«Узкое горло» украинского энергоэкспорта: не слишком ли много желающих дотянуться до него?..

18 декабря, 2009, 20:14 Распечатать

Существующие схемы экспорта украинской электроэнергии в ближайшее время могут претерпеть кардинальные изменения...

Существующие схемы экспорта украинской электроэнергии в ближайшее время могут претерпеть кардинальные изменения. Весной 2009 года парламент Украины принял закон, которым попытался закрыть пробелы в этой сфере. Документ, в частности, предусматривает введение аукционов по продаже права доступа к межгосударственным линиям электропередачи (ЛЭП). К концу октября Национальная комиссия регулирования электроэнергетики (НКРЭ) во исполнение закона утвердила порядок проведения таких аукционов. Однако основной покупатель украинской электроэнергии, экспортируемой в Европу, — группа Korlea Invest — обжаловал законность порядка, что чуть не привело к срыву первого подобного аукциона. Почему холдинг пошел на такой шаг и какова сейчас ситуация на рынке торговли электроэнергией, «Зеркало недели» расспросило председателя совета директоров Korlea Invest Holding Василия ДАНЫЛИВА.

— Василий Николаевич, за последние годы в энергоотрасли создано немало прецедентов, авторство последнего из них принадлежит возглавляемой вами компании Korlea Invest, обжаловавшей порядок проведения аукционов по продаже доступа к межгосударственным электросетям, утвержденный НКРЭ. Почему вы предприняли такой шаг?

— Сначала я бы хотел сказать несколько слов о принятом весной законе, которым парламент Украины попытался, на мой взгляд, безуспешно, урегулировать вопросы экспорта электроэнергии. Принятие данного документа пролоббировала частная структура «ДТЭК» с одной только целью — получить доступ к многомиллионному денежному потоку, который формируется в результате поставок украинской электроэнергии за рубеж. Госпредприятие «Укринтерэнерго» по итогам прошлого года получило 42 млн. грн. чистой прибыли. При этом другое госпредприятие — «Энергорынок» — на продаже электроэнергии «Укринтерэнерго» для дальнейшего экспорта в Европу заработало более 500 млн. грн. прибыли. Оборот же превысил 3 млрд. грн.

Сам закон вышел как дышло — куда повернешь, туда и вышло. Видно, что документ готовили люди, плохо разбирающиеся в принципах работы либерализованных европейских энергетических рынков. Достаточно сказать, что в Европе уже давно осознали нецелесообразность продажи доступа к межгосударственным линиям электропередачи и теперь вплотную подошли к отказу от такой практики. То есть торговля доступом к межгосударственным ЛЭП — это тупиковый путь развития.

Теперь о порядке проведения аукционов по продаже доступа к межгосударственному сечению, утвержденном НКРЭ. Целый ряд положений этого документа прямо противоречит закону, во исполнение которого этот порядок разрабатывался и утверждался. Так, законом определен исчерпывающий перечень квалификационных требований к участникам аукционов: любая компания для участия в торгах должна иметь лицензии на поставку электроэнергии, быть членом Оптового рынка электроэнергии Украины и не иметь просроченных долгов за электроэнергию. При этом НКРЭ, приняв упомянутый порядок, расширила перечень квалификационных требований. Согласно порядку от НКРЭ, кроме всего перечисленного, для участия в аукционе компания-претендент должна еще до торгов заключить с «Энергорынком» договор купли-продажи электроэнергии для дальнейшего экспорта, а также внешнеэкономический контракт на поставку электроэнергии.

Очевидно, что для экспорта необходим внешнеэкономический контракт с нерезидентом. Однако экспорт электроэнергии может осуществляться не только на основании контракта на поставку, но и на основании договора комиссии. Таким образом, НКРЭ еще и ограничила принцип свободы договора.

В законе также прописано, что порядок проведения аукционов должен определять величины пропускной способности межгосударственных ЛЭП по отдельным лотам, то есть лоты должны быть прописаны непосредственно в порядке. При этом порядок, утвержденный НКРЭ, предусматривает, что решения об определении лотов принимает аукционная комиссия. То есть в этой части порядок также не отвечает закону.

Несоответствие утвержденного НКРЭ порядка закону может привести к тому, что результаты аукционов будут обжалованы в суде и отменены. Вследствие этого победители аукционов не смогут выполнять внешнеэкономические контракты и будут вынуждены возмещать зарубежным компаниям ущерб, нанесенный в результате недопоставки электроэнергии. И такая угроза будет сохраняться до тех пор, пока НКРЭ не устранит разногласия между принятым ею порядком и соответствующим законом.

Я не исключаю, что наша украинская «дочка» — «Корлеа Инвест Украина» будет вынуждена принимать участие в аукционах по доступу к сечению в том случае, если наш партнер в Украине — госпредприятие «Укринтерэнерго» — по каким-либо причинам не сможет выполнять свои обязательства по контрактам с компаниями группы Korlea Invest. Мы, как и любая другая компания, заинтересованы в максимально четких правилах игры, не допускающих разночтений. Такие правила являются залогом честной конкуренции. Поэтому мы и обжаловали законность утвержденного НКРЭ порядка.

— Вы сказали, что Европа отказывается от продажи доступа к межгосударственным сечениям. Тогда как, по вашему мнению, должен происходить отбор экспортеров электроэнергии?

— Во-первых, я убежден, что либерализировать экспорт до либерализации внутреннего рынка бессмысленно. Государство от этого только проиграет, а выиграет несколько частных компаний, которые уже больше года нагнетают ситуацию.

Но, если так уж невтерпеж, то на аукционах должна продаваться электроэнергия, а не доступ к сечению. Даже в Европе доступ к сечению продается лишь в том случае, если величина пропускной способности межгосударственного сечения на той или иной границе не позволяет пропустить всех желающих, то есть существует «узкое горло». Поясню: величина пропускной способности ЛЭП, соединяющих остров Бурштынской ТЭС с европейской энергосистемой, превышает 3000 МВт, тогда как остров физически не может экспортировать более 550 МВт. По другим направлениям экспорта ситуация аналогичная.

Продавать электроэнергию на экспорт на аукционах должно госпредприятие «Энергорынок». Если «Энергорынок» по каким-то причинам не может самостоятельно проводить такие торги, то он может, например, по договору комиссии делегировать эти функции «Укринтерэнерго», имеющему соответствующий опыт. На аукционах электроэнергия должна продаваться с поставкой на границе, то есть на условиях DAF. Тогда вся прибыль от экспорта будет формироваться у госпредприятия «Энергорынок», которое может ее справедливо распределять между производителями электроэнергии.

— Вы как руководитель основного контрагента «Укринтерэнерго» согласны с утверждением, что принятые парламентом изменения к Закону «Об электроэнергетике» являются обстоятельством форс-мажора, которое позволит «Укринтерэнерго» уйти от штрафных санкций при невыполнении обязательств по ранее заключенным контрактам?

— Нет. Группа Korlea Invest имеет контракты с «Укринтерэнерго» в общей сложности на 400—450 МВт, из которых 250 МВт приходится на Ukrenergy Holding. Срок действия некоторых из них истекает в 2012 году, остальных — в 2015-м. Эти контракты предусматривают взаимные обязательства сторон. «Укринтерэнерго» обязано поставлять определенный объем электроэнергии, компании группы — отбирать определенный объем электроэнергии. Korlea Invest неукоснительно выполняет действующие контракты. Даже несмотря на обвал цен, который имел место в Европе в конце 2008-го — начале 2009 года, мы продолжали выбирать украинскую электроэнергию, хотя могли замещать ее в собственном балансе более дешевой европейской. Korlea Invest сделала все, чтобы экспорт электроэнергии с Бурштынского энергоострова в Европу не прекратился, как это произошло с поставкой украинской электроэнергии в Польшу или Молдову.

Соответственно, мы будем требовать от «Укринтерэнерго» выполнения контрактов, несмотря на принятие парламентом закона. Предупреждая ваш следующий вопрос, скажу сразу: размер штрафных санкций к «Укринтерэнерго» за невыполнение контрактов превысит 100 млн. евро.

— Объемы экспорта отечественной электроэнергии в январе—сентябре 2009 года сократились более чем в два раза, что дает основания говорить о низкой эффективности деятельности «Укринтерэнерго». Насколько такая постановка вопроса обоснована? И что, на ваш взгляд, привело к столь значительному снижению объема поставок?

— Во-первых, от украинской электроэнергии в конце прошлого года отказалась Молдова, на которую в 2008 году приходилось более трети всего экспорта. Решение Кишинева, я считаю, было сугубо политическим. Коммунисты, в преддверии выборов пытаясь заручиться поддержкой российских властей, сделали выбор в пользу более дорогой электроэнергии Молдавской ГРЭС, которой владеет российское ОАО «Интер РАО ЕЭС». То есть решение этого вопроса перешло из экономической плоскости, когда договоренности достигаются на уровне хозяйствующих субъектов, в политическую.

Во-вторых, экономический кризис спровоцировал резкое сокращение объемов потребления электроэнергии и обвал цен на нее в Европе. В результате конкурентоспособность украинской электроэнергии снизилась, поставки с Бурштынского энергоострова в направлении Венгрии, Словакии и Румынии сократились, а в Польшу — вообще прекратились. Если помните, венгерский трейдер Emfesz весной отказался от законтрактованных у «Укринтерэнерго» 100 МВт мощности из-за того, что не мог найти в Европе покупателей на украинскую электроэнергию, которая оказалась дороже, чем собственно европейская.

— То есть, по вашему мнению, вины «Укринтерэнерго» в столь значительном падении объемов экспорта нет?

— Конечно, нет. С таким же успехом можно обвинять отечественных металлургов в сокращении экспорта их продукции или Министерство транспорта Украины в двукратном сокращении транзитного грузопотока в текущем году по сравнению с 2008-м,
докризисным годом.

— Совместное предприятие Korlea Invest и «Укринтерэнерго» — Ukrenergy Holding работает больше года. Удалось ли достичь целей, которые ставились при создании холдинга?

— «Укринтерэнерго» с момента создания в 1993 году продавало всю экспортируемую электроэнергию на границе Украины с соседними странами. Вся прибыль от перепродажи этой электроэнергии доставалась европейским компаниям — контрагентам «Укринтерэнерго». Между тем владельцы энергоресурсов всегда стремятся выйти на конечных потребителей, это общемировая тенденция. И «Укринтерэнерго» не является исключением: это госпредприятие на протяжении последних нескольких лет активно прорабатывало все возможные варианты выхода на внешние рынки и получения доступа к конечным потребителям электроэнергии с целью максимизации эффективности поставок с точки зрения экономики.

Вместе с тем мы понимали, что госпредприятие не сможет самостоятельно выйти на рынки Европы и будет искать партнеров для реализации этой амбициозной задачи. Как известно, свято место пусто не бывает. Поэтому, проанализировав ситуацию, Korlea Invest решила предложить «Укринтерэнерго» собственный опыт, ресурсы, а также контракты с конечными потребителями в Европе. Госпредприятие решило принять наше предложение, и в результате достигнутых договоренностей был создан Ukrenergy Holding.

В рамках формирования совместного с «Укринтерэнерго» холдинга нами было принято принципиальное решение о передаче Ukrenergy Holding всех потребителей, с которыми работала Korlea Invest. Еще в прошлом году основная трейдерская компания совместного холдинга — Ukrenergy Trade получила двухлетние (2009—2010 годы) контракты на поставку электроэнергии с автопроизводителями Audi и Volkswagen. В текущем году контракт с Audi был успешно пролонгирован еще на год, до конца 2011-го. Но холдинг уже поставляет электроэнергию и другим компаниям, например Samsung. К настоящему времени портфель Ukrenergy Holding насчитывает свыше 30 контрактов с коммерческими потребителями.

Более того, Ukrenergy Holding готовится выйти на рынок поставок электроэнергии бытовым абонентам в Чехии, Словакии и Венгрии. Мы сейчас работаем над тем, чтобы к концу следующего года Ukrenergy Holding поставлял электроэнергию 150—250 тыс. домохозяйств.

Учитывая все перечисленное, я считаю, что цели, которые перед собой ставили «Укринтерэнерго» и Korlea Invest в рамках деятельности совместного холдинга, достигнуты.

— Если Ukrenergy Holding будет поставлять электроэнергию конечным потребителям, то чем тогда будет заниматься Korlea Invest?

— Korlea Invest будет по-прежнему торговать электроэнергией через биржи и торговые системы, взаимодействовать с крупнейшими игроками рынка, такими как EON, CEZ, RWE. Но работать в сегменте поставок конечным потребителям и конкурировать в этом сегменте с Ukrenergy Holding группа Korlea Invest однозначно не будет.

— Каковы итоги работы Korlea Invest Holding и Ukrenergy Holding в первом полугодии 2009 года? Какие результаты ожидаете по итогам уходящего года?

— Консолидированный оборот Korlea Invest за первое полугодие 2009 года составил 338,8 млн. евро — на 28% больше, чем за аналогичный период 2008-го. Чистая прибыль за январь—июнь 2009 года составила 4,8 млн. евро (за аналогичный период 2008-го — 2,21 млн. евро).

Ukrenergy Holding в этом году, к сожалению, работает практически с нулевой рентабельностью. Чтобы объяснить, почему, необходимо обратиться к истории создания энергоострова Бурштынской ТЭС. С целью организации работы энергоострова в 2002 году было заключено трехстороннее техническое соглашение, сторонами которого являются украинский системный оператор НЭК «Укрэнерго», «Укринтерэнерго», а также системный оператор Польши — компания PSE Operator, представляющая в этом соглашении UCTE. Этот документ прописывает взаимные обязательства сторон. Так вот, по этому соглашению украинская сторона обязалась с 2009 года резервировать до 100 МВт мощности для минимизации отклонений между запланированными и реальными величинами мощности экспорта. Резерв необходим для компенсации непредвиденных снижений мощности поставок с энергоострова в результате аварийных разгрузок энергоблоков Бурштынской ТЭС или возникновения неисправностей в работе сетевого оборудования.

Компания PSE Operator, которая представляет UCTE в отношениях с «Укрэнерго», в 2008 году уведомила украинскую сторону, что экспорт электроэнергии с острова Бурштынской ТЭС в направлении Венгрии, Словакии и Румынии будет заблокирован в случае отсутствия резерва мощности. Обеспечить такой резерв за счет самого энергоострова невозможно из-за отсутствия свободных генерирующих мощностей. В граничащих с Украиной странах — импортерах украинской электроэнергии также существуют проблемы с резервными мощностями. Венгрия сама покупает резервную мощность в соседних странах. Приобретать такую мощность в Румынии невозможно из-за ограниченной пропускной способности межгосударственного сечения Румынии. Поэтому искать ее пришлось в Словакии. Единственным продавцом резервной мощности в Словакии является компания Slovenskй elektrбrne, которая эксплуатирует 30 ГЭС суммарной установленной мощностью более 1600 MВт.

Ukrenergy Holding в лице Ukrenergy Trade заключил контракт на резервирование с января 2009 года 100 МВт мощности в Словакии для выполнения условий трехстороннего технического соглашения между «Укрэнерго», «Укринтерэнерго» и PSE Operator. Кроме того, Ukrenergy Trade заключил четырехстороннее соглашение для того, чтобы «Укрэнерго» в случае необходимости могло задействовать резерв мощности, который фактически расположен на территории Словакии. Сторонами этого соглашения, кроме Ukrenergy Trade, являются «Укрэнерго», системный оператор Словакии — компания SEPS и «Укринтерэнерго».

— Но ведь это означает для компании немалые дополнительные расходы. За счет чего вы их компенсируете?

— Ежемесячные расходы Ukrenergy Holding на поддержание резерва мощности для обеспечения экспорта с энергоострова Бурштынской ТЭС покрываются за счет прибыли, которую холдинг получает от операций по продаже электроэнергии.

И тем не менее мы рассчитываем, что Ukrenergy Holding по итогам 2009 года заработает чистую прибыль в размере до 1 млн. евро.

P.S. 16 декабря с задержкой на один день аукцион по продаже доступа к межгосударственным ЛЭП таки состоялся, несмотря на то, что утвержденный НКРЭ порядок на момент проведения торгов не действовал. Кроме того, до сих пор остается в силе решение Хозяйственного суда Киева, которым организатору проведения аукционов — госпредприятию НЭК «Укрэнерго» запрещается заключать договора с победителями торгов на величину мощности межгосударственных ЛЭП, которая задействована для выполнения «Укринтерэнерго» ранее заключенных среднесрочных контрактов. Председатель аукционной комиссии Татьяна Муравьева после проведения торгов заявила, что юридическая служба НЭК «Укрэнерго» не нашла оснований для их переноса или отмены.

Интерес у участников аукциона вызвал только доступ к 275 МВт межгосударственных ЛЭП, соединяющих энергоостров Бурштынской ТЭС с энергосистемами Венгрии, Словакии и Румынии. По итогам аукционов ООО «Востокэнерго», входящей в состав «ДТЭК» Рината Ахматова, достался доступ к 150 МВт, еще 100 МВт — ОАО «Западэнерго», эксплуатирующей Бурштынскую ТЭС.

Желающих поторговаться за возможность экспорта в Польшу, Беларусь, Россию и Молдову не нашлось.

Следующий аукцион, на котором НЭК «Укрэнерго» планирует реализовать доступ к оставшимся 250 МВт электроэнергии для экспорта в Словакию, Венгрию и Румынию, назначен на 22 декабря.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно