В чью пользу счет? Заметки неравноправного партнера

2 апреля, 2010, 16:26 Распечатать Выпуск №13, 2 апреля-9 апреля

Слегка перефразируя классику, можно было бы сказать, что больной скорее умер, чем жив. Давно и проч...

Вместо денег банкомат выдал бумажку с надписью «Недостаточно средств». Владелец карточки озадаченно чешет затылок: «У меня или у банка?».

И еще:

— У вас есть счет в банке?

— Есть, но он не в мою пользу.

Такая вот разновидность современного юмора. Веселого мало. Если кто и улыбнется, то как-то криво и вымученно.

В чью же пользу все-таки счет?

Слегка перефразируя классику, можно было бы сказать, что больной скорее умер, чем жив. Давно и прочно впавший в вялотекущую кому Укрпромбанк упокоился окончательно, завещав расчеты с миром по своим долгам через банк «Родовид». Тоже, кстати, не беспроблемный и удержанный на плаву обильными рекапитализационными вливаниями с переводом в госсобственность.

В теории процедура прописки осиротевших вкладчиков под новой крышей впечатляла простотой с элементами комфортности. Даже без отрыва от дивана и телевизора. Требовалось лишь позвонить по одному из двух объявленных номеров либо зайти на сайт с ласкающим слух названием www.helpukprombank.com . Не то помощь Укрпромбанка, не то подмога ему самому. Как выразились бы в добрые старые времена, «идя навстречу пожеланиям трудящихся».

Куда порой ведут дороги, вымощенные благими намерениями, трудящиеся убедились тотчас же и воочию. С самого утра 17 ноября, даты начала регистрации, и несколько последующих дней из «слухавок» нельзя было выжать ничего, кроме игривого пиликанья, коротких гудков или бесстрастных уведомлений о занятости линий. Солидарно с телефонией завис и обещанный интернет-ресурс.

Дабы заявить о себе и своих правах на долю в укрпромбанковском наследстве лично и вживую, финансово озабоченные физлица ломанулись на приступ родовидовских твердынь. Воскрешая при этом известную картину художника Маковского «Крах банка» и более поздние, но не менее экспрессивные сцены магазинных сражений за импортный дефицит. Правда, без проставления химическим карандашом на ладошках порядковых номеров в живой очереди — как-никак ХХІ век на дворе. Очередь предполагалась электронная. Остальное почти совпадало. От помятых боков и сорванных голосов до предынфарктных состояний.

Внесите в уши человеку, измордованному месяцами неизвестности и во множестве плодящимися нехорошими слухами, что возврат вкладов будет производиться по принципу «кто первым встал, того и тапки», а выделенной наличности может не хватить — и человеком овладеет сметающий все на своем пути порыв: успеть, не опоздать!

Возможность отметиться и через SMS, подключение сети местных отделений, разъяснения с графиком регистрации и выплат в зависимости от сроков окончания депозитных договоров — все это пришло потом. Дополнительно и вдогонку. Как затерявшаяся ложка к перегретому обеду и авральная рефлексия на визит жареного петуха, предвещавшего крупные неприятности. Вплоть до разноса осаждаемого главного офиса.

Что же мешало загодя, без суеты и спешки, продумать, протестировать и задействовать меры по предупреждению ажиотажа, переходящего в панику? А тем паче уже имея не безоблачный опыт самого «Родовида»?

Данный вопрос остался сугубо риторическим. Такая сложилась система, беспристрастно высвеченная форс-мажорным прожектором. Роль, отводимая ею клиенту, микроскопически незаметна — как у дебютанта-статиста в театре.

«Когда брали у меня деньги, мои документы вас устраивали. А как возвращать, то они уже не в порядке!» — эту колкую реплику бросил пожилой мужчина, приехавший за вкладом в столицу из Обуховского района. Не знаю, с чего началось и чем закончилось, но о многом говорила и обстановка увиденного. Десятка полтора пенсионеров топтались в подъезде жилого дома, где расквартировано одно из киевских (!) отделений банка, безропотно снося ледяные сквозняки и хозяйское покрикивание клерков вкупе с охранником.

Еще вчера их, потенциальных вкладчиков, усердно обхаживали со всех сторон, по-ярмарочному завлекая акциями и ребрендингами, обещаниями чарующих высот сервиса и, конечно же, процентными ставками по вкладам. Нередко складывалось впечатление, что и банки-то эти появились на свет не собственной корысти ради, а исключительно для того, чтобы облагодетельствовать сограждан, у которых завелась лишняя копейка. Один из укрпромбанковских вкладов, если не изменяет память, именовался «Сказочный».

Рекламные посулы облетели быстрее, чем сказывались депозитные сказки. Как осенние листья в старинных романсах. Явив из-под гламурного глянца изнанку прогоревших контор и беду доверившихся им людей. С которыми потом долго и безнаказанно творили, а кое-где и продолжают творить, что угодно. Вавилонская кутерьма с перерегистрацией — не первое и не последнее из мытарств, устроенных на развалинах Укрпромбанка.

Если угодно — письменное подтверждение. «Ваше заявление будет поставлено на учет по счету 9806 «Документы физических лиц, не выполненные в срок по вине банка» и удовлетворено в календарной очередности при наличии средств». К сему подписавший письмо начальник департамента с длинным и мудреным названием заботливо добавил: проценты на находящиеся в банке средства за этот срок начисляться не будут. Точка. Вина банка, а расплачиваться вкладчику.

Вот и все, на что сподобился один из недавних кредитно-финансовых лидеров для своей паствы, которая бережно, едва не перевязывая ленточкой, несла в его закрома годами собиравшиеся гривня к гривне и доллар к доллару сбережения. Для многих — последние. И в мгновение ока де-факто превращенные банком в беспроцентные ссуды.

Чем не высокие партнерские отношения?

Режущие глаз и душу картинки с натуры отсылали уже не только к прикладным проблемам типа ответственности за выполнение договорных обязательств. Думалось и о более возвышенном. Например, о достоинстве гражданина, уважать которое предписывает Конституция.

Следов такого уважения в сюжетах этой долгоиграющей мелодрамы обнаружить не удалось. Как и сострадания к попавшим в трудный переплет людям или хотя бы чувства неловкости перед ними за свои личные и корпоративные грехи. Глухая, равнодушная стена.

Разумеется, временные кормчие в проблемных банках — кадры пришлые, со стороны, и за своих предшественников не отвечающие. А некоторые успели смениться, и не по одному разу. Что же до минусов в происходящем уже при них, то это почему-то проходит по разряду «технических ошибок». Так что спросить как бы и не у кого, и не с кого.

Никто не знает и не особо интересуется тем, сколько за околобанковскими коллизиями семейных драм, крушений жизненных планов, боли от своего бесправия и бессилия. Нет подобной статистики в стране, где пока в упор не видят ни самого «маленького украинца», ни грызущих его забот. С легкой руки тех, кто изобрел и пустил гулять по свету это неумное и унижающее народ выражение.

Пусть меня опровергнут и устыдят фактами противоположного порядка. Но есть просьба: назвать при этом хотя бы одного банкира, наказанного в последние годы за непрофессионализм, недобросовестность, злокозненные коррупционные схемы. Или указать на банк, реально и адекватно восполнивший своим клиентам материальный и моральный ущерб, нанесенный его стараниями.

Промелькнувшее как-то на телеэкранах лицо, к которому особенно много вопросов по поводу связанного с ним банка, не в счет. На нем, этом лице, не читалось ничего, кроме удовольствия от хорошей компании и удачного дайвинга. А также, судя по всему, у жизнерадостного ныряльщика не было сложностей при отбытии в далекие теплые края. В отличие от должников по банковским кредитам, для которых выезд за границу ныне становится проблематичным.

Это еще раз к вопросу о равноправии и взаимной ответственности.

В одной европейской стране отнесено к самым абсурдным выражение «бедствующие банки». По вполне понятным причинам. Будем надеяться, что и у нас когда-нибудь доподлинно выяснят, какие именно суммы, откуда и куда со свистом выметены офшорными сквозняками. В том числе рекапитализационных средств, обращенных в звонкую иноземную монету. А затем, по примеру уже другой страны, будет составлен список проштрафившихся на этой стезе деятелей — чтобы надолго, а может быть, и навсегда заказать им путь в кредитно-финансовую сферу. Родина должна знать своих героев.

Вскоре крупнейшие американские банки начнут платить налог «за финансовый кризис». Немного, 15 центов с каждой сотни долларов на вкладах. Но народу и самим банкирам дали понять, что чрезмерная резвость на данном поприще не поощряется и не останется безнаказанной. Реформа банковского сектора, которую намерен провести президент Обама, предусматривает ужесточение государственного контроля.

Наконец, из свежих новостей: предан гласности 2200-страничный доклад о предыстории обвала инвестиционного банка Lehman Brothers, с которым связывают начало мирового финансового кризиса. Если суд признает изложенные в нем факты, отвечать придется не только высшему менеджменту, но и аудиторам, «не замечавшим» их маленьких шалостей.

У нас же все идет своим неторопливым чередом. Те принципиальные граждане, которые пошли по судам, нажили себе еще одну головную боль. Чтобы реанимировать зависшие «спорные» деньги, надо было заключать с банком мировое соглашение, снимая вполне и многократно заслуженные им претензии. А не согласившиеся на перевод своих кровных из Укрпромбанка в «Родовид» начали получать их из Фонда гарантирования вкладов лишь не так давно. Тоже потеряв и время, и нервы.

Пока неясно, в какую сторону окончательно качнется маятник с брендом «Надра» — крупнейшего из проблемных банков, который сменил в центре общественного внимания угасший «Укрпром». В его тени дрейфуют лузеры калибром помельче: одни — уже без видимых признаков жизни, другие еще пытаются что-то выплачивать, но лишь по своим, только им понятным нормативам и лимитам. И продолжает потихоньку прирастать перечень безнадежно увязших в долговой трясине и лишаемых лицензий.

За тем, что происходит и к чему идет в «больной» заводи кредитно-финансового моря, внимательно наблюдают не только пострадавшие вкладчики. Цена вопроса — доверие населения ко всей банковской системе, что однозначно и категорично ставится в ряд проблем национальной безопасности.

Получится ли извлечь осевшие в кубышках и прочих домашних хранилищах десятки миллиардов, заставив их работать на экономику, страну, человека, в значительной степени зависит от того, что будет с проблемными банками. А также воздастся ли должное тем, кто ощутимо дискредитировал в глазах общества эту сферу, бросив недобрые подозрения и на остальных, старающихся работать со своей клиентурой корректно, уважительно, а главное, надежно.

Оптимисты рассчитывают, что доверие восстановится где-то к середине текущего года. Дай-то Бог, но и самим плошать нельзя. Исходя, в частности, из того, что известная международная исследовательская организация отвела банковскому сектору Украины по итогам четвертого квартала прошлого года лишь 51-е место из 59.

…В древности обанкротившихся менял и банкиров будто бы продавали в рабство. Ясное дело, не слишком гуманно, но и о финансовых кризисах в те времена не слыхали.

Не настаиваю, что именно так и было. Просто пришлось к слову. При виде озябших пикетчиков возле одного банковского подъезда.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно