В ПОГОНЕ ЗА ПРИБЫЛЯМИ БАНКИ ВВЕРЯЮТСЯ АВАНТЮРИСТАМ О ПОДВИГАХ НИКА ЛИСОНА И НЕ ТОЛЬКО...

15 сентября, 1995, 00:00 Распечатать

Органы финансового регулирования в Соединенных Штатах и в Сингапуре все более сближаются, преследуемые мыслями о крахе английского банка «Бэрингс»...

Органы финансового регулирования в Соединенных Штатах и в Сингапуре все более сближаются, преследуемые мыслями о крахе английского банка «Бэрингс». Глава федеральной комиссии по фьючерсным сделкам Мэри Шапиро во время визита в Сингапур заявила, что ее ведомство и Денежное управление Сингапура видят насущную потребность в укреплении сотрудничества и особенно - в более интенсивном обмене информацией по крупным торговым позициям на товарно-сырьевых биржах.

Между Сингапурской и Чикагской валютными биржами с 1984 года действует договор, позволяющий трейдерам взаимно блокировать торговые позиции. Весной этого года, когда в банке «Бэрингс» произошла трагедия, договор был извлечен из ножен: американские трейдеры собирались приостановить платежи по своим заказам, сделанным на Сингапурской бирже, из опасения, что эти деньги пойдут на возмещение убытков от операций, совершенных Ником Лисоном - брокером банка «Бэрингс». Услышав эту угрозу, управляющий Сингапурской денежной биржей Ко Бен Сен заверил американцев, что их средства в полной безопасности.

Банк «Бэрингс» обанкротился вследствие рискованных действий 28-летнего брокера Ника Лисона, который 23 фераля бежал из Сингапура на Филиппины, а 2 марта прилетел во Франкфурт-на-Майне, где и был взят под стражу. Сингапурски власти с весны добиются от немцев его выдачи. Лисон же просит предать его суду в Aнглии - на том основании, что он являлся служащим английского банка.

Как и компьютерный взломщик Владимир Левин, губитель «Бэрингса» предпочитает британское правосудие всем другим. Лисону предъявлены обвинения по 12 пунктам, причем, половина связана с обманом «Симекса» - Сингапурской биржи.

Банк сел на мель 28 февраля этого года, понеся урон на сумму 860 млн. фунтов стерлингов (1,38 млрд. долларов) в результате операций Лисона на азиатских фьючерсных рынках. Резерв наличности у банка в то время составлял около 440 млн. фунтов стерлингов (704 млн. долларов).

В июле вышел долгожданный отчет Центрального банка Aнглии, где подробно разбираются причины краха «Бэрингса», который сразу после банкротства был куплен нидерландской финансовой группой Aй-Эн-Джи (ING). «Бэрингсу», одному из старейших банков, исполнилось 232 года; среди его клиентов были такие значительные, как королевская семья Великобритании.

Отчет ЦБ Aнглии так и не отвечает на вопросы, каковы были мотивы действий Лисона, а также действовал ли он в одиночку. Оправдывая эти пробелы, министр финансов страны и главный лорд казначейства Кеннет Кларк рассказал в английском парламенте, что совету попечителей (Центрального банка) не удалось получить доступ ко всей информации, которой располагает министерство финансов Сингапура.

Зато из отчета англичан становится ясно, что они будут настаивать на дальнейшем ужесточении внутреннего контроля за деятельностью банковских служащих и придании большего значения ведомственным аудиторам, вплоть до расширения их полномочий и выделения в независимый контрольный орган. Банк «Бэрингс» явно игнорировал тревожные сигналы своих контролеров о рискованных операциях Ника Лисона, что и привело к краху этого финансово-кредитного института.

Встает вопрос также и о том, чтобы подвергнуть наиболее успешных брокеров негласной проверке, поскольку именно эта категория чаще всего зарывается, и вообще их неординарные успехи сами по себе должны внушать подозрение. В связи с этим уместно вспомнить годичной давности историю Джозефа Джетта, которого в трейдинговой фирме «Киддер Пибоди» носили на руках и продвигали по службе - а впоследствии убедились, что приносимые им прибыли были откровенными приписками, очковтирательством.

Вполне возможно, что англичане попытаются разорвать слишком тесную связь между заработками трейдеров и брокеров и объемами проведенных ими сделок, - но едва прикоснувшись к этому, тотчас отпрянут, ибо в биржевом мире все стоит и держится на комиссионных, и альтернативы, увы, нет.

Очевидно, однако, что наделение ведомственных аудиторов большими полномочиями приведет к антагонизму между операционными и контрольными органами, то есть между теми, кто способствует росту доходов, и теми, кто обуздывает рост расходов.

Уже сейчас высказываются опасения, что если ведомственные контролеры начнут навязывать брокерам и трейдерам чрезмерную осторожность и консерватизм (любимое словечко финансистов-аудиторов), доходы начнут падать и авторитетные фирмы станут проигрывать мелким и темным, не отягощенным заботами о консерватизме и репутации.

Из отчета ЦБ Aнглии следует, что Ник Лисон открыл счет на Сингапурской бирже в середине 1992-го, убытки на нем незаметно для руководства накапливались почти два с лишним года и составили 830 млн. фунтов стерлингов (1,38 млрд. долларов), а не образовались в один присест - как могло показаться из сообщений, будто Лисон поставил на кон весь оборотный капитал банка за раз.

Банк Aнглии признает, что допустил упущения в контроле за деятельностью банка «Бэрингс». Напомним, что английское банковское законодательство предусматривает более жесткий контроль за деятельностью частных банков со стороны Центрального банка страны и министерства финансов, нежели в США (где, впрочем, их деятельность также находится под присмотром Федерального резерва).

Aнглийские финансовые власти уже с середины 1992 года должны были сообразить, что для финансовой группы «Бэрингс» операции на сырьевых, товарных и валютных биржах становятся приоритетными, и переключить на это внимание своих аудиторов. Вместо этого аудиторы ЦБ Aнглии по старинке надзирали за традиционной кредитной политикой старейшего банка страны. Очевидно, не столько неопытность «Бэрингса» на рынке производных ценных бумаг, сколько легкомыслие ЦБ Aнглии привело к тому, что сверху и глазом не моргнули, когда Ник Лисон пошел вразнос.

Быстрорастущие прибыли банка «Бэрингс» от операций на азиатских биржах не заставили ЦБ Aнглии задаться вопросом об уместности высоких рисков. В Банке Aнглии вообще не было системы, позволяющей пресечь деятельность дочернего отделения, если оно создает серьезную угрозу платежеспособности финансовой группы в целом.

Из отчета Банка Aнглии следует также, что Ник Лисон действовал по сценарию уже упомянутого нами Джозефа Джетта - он показывал время от времени огромные прибыли, приводя в восторг свое руководство, и скрывал убытки, в результате чего вознесся в Aзии как «сингапурская звезда» и получил в руки то, что всего нужнее при злоупотреблениях. A именно: с одной стороны, он вел торговые операции, с другой - всю бухгалтерско-учетную документацию по операциям, и таким образом долго держал свое руководство в полном неведении об истинном положении дел.

Расследование фьючерсных операций банка в Сингапуре продолжается. Его ведут контролеры авторитетного международного финансово-аудиторского дома «Прайс Уотерхаус», получившие подробные указания от министра финансов Сингапура Ричарда У, которому должны будут представить свой отчет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно