Умрет ли в Беларуси малый бизнес?

16 марта, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск №10, 16 марта-23 марта

Малый бизнес в Беларуси ожидают очередные перемены. До конца нынешнего года более чем 150 тысячам индивидуальных предпринимателей предстоит получить статус юридического лица...

Малый бизнес в Беларуси ожидают очередные перемены. До конца нынешнего года более чем 150 тысячам индивидуальных предпринимателей предстоит получить статус юридического лица. О вероятных результатах этого беспримерного экономического эксперимента на страницах «ЗН» рассуждают два профессора и доктора экономических наук. Думается, эти рассуждения представят некоторый интерес и для украинских читателей.

Андрей ТУР,
заместитель министра экономики Республики Беларусь:

— Я бы сказал, что это не конфликт, а определенные действия государства по упорядочению регулирования экономической деятельности, которая происходит прежде всего на наших рынках в среде индивидуальных предпринимателей. В стране сейчас около 190 тыс. индивидуальных предпринимателей, из них примерно 160 тыс. торгуют на рынках, причем той продукцией, которую они завозят, в первую очередь — из Российской Федерации. Считается, что это — российский товар, на самом же деле основная масса товара — из третьих стран. И поскольку «ипешники» в силу определенных обстоятельств, прежде всего благодаря более низкому уровню затрат, сегодня начали составлять определенную конкуренцию крупным торговым предприятиям, государство намерено урегулировать эту проблему.

Второй аспект проблемы связан с повышением цен на энергоносители. Перед нами поставлена довольно серьезная задача — для сохранения экономической динамики по максимуму сократить тот импорт, который можно сократить, и заниматься главным образом производством той продукции, которая может выпускаться в стране, но пока ввозится.

Существует еще и третий аспект, который для нас очень важен. Он связан и с первым, и со вторым. Речь идет о том, что, действительно, за последние несколько лет у нас существенно увеличился уровень реальных доходов населения; средняя зарплата по итогам прошлого года составила чуть больше 300 долл. в эквиваленте. Понятно, что сейчас, имея более высокий уровень зарплаты, люди выдвигают повышенные требования и к потребительским качествам товаров, а как раз с этим у определенной части продукции проблемы. Я не говорю об обуви, но те же меха, та же парфюмерия, о которых много разговоров, бытовая техника, которая в основном ввозится по «серым» схемам, нередко оказываются сомнительного качества. Очень много конфликтов было по мобильным телефонам…

Так что именно здесь сложился тот круг вопросов, которые сегодня нужно решать. Одним из нормальных, цивилизованных способов их решения и стал 760-й указ, согласно которому определенное время (по указу — год. — Ю.В.) отводится на создание новых условий деятельности индивидуальных предпринимателей на рынках. На мой взгляд, это позволит также несколько сократить число индивидуальных предпринимателей, которые занимаются только торговлей, и направить их первоначальные торговые накопления на какую-то созидательную деятельность.

После 1 января 2008 года «ипешники», если захотят, смогут остаться в этом статусе, но без права нанимать работников, т.е. с ними смогут работать только члены их семей. А если захотят нанимать, то обязаны будут перерегистрироваться в юридические лица.

Проблема здесь возникла в основном по двум причинам. Параллельно с президентским указом планировалось принятие еще нескольких нормативно-правовых документов, которые бы не только показывали стратегический вектор развития, но формировали условия, стимулирующие переход «ипешников» в юрлица. С августа прошлого года был подготовлен проект указа (но он до сих пор не принят) по упрощенной системе налогообложения. Суть его сводилась к тому, что юрлица, которые преобразуются в микропредприятия (до 15 человек), будут иметь такую же систему налогообложения, что и индивидуальные предприниматели. Т.е. это единый налог и совершенно упрощенная система бухгалтерского учета. Мы надеемся, что в ближайшее время глава государства подпишет этот указ.

Кроме того, 27 февраля с.г. вышел указ №108, который позволяет тем «ипешникам», которые регистрируются как юрлица, использовать нерационально используемое имущество, вплоть до покупки его за одну базовую величину (около 15 долл.). Этот интересный документ мы готовили долго, работа шла очень тяжело, но он был очень нужен для того, чтобы люди получили наконец возможность изъять свой первоначальный торговый капитал из «шмоточного оборота» и задействовать его в производстве товаров и услуг.

Мы понимаем, что 160 тыс. человек не смогут получить новый статус за короткое время. Это — большая проблема. Но государство вынуждено ограничивать поступление в Беларусь импорта, поскольку по итогам года дефицит торгового баланса составил 1,66 млрд. долл. А по оценкам экспертов, чуть более 1,5 млрд. — это товары народного потребления. Из них 500 млн. — это продовольствие и чуть больше миллиарда — непродовольственные товары. Так вот, в непродовольственной группе (за исключением автомобилей) все ввозится из Российской Федерации.

Кроме того, сейчас рассматривается проект государственной программы развития малых и средних городов. В правительстве есть понимание, что за счет одних только бюджетных средств эти населенные пункты не поднять. Потому что из 187 таких городов (с населением до 50 тыс. человек) почти 90 —проблемные по таким критериям, как наличие убыточных градообразующих предприятий, уровень безработицы (который выше среднего по району), принадлежность к чернобыльской зоне. Согласно новому проекту, все налоги от малых предприятий будут «капать» в районный бюджет, и власти будут заинтересованы в открытии на своей территории хотя бы малых предприятий.

Александр ПОТУПА,
председатель Белорусского
союза предпринимателей:

— Малое предпринимательство в Беларуси начало интенсивно развиваться еще со времен перестроечной кооперации. После 1988 года, в эпоху «номенклатурщика» Кебича, было образовано более 40 тыс. предпринимательских структур, многие из которых быстро выросли в динамичные и успешные предприятия. Сейчас это вспоминается как некое «окошечко» в тысячелетней истории, фактически захлопнувшееся в 1996 году.

Большое наступление на малый корпоративный бизнес началось 6 февраля 1996 года — с приостановки на полгода регистрации, перерегистрации и лицензирования предприятий. Это была точка поворота в своеобразную антирыночную фазу, после чего в том же году последовала знаменитая перерегистрация согласно указу №208, которая повторилась в 1998-м.

Правовая сфера, регулирующая малый бизнес, у нас сегодня буквально нашпигована тем, что интеллигентно, по-европейски называется «административные барьеры». Но не следует представлять себе некую гладкую дорожку, на которой бегуны изящно преодолевают посильные препятствия. Скорее, это хорошо перепаханное «минное поле» с огромным количеством «растяжек»: актов, подактов, отрегулированных в положение «неизвлекаемости». А на месте каждого чудом преодоленного «барьера» тут же появляются три новых.

Итог? Частный сектор в состоянии стагнации. Беларусь имеет лишь 3,2 малого предприятия на тысячу населения, в то время как в Украине их почти шесть, в России — семь, в среднем по Евросоюзу — около 45, а в США — 78.

До последнего времени некой рыночной отдушиной оставался так называемый индивидуальный бизнес — предпринимательство без создания юридического лица. Ему отводилась социальная роль — «пусть люди вертятся», поэтому и правила игры были довольно простыми: плати твердый налог, а дальше живи, как хочешь.

Естественно, этот сектор начал бурно развиваться, и в начале 2000-х годов количество «индивидуалов» достигло 208 тыс. Даже с общегосударственной точки зрения развилась достаточно мощная система. И если учесть, сколько «ипешники» в сумме зарабатывают за год, то этот, как я его называю, «Иван Петрович» (индивидуальный предприниматель) — крупнейший олигарх в стране.

Однако и на этот сектор с 2002 года усилилось давление. Сначала директивно ввели кассовые аппараты. Но дело было не в самих аппаратах, а в том, что индивидуальных предпринимателей захотели посадить на полную бухгалтерию. А полная бухгалтерия — это уже предприятие, которое «индивидуалу» в белорусских условиях вытянуть очень сложно. Затем была попытка пресечь покупку товара за рубежом за наличные деньги. Ну, представьте: на стамбульском рынке вы предложите какому-нибудь Мустафе в уплату за его товар безналичное перечисление через неделю. Думаю, что можете живым оттуда не выйти. Или Мустафа умрет. От смеха.

Тогда при участии Союза предпринимателей удалось провести более «мягкое» решение: кассовые аппараты остались, но без «бухгалтерского хвоста». Удалось также сохранить возможность закупать товары...

Потом был очень тяжелый период, когда НДС в отношениях с Россией вновь стал взиматься «по стране назначения». В принципе, с возвратом к общепринятым нормам мы были согласны, ведь даже между братскими странами торговля должна быть цивилизованной. Но мы настаивали, чтобы сначала были введены электронные номера и коды, позволяющие упростить учет, — иначе возникнут трудности. Что и случилось: в России учесть эти налоги, получить подтверждение от местных налоговых органов крайне сложно.

Чтобы в очередной раз избежать введения «полной бухгалтерии», тогда был найден компромисс. Но оказалось, что это — лишь цветочки. То, что сейчас предложило государство — отказ от наемных работников либо перерегистрация в юридическое лицо, — означает обрушение индивидуального предпринимательства. Или, по меньшей мере, резкое сокращение доходов и массовые увольнения, поскольку продолжить работу лишь с «разрешенными» родственниками смогут единицы.

Стоит ли вообще дискутировать на предмет того, какая форма правильнее — корпоративная или индивидуальная? Всякая имеет право на существование! Навязывать же этот выбор насильственно — мягко говоря, странно. Ведь почему люди не хотят становиться «юрлицами»? Потому что еще не создана нормальная модель малого предприятия. Потому что Беларусь остается европейским рекордсменом по затратам времени и денег на все процедуры, связанные с жизнедеятельностью малых предприятий.

Проблема еще и в том, что нормативные акты, касающиеся судеб предпринимателей, готовятся без активного участия всех заинтересованных сторон — лишь иногда, в порядке исключения, до нас доходят отдельные проекты. Еще сложнее пытаться корректировать то, что уже принято. А главная тайна состоит в том, что в Беларуси, откровенно говоря, произошла «переконцентрация власти». Это и позволило президенту выпускать указы, декреты, касающиеся судьбы предпринимателей и экономики в целом, причем так, что парламент в этот процесс вмешаться не может. Парламент может принять декрет в виде закона либо не принять, но поправки внести не может.

Сейчас, когда завязался диалог предпринимателей и правительства, многие думают, что мы спорим только о будущем индивидуальных предпринимателей. Но вопрос стоит шире. Дело в том, что всякая рестрикция (ограничение) — это форма экспроприации. Я либо забираю вашу собственность, либо ограничиваю вас в ее использовании для получения дохода. Но всякое подобное ограничение свободы должно быть обосновано на уровне судебного решения.

У нас же, к великому сожалению, такие обоснования даже не подлежат общественному оглашению, отсюда — очень сильные экспроприационные ожидания: «Утром проснусь, а у меня уже что-то отобрали, хорошо еще, что не посадили». И эта социально-психологическая проблема серьезно тормозит развитие частного бизнеса в стране.

Готов допустить, что изначальная цель у государства была благая — получить статистические и учетные сведения о товарно-денежных потоках, что при наличии «индивидуалов» сделать сложно. А государство не может допустить, чтобы миллиарды оборачивались без должного контроля. Но решать проблему нужно другим способом. Нельзя не учитывать, что ликвидация целых сегментов рынка приведет к повышению цен, поскольку товар перейдет с дешевых торговых площадок в магазины монополистов. Иными словами, это антисоциальная акция, направленная против малообеспеченных людей.

И второе. Даже по предварительным оценкам, до конца года никак нельзя перерегистрировать порядка 160 тысяч индивидуальных предпринимателей. А куда деть тех, кто «остался за бортом»? Отправить работать к станку или «повесить» на шею бюджета?

Белорусы — очень толерантный народ, но если у них отнимают кусок хлеба…

А может, если на улице окажутся тысячные толпы бывших предпринимателей, Лукашенко прикажет (как было в свое время с колхозами) каждому «толстопузому» трудоустроить в своих фирмах по паре сот человек, и те не посмеют ослушаться. Так что крупному бизнесу придется «скинуться» на те полтора миллиарда долларов, которые индивидуалы зарабатывают ежегодно. И пусть еще скажут спасибо, что «ипешники» отнимают у них лишь около 5% рынка.

И все же мы надеемся, что малый бизнес в Беларуси не умрет, ведь даже в СССР, несмотря на категорический запрет, был обширнейший частный бизнес. А деловые способности у белорусов такие же, как и у всех европейцев.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18, 18 мая-24 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно