Вахе Тороссян: «Государство может рассматривать информационные технологии как затратный инструмент. А может — как стратегический актив»

17 октября, 2008, 15:09 Распечатать Выпуск №39, 17 октября-24 октября

В начале сентября Киев посетил вице-президент Microsoft по региону EMEA Вахе Тороссян. Разговор с ним — не только о пиратстве, но и о перспективах информационных технологий в нашей стране.

По данным исследовательской компании IDC, уровень компьютерного пиратства в Украине составляет 83%. Это значит, что на 83% из 15 млн. работающих в стране компьютеров установлена хоть одна нелегальная копия какого-либо программного обеспечения, за которое хорошо было бы заплатить. В основном это продукты компании Microsoft — Windows и Office, компании Adobe — Photoshop, Illustrator и Pagemaker, а также других производителей, в частности игр.

Так исторически сложилось, что Microsoft стала одним из двигателей борьбы с компьютерным пиратством в Украине и России. Всем памятен 2001 год, когда по многочисленным компьютерным клубам прокатились милицейские облавы, искавшие пиратские копии Windows и нещадно штрафовавшие за их наличие. Пять лет назад компания также инициировала программу льготной легализации программного обеспечения в школах и государственных учреждениях. С тех пор эта программа не продвинулась ни на шаг, однако каждый год кто-то из Microsoft посещает Украину, чтобы терпеливо справиться, как дела.

В мае президент Microsoft Стив Балмер беседовал об этом с Юлией Тимошенко. В начале сентября Киев посетил вице-президент компании по региону EMEA Вахе ТОРОССЯН. Разговор с ним — не только о пиратстве, но и о перспективах информационных технологий в нашей стране.

— Насколько высок уровень пиратства в Украине по сравнению со странами Восточной Европы и СНГ и какова методика его определения?

— Если мы возьмем более широкую картину, Центральную и Восточную Европу, 32 страны, то в среднем по ним он достигает 70—71%. Если сравнивать Украину с этими странами, то уровень пиратства в ней за последние три года снизился с 91 до 83%.

Для определения уровня пиратства мы обращаемся к нескольким организациям и ассоциациям в данной отрасли — например, BSА, IDC. Здесь нужно отметить, что они, скорее, изучают уровень пиратства среди предприятий, а не среди потребителей. Это и малые предприятия, и очень крупные, включая госсектор. И в эту статистику могут не попадать люди, которые используют пиратские продукты на своих ПК дома.

— Исследовалась ли структура пиратства по секторам экономики?

— В таких отраслях экономики Украины, как телекоммуникации, банковский и финансовый сектор, страховые компании, уровень пиратства достаточно низок. Но если спуститься на уровень малого бизнеса, то здесь мы найдем самый высокий уровень пиратства.

Схемы поведения бывают разными. Например, вы покупаете компьютер, и продавец предлагает установить вам Windows и Office. Но вы точно не знаете, платите ли вы за лицензию. Так что многие оказываются пиратами поневоле.

— Одной из причин распространения пиратства называют высокую цену продуктов Microsoft. Планирует ли компания в странах СНГ делать продукты более дешевыми, чтобы увеличить степень их легального использования?

— Не знаю, существует ли такой уровень цен, который привел бы к нулевому пиратству. Кстати, довольно часто пиратству подвергаются дешевые продукты, например, в игровой индустрии. Вместе с тем мы должны обоснованно подходить к соотношению «цена — ценность для пользователя». Например, мы предлагаем специальные цены для школ и университетов, скидки от объема закупок для предприятий. Возможно, вы не увидите этих цен на прилавках магазинов, но они точно есть.

У пиратства много причин, и не только ценовых. Их нужно рассматривать в комплексе. Главное — чтобы люди начали понимать, что такое право интеллектуальной собственности.

Например, несколько часов назад я встречался с компаниями венчурного капитала. Дело в том, что многие умные люди, инженеры, программисты, хотели бы работать в Украине, а не на Западе, и развивать здесь свои идеи. Но они не могут этого делать, потому что тут их разработки никак не защищены.

— Microsoft еще несколько лет назад инициировал программу легализации программного обеспечения в госорганах. Есть ли хоть какие-то промежуточные итоги?

— В мае мы встречались с премьер-министром и главами различных ведомств, подписали с ними меморандумы о взаимопонимании. Была создана рабочая группа по легализации и правам интеллектуальной собственности. Этот вопрос поднимается уже несколько лет. Можно сказать, что его много обсуждали, но, действительно, очень мало было сделано. Но сейчас, как с нами согласилась премьер-министр, кто-то должен подать пример, чтобы провести легализацию во всей стране. Надеюсь, впервые за долгие годы этот вопрос начнет реально решаться.

— На какую сумму в госорганах используется нелегальное ПО Microsoft?

— Мы не знаем. Мы согласились с правительством, что сначала проведем аудит. До этого вряд ли можно говорить о каких-то цифрах. Но, думаю, уровень пиратства в госучреждениях мало отличается от средней по стране цифры.

— Не могли бы вы рассказать об опыте госорганов в европейских странах по установке каких-то комплексных решений Microsoft, например, систем электронного документооборота, е-government? Есть ли надежда, что такой опыт появится и в Украине?

— Мы работаем со многими правительственными учреждениями. Но дело в том, что Microsoft не продает полностью вертикальных решений для электронного правительства. Это делают наши партнеры, и мы им в этом с удовольствием помогаем. Такой опыт у нас есть в Восточной Европе и СНГ. Например, в Балтийских государствах, где очень высокий уровень технологий электронного управления. В Армении, Азербайджане, Узбекистане, Грузии.

В Украине интерес к некоторым нашим решениям проявило Министерство внутренних дел, и мы подписали с ним соответствующий меморандум. Министерство здравоохранения заинтересовалось системами автоматизации больниц, анализа личной информации пациентов для обобщения статистики и выработки оптимальных решений по лечению.

В Минобразования спрашивали о специальных бесплатных обучающих программах, которые учат студентов возможностям информационных технологий. 3 сентября я посетил киевскую школу №38, где мы открывали учебный год с такой системой. Программа очень интересная, очень простая, и никакого коммерческого интереса компании в этом нет.

Почему правительства многих стран в первую очередь интересуют электронное здравоохранение и образование? Страны, в которых недостаточно природных ресурсов, хотят инвестировать в образование, потому что считают, что именно мозги станут их главными ресурсами. Это очень важно для их будущего.

Еще один интересный пример. Мэры городов и правительства регионов нуждаются в налаживании более прозрачных отношений с гражданами. Среди возможных решений — связать национальный правительственный веб-сайт с такими же сайтами мэрий.

В России, например, в Самаре, мы встречались с мэром, и он был заинтересован в повышении уровня предоставления услуг жителям. Дело в том, что очень много людей пытаются дозвониться до городской администрации, до мэрии, и при этом им нужно ждать долго на телефоне. Было предложено присвоить каждому звонку входящий номер, зарегистрировать его. Чтобы люди могли проследить на веб-сайте судьбу своего звонка и знали, когда будет по нему реагирование. Это очень здоровое и полезное давление на городскую власть.

Самое интересное, что мэр воспринял это не как угрозу, а как трамплин для будущих выборов: улучшив общение с гражданами и увеличив предоставление им услуг, он получал больше шансов на победу.

— Внедряя подобные решения в других странах, вы наверняка должны были заметить, что в каждой из них есть определенная стратегия внедрения информационных технологий в государственные органы. Чтобы их веб-сайты, системы электронного документооборота и т.д. имели определенный стандарт. Заметили ли вы такую стратегию в Украине? Могли бы дать какие-то рекомендации по ее улучшению?

— Государственный сектор становится все более важным направлением в деятельности Microsoft. Хотя всего два года назад наши усилия на этом направлении были минимальными.

Microsoft, благодаря своему положению и опыту, уже может выступать как партнер и советник, а не как продавец. У нас есть группа консультантов, которые постоянно присутствуют в каждой стране. Они могут помочь не только государству, но и любой компании построить свою IT-стратегию.

У компании есть методология оценки того, что значат информационные технологии для того или иного предприятия. Условно говоря, на крайней левой позиции этой шкалы предприятие рассматривает программное обеспечение как инструмент своей деятельности, с которым связаны затраты. Крайняя правая позиция — когда организация рассматривает информационные технологии как свой стратегический актив, составляющий часть ее капитала. В течение своего жизненного цикла каждая организация перемещается от крайней левой позиции к крайней правой.

Конечно, некоторые из них никогда не достигнут понимания, что информационные технологии — это их стратегический актив. Но некоторые достигают. Так вот, мы могли бы поработать с украинскими госорганами, чтобы понять, на каком этапе понимания значения информационных технологий находятся они и в каком месте шкалы хотят находиться.

— Страны Балтии — образец по внедрению IТ в государственные структуры для всей Европы. Во многом поэтому там было принято политическое решение внедрять эти системы во все сферы жизни. Как вы думаете, быть может, проблема Украины в том, что здесь некому принять такое политическое решение?

— Страны Балтии — маленькие. Или, например, Сингапур, где мне довелось пожить и где также высокий уровень развития e-government. Там это сделать легче, чем в более крупной стране. Но это также и вопрос приоритета. Если самый большой актив, который у вас есть, — это мозги ваших граждан, то лучший способ его увеличить — чтобы лучшие люди вашей страны использовали информационные технологии. И чтобы государство показывало пример того, как это работает.

Я, конечно, не могу говорить за Украинское государство, но думаю, что в Украине есть возможность продемонстрировать такие примеры. Речь не идет о том, чтобы решить все проблемы раз и навсегда. Это можно делать постепенно, и применение технологий здесь очень важно.

Что касается поэтапных решений, то мы имеем большие возможности в части взаимодействия систем, построенных на наших платформах. То есть любой локальный проект, например, веб-сайт или система электронного документооборота какого-нибудь министерства, всегда будет иметь возможность взаимодействовать с проектами, реализованными в других организациях. Не говоря уж о совместимости с системами предыдущих и следующих поколений.

Мы видели, что наши предложения были приняты премьер-министром и другими министрами, присутствовавшими в мае на переговорах. И это — хороший знак наличия воли правительства использовать информационные технологии. Но будут ли решения о внедрении электронного правительства приниматься в ближайшие несколько месяцев — этого я вам не могу сказать.

— Время от времени эксперты высказывают мнение, что украинская экономика не слишком подвержена основным угрозам информационной безопасности — вирусным и хакерским атакам, краже персональных данных, потому что уровень развития высоких технологий в стране достаточно низкий. Как вы думаете, мы уже достигли того уровня, когда эти угрозы становятся значимыми?

— Сейчас в Украине зарегистрированы 10 млн. пользователей Интернета, постоянно увеличивается и количество пользователей ПК. Индустрия высоких технологий растет на 40% в год. Рынок становится зрелым. И, я думаю, вы абсолютно правы: пришло время заняться безопасностью информационных технологий.

Если вы купите здание, которое построено из плохого кирпича, оно развалится. Это серьезный вопрос, когда речь идет о безопасности экономики, на 80% построенной на нелегальном ПО. Например, в других странах возникают серьезные скандалы, когда происходят взломы баз данных кредитных карт или похищается другая приватная информация. Или коммерческие секреты попадают в руки конкурентов. Также есть вопросы безопасности детей, которые находятся в Интернете. Поэтому я думаю, что правительство должно озаботиться интересами информационной безопасности государства в целом и граждан в частности.

Мы можем предложить соответствующие программы безопасности для правительства. Например, мы предоставили государственным органам возможность получить доступ к исходным кодам Windows и некоторых других продуктов Microsoft. Чтобы они могли получить полные гарантии безопасности в отношении использования нашего ПО, особенно когда дело касается государственных секретов, вопросов обороны и безопасности страны.

— Предоставляя госорганам часть вашего кода, вы не боитесь, что его украдут и используют нелегально?

— Дело в том, что эта программа безопасности для правительства предоставляется не во всех странах. То есть Украина уже пользуется некоторым доверием. Кроме того, этот код выдается через специальную процедуру. Поэтому мы считаем, что он будет находиться в надежных руках, то есть именно в той организации, которой его выдали. И не видим риска злоупотреблений. Доверие — это первый шаг для любого развития.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно