«Укртатнафта» — загон казанcкий?

3 апреля, 2009, 15:41 Распечатать

Загнанных лошадей не просто пристреливают. С них еще снимают шкуру. Пока именно такой сценарий раз...

Загнанных лошадей не просто пристреливают. С них еще снимают шкуру. Пока именно такой сценарий разыгрывают вокруг украинско-татарского совместного предприятия ЗАО «Укртатнафта» (созданного на базе Кременчугского нефтеперерабатывающего завода). Пятнадцатилетняя история так и не заработавшего проекта заканчивается на скандальной ноте…

Татарская сторона предприятия откровенно пытается вывести из СП максимум возможного, ничего не отдав взамен.

Вообще 15 лет «сотрудничества» с Казанью поставили всеукраинский рекорд по невыполненным обещаниям. Только до 2006 года татарский акционер «Укртат­нафты» — АО «Татнефть» — не выполнил инвестиционные обязательства по поставкам нефти на Кременчугский НПЗ на… 66 млн. тонн, или на 2,5 млрд. долл. А в последние два года вообще перешел к тотальной блокаде предприятия. Кстати, теоретически за это время должно было поступить еще 16 млн. тонн. Однако нефть успешно заменили исками…

Причина конфликта тоже хорошо известна — Украина не захотела «за фантики» расстаться с контрольным пакетом акций. Речь идет о знаменитом 18,3-процентном пакете акций, числившемся за двумя оффшорными компаниями, которые получили его в буквальном смысле за пачку бумаги. Точнее, за так и не оплаченные векселя.

Несмотря на откровенно грабительский характер такого обмена, Украине пришлось буквально выдирать акции обратно. Что почему-то смертельно обидело наших татарских друзей. Возможно, потому что пресса упорно связывает с этими акциями структуры, дружественные топ-менеджеру «Татнефти» Наилю Маганову. Терять там дейст­вительно было что — когда на заводе поменялось руководство и началась проверка его финансового состояния, обнаружилась впечатляющая картина… «Укртат­нафту» годами фактически контролировали татарские акционеры, оставившие после себя кучу схем. Их начали разгребать.

С ответной реакцией не задер­жались — на компанию подали в суд. Татарское ООО «Сувар-Ка­зань» обратилось с иском в местный суд с требованием возместить долг в размере 2,7 млрд. грн.

Вообще-то само это ООО никакой нефти, да еще на подобную сумму не поставляло, но бодро заявило, что ему переуступили долги три полтавские фирмы. Оказалось, что полтавское частное многоотраслевое производственно-коммерческое предприятие «Авто» уступило «Сувар-Казани» право требования долга. При этом само «Авто» поставки не осуществляло, а право на долг приобрело у другого полтавского предприятия — ООО «Таиз», которое, в свою очередь, получило право на часть долга у еще одного ООО — «Техно-Прогресс». Договоры на поставку были подписаны при экс-руководителе «Укртатнафты» Сергее Глушко.

Такая милая многосторонняя прокрутка или, точнее, «проброс».

К слову, ни одно из этих ООО по указанным адресам не обнаружилось, и для вызова в Хозяйственный суд Полтавской области их представителей не могли найти.

Более того, полтавские ООО вообще юридически не могли переуступать право требования долга. Во всех договорах, права по которым приобрело ООО «Сувар-Казань», есть оговорка о необходимости получения предварительного согласия сторон на переуступку прав по ним.

То есть каждое из предприятий, прежде чем переуступить право требования долга, должно было получить соответствующее согласие со стороны «Укртат­нафты». Правда, «Сувар-Казань» показала бумаги, на которых и.о. председателя правления компании Федотов поставил свою резолюцию, разрешившую уступку права требования долга. Однако, как оказалось, сами эти письма никогда в «Укртатнафту» не поступали.

К тому же Федотов просто не имел полномочий принимать решение о согласовании переуступки права требования на такую сумму. Не говоря уж о том, что его подпись на документах стоимостью почти полмиллиарда долларов даже не заверена печатью.

В результате Хозсуд Полтавской области признал договор, на основании которого «Сувар-Казань» требует с «Укртатнафты» 2,5 млрд. грн., недействительным с момента подписания. Это решение вступило в законную силу. Но казанских судей такие мелочи не интересовали…

Кстати, если найти в Полтаве представителей фирм-«передатчиков» оказалось затруднительно, то в Татарстане они же отыскались без проблем. В результате арбитраж Татарстана быстро решил вопрос о долгах «Укртат­нафты». И догадайтесь, в чью пользу…

А в качестве залога вынес решение об аресте 73,9% акций компании «Татнефтепром», принадлежащих украинскому ЗАО «Укртатнафта». Что, собственно говоря, и требовалось.

«Татнефтепром» — самая перспективная компания в Республи­ке Татарстан по разработке высоковязких залежей нефти. Она владеет месторождениями с доказанными запасами в 60 млн. тонн неф­ти. Их стоимость оценивают в 10 млрд. долл. И попытки отчуждения компании имеют многолетнюю историю: ее уже пытались вывести из активов «Укртатнафты» по самым разным схемам. Пока Украине удавалось отбиваться. Но и надежды на поставки сырья «Татнефтепромом» не оправдались. «Татнефть» поставила «Татнефтепрому» такие условия, при которых нефть де-факто не могла быть транспортирована в Украину. Сырье компании административно направлялось по трубопроводам «Татнефти» на местный Нижнекамский НПЗ. Причем по внутрироссийским ценам. А вот дальше происходила интересная вещь. Экспортную квоту «Татнефтепрома» в размере 33% от объема добываемой неф­ти забирала сама «Татнефть», которая и поставляла предназначенную согласно договоренностям для Украины нефть, но вместо Кременчугского НПЗ, на международные рынки. И, естественно, уже по мировой цене.

Заодно уже после судебных исков в «Татнефтепроме» начали происходить, мягко говоря, странные вещи. Так, только за четвертый квартал 2008 года с баланса компании выведено активов и имущества на сумму 594 млн. руб. Кстати, господин Глушко сейчас как раз возглавляет совет директоров этого предприятия и занял эту должность после того, как в октябре 2007 года решениями судебных властей Украины был отстранен от руководства «Укртат­нафтой». Можете представить, чьи интересы он представляет в «Татнефтепроме».

Вообще-то наша страна не настолько богата, чтобы позволить себе так обращаться со своей собственностью. К сожалению, эта идея тяжело доходит до украинских чиновников. Их роль в конфликте — это вообще отдельная история. Дошло до того, что в Украине активно работает следователь из Татарстана, пытающийся найти имущество «Укртат­наф­ты», которое можно было бы арестовать и изъять в пользу «Татнефти». Ведь в Татарстане все украинское уже арестовали. А попытка представителей «Укртат­нафты» поучаствовать в собрании акционеров «Татнефтепрома» закончилась допросом в местной прокуратуре.

Вдобавок «Татнефть» обратилась в Международный суд в Лондоне с иском против государст­ва Украина. Речь идет о намерении взыскать 2 млрд. долл. за якобы неисполнение Украиной инвес­тиционных обязательств по договору о создании «Укртатнафты».

Честное слово, это уже выс­ший пилотаж — Украина, недополучившая десятки миллионов тонн нефти, может оказаться должником… А ее «партнеры», не сделавшие абсолютно ничего для модернизации производства, — невинными жертвами. Напомню, на Кременчугском НПЗ последняя новая установка была введена в эксплуатацию еще в 2001 году. И с каждым годом оборудование не становится новее…

Конечно, если бы татары выполнили хотя бы небольшую часть собственных обещаний, у украинского правительства положение было бы совершенно иным. Однако многолетние заявления о грядущем инвестировании так и остались простым сотрясанием воздуха. Более того, несколько раз, снова же обещая инвестиции, акционеры из Татарстана банально предлагали размыть государственный пакет акций «Укртатнафты».

В итоге, управлявшие заводом татарстанские акционеры просто выкачивали ресурс оборудования. Забавно, но когда Украина предметно начала заниматься заводом, они немедленно обратились в суд, оценив недополученную прибыль в более чем миллиард долларов. Вот только в балансах СП ее что-то раньше не было видно. Ему «нарабатывали» только долги.

Кстати, неплохо бы взять пример с наших казанских «визави» в подаче исков в международные судебные органы. С целью возврата незаконно отчужденного имущества «Укртатнафты». Честное слово, недопоставка почти 90 млн. тонн нефти потянет на мировой рекорд.

И, наверное, пора заканчивать шоу — на СП «Укртатнафта» давно очень мало похожа. И потребо­вать от Татарстана вернуть Ук­раине 38% акций ЗАО «Укртат­наф­та». А тот же многострадальный 18-процентный пакет можно продать хорошему инвестору на условиях обеспечения нормальной работы Кременчугского НПЗ.

Но для этого нужна воля. Пока что с ней у чиновников неважно. Или им понравилось ходить по судам? Украина уже доотступалась до упора, пора бы уже проявить характер и показать, что между страной и ковриком для вытирания ног — существенная разница…  Р

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно