«Укрнафтогаз» со взломом

14 марта, 2008, 16:09 Распечатать Выпуск №10, 14 марта-21 марта

Когда глава БЮТ заявляла в августе, что после выборов акции ОАО «Днепрэнерго» отберут у структур Рината Ахметова и вернут государству, все понимали, что добиться этого будет совсем не просто...

Когда глава БЮТ заявляла в августе, что после выборов акции ОАО «Днепрэнерго» отберут у структур Рината Ахметова и вернут государству, все понимали, что добиться этого будет совсем не просто. Слишком уж крупный кусок собственности подлежал возврату государству: реальная стоимость генерирующей компании — миллиарды долларов. Да и переплетение интересов вокруг компании не сулило легкой жизни.

Однако то, как будет выполняться обещание, не смогли предугадать даже пессимисты…

За прошедшие полгода государство, по существу, вообще устранилось от процесса возвращения утраченной собственности. Создается впечатление, что все, за исключением пострадавших миноритарных акционеров и, пожалуй, Минтопэнерго, с радостью забыли бы, что еще совсем недавно государство владело 76% уставного фонда энергокомпании.

Более того, отдельные чиновники выражали даже готовность побороться за интересы новых акционеров. Так было накануне суда по оспариванию легитимности допэмиссии, когда представительница Минюста фактически заявила, что не возражает против выпуска дополнительных акций (т.е. против того самого размыва госпакета).

Происшедшая в начале марта атака против регистратора «Днепрэнерго» еще более усилила пессимистическое отношение к происходящему.

Одной из основных причин, благодаря которым государство сохраняет шансы на возврат контроля над компанией, является позиция ее регистратора —финансовой компании «Укрнафтогаз», не пошедшей на нарушение законодательства и так до сих пор не допустившей размыва госпакета акций. А вот благодарное государство поначалу решило отобрать у него реестры энергетических компаний (включая, естественно, и «Днепрэнерго»).

Только твердая позиция министра топлива и энергетики Минтопэнерго Юрия Продана поз­волила эту угрозу отвести. Министр запретил НАК «Нафтогаз Украины» и НАК «Энергети­чес­кая компания Украины» (ЭКУ) расторгать договоры на ведение реест­ра с «Укрнафтогазом».

Кстати, благодаря этому, государство сохраняет контроль и над Кременчугским нефтеперерабатывающим заводом…

Впрочем, было очевидно, что «война» за «Днепрэнерго» на этом не закончится — слишком уж многое стояло на кону. И действительно, пару-тройку недель спустя Госкомиссия по ценным бумагам и фондовому рынку внезапно решила… лишить регистратора лицензии на предоставление финансовых услуг на рынке ценных бумаг.

Напомним, речь идет о крупнейшем регистраторе страны и компании с многолетним опытом работы. То, что решение ГКЦБФР вряд ли признают законным (попытки лишения лицензий безуспешно применялись и ранее. — К.С.), чиновников от фондового рынка не слишком волновало. Главное — создать повод.

В начале марта резко активизировалась и прокуратура. Кстати, на фоне ее созерцательного отношения к происходящему на «Днепрэнерго» это тоже наводит на размышления.

В случае с «Укрнафтогазом» все, напротив, происходило крайне динамично. 4 марта исполняющую обязанности председателя правления ФК «Укрнафтогаз» Наталью Корешкову информировали, что 11 марта ее просят прибыть в прокуратуру для беседы.

В принципе, вызов как вызов, и никаких особых неприятностей он не предвещал. Однако буквально через день ситуация резко изменилась. Уже 6 марта прокуратура Днепровского района Киева внезапно выносит постановление о возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц «Укрнафтогаза» по ст. 382 УК Украины. Причем, как отмечалось в прессе, происходило это «в рамках судебного процесса между «Укрнафтогазом», Госкомиссией по ценным бумагам и фондовому рынку, а также энергогенерирующей компании ОАО «Днепрэнерго».

Дальше — больше. Помещение компании банально захватили. По словам юристов «Укрнафтогаза», сначала была попытка просто получить доступ к реестру. Но поскольку «гости» посетили компанию в нерабочее время, это оказалось технически невозможным. Но «посетители» не отчаялись, и уже 7 марта появился ордер на обыск.

Как отметил юрист регистратора В.Есауленко, следователь прокуратуры Днепровского района в сопровождении группы лиц из числа сотрудников патрульно-постовой, а также спасательной служб, проникли в административное здание предприятия. При этом, по словам сотрудников, дверь была взломана, а адвокатов «Укрнафтогаза» в помещение компании не допускали.

По мнению г-на Есауленко, прокуратура нарушила статью 181 УПК Украины, поскольку своими действиями не позволила компании добровольно выполнить действия, предписанные постановлением о возбуждении уголовного дела.

Только по прибытии на место происшествия юристов «Укрнафтогаза», сообщивших сотрудникам прокуратуры и милиции о том, что возбуждение уголовного дела обжаловано в суде и суд до рассмотрения жалобы приостановил проведение по нему следственных действий, таковые были приостановлены.

Кстати, юристов ФК «Укрнафто­газ» особенно возмутило, что когда они попытались представить распоряжение суда «товарищам при исполнении», его совершенно спокойно проигнорировали, назвав фиктивным.

Впрочем, не следует преувеличивать роль и значение прокуратуры в происходящем конфликте. Им сказали произвести выемку документов — они ее и произвели.

Вопрос в другом: кто смог так радикально форсировать события, а главное — зачем это понадобилось? Напомним, за два дня до «рейда» речь шла просто о приглашении для беседы, и никакого ломания дверей даже не предполагалось.

В изъятых в «Укрнафтогазе» компьютерах содержится инфор­мация не только по «Днепрэнерго», но и многим другим эмитентам, что ставит под угрозу конфиденциальность информации и по ним.

Но самое — главное возникла совершенно реальная угроза потери реестра. Опыт уже имеется. Пять лет назад, в 2002 году, в ходе борьбы за контроль над несколькими облэнерго была применена следующая схема. У одного из регистраторов изъяли реестры (тогда этим занялась налоговая). Но не прошло и пары месяцев, как изъятый реестр вдруг был объявлен Государственной комиссией по ценным бумагам и фондовому утерянным и не подлежащим восстановлению. А новый реестр, с несколько иными пропорциями распределения акционерного капитала, передали другому регистратору.

Откровенно говоря, очень не хотелось бы повторения пройденного. На всякий случай юристы ФК «Укрнафтогаз» напоминают, что реестры они не теряли и твердо помнят, что в «Днепрэнерго» доля государства составляет именно 76,04%. А также просят без надобности не ронять компьютеры. Это не поможет: жесткая память восстанавливается...

А вот политическая забывчивость, похоже, неистребима. Очень показательна происходящая сейчас тотальная оппресовка всех тех, кто противостоит переходу контролю над «Днепрэнерго» от государства к Донбас­ской топливно-энергетической компании. Практически все эксперты отмечают заметное усиление контактов «ринатовских» лоббистов с Банковой. Люди Ахме­това уверенно чувствуют себя в администрации президента. Создается впечатление, что именно с этим связано привлечение силовиков и гибкая позиция Госкомиссии по ценным бумагам.

Впрочем, не забывают лоббисты и о премьере. Ходят слухи, что они периодически контактируют с окружением Юлии Владмировны. Да и внешне «пакт ненападения» между Тимошенко и Ахметовым налицо…

Наблюдатели отмечают, что премьер, так много и охотно говорившая о скандальной приватизации «Днепрэнерго» до выборов, теперь принципиально избегает даже упоминать это название вслух. Ее довыборный тезис о том, что «у меня есть подозрение, что все будет по закону, и компания будет там, где и была — в госсобственности», похоже, рискует так и остаться подозрением.

Кстати, тогда же Тимошенко сказала, что «такая монополизация страны недопустима. Если так дальше будет продолжаться, то хозяином Украины станет Ахметов». А вот этот прогноз вполне может сбыться.

Насколько такие изгибы «генеральной линии» понравятся избирателям — вопрос риторический. Но, возможно, кто-то считает, что верность принципиальным установкам — излишняя роскошь.

По всему Киеву появились плакаты на тему затянувшейся волокиты вокруг крупнейшей энергетической компании страны — в виде избирательного бюллетеня с вопросом «Кому вернет честное правительство «Днепрэнерго». Внизу две «галочки»: первая — против слова «СКМ» (читай — Ринат Ахметов), вторая — против слова «народу». На плакате галочка стоит напротив последней позиции. Оптимистично…

Однако пока позиция тех, кто видит «галочку» по-иному, смотрится увереннее. Возможно, на Печерске считают, что если не «галочку», то бюллетень можно изъять. Три года назад думали так же. И ошибались.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно