Утопии для утопающих

24 февраля, 2012, 16:29 Распечатать Выпуск №7, 24 февраля-2 марта

На сложные вызовы в вопросах бюджетной стабильности и выполнения внешних долговых обязательств существуют достаточно простые ответы, за которые нынешней власти вовсе не обязательно платить фатальную политическую цену.

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

Закрытый доступ на мировые финансовые рынки при фактическом замораживании сотрудничества с МВФ означает: в решении своих бюджетных и долговых проблем официальному Киеву придется пока полагаться исключительно на внутренние источники. Тем временем на сложные вызовы в вопросах бюджетной стабильности и выполнения внешних долговых обязательств существуют достаточно простые ответы, за которые нынешней власти вовсе не обязательно платить фатальную политическую цену. Вот только готовности отвечать пока все равно не наблюдается.

Основные пункты, которыми определяются негативные настроения мировых инвесторов в отношении Украины, давно запротоколированы. Во-первых, серьезное разочарование вызвало отсутствие широко анонсированных и казавшихся почти свершившимся фактом положительных результатов в переговорах по газу с Москвой. Стало понятно, что газовый счет, составивший в прошлом году около 12 млрд. долл. (почти идентичен отрицательному внешнеторговому сальдо), в нынешнем не только не уменьшится, но и значительно вырастет. Как признают и представители властей, такая цена — чрезмерно тяжелая ноша для и без того некрепкой украинской экономики. Впрочем, как и для госфинансов тоже — покрытие убытков НАК «Нафтогаз Украины» требует все больших дотаций бюджета.

Тем не менее официальный Киев так и не решился заплатить политическую цену за ликвидацию одной из ключевых «черных дыр» в своих финансовых балансах — диспаритета между закупочными и отпускными ценами на голубое топливо для населения и коммунэнерго.

Во-вторых, в результате оказалась фактически замороженной программа сотрудничества с МВФ, на реализацию которой было потрачено так много усилий. Которые, кстати, уже начали давать свои положительные результаты. В их числе — и замедление инфляции до невиданных многие годы параметров, и сокращение дефицита бюджета до комфортных, в общем-то, показателей. На нынешний год уже даже планировалось снижение долговой нагрузки на бюджет (правда, пока только в относительных параметрах).

Но это — при приемлемой стоимости замещения госдолга, выплаты по обслуживанию которого оцениваются в нынешнем году в 11,9 млрд. долл.

Проблем бы практически не было, если бы Киев мог рассчитывать на новые транши финансирования МВФ или хотя бы на его положительные оценки украинской ситуации. Но поскольку об отказе повышать тарифы в нынешнем предвыборном году было неоднократно заявлено на самом высоком уровне, то не приходится ждать милости и от вашингтонских функционеров. Особенно если вспомнить о необычной резкости формулировок в письме постоянного представителя МВФ в Украине Макса Альера в адрес нашего правительства («нечаянно» ставшего достоянием СМИ).

Негативный вердикт МВФ можно было бы считать половиной беды, будь ситуация на мировых финансовых рынках хоть немного попроще. А так кредиторам сейчас точно не до Украины.

Надеждам на привлечение финансирования в соседней России, а также на Дальнем (Китай) или Ближнем (Саудовская Аравия и Эмираты) Востоке пока не суждено было материализоваться. И если это произойдет на приемлемых для национальных интересов условиях, тогда всем причастным уж точно будут положены ордена и медали.

Между тем ухудшающаяся динамика ВВП (по предварительным оценкам НБУ, в январе его рост составил только 2% в годовом измерении) и текущего счета означает очевидную материализацию угроз для бюджетной и курсовой стабильности. Особенно если вспомнить, что предвыборный год еще и требует дополнительных электоральных пряников.

Тем временем кажущаяся простота устранения внешнеторговых диспропорций за счет девальвации курса значительно осложняется, если вспомнить об обратной ее стороне — удорожании критического импорта, увеличении внешней долговой нагрузки, усилении инфляции и ее ожиданий, новых убытках для банков и их заемщиков, ухудшении предпринимательских и потребительских настроений.

Такие вот тиски, в которых, кажется, все больше сужается пространство для экономических и политических маневров властей.

Однако осмелимся предположить, что успешно пережить сложный предвыборный год отечественной экономике могли бы помочь все еще незадействованные гигантские внутренние ресурсы, высвобождение которых требует пусть и сложных, но вовсе не суицидных решений. Ведь наша страна, наверное, мировой рекордсмен по неэффективности расходования ресурсов. И не только энергетических, но и трудовых, природных, бюджетных и множества прочих.

У того же госбюджета возможности оптимизации на самом деле огромны, причем как в доходной, так и в расходной частях.

Понятно, что потенциальный источник пополнения доходов — огромный теневой сектор, масштабы которого оцениваются то в 50%, а то и во все 70% официального ВВП. Чего только стоит нелегальный импорт или незаконный оборот подакцизных товаров? Да и не случайно не только в МВФ Украине рекомендуют отменить специальные режимы налогообложения относительно офшорных зон, а также ликвидировать «налоговые ямы».

А сколько неучтенных миллиардов «распиливается» и «дерибанится» в госзакупках? Как недавно сообщили в Госстатистики, за 2011 год на закупки товаров, работ и услуг госструктуры истратили 135,9 млрд. грн. (на 75,5% больше аналогичного показателя 2010-го). Общая же сумма средств по заключенным в прошлом году закупочным договорам в госсекторе составила 325 млрд. грн. Откатные тарифы многим хорошо известны — можно запросто прикинуть, какие скрытые ресурсы можно было бы почерпнуть в этой сфере при условии наведения в ней хотя бы элементарного порядка.

Десятки дополнительных миллиардов можно добыть, введя адекватную рентную плату за эксплуатацию национальных природных ресурсов — и не только недр и полезных ископаемых, но и лесных, водных и, наконец, земельных.

Достаточно вспомнить экспертные оценки, согласно которым уровень налогообложения добывающей промышленности в Украине в восемь-десять раз ниже, чем в европейских странах. И что украинский госбюджет вообще не получает доходов от взимания ренты за добычу и промышленное освоение железорудного сырья, марганцевой и урановой руд, коксующегося угля, руды цветных металлов и других полезных ископаемых, являющихся в общем-то народной собственностью. По самым скромным оценкам, общий недобор рентных платежей еще в 2007 году превышал 30 млрд. грн.

Или трещащая по швам система социальных льгот. Эксперты Всемирного банка как-то подсчитали, что на соцвыплаты в нашей стране тратится примерно 21% ВВП, и Украина занимает по этому показателю четвертое место в мире. При этом основные выплаты идут далеко не самым нуждающимся. По данным ВБ, в нашей стране 20% самых бедных слоев населения получают всего 34% от общей суммы расходов на соцпомощь, тогда как в других странах на них тратят 60%.

Недавно один из вице-премьеров озвучил еще более шокирующую статистику — только 23% всех социальных льгот в Украине (их насчитывается 380 категорий) получают малообеспеченные граждане, а 77% — люди, которых к бедным отнести нельзя. И даже разброс цифр, оглашенных за последние два месяца Минфином и Минсоцполитики по количеству льготников — от 18 до 26 млн., свидетельствует, насколько «четкий» учет налажен в этой сфере. О какой прозрачности и адресности можно говорить в принципе?

Разговоры о необходимости осуществить монетизацию льгот, чтобы бедные не платили за богатых, ведутся уже минимум лет десять. И только ли в неудачном опыте монетизации льгот в России дело?

Проект «Социальная карта» (предусматривающий, среди прочего, создание единого реестра льготников), при помощи которого можно было бы давно решить проблему учета, монетизации и адресности льгот, разработан лет пять-семь назад, вплоть до пошагового плана и конкретных поручений всем причастным органам и ведомствам. Были уже даже запущены пилотные проекты. Но дальше дело так и не пошло.

Давнишняя притча во языцех — клондайк для избранных в энергетической сфере. Неужели кто-то еще заблуждается, что все проистекшие из нее многомиллионные и миллиардные состояния украдены не у каждого из нас персонально? И что разница в ценах — рыночных и льготных — главная предпосылка для такого обворовывания? И что отказ от повышения тарифов на газ продиктован вовсе не уроном платежеспособности малоимущих, который можно компенсировать адресными субсидиями (что, кстати, настойчиво рекомендует МВФ)? А просто нежеланием проводить дальнейшие реформы в энергетической сфере, приводя ее к европейским стандартам и повышая прозрачность одной из главных дойных коров власть имущих — НАК «Нафтогаз Украины». Эта компания уже многие годы, как и большинство вышеперечисленных сфер, запретная тема для украинских реформаторов всех возрастов и политических пристрастий.

Главный для страны программный документ — президентская Программа экономических реформ на 2010—2014 годы («Заможне суспільство, конкурентоспроможна економіка, ефективна держава»). Указ президента «О национальном плане действий на 2012 год» по внедрению этой программы содержит 112 страниц в целом правильных и в подавляющей массе очень нужных мероприятий.

Но почему же фактическое выполнение этих планов за последние два года не вселяет особых поводов для оптимизма? И почему большинство проводимых в стране реформ наталкиваются на очевидные сложности в имплементации (а ведь они вроде бы действительно проводятся — административная и регуляторная, бюджетная и налоговая, пенсионного и социального обеспечения в целом и т.п.). А их результаты в большинстве случаев оказываются противоположными задекларированным целям? И далеко не только по причине отсутствия каких-либо институциональных механизмов или противодействия бюрократически-чиновничьего аппарата (хотя и это, следует признать, является мощнейшим сдерживающим фактором).

Ответы содержатся в многократно повторенных и уже ставших банальными истинах. Реформы не находят поддержки и понимания в обществе, мультиплицируя протестные настроения и съедая рейтинги власти, из-за дефицита доверия у так называемых целевых аудиторий к правовой, макроэкономической, регуляторной и всем другим видам государственной политики.

Вакуум доверия возникает в первую очередь по причине неготовности власть имущих и их приближенных пойти хоть на какие-то значимые уступки в интересах (доходах, прибылях и т.п.), внеся собственный вклад в оплату проводимых в стране реформ. Пока что весь их груз перекладывается на и так уже затянувшие до предела пояса слои населения. В то время как для избранных остаются налоговые исключения, специальные режимы с офшорными юрисдикциями, необоснованные преференции, бюджетные подряды и т.п.

Вы не подумайте, никто не призывает их делиться. Просьба просто остальных так беспардонно не грабить. Хотя бы в год выборов. Но почему не покидает ощущение, что даже инстинкт самосохранения окажется в украинском случае слабее алчности. А предложения подоить хотя бы одну из вышеупомянутых священных коров так и останутся розовыми мечтами или чрезмерно оптимистичной утопией.

 

Анатолий БАРОНИН, Da Vinci AG:

— Первые два месяца 2012 года продемонстрировали обоснованность прогнозов относительно следования Украины в фарватере процессов в мировой экономике. Иными словами, быстрых темпов развития национальной экономики ожидать не приходится, и страна вынуждена снижать обороты вместе со всеми участниками мирового рынка.

В 2011 году правительство Украины крайне оперативно реагировало на все вызовы, возникавшие в экономике страны. При этом в подавляющем большинстве случаев данная реакция приобретала черты ручного регулирования рынков путем введения всевозможных ограничений. Подобная политика принесла эффект, а это значит, что она продолжится и в текущем году. Однако необходимо понимать, что столь сильное нажатие на регуляторные тормоза в конечном счете приведет к перегреву системы и риску ее выхода из строя. Поэтому ставка на ограничительные меры в экономике не может приобретать черты долгосрочной государственной политики, и конец первого полугодия 2012-го является тем рубежом, когда эффективность таких мер пойдет на спад.

На сегодняшний день ручное управление экономикой сводится к решению двух ключевых задач:

1. Поддержка национальной валюты и снижение дисбаланса во внешней торговле.

2. Контроль за ценами и сдерживание инфляционного давления.

Ключевые угрозы для национальной экономики в 2012 году относятся к финансовой сфере и стабильности национальной валюты. Ситуация на внешних рынках не улучшается, Европа входит в рецессию, что создает негативный паттерн для работы экспорто-ориентированной украинской экономики. Данные о состоянии золотовалютных резервов в январе свидетельствуют о продолжении снижения их объемов, что требует высокой активности финрегулятора по поддержке национальной валюты. Актуальности данной задаче добавляет политический фактор ожидания парламентских выборов.

Нет сомнений, что в текущем году Нацбанк продолжит делать все возможное для того, чтобы максимально снизить отток валютных средств за рубеж и сбить спрос на них среди населения. После того как были
ужесточены правила приобретения иностранной валюты для физических лиц, следующим шагом станет перекрытие каналов безналичных трансакций через электронные платежные системы. Работа в этом направлении продолжается с 2011 года. В частности, проект постановления НБУ «Об оверсайте (надзоре) за платежными системами» обязывает международные платежные системы проводить расчеты в Украине исключительно в гривне. Таким образом, регулятор пытается, с одной стороны, перекрыть канал вывода валютных средств за рубеж, а с другой — нанести удар по импорту товаров и услуг, оплата по которым проводится в инвалюте через платежные карты. В результате, помимо сдерживания ее оттока, осуществляется небольшая коррекция внешнеторгового баланса за счет снижения объемов импорта.

Очевидно, что следующим шагом НБУ станет ужесточение требований к работе электронных денег и, соответственно, таких платежных систем, как «Яндекс.Деньги», QIWI и др.

Вместе с ужесточением правил на рынке безналичных платежей финрегулятор пытается заблокировать и другие, нетрадиционные, каналы вывода валюты. Так, 10 марта вступит в силу постановление Национального банка Украины №469, регламентирующее перемещение ценных бумаг в документарной форме через таможенную границу страны. Ввоз в Украину ценных бумаг, номинированных в иностранной валюте, можно будет осуществить лишь при условии письменного декларирования, а бумаг, номинированных в гривне, — на условиях письменного декларирования и при наличии соответствующей индивидуальной лицензии НБУ. Юрлица смогут действовать лишь посредством уполномоченных представителей.

Кроме того, планы регулятора по фактической монополизации рынка безналичных платежей через осуществление маршрутизации, клиринга и обработки трансакций одним поставщиком услуг на территории Украины приведут к удорожанию услуг безналичных платежей и установлению госконтроля в этой сфере. Однако стоит помнить, что за всем этим процессом регламентации, контроля и регулирования стоит не что иное, как усиление ручного управления финансовым сектором.

Борьба с инфляционным давлением сведется к усилению государственной регуляции некоторых товарных рынков. Создание дефицита на рынке продуктов питания является в стране сильнейшим триггером роста цен, ведь доля продуктов питания в инфляционной потребительской корзине составляет 53,5% и имеет тенденцию к росту. Поскольку сдерживание роста цен любыми мерами является одной из ключевых стратегий правительства, то вероятность административного вмешательства государства в ценообразование стремится к максимуму.

Так, показательным является решение о реанимации инспекции по контролю за ценами. Фактически речь идет об искусственном сдерживании роста цен, особенно на рынке продуктов питания. Но такая политика может привести к сопротивлению мелких производителей путем формирования искусственного дефицита некоторых товаров. Реакцией власти на это, очевидно, станет давление на крупных производителей и трейдеров, ухудшающее и так низкий уровень инвестиционной и деловой привлекательности Украины.

По данным, озвученным министром аграрной политики и продовольствия Н.Присяжнюком, потери озимых составляют 15% засеянных площадей, еще 34% находятся в неудовлетворительном состоянии. Это свидетельствует о том, что урожай текущего года будет хуже, чем в 2011-м. В связи с этим правительство, опасаясь дефицита на рынке, может в очередной раз прибегнуть к административному регулированию, в частности к введению пошлин или квот на экспорт зерна. Профильное министерство уже рекомендовало зернотрейдерам ограничить экспорт пшеницы в связи с угрозой пересева озимых. Несмотря на обещания воздержаться от торговых ограничений, в ведомстве уточняют, что могут изменить свою позицию в случае резкого роста экспорта продовольственной пшеницы.

Помимо Министерства аграрной политики и продовольствия, к административному регулированию внешнеэкономических операций готовится и Министерство экономического развития и торговли. В частности, ведомство предлагает определять товарные активы, экспортные контракты по которым подлежат обязательной регистрации на бирже. Это даст возможность регулятору осуществлять контроль экспортных операций в отношении товаров, имеющих стратегическое значение для Украины в зависимости от конъюнктуры рынка.

Существенный вклад в процесс ручного управление ценами может внести принятие законопроекта «О внутренней торговле». Документ предполагает чрезмерное государственное вмешательство в ценовую политику, установление надбавок и инвестиции, что противоречит принципам свободной конкуренции и рыночной экономики. В частности, он предполагает усиление контроля со стороны местных органов власти, регулирование торговой деятельности и предпринимательства, прямое госрегулирование цен на продтовары.

Однако данных мер для сдерживания инфляционного давления может оказаться недостаточно.

Приближение парламентских выборов в условиях снижения рейтингов власти потребует активизации социальной политики, сопровождающейся традиционным вбросом на рынок значительных объемов наличности.

Если денежная база, рост которой, по прогнозам Нацбанка, может достичь 16%, будет увеличиваться через рост наличности на руках у населения, в том числе через потребительское кредитование, то в сложившихся условиях мы вновь увидим повышение инфляции. Это сведет на нет все усилия Нацбанка по сдерживанию этого макропоказателя к концу текущего — началу 2013 года. Поэтому такой сценарий маловероятен.

Возможно, поэтому смягчение денежно-кредитной политики НБУ оказалось столь незначительным. Оно нашло отражение лишь в небольшом высвобождении части средств обязательных резервов с отдельного счета на корреспондентский счет банков и увеличении сроков на проведение операций прямого репо.

Скорее всего, НБУ реализует отработанную схему, когда наличность, вброшенная на рынок Кабмином, затем будет выведена с него финрегулятором, что не позволит в значительной мере разогнать маховик инфляции и выйти на уровень свыше 9% по итогам года. Те избыточные резервы, которые сегодня могут образоваться у банков, будут высушены самим регулятором. Такой сценарий нивелирует возможность полноценной реанимации кредитования, однако в нынешних условиях это не выглядит критически.

Как видим, теоретически продолжение ручного регулирования экономики может какое-то время сдерживать развитие ключевых негативных тенденций в экономике Украины в 2012 году. Однако главной проблемой при этом остается действенность таких мер в более долгосрочной перспективе и их диспропорциональный характер. Так, говоря о мерах поддержки национальной валюты, необходимо понимать, что в перспективе первого полугодия они ведут к существенному снижению темпов роста экономики в целом. Ведь сокращение ликвидности в условиях, когда экономика еще не восстановилась, приводит последнюю в состояние еще большего спада. В сфере борьбы с инфляцией длительность применения сдерживающей политики ведет к продолжению падения потребительского спроса и де-факто — к росту бедности населения.

В то же время на фоне активных попыток минимизировать вывод валютных средств с территории Украины сохраняются каналы вывода капиталов в офшорные юрисдикции, что создает некоторую диспропорцию в экономической государственной политике и снижает ее эффективность.

Таким образом, несмотря на результативность ручного регулирования экономики в условиях высоких рисков в 2011 году, назрела острая необходимость перехода от ограничительно-сдерживающей политики к политике стимулирования роста экономики. И это, напротив, означает дерегуляцию и ставку на рыночные механизмы. Впрочем, это потребует некоторой паузы и фиксации соцстандартов, что невозможно в условиях предвыборной кампании. Таким образом, до конца года Украину ожидает продолжение ручного управления экономикой, эффективность которого будет неизбежно снижаться.

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно