Ускользающее благоразумие

30 января, 2009, 16:17 Распечатать Выпуск №3, 30 января-6 февраля

Канун 2009 года ознаменовался двумя хотя и не взаимосвязанными, но весьма симптоматичными событиями...

Канун 2009 года ознаменовался двумя хотя и не взаимосвязанными, но весьма симптоматичными событиями. Первое в массовом сознании устойчиво ассоциируется с сектором Газа, а второе — по меткой аналогии с первым — вошло в обиход под названием «сектор без газа». Эти события объединяет отнюдь не наличие или отсутствие газа, а нежелание или неумение решать спорные вопросы эффективно, по уму. Как следствие — наносится ущерб всем без исключения сторонам конфликта. А вопрос о победе (пусть даже пирровой) оказывается вообще неуместным.

Нужны примеры? Как говорят в Одессе, их есть у меня: после трех недель «воспитания» Израилем строптивого сектора Газа количество членов ХАМАС увеличилось с 25 до 40 тысяч, а решенный титаническими усилиями Тимошенко и Путина вопрос о поставках российского газа все же не закрыл распахнутый ящик Пандоры, превративший общение между двумя странами в трагикомичный разговор глухого с немым. Не знаю, как в этом году сложится с хлебом, но можете не сомневаться: на зрелища весь мир обречен.

Работал героем

Газовые недоразумения, повергшие пол-Европы в состояние шока, поучительны с нескольких позиций. К примеру, некоторые эксперты бросаются с головой в омут анализа неуступчивости Кремля — дескать, спорные моменты с оплатой и транспортировкой имели место и раньше, но до прекращения подачи газа на несколько недель дело еще никогда не доходило. Но поскольку в этом уравнении слишком много неизвестных, то не буду пытаться объять необъятное, а подведу общий знаменатель под сугубо украинскими составляющими газового кризиса.

Причинно-следственная связь газовой эпопеи уходит своими корнями в сентябрь прошлого года, когда Тимошенко обнародовала проект бюджета-2009, а секретариат президента в привычном для себя стиле начал попрекать его «нереалистичностью» на том основании, что основной финансовый документ «сверстан из расчета 250—260 долл. за 1000 кубометров российского газа, хотя на самом деле стоимость окажется на 50—60 долл. выше».

Однако после подписания украинским и российским премьерами в Москве меморандума о принципах газового ценообразования на Банковой осознали, что Тимошенко удалось-таки дос­тичь названных в результате информационной утечки ценовых параметров. Это вынудило ближайшее окружение президента искать пропагандистские контрмеры.

В оперативной аналитической разработке оказалось два варианта. Первый состоял в том, чтобы преподнести достигнутый Тимошенко ценовой уровень в качестве некого аванса, который Россия готова заплатить в расчете на сдачу ей в будущем газотранспортной системы, уступку стратегических предприятий и содействие в корпоративных противостояниях.

Секретариат президента почти утвердил директиву, базирующуюся на этом подходе, но буквально в последний момент переиграл в пользу другого варианта — поднятия планки ценовой требовательности настолько высоко, чтобы любая цена российского газа выглядела «сдачей украинских интересов», «межгосударственной коррупцией» и т.п. Когда на Банковой в начале декабря определялись с «реальной» ценой на российский газ, то решили осо­бенно не утруждать себя расчета­ми и остановились на симпатичной цифре 100 долл. за тысячу кубометров российского газа.

Никто из окружения Ющенко не счел нужным вразумительно объяснить причину столь радикального пересмотра собственного видения формулы ценообразования на газ буквально за два месяца. Еще одна пикантная подробность: «Нафтогазу» и правительству Тимошенко пригрозили, что если в течение нескольких дней им не удастся выйти на желаемый ценовой уровень, то «за дело возьмется президент».

Безусловно, на Банковой никто не питал иллюзий по поводу воплощения в жизнь задекларированной цены, но все же там пошли по этому пути из соображений перевеса в пропагандистских ресурсах — дескать, неудачу Тимошенко можно будет преподнести как ее непрофессионализм, а неудачу Ющенко — как желание России насолить Украине и ее «патриотичному президенту».

Тогда же в общих чертах был проработан вариант интернационализации газового противостояния с Россией. Его суть сводилась к принципу «не догоню, так согреюсь»: даже если привлечение Европы в качестве арбитра и не привело бы к существенному сбиванию цены на российский газ, то Ющенко в любом случае остался бы в глазах народа «фаворитом Европы», а это — неплохой задел для начала избирательной кампании.

Далее планировалось планомерное улучшение реноме президента как «единственного последовательного и принципиального выразителя национальных интересов». В частности, приход весны сего года должен ознаменоваться приездом в Украину представителей крупнейших мировых аудиторских фирм и рейтинговых агентств с целью «определения реальной рыночной стоимости украинской земли и объектов, находящихся во временном пользовании Черномор­ского флота России». Как и в случае с газом, конечный результат в виде пересмотра арендной ставки базирования российского флота в Крыму для Банковой является делом второстепенной важности; главное, как говорят серфингисты, — оседлать волну.

Чем дальше в лес, тем толще партизаны

Помимо президента и его челяди, свою «партизанскую» лепту в накал газовых страстей внесла также группа «РосУкрЭнерго», навязчиво соблазнявшая «Газпром» готовностью купить газ подороже. Разумеется, господа Фирташ и Бойко будут до последнего отрицать свою причастность к этим нелицеприятным византийским интригам, но их аргументы несведущих не интересуют, а сведущих — не удовлетворяют. Если учесть историю непрозрачных взаимоотношений «РосУкрЭнерго» с «Газпромом», то не надо быть семи пядей во лбу, чтобы прийти к умозаключению: не все протоптанные Фирташем в Москву тропинки уже позарастали.

Но одно дело — пользоваться тропинкой, а совсем другое — это утаить. Посему итог оказался вполне прогнозируемым: сначала незабвенный Бакай не смог отказать себе в удовольствии пооткровенничать по поводу не сов­сем патриотичной игры на повышение Фирташа и Бойко, а под занавес переговорного процесса по газу даже Путин признал усилия приближенных к Партии регионов персонажей «излишне назойливыми и нелицеприятными». Полагаю, если общество будет нуждаться в деталях, то вскоре оно их получит.

К слову, гиперактивность господина Фирташа раздражает уже не только не последних людей Белокаменной, но и Партии регионов. Нет, никто не против того, чтобы на содержание партийных структур отчислялись суммы, сопоставимые с ахметовскими, но может ли это считаться достаточным основанием для претензий на аналогичную квоту в списках на следующие выборы? Для некоторых регионалов утвердительный ответ не подлежит сомнению, но для многих отрицательный вердикт обладает гораздо большей очевидностью. Что же касается «неприсоединившихся», то они растерянно и тревожно посматривают по сторонам.

В течение предыдущих трех лет группа Фирташа добилась наибольшего прогресса в повышении уровня общественно-политической влиятельности. Да­леким от политики обывателям непостижимо: как могут люди, не зарекомендовавшие себя приверженцами помаранчевой революции, оказаться в числе явных фаворитов президента?!

Вне всяких сомнений, если бы Банковая не дала зеленый свет посреднической миссии «РосУкрЭнерго» в Украине, то сегодня мы и не подозревали бы о существовании человека с инт­ригующей фамилией Фирташ, а телеканал «Интер» не уничтожил бы безудержной тенденциозностью остатки былой объективистской репутации. А так, как говорят в народе, «бачили очі, що купували, — їжте, хоч повилазьте!»

Попытки Фирташа примерить на себя тогу великодушного самаритянина, гениально зарабатывающего деньги «из воздуха» и отдающего Украине газ по цене «себе в убыток», вызывают смешанные чувства тревоги и удовлетворения. Тревоги по поводу уверенности главы «РосУкрЭнерго», считающего украинцев стадом овечек, готовых принять за чистую монету басни о бескорыстности газовых посредников. Удовлетворяет же тот факт, что, невзирая на седьмой вал отупляющего «мыла», которое выливается на головы народа из «независимых» СМИ, люди все еще не разучились мыслить.

Социология: я не пьяная, я — румяная

Новейшая страсть Фирташа связана с желанием застолбить за собой статус мецената и куратора «третьей силы». Никто не отрицает значимость политических проектов, созданных на принципах поисков эффективных ответов на возникающие вызовы. Ведь зачастую политическая поляризация приводит к затуманиванию взгляда на происходящие процессы либо же к канонизации слишком шаблонных ответов, и в таких случаях значение новых политических форматов трудно переоценить.

Но одно дело — обнародовать претензии на роль «третьей силы», и совсем другое — оказаться на уровне требований, предъявляемых к ней. Увы, в развивающихся демократиях политическое имитирование — гораздо более распространенное явление, нежели наличие волевого стержня и моральной ответст­венности.

Об этом поневоле вспоминаешь в контексте новейшей «эволюции» Яценюка. Когда буквально через несколько суток после отставки с поста спикера Верховной Рады он заявил не только о создании «мощной политической силы», но и о готовности назвать первую десятку, двадцатку и т.д., то у многих это вызвало не столько восхищение, сколько подозрение: и как это ему удалось спрессовать столь трудоемкий процесс в столь сжатые сроки?

Тогда в среде аналитиков впервые проскочило: без Фирташа не обошлось. Однако верить в это не хотелось ни по подсказкам сердца, ни по логике ума. Вариант принятия предложения возглавить сетевую структуру в стиле печально известного киевского ГАКа сам по себе еще не очень фантастичен, но если учесть, что предложение исходит от спонсора тех, чьими стараниями Яценюка лишили руководства парламентом, то ум, честь и совесть начинают хором протестовать.

Однако порог принципиальности «киндер-сюрприза украинской политики» оказался не настолько высок. Подтверждения этого последовали от все того же Фирташа, который в секретариате президента использовал факт ангажирования Яценюка в качестве «превентивной меры по лишению Тимошенко потенциально сильного союзника», а бомонду Партии регионов этот же аспект преподнес под соусом «недопущения единства помаранчевого электората». Окончательно пазл сложился во время «Свободы на Интере» двухнедельной давности: про­никновенное общение Яценюка с Фирташем развеяло последние подозрения скептиков — дыма без огня не бывает.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно