«В лесу родилась елочка...» А леса нет уже! - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

«В лесу родилась елочка...» А леса нет уже!

28 декабря, 2007, 15:57 Распечатать

Пакет документов о реорганизации нынешнего Госземагентства в Государственный комитет по вопросам земельных отношений уже находится на столе у Юлии Владимировны...

Пакет документов о реорганизации нынешнего Госземагентства в Государственный комитет по вопросам земельных отношений уже находится на столе у Юлии Владимировны. С проектами постановлений, кадровыми предложениями... Будем надеяться, в этот раз она не будет медлить, как в феврале 2005 года. Тогда статус Госкомзема пытались поднять до Национального агентства земельных отношений. А до какого уровня этот орган упал сегодня, известно.

Уже все поняли, что с нынешним Госземагентством, которому сознательно урезали сферу влияния и ответственности, каши не сваришь. Как с ним, так и с кадрами, которыми укомплектовали этот исполнительный орган во время премьерства Януковича. За полгода деятельности они не только не разработали ни одного законопроекта, но и не выполняли действующие. Так, на протяжении текущего года в Киевской области 1103 гектара земли изменили свое целевое назначение, тогда как в прошлом году — 21 гектар. Поэтому покушения на жизнь председателя агентства следует расценивать скорее не как месть за неуступчивую государственническую позицию, а как результат невыполнения определенных «земельных» договоренностей.

И нужно что-то делать с рынком сельскохозяйственных земель! Да, с принятием двух законов — о земельном кадастре и о рынке земли — мораторий утратит силу. Но эти два столба, о которые бьются лбом все ветви власти, не станут указателем к цивилизованному рынку. Все из-за той же нехватки добросовестных, ответственных кадров в земельных органах, из-за дерзости государственного чиновничества, которое и при запрете безбожно перекраивает сельскохозяйственные угодья, прибрежные плесы, а теперь взялось и за леса.

Леонид Новаковский
Леонид Новаковский
«Государство уже не в состоянии урегулировать земельные отношения... Если не изменим ситуацию, то через несколько лет этот процесс станет не то чтобы неуправляемым, а мы не будем понимать, где чья земля...» Таков неутешительный вердикт Леонида НОВАКОВСКОГО, доктора экономических наук, профессора, академика Украинской академии аграрных наук, члена Комиссии по вопросам реализации государственной политики в сфере рационального использования и охраны земель при президенте Украины.

Копай глубже, бросай ближе

— Недавно Совет националь­ной безопасности и обороны Украины сообщил, что его аппарат обобщает имеющиеся проблемы и нарушения в сфере земельных отношений. Речь шла и о наказании должностных лиц, выносящих противоправные решения. И что? Секретарь СНБО Иван Плющ подался в депутаты. Его сек­ретаря Юрия Продана назначили министром топлива и энергети­ки. А разгребать «обобщения» кому? Раисе Богатыревой? Я что-то не припоминаю, чтобы Совет нацбезопасности хоть раз вышел к широкой общественности с каким-то действенным решением, в результате бы которого виновники лишились голов...

Возьмите Крым, который сотрясали четыре комплексные земельные проверки под эгидой СНБО. Вопиющие факты земельного беспредела и заключения предыдущих комиссий перекочевали в аналитические справки новых выездных бригад, но воинственность «конкистадоров» нисколько не угасала. Президент Виктор Ющенко заявил, что имущественные и земельные проблемы в Крыму станут предметом рассмотрения в Совете национальной безопасности и обороны. А результат?

— Применение силы при сносе застроек крымских татар — это только следствие нерешенного вопроса 2003 года, когда Леонид Кучма издал указ «О неотложных мерах по улучшению охраны и использования земель в Автономной Республике Крым». В нем — конкретные задачи и сроки, которые должны были навести порядок в землепользовании АРК.

Кабинет министров до октября 2004 года должен был закончить инвентаризацию земель, в двухмесячный срок принять под неослабевающий государственный контроль использование и охрану земель, согласовать действия органов исполнительной власти, местного самоуправления и прокуратуры, устранить правонарушения. Правительственной структуре предоставлялся трехмесячный срок, чтобы принять меры по целевому использованию в АР Крым земель, особенно природно-заповедного, оздоровительного и рекреационного назначения, положить конец изъятию предоставленных в постоянное пользование земельных участков, используемых для выращивания особенно ценных сортов винограда.

В течение четырех месяцев Кабмин обязан был подать на рассмотрение в Верховную Раду проекты законов об особом режиме использования и охраны земель Южного побережья Крыма, усилении ответственности за нарушения... Для этого создали Комиссию по проверке состояния охраны и рационального использования земель в АР Крым, в составе которой был и я. Председателем комиссии назначили Владимира Радченко, секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины.

— И что вы там «накопали»?

— Это и сомнительное перепрофилирование санатория для больных туберкулезом им.Бара­нова в спортивную базу, и строи­тельство элитных коттеджей в Никитском ботаническому саду...

Собственно, апофеозом президентского указа от 17 декабря 2003 года должно было стать торжество земельного законодательства и наказание виновных. 18 февраля 2004 года Владимир Радченко лично доложил Леониду Кучме о результатах работы комиссии. После этой встречи президент поручил премьеру Виктору Януковичу серьезно изучить затронутые в докладной записке вопросы, рассмотреть их на заседании Кабинета министров и принять конкретные меры. Был подготовлен проект указа «О серьезных недостатках в использовании и охране земель Автономной Республики Крым и дополнительных мерах по их ликвидации». Но он так и остался черновиком.

31 марта 2004 года выводы Комиссии по проверке состояния землепользования в Крыму рассмотрели на заседании Кабмина. Причем этот вопрос оказался «десертным» — последним в разделе «разное». Неудивительно, что члены правительства проигнорировали выводы выездной бригады, не предложив взамен ни одного конкретного мероприятия по ликвидации очевидных нарушений и злоупотреблений.

Мы же настаивали на радикальных кадровых изменениях как в руководстве автономной республики, так и в земельных органах Украины и Крыма. Только таким образом можно было бы исправить ситуацию... И обе­зопасить себя от нынешнего противостояния на полуострове именно из-за земли.

Законодательные путы

— Можно подумать, что в центральной части Украины благодать! Будто свет клином сошелся на этих двух злополучных законах — о кадастре и о рынке, без которых, говорят, ни тпру ни ну. А что, мы уже завершили земельную реформу в части размежевания земель государственной и коммунальной собственности, сделали полную денежную оценку земель населенных пунктов?

— Процесс размежевания земель государственной и коммунальной собственности неоправданно затянулся: из 30 млн. га размежевано только около 10 тыс. Кстати, президент определил 2008-й годом завершения этого процесса, однако средств на это в проекте бюджета не предусмотрено. В целом на проведение земельной реформы выделят всего лишь 69 млн. грн. Тогда как на содержание аппарата земельных чиновников потратят 311 млн.

Понятно, почему мы не можем восстановить систему охраны земель, установить границы городов, составить генпланы и детальную планировочную документацию, провести инвентаризацию, оценку земель, внедрить современный земельный кадастр... Границы установлены лишь для 43% поселений. Из 179 городов областного значения 104 не имеют установленных границ. Для 30 городов они хоть и определены, но требуют корректировки.

Вы упомянули о денежной оценке земель населенных пунктов. Так вот, по закону мы должны нормативную оценку проводить периодически. Фактически же в трети населенных пунктов к ней еще ни разу даже не приступали. Киевсовет, например, проведя в этом году третий этап оценки, втрое увеличил поступления от платы за землю. Тем не менее большинство советов пока не воспользовались такой возможностью. Почему? Не хватает необходимых средств. Нет их — не получишь и больших сумм. Как говорится, круг замкнулся.

По состоянию на 1 октября с.г. с начала земельной реформы продано 22,2 тыс. га земель стоимостью более 6 млрд. гривен. Ежегодно от уплаты земельного налога и арендной платы поступает до 3 млрд. грн. Государство же выделяет на земельную реформу, улучшение использования и охраны земель аж... 40—60 млн. грн. в год. Мелочь! Тогда как Киевсовет на указанные цели ассигнует ежегодно до 30 млн.

— А почему бы не прекратить эти «территориальные» стенания: нет денег... Мы говорим о дальнейшем развитии местного самоуправления, расширении его прав. Возможно, целесообразно передать всю землю в пределах населенных пунктов (кроме частных наделов) в коммунальную собственность? При этом можно было бы обязать местные советы в случае обращения к ним органов исполнительной власти, государственных предприятий и учреждений предоставлять им в безотказном порядке необходимые земельные участки в пределах установленных норм. Отменить неоправданные льготы по уплате земельного налога и таким образом наполнить местные бюджеты.

— Происходит наоборот: в последние годы довольно распространенной стала практика лишения советов как ресурса земельной собственности, так и их законных полномочий в сфере регулирования земельных отношений.

После того как Земельный кодекс вступил в действие, территориальные общины лишены права иметь в коммунальной собственности земельные участки высших учебных заведений, профтехучилищ, участки, на которых размещены государственные предприятия и хозяйственные общества, в уставных фондах которых государству принадлежат доли, объекты незавершенного строительства и законсервированные сооружения. Лесной кодекс недавно сузил полномочия советов по изъятию пахотных земель и многолетних плодовых насаждений, а также лесов площадью более гектара.

Проект закона Украины «О Государственном бюджете на 2008 год» вообще содержит антиконституционную норму о том, чтобы Госземагентство Украины в пределах населенных пунктов продавало земли сельскохозяйственного назначения, в том числе и коммунальной собственности, направляя средства в государственный бюджет. Значит, законом о бюджете решили изменить и Конституцию государства!

Общеизвестно, что реальность и эффективность местного самоуправления определяется прежде всего имеющимися материально-финансовыми ресурсами. Нехватка достаточных средств в бюджетах городов заставляет власть вносить коррективы в бюджетную и налоговую политику. В первую очередь это касается установления платежей за пользование природными ресурсами. В частности, и платы за городские земли.

В современной Европе в бюджетах местного самоуправления доходы от земли составляют 60%, в Японии — 70. В 1912 году в структуре доходной части бюджетов земств Украины сборы с земель и лесов достигали 45%, а сейчас — всего лишь 12. В Киеве с его сверхдорогой землей и того меньше — до 10% не дотягивает.

— Но ведь можно больше? Можно! Убежден, органы местного самоуправления крайне заинтересованы во внесении изменений в Закон Украины «О плате за землю» в части минимизации льгот по уплате земельного налога, поступающего в тамошнюю казну.

— Цена льгот достигает почти 3 млрд. грн. ежегодно. Причем круг этих «преференций» каждый раз расширяется. Особенно когда принимают законы об увеличении объемов выпуска какой-то продукции. Это касалось производства автомобилей, автобусов и комплектующих, предприятий судо- и самолетостроения, концерна «Бронетехника Украины»... Учитывая зарубежный опыт, оправданными считаю льготы по плате за землю только для пенсионеров и инвалидов. Остальные должны платить на общих основаниях.

Изнуренный мораторий

— Что делать с мораторием, Леонид Яковлевич? Отменять — не отменять? Если да, то каким образом? И в каком полугодии-году это может произойти?

— Если распоряжаться собственной землей мне запрещает мораторий, то как можно реализовать гарантированное Конституцией право собственности? Можно ли тогда считать землю собственностью вообще? Отдельные ограничения, безусловно, могут существовать, но право собственности не может быть не реализованным.

Да, Земельный кодекс 1992 года предусматривал норму, согласно которой участок не мог отчуждаться шесть лет, кроме случаев передачи его по наследству, а также советам на тех же условиях, на которых он был передан в собственность. Однако при наличии уважительных причин суд мог сократить этот срок. Если бы такая норма действовала сейчас, ею могли бы воспользоваться крестьяне-пенсионеры, которые не в состоянии самостоятельно возделывать землю и не имеют наследников. В аренде находятся более 17 млн. га. Значительная часть этой площади принадлежит гражданам, которые по возрасту или по состоянию здоровья не могут ею распорядиться.

Что касается сроков действия моратория на куплю-продажу товарных земель сельскохозяйственного назначения, то сейчас существуют два формальных основания для его продления. Это — отсутствие законов о государственном земельном кадастре и о рынке земель, которые следовало принять до 1 января 2008 года.

Все понимают, что закон о земельном кадастре, даже если его примут, не обеспечит в сжатые сроки необходимой для земельного рынка земельно-кадастровой документацией. Для ее создания требуется время, а поэтому для участков, которые будут продаваться, будут готовить соответствующие документы, проводить экспертную денежную оценку и т.д. Таким образом и сейчас продают-покупают земли несельскохозяйственного назначения.

— Т.е. при отсутствии закона Украины «О государственном земельном кадастре»? Хорошо, но ведь подобная неопределенность не может длиться до бесконечности!

— Как и противостояние между Министерством юстиции и Госземагентством относительно регистрации прав на недвижимое имущество...

Создавая земельно-регистрационную систему, нужно четко понимать ее двойную роль: 1) как элемента государственного земельного кадастра; 2) как элемента государственной системы регистрации прав на недвижимость. Если мы не отказываемся от заверения прав на землю путем выдачи соответствующего государственного акта или заключения договора аренды земли (такой порядок в отношении госактов существует почти три четверти века), то логичной будет государственная регистрация земельных участков в составе государственного земельного кадастра.

Что касается регистрации прав на землю, особенно при осуществлении трансакций, а также регистрации недвижимого имущества, тесно связанного с землей, то они должны быть объединены в одном органе. Система регистрации земельных участков и система регистрации прав на недвижимость должны функционировать в режиме постоянного обмена информацией, необходимой для внесения изменений в данные по земельным участкам и правам на них в каждой из систем.

Государственный земельный кадастр как систему, которая служит для решения комплекса разноплановых задач, нельзя сужать до регистрации прав на землю и недвижимое имущество. Следовательно, возможность объединения этих двух систем в единую систему достаточно дискуссионная. Я бы поддержал опыт Германии, где эти две системы функционируют отдельно.

Но наша основная беда заключается в том, что за последние семь лет мы так и не создали коллектив, способный автоматизировать земельный кадастр. За это время сменились четыре руководителя Центра государственного земельного кадастра. И ни один из них не был специалистом этого дела.

Госкомзем почему-то сбился на окольные пути — создание районных и областных кадастровых центров. Перед ними ставили в основном фискальные задачи — зарабатывать на всем деньги, которые бы аккумулировались в центре кадастра. А программы автоматизации, соответствующих проектов, достаточного материально-технического оборудования до сих пор нет. Не помогла даже ссуда Всемирного банка — 192,5 млн. долл. Вот почему, начиная с 2003 года, никак не примем закон о земельном кадастре. Можно сказать, это не подъемно для земельного руководства государства.

— Скажете, что и без закона о рынке земель можно временно обойтись?

— Он нужен в части, определяющей ограничения по максимальной площади сельскохозяйственных угодий, которая может продаваться одному физическому или юридическому лицу; круг лиц, к которым эта земля вообще может переходить в собственность и при каких именно условиях; устанавливающей формы защиты крестьян в вопросах стоимости продажи, способа и времени для проведения расчетов; нормирующей размеры арендной платы за сельскохозяйственные земли.

Этот перечень вопросов можно решить быстро, приняв закон об особенностях оборота земель сельскохозяйственного назначения. Таким образом, формальные основания для снятия моратория можно легко устранить.

Однако вся суть проблемы заключается в том, можно ли сейчас, при существующей системе управления земельными ресурсами, в частности системе контроля и ответственности земельных органов, внедрить повсеместно рынок земель сельскохозяйственного назначения? Думаю, что утвердительного ответа на этот вопрос сегодня не даст никто. Значит, нужно серьезно думать, как действовать дальше.

Все понимают, что крестьяне не будут покупать землю, и рынок не для них. Хозяйство на условиях аренды не может развиваться на основании залога чужой земли. А путь создания латифундий — это не цель нашей земельной реформы.

— Вы упомянули о необходимости нормировать размер арендной платы за сельскохозяйственные угодья. Но ведь она установлена!

— Да. В декабре 1998 года президентским указом был определен размер арендной платы — не менее одного процента нормативной денежной оценки угодий. Она составляла 95 грн. за гектар пашни и расценивалась как гарантирование защиты экономических интересов и улучшения социального обеспечения крестьян-пенсионеров, имеющих право на земельную долю (пай). Таково, собственное, название указа от 15 декабря №1353/98.

По закону об аренде земли, арендная плата может составлять до 10% стоимости земли. Т.е. 950 грн. за гектар. Однако в 2007 году ее фактический средний размер зафиксирован на отметке лишь 140 грн. Для сравнения отмечу, что в странах Евросоюза этот показатель намного выше: во Франции — 123 евро/га, Германии — 174, Швеции — 129, Англии — 198 евро/га. Следовательно, мы далеко еще не исчерпали возможности реальной защиты социальных интересов украинских крестьян.

Кузнец и... кадры

— Вскользь мы коснулись вопроса кадрового состава Госземагентства, его некомпетентности. В какой же тогда кузнице «клепают» земельных разумников? Предполагаю, в центральном аппарате сидят слабые умом, но ведь штат Государственной инспекции земельного контроля все время остается почти неизменным. Кому, как не им, выявлять правонарушения в сфере земельных отношений? В конце концов, контролировать своих коллег...

— К сожалению, система государственного контроля за землепользованием оказалась неэффективной. Если в 2003 году было зафиксировано 50,3 тыс. правонарушений, то в прошлом — 66,7 тыс. За девять месяцев 2007 года — 64 тыс. Пятилетка — это период деятельности Госземинспекции при Госкомземе. Госкомзем был ликвидирован правительственным постановлением еще 31 января с.г., а Госземинспекция по-прежнему никому не подчинена. Согласованные предложения были представлены Минприроды еще 5 июля, но министерство не удосужилось внести их в Кабмин.

— А «земельный» контроль со стороны общественности?

— Но самоуправляющиеся организации до сих пор не наделены соответствующими функциями! За семь лет (!) центральный орган исполнительной власти по земельным ресурсам не разработал и не утвердил, в соответствии со ст. 190 Земельного кодекса, Положение об общественном контроле!

В США, например, за землепользованием пристально следят более 3 тыс. общественных организаций. Наша система контроля преследует преимущественно статистическую цель.

— Леонид Яковлевич, за красных или белых? За Госкомзем или Госземагентство?

— По своему статусу Госзем­агентство не в состоянии регулировать земельные отношения в стране. Такие функции государственных земельных органов, как государственная землеустроительная экспертиза, лицензирование предпринимательской деятельности, государственная регистрация земельных участков, выдача правоустанавливающих документов на землю нынешнее руководство превратило в бизнесовую деятельность с элементами коррупции. Государственные земельные органы во многих случаях сами нарушают законодательство или же способствуют этому.

Реорганизация Госкомзема породила новую проблему. Местные земельные органы, по аналогии с правоохранительными, не являются областными, районными, городскими. Сейчас они функционируют в области, районе, городе. Назначают руководство без согласования с местными советами и администрациями. Но ведь земельные органы должны обслуживать органы местной власти, поскольку в штатах последних нет соответствующих земельных структур. Т.е. либо мы изменим систему взаимоотношений, либо будем создавать собственные земельные структуры в местных советах и администрациях.

Посмотрите, какую кадровую «ротацию» затеяло Госзем­агент­ство? Дошло до того, что на должность начальника Переяслав-Хмельницкого районного управления земельных ресурсов Киевской области назначили... учителя младших классов с Луганщины. В целом же сегодня в системе земельных органов столичной области на 507 штатных единиц 360 — неспециалисты.

— Неудивительно, что именно в Киевской области первыми начали незаконно продавать паи, менять их целевое назначение и перепродавать землю, формировать садоводческие коллективы по паспортам студентов, выдавать на один и тот же участок по три-четыре государственных акта, разбивать на частные квадраты государственные леса...

— Не лучше кадровая ситуация и в центральном аппарате Госземагентства. Институт землеустройства, который был базовым во время разработки земельного законодательства и нормативно-технической землеустроительной документации, вообще разворовали. Там не осталось профильных специалистов, а численность сократилась с 130 до 40 сотрудников. Поэтому разрабатывать что-то толковое некому.

Помешать разбазариванию земель и всяческим нарушениям законодательства могла бы государственная экспертиза землеустроительной документации. Научно-техническая, экологическая, землеустроительная и прочие виды экспертизы являются особыми видами интеллектуальной деятельности. Экспертизу квалифицированно могут проводить только научные сотрудники и специалисты, имеющие соответствующее мировоззрение, обладающие широким спектром знаний для проверки конкретной документации.

К сожалению, таких специалистов в системе земельных органов не так уж и много. Поэтому землеустроительную экспертизу зачастую проводят случайные люди, так называемые любители землемерства. Ждать позитива от их деятельности не приходится.

Во многих случаях экспертиза преследует коммерческие цели. Госземагентство почему-то установило, что все объекты в пределах города Киева, Киевской области и АР Крым должна экспертировать Государственная землеустроительная экспертиза агентства. Но ведь закон этого не предусматривает!

Столичные «сотки»

— И это несмотря на то, что в Киевском городском, Киевском областном земельных управлениях и в Республиканском земельном комитете АРК есть собственные экспертные органы? Если центральный аппарат Госземагентства «курирует» столицу, то, наверное, и экспертиза от такой опеки более квалифицированная?

— Не скажите! Обратимся к фактам, которые получили широкую огласку. 1 октября с.г. Киевсовет принял решение об отводе значительных площадей под различные виды строительства. А эти объекты положительно оценила государственная экспертиза Госземагентства!

Анализ проведенных экспертных заключений по 17 объектам на площади 1451 га свидетельствует, что их все оценивали... в один день — 28 сентября 2007 года. И этого же числа заключения утвердил первый заместитель председателя Госземагентства. Какой же объем технической документации (каждый объект содержит 40 и более документов и чертежей) можно рассмотреть за день и оценить ее в соответствии с действующим законодательством, стандартами, нормами и правилами?

Для проведения государственной экспертизы закон устанавливает срок — до 20 рабочих дней. Даже если эта работа и оплачивалась поминутно, почасово или еще каким-то образом, физически это не под силу трем экспертам. Предположим, перечисленное — формальный призрак усомниться. А что же по сути?

Земли (1340 га) преимущественно передали безвозмездно в частную собственность кооперативам, которые, как считается, обслуживают жилищные кооперативы. По Закону Украины «О кооперации», кооперативы могут приобретать землю в собственность лишь путем ее выкупа или же получать землю в аренду. Земельный кодекс устанавливает исключение только для жилищно-строительных (жилищных) кооперативов: они могут получать для жилищного строительства земельные участки безвозмездно.

Однако порядок организации указанных кооперативов нормирован. Они создаются при исполкомах советов или на предприятиях и организациях из числа работников, которые не имеют жилья или требуют улучшения жилищных условий. Их списки соответствующим образом утверждают, кооператив регистрируют, и земля безвозмездно передается конкретным гражданам.

А что мы имеем в действитель­ности по объектам, которым переданы огромные площади земель безвозмездно? Никакими жилищными кооперативами здесь и не пахнет. Площадь, предусмотренная генпланом под строительство коттеджей, составляет 30—40% всей площади, переданной так называемым обслуживающим кооперативам. А кого же они объединяют? Три-пять человек, создавших и зарегистрировавших такой кооператив. Спрашиваю: за какие карие глаза они получили такую площадь земель? И кому они теперь ее будут перепродавать?

Речь идет в целом о земельных участках рыночной стоимостью 5—7 млрд. долл. США. Зачем же тогда было «городить» эту «государственную» экспертизу и вводить в заблуждение Киевсовет, который положительно решил вопрос?

Лес рубят, а головы не летят

— Год тому назад я мог спокойно бродить по лесу в Ходосовке под Киевом. А тут однажды сунулся и нарвался на предостерегающую надпись — «Частный лес». Был государственный — стал чей-то! И таким, как я, ходу туда уже нет. Мы что, землю и водные плесы поделили, а теперь чиновники и к государственным лесам руки тянут?!

— Вы мне о Ходосовке, а я вам — о Макаровском районе на Киевщине. В нем уже все леса разделены. Дерибаном пригородных лесов занималась и Киевская областная государственная администрация.

— Каким образом?

— Подаете заявление о предоставлении вам земельного участка площадью 0,99 гектара для ведения личного крестьянского хозяйства. Председатель облгосадминистрации Вера Ульянченко на фирменном бланке пишет: «Согласно Земельному кодексу Украины, Лесному кодексу Украины, Закону Украины «О зем­леустройстве», Киевская областная государственная администрация дает разрешение на подготовку проекта землеустройства относительно прекращения права постоянного пользования земельным участком площадью 0,99 га государственного предприятия «Бориспольский лесхоз», переведения земель лесохозяйственного назначения в категорию земель сельскохозяйственного назначения и отвода земельного участка в собственность гражданина Чопенко Владимира Григорьевича для ведения личного крестьянского хозяйства на территории Кировского сельского совета Бориспольского района Киевской области». Ну, а дальше — дело техники.

— Почему именно 0,99 га и «для крестьянского хозяйства»?

— Да потому что участок большей площади можно изымать лишь по решению Кабинета министров. А кому охота обивать его пороги! А относительно адресности «для крестьянского хозяйства», так для этих целей можно получать до 2 га земли в собственность безвозмездно.

Никто, по-видимому, не будет вырубать этот лес. Просто его разгородят и построят коттеджи. Причем не в селе, а в лесу! Таких разрешений в Киевской области выдано свыше 5 тыс.

— И на каждом из них — подпись Веры Ивановны?

— Получается, да. Речь идет о приватизации 5 тыс. гектаров леса и закрытии доступа к нему для населения близлежащих территорий.

— Под прикрытием Земель­ного, Лесного кодексов, Закона Украины «О землеустройстве»? И не придерешься...

— Нет, нарушений более чем достаточно. Передача земель лесохозяйственного назначения в собственность граждан не меняет целевое назначение этих земель. Чтобы изменить их категорию, нужно вырубить лес, раскорчевать участки и создать на них сельскохозяйственные угодья (пахотные земли, многолетние насаждения, сенокосы, пастбища, неудобья).

Согласно ст. 149 Земельного кодекса, изымать земельные участки государственной собственности для сельскохозяйственного пользования (кроме лесов свыше 1 га) за пределами населенных пунктов должны районные государственные администрации, а не областные.

Поэтому разделение государственных лесных массивов на отдельные участки площадью до гектара, организованное с превышением своих полномочий Киевской областной государственной администрацией, с бесплатной передачей их в частную собственность, изменением целевого назначения земель грубо нарушает конституционные права граждан Украины на безопасную для жизни и здоровья окружающую среду, противоречит действующему земельному и лесному законодательству. Собственно, «разрешительные» подписи Веры Ульянченко могут привести к вырубке пригородных лесов, что, по сути, аморально.

— На фоне 5 тыс. гектаров 350 гектаров закарпатского леса кажутся заплаткой. Именно столько Кабмин распоряжением от 14 ноября 2007 года отвел коммунальному предприятию «Центр содействия развитию туризма «Синяк» под туристический комплекс в Мукачевском районе Закарпатской области и передал их в постоянное пользование этой структуре. Вот это размах!

— Согласно нормам проектирования, в учреждениях туризма на одного отдыхающего нужно иметь 65—80 кв. метров площади. Следовательно, на 350 га можно построить комплекс на 45 тыс. человек. Грандиозно!

Сравните: под горнолыжный комплекс «Буковель» в Ивано-Франковской области отвели 298 га.

Вместимость туристического комплекса — это первое. Второе: какая территориальная община в Закарпатье могла создать такое мощное коммунальное предприятие? Если это Мукачевский горсовет, то его годовой бюджет составляет 77 млн. грн. А по расчетам Госземагентства, за потери лесохозяйственного производства, связанные с изъятием этой площади, и убытки нужно компенсировать 103 млн. грн.

Следующий вопрос: почему площади, которые находятся в государственной собственности, предполагается предоставить коммунальному предприятию именно в постоянное пользование, а не в аренду? Правда, после изъятия этими землями потом мог бы уже распоряжаться соответствующий совет как землями коммунальной собственности, и в Кабмин обращаться не нужно.

Не забывайте, что в районе комплекса «Буковель» стоимость одной сотки земли составляет 15—20 тыс. долл. США. Следовательно, по аналогии, стоимость 350 га закарпатского леса достигает 500—700 млн. долл. Думаю, закарпатские коммунальщики разработали план, как эти средства получить...

— А президент в начале ноября издает указ, умиляющий до слез: «О про­ведении акции «Озеленение страны — наследство для будущих поколений». Для улучшения состояния окружающей среды и привлечения широких слоев населения к решению экологических задач... Маленькие украинцы садят, а президентские ставленники вырубают!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно