векселя дальнейшие телодвижения не имели. Возвращать никто ничего не собирался. Вексель быстро стали прогонять по цепочке «добросовестных приобретателей». Уже на следующий день (25.03.2003) его благополучно продали по цене на 3% выше цены покупки. Интересно, что средства на покупку пришли с зарубежного счета, и их пришлось срочно конвертировать. Естественно, что это тоже никого не заинтересовало.

В начале апреля вексель еще раз продали, но уже ООО «ТОРИС» по цене 15 млн. гривен. Шла традиционная «прогонка» бумаги. Предположить, что покупатели не знали о судьбе ценной бумаги, очень трудно. Но формально придраться было почти не к чему. Точнее, этим должен был заниматься Минюст, но он как-то не горел желанием. По существу, все государственные службы расписались в своей неспособности выполнить свои же решения.

В августе началось самое интересное. За четыре дня до обозначенного срока погашения вексель продают донецкой ООО «Восточноукраинская финансовая компания» за 169,75 млн. гривен., т.е. в 11 раз дороже. Правда, чем расплатились дончане — деньгами или чем-то иным, так никто и не узнал. На следующий день вексель по почти той же цене реализуют ЗАО «Оптима-Трейд».

И вот наконец бумагу предъявляют к погашению на 100% государственной структуре...

Естественно, НАК ничего платить по более чем спорной сделке не стал. И автоматически перешел в разряд тех нехороших организаций, которые не дают честным бизнесменам слегка заработать на булочку с черной икрой. А таких у нас не любят.

Следующие три года юристы НАК судились в судах всех уровней, доказывая, что они не верблюды. В феврале 2004 года Высший хозяйственный суд признал, что НАК не обязан оплачивать вексель.

Однако было бы странно, если бы дело на этом закончилось. Нет, в качестве ответчика тут же были выбраны дочерние структуры НАКа, и в феврале попытка вытянуть деньги перекочевала в Киевский хозяйственный суд. Первоначально сумма иска составила всего 1700 гривен, но через несколько недель ее «уточнили» и подняли в… сто тысяч раз.

В ходе судебного разбирательства выяснилось, что акцепт векселя (обязательство заплатить по нему) был выписан не уполномоченными на это лицами, что снимает обязательства НАКа...

Кроме того, будучи проданным в признанном судом незаконным исполнительном производстве, вексель оказался без необходимого непрерывного ряда индоссаментов.

Теоретически, каждого из этих обстоятельств самого по себе хватило бы, чтобы отклонить требования об уплате по этому векселю. Однако когда речь идет о десятках миллионов долларов, украинская Фемида часто становится очень гибкой. Так что и новый иск был удовлетворен Хозяйственным судом г. Киева. Однако апелляционный и Высший хозяйственный суд, отменив предыдущие судебные решения, в иске отказали, указав, что вексель вообще не порождает для АО «Укргазпром» и его правопреемников каких-либо обязательств — вследствие дефекта акцепта на векселе. Тем более такие обязательства не возникают для «дочки» НАКа: ответчики по делу не являются правопреемниками «Укргазпрома». Т.е. к предыдущим обстоятельствам, делающим взыскание по векселю невозможным, добавилось еще одно.

Тем не менее «Оптима-Трейд» жизнерадостно формулирует свою позицию: продажа произошла на основании решения Харьковского арбитражного суда 2000 года. Но даже если его отменят, мы — добросовестный приобретатель и ничего возвращать не будем. Гоните монету. Да вот незадача: даже добросовестный векселедержатель должен подтвердить свое право на вексель непрерывным рядом индоссаментов. А с этим как-то не сложилось.

Так что все вскоре завертелось заново. «Оптима» снова принесла иск, ссылаясь на действия… Балаклейского районного отделения Государственной исполнительной службы Харьковской области.

Интересно, что в уже далеком 2003 году Минюст оценивал действия исполнителей как осуществленные с нарушением порядка исполнения решений судов и других органов, что затронуло интересы государства. Тогда же Минюст обратился к генпрокурору с просьбой обжаловать реализацию векселя и провести проверку на предмет наличия в деятельности Балаклейского районного отделения Государственной исполнительной службы в Харьковской области признаков преступления. Было даже возбуждено уголовное дело. Потом, правда, оно благополучно «сдулось». Так что теперь на эти действия смело ссылаются…

В начале 2006-го дело снова находится в Высшем хозяйственном суде Украины — по вновь открывшимся обстоятельствам. То, что никаких «вновь открывшихся» как-то не наблюдается, это уже мелочи. Как, впрочем, и то, что решение об отказе в иске принимал апелляционный суд, а не суд кассационной инстанции, лишь оставивший его в силе. Так что с точки зрения логики пересматривать его должна именно апелляционная инстанция. Но, как уже отмечалось, сумма очень крупная, и все боятся обидеть таких серьезных людей.

Правда, до сих пор именно в Высшем хозяйственном суде затея подоить НАК на тридцать миллионов долларов то и дело срывалась. Но тут уже вступает в силу принцип — не мытьем, так катаньем.

Газовщики в частных беседах утверждают, что за схемой стоит одна и та же группа лиц. Однако говорить — это одно, а доказать — несколько иное.

Единственное, что позволил себе глава «Нафтогаза» Алексей Ивченко, — это письменно пожаловаться президенту Виктору Ющенко, что «представители ЗАО «Оптима Трейд» с помощью своих покровителей могли прибегать к давлению на судей».

То же, что подобные иски бьют именно по газотранспортной системе, и без того вполне очевидно и в комментариях не нуждается.

Дело крупное, а «дочек» у НАКа много. Сейчас иски предъявляются к дочерним компаниям «Укртрансгаз» и «Укргазодобыча». Однако тот же Ивченко допускает возможность, что следующий будет к ДК «Газ Украины». Фантазии и целеустремленности у «Оптимы» вполне хватит. Да и сумма возможной «премии» более чем хороша.

На днях закончились очень трудные переговоры с Туркменистаном об урегулировании задолженности за газ. При этом ее валютная часть составляет 46,8 млн. долл. Что всего лишь в 1,4 раза больше, чем «нарисованный» долг ( по нынешнему курсу — это уже 33,73 млн. долл.) перед мало кому известной структурой. И драться за него будут до конца.

Стоит ли подыгрывать, покажет развитие событий. Требуемая сумма — это годовая стоимость примерно половины газа для населения средней по размерам области страны. Так что в случае удовлетворения такого иска в домах у некоторых людей следующей зимой либо станет немного холоднее, либо им предложат дополнительно скинуться за газ. И вряд ли их сильно утешит перспектива, что одновременно кто-то на этом хорошо нагреет руки.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно