В ТРЕУГОЛЬНИКЕ ДОЛЛАР — ГРИВНЯ — ЕВРО

12 февраля, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №6, 12 февраля-19 февраля

Титул главного мирового ньюсмейкера начала 1999 года по праву завоевал евро - новая общая валюта 11 стран ЕС, названных Евролендом...

Титул главного мирового ньюсмейкера начала 1999 года по праву завоевал евро - новая общая валюта 11 стран ЕС, названных Евролендом. Международные СМИ с необыкновенной дотошностью освещают первые шаги денежной единицы, но праздник «евророждества», судя по всему, закончился. Начинается серьезная работа по адаптации евро к существующему мировому хозяйству.

Времена одновалютного мира прошли?

Январь на линии фронта доллар-евро минул относительно спокойно. Курс колебался вокруг отметки ,17 за евро и, судя по всему, Европейский центробанк, обладая огромным запасом твердой валюты (порядка 300 млрд. марок), сумеет провести ее между Сциллой и Харибдой валютной политики, определяющих оптимальное соотношение экспорта и импорта в странах Евроленда. Однако роль той или иной валюты в мире определяется не только фактором стабильности. Многое зависит от степени ее распространенности, рыночной ликвидности, операционных издержек при конвертации. Каковы же перспективы евро стать основной валютой в международных расчетах?

В таблице представлен удельный вес (%) участия ведущих валют в трех главных сегментах мирового хозяйствования в 1995-96 годах.

Как видим, в международной торговле лидерство доллара пока не подлежит сомнению. Но при этом оно явно гипертрофировано: США концентрируют 19,6% мирового ВВП и 16,6% мировой торговли, тогда как страны еврозоны - соответственно 19,4 и 18,6% (без учета торговли внутри ЕС). С британским же фунтом, который пока не вошел в зону хождения евро, европейская доля в мировой торговле вырастет до 30,2%. Стало быть, сила евровалют в настоящее время далека от их производственного и торгового потенциала.

Для измерения популярности в мире различных валют применяется «коэффициент интернационализации», равный отношению доли валюты в мировой торговле к удельному весу ее страны в мировом экспорте. У США он равен почти 4, т.е. популярность доллара вчетверо выше вклада американской экономики в мировую торговлю. У немецкой марки данный коэффициент равен 1,4, британского фунта - 1,1, итальянской лиры - 0,8, голландского гульдена - 0,9. Особенно сильные позиции доллар занимает в торговле сырьевыми товарами, что во многом обусловило привязку к нему российской, украинской и других национальных валют стран бывшего СССР (за исключением Эстонии). Введение евро в определенной степени понизит роль доллара в международной торговле, однако пока евро, видимо, придется смириться со статусом №2. В первую очередь он потеснит доллар, видимо, в торговле промышленными товарами, где расчеты принято вести в валюте экспортера и где ЕС (особенно Германия) занимают прочные позиции.

А вот в инвестиционных портфелях евро вполне готов стать главной валютой. По объему эмиссий внутренних и международных облигаций страны ЕС обошли США и Японию, но пока существенно отстают от США по капитализации рынка акций (,5 трлн. против 6,5 трлн.). При устранении риска неустойчивости обменных курсов интерес инвесторов к евроакциям будет заметно стимулирован, что поставит под вопрос лидерство доллара в этой области.

Наконец, в сфере резервной валюты за последние 10 лет доля доллара упала более чем на 12% и на столько же возросла роль основных валют Евроленда. С учетом британского фунта эта доля повысится до 30%. И хотя пока это вдвое ниже, чем у США, может сработать так называемый синергетический эффект, при котором удельный вес евро в мировых резервах намного превысит сумму долей вошедших в него валют. Связан он будет со стабильностью евро и желанием диверсифицировать риск за счет использования двух валют (роль иены в этом сегменте продолжает падать).

Таким образом, «бакс Банни», прозванный так за свою прыгучесть, может потерять мировой авторитет. Сейчас соотношение долларов, обращающихся внутри и за пределами США, составляет 1:5, причем экспортированные доллары уже на 20% перемешаны с фальшивыми, которые подпольно научились эмитировать с идеальным качеством. Так что вариант замены старых банкнот на более защищенные новые не решил проблему подпольных эмиссий. Если ко всему сказанному добавить цепочку девальваций в разных странах, которые «убивают» американское производство, то столп экономики США - доллар - может вполне качнуться, и тогда в новый кризис будут ввергнуты в первую очередь долларозависимые развивающиеся страны, включая Украину.

«Национальная денежная политика - дело прошлого»

Так называется последняя статья профессора экономики Массачусетского технологического института и бывшего главного советника МВФ и Всемирного банка Руди Дорнбуша (Project Syndicate, январь 1999). Впрочем, в этой идее американский ученый не одинок. Ее, в частности, высказал и побывавший недавно в Киеве с серией лекций профессор Университета Северного Лондона Питер Говен. И связан этот феномен прежде всего с тем, что введение евро усиливает национальную и международную финансовую дерегуляцию и создает огромный рынок капиталов. Европа переходит от старой раздробленной финансовой структуры, основу которой составляют банки, к американскому типу рынка капитала, где посреднические расходы незначительны и ведется жесткий надзор за управлением компаниями.

Теперь макроэкономика как местная инициатива уже не стоит в повестке дня. Общая валюта делает страны европейской периферии безопасными для инвесторов, ранее едва успевавших уносить ноги, когда, скажем, Banca d”Italia начинал проводить «независимую денежную политику». Поскольку у этих стран нет больше возможности для игр с обменными курсами национальных валют, происходит снижение и одновременно выравнивание процентных ставок. Такой величиной в Европе стала ставка в 3%, хотя вначале планировалась 3,2%. Но сильное давление со стороны левоцентристских правительств и особенно суперактивного министра финансов Германии Оскара Лафонтена, выступающего за смягчение монетаристской политики во имя стимулирования экономического роста и снижения безработицы, заставило «перевыполнить планы». Италия, где ставка была 4%, снизила ее пока до 3,5, чтобы процесс не был слишком резким.

Страны, не входящие в Евроленд, например Дания и Швеция, также пошли на снижение ставок; Великобритания сделала это уже дважды, доведя ее до 6,75%. Теперь очередь Федеральной резервной системы США, где снижение ставок за последние месяцы произошло трижды. По прогнозу, к середине года ФРС снизит ставку до 4%. Эксперты полагают, что в соревновании с Европой за мировое лидерство США пойдут на создание нового запаса прочности для своей экономики, так что интригой года должно стать противостояние доллара и евро.

В Азии также снижают ставки. В начале декабря на это решился Китай с Гонконгом, а вот Японии снижать фактически нечего: при ставке 0,25% японцы продолжают делать сбережения и потребление как бы замерло. Ну а в Латинской Америке после очередной девальвации бразильского реала президент Аргентины Карлос Менем предложил постепенно заменить местный песо (сейчас жестко привязанный к доллару) на доллар и даже долларизировать весь этот регион. И хотя идея вызвала массу критики, сам факт ее появления четко указывает на тенденцию.

Таким образом, национальная валюта в современных условиях - весьма дорогое удовольствие, и денежный суверенитет означает не более чем право иметь плохие деньги. Вот почему Р.Дорнбуш, П.Говен и другие известные экономисты призывают страны Восточной Европы и Латинской Америки последовать примеру Италии и Аргентины: отказаться от национальной денежной политики и установить жесткую связь с валютой мирового класса. В первом случае - это евро, во втором - доллар.

Куда двигаться гривне?

Украина весь подготовительный период по введению евро как бы дистанцировалась от проблем новой валюты: сначала введите, а там поглядим. В результате такой политики широкомасштабные исследования по воздействию евро на украинскую экономику практически не проводились. И это при том, что на долю Евроленда в 1998 году пришлось более 10% нашего экспорта и 12% импорта, тогда как на долю США - соответственно 3,9 и 4,2%. Аналогичная ситуация в банках: западные подготовили для своих клиентов детальную информацию о новой валюте, а украинские…

Между тем, появление новой мировой валюты еще более обостряет проблему выбора валютного режима. Тому есть ряд причин, главная из которых - возможные новые потрясения в долларовой зоне: ведь три крупнейших финансовых кризиса последнего времени - азиатский, российский и бразильский - произошли именно в ней. С особой надеждой ожидают евро азиатские центробанки, где сосредоточены 40% мировых валютных резервов. Тем паче, что за последние три месяца южнокорейская вона отыграла у доллара 13,5%, а иена вплотную подошла к отметке 110 - уровню апреля 1996 года. Чтобы падение доллара не продолжалось, ставя в трудное положение местных экспортеров, азиатские центробанки вынуждены прибегать к крупным интервенциям (в один из дней она составила на токийской бирже

млрд.).

Существуют несколько вариантов валютного режима: 1) жесткий фиксированный курс (например, отношение немецкой марки к евро) с модификацией в виде валютного совета (currency board), используемого в Гонконге, Аргентине, Эстонии, Литве и др.; 2) управляемый фиксированный курс (коридорный, привязанный); 3) управляемый плавающий с периодическими целевыми интервенциями. Рассматривая их, лауреат Нобелевской премии Милтон Фридман в статье «Уроки финансового кризиса» (Project Syndicate, октябрь 1998) пришел к выводу: развивающимся странам следует отдавать предпочтение либо валютному совету без центрального банка, либо плавающему курсу с центробанком. Этот выбор зависит от характеристик страны и в особенности от того, имеет ли она торгового партнера с установившейся репутацией и стабильной денежной политикой, способного обеспечить желаемую монетаристскую связь (в этом контексте пропагандируемая левыми единая валюта с Россией совершенно бесперспективна).

Что касается привязанных обменных курсов, которые поощрялись МВФ, то они и в Юго-Восточной Азии, и в России, и в Украине потерпели фиаско, поскольку компенсировали дефицит платежного баланса не адекватным сужением монетарной базы, а получением долларовых займов за рубежом, т.е. избегали дисциплины внешних транзакций. При этом речь шла не о сглаживании незначительных, временных проблем, а о попытках обойти серьезные системные искажения.

С введением евро ситуация усложняется из-за потенциально опасных внутренних диспропорций в треугольнике доллар-гривня-евро. Возможно, в этом году и удастся не выпустить курс гривни к доллару за пределы 5, но будет это стоить дорого, а запаса прочности по внутренним и внешним перегрузкам опять не будет. Поэтому наиболее заслуживающей внимание идеей в свете мировой тенденции денационализации денежной политики является возможность привязки курса гривни к евро в режиме currency board, которая обсуждалась осенью, но потом заглохла.

В ноябре Гарвардский институт международного развития составил пояснительную записку, где не рекомендовал введение режима валютного совета в Украине из-за слабых экономических и институциональных основ страны. По тем же причинам не считал он эффективным и валютный коридор, то бишь толкал украинское правительство к плавающему курсу. Но, во-первых, данный совет исходил от представителя «производителя доллара», а во-вторых, отсутствие указанных основ было также и главной причиной финансового дефолта с привязанным курсом. При плавающем же курсе спекулятивный аспект в условиях нашего слабого государства достигнет пика. Поэтому наилучший выход при такой ситуации - лишить слабую финансовую систему Украины права выпускать деньги, что, скорее всего, даст намного больше преимуществ по сравнению с недостатками currency board. К тому же, как мы выяснили ранее, евро занимает ведущие позиции в мировой инвестиционной сфере и торговле промышленными товарами, т.е. в том, в чем Украина нуждается более всего.

До введения наличного евро еще три года. За это время можно успеть разработать и начать плавно реализовывать новую валютную схему, увязав ее с реформами бюджета, налогов, банковской системы, крайне необходимой дедолларизацией экономики.

Особенно сложным является вопрос ресурсов Нацбанка для введения фиксированной схемы. Но под тщательно разработанную валютную привязку можно запросить адресное финансирование от ЕС (г-н Говен заявил, что получение займов от Европейского центробанка вполне реально, поскольку ЕС, обладая солидным профицитом торгового баланса, будет, видимо, заинтересовано в ближайшее время шире открыть свои рынки).

Можно также рассмотреть вариант введения свободно конвертируемой в евро «золотой гривни» или «еврогривни». А для начала - создать возможность перевода наличных долларов населения в безналичные евро с прямыми комиссионными государству. Тем самым люди сами проголосуют, чему они больше доверяют - доллару или евро. Так что не исключено, что пресловутое «у.е.» из условной единицы станет условным евро.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно