УКРАИНСКИЙ «ЭШЕЛОН» СНОВА ПРОСИТСЯ «В ЗАКОН»

21 ноября, 2003, 00:00 Распечатать

Проект Закона Украины «О мониторинге телекоммуникаций» рассмотрен комитетом по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией ВР и рекомендован к принятию в первом чтении...

Проект Закона Украины «О мониторинге телекоммуникаций» рассмотрен комитетом по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией ВР и рекомендован к принятию в первом чтении. А в ближайшую среду в Украинском доме состоятся общественные слушания этого законопроекта, в которых, как ожидается, примут участие и парламентарии, и сотрудники СБУ.

Судя по оживленной дискуссии, развернувшейся в Интернете, украинских граждан больше беспокоит правовая сторона дела. А именно — гарантии соблюдения законности и приватности при осуществлении оперативных мероприятий на сетях операторов связи. Однако нельзя не отметить, что принятие закона в предложенном виде приведет к существенным изменениям правил игры на телекоммуникационном рынке. Ведь финансирование установки системы мониторинга, а также ее обслуживание предлагается полностью возложить на телекоммуникационные компании. Со всеми последствиями, вытекающими из увеличения их затрат.

Прежде чем говорить о том, как введение системы мониторинга, предлагаемой законопроектом, повлияет на рынок, попытаемся оценить ее масштаб. Итак, единая для всех субъектов оперативно-розыскной деятельности интегрированная система мониторинга (ИСМ) должна состоять из трех компонентов. Это — средства доступа в телекоммуникационную сеть, размещаемые на техплощадках операторов и провайдеров; средства управления системой мониторинга, находящиеся на площадках «специального уполномоченного органа» (по закону — СБУ); а также удаленные рабочие места доступа, размещаемые на площадках органов, имеющих полномочия на проведение оперативно-розыскной деятельности (ОРД). Система мониторинга должна обеспечивать доступ к любому сеансу связи любой телекоммуникационной сети в реальном масштабе времени, копирование его содержания и служебных данных участников сеанса связи: идентификаторов (например, их номеров телефонов или IP-адресов), хронометража, данных о местоположении абонентов и так далее. В числе требований — хранение этих данных необходимое время, а также ведение и сохранение протокола мониторинга. Несмотря на то что управляет системой «уполномоченный орган», доступ к сеансам связи независимо от него будут иметь все структуры, ведущие оперативную работу. При этом в «органе» будет сосредоточиваться информация об интересах всех его «коллег». И не только их — система должна обеспечивать возможность мониторинга в интересах других государств. Как видим, по глобальности планы будущего «уполномоченного органа» могут сравниться разве что с легендарными системами мониторинга — европейским «Эшелоном» и американским «Карнивором».

Согласно Закону Украины «Об оперативно-розыскной деятельности» таковая должна полностью финансироваться из государственного бюджета. В то же время «никаких дополнительных расходов из госбюджета принятие закона не повлечет», сказал в одном из своих интервью заместитель председателя СБУ Анатолий Герасимов. Статья 7 законопроекта «О мониторинге телекоммуникаций» гласит, что операторы должны устанавливать на своих сетях системы мониторинга «путем их приобретения» или разработки. За свой счет. За счет оператора должно производиться и техническое обслуживание системы, в т.ч. хранение данных мониторинга.

Кстати, нигде в законе не сказано, какая из сторон должна обеспечивать функционирование каналов передачи данных между оператором и «уполномоченным органом», а также к структурам, имеющим доступ к мониторингу. Можно не сомневаться, что это тоже будут операторы. Однако стоимость организации и эксплуатации каналов, по крайней мере, можно оценить — эта цифра адекватна стоимости коммерческой эксплуатации, допустим, необходимого количества DSL-каналов (технические требования к оным достоверно неизвестны, но емкости DSL-канала вполне должно хватить на передачу голосового трафика в реальном масштабе времени, а также некоторого потока служебных данных).

Сложнее со стоимостью оборудования для доступа в сеть, которое придется закупать операторам. В разговорах с представителями ряда компаний, в том числе и теми, которые проинформировали о закупке и установке оборудования для мониторинга (UMC, «Инфоком», «Глобал Юкрейн»), мы попросили помочь оценить предстоящие затраты. Однако ни одна из компаний не раскрывает подобной информации. Правда, цифры все равно были бы не очень показательными: пилотные проекты всегда дороже серийных. Поэтому к разработчикам законопроекта возникает ряд вопросов.

Во-первых, кто будет поставщиком комплексов мониторинга для операторов? Кому они будут платить деньги? По заявлениям руководителей СБУ, операторам будут предлагаться комплексы отечественной разработки и производства. То есть никаких израильских фирм. Стоимость отечественных комплексов, по мнению Анатолия Герасимова, «в три-четыре раза меньше зарубежных аналогов» и «незначительна на фоне доходов операторов». А значит, поставщиками комплексов мониторинга выступят структуры, близкие к Научно-техническому управлению СБУ и возглавляемые бывшими работниками Службы.

Законопроект, правда, предусматривает для операторов связи возможность разработать и создать комплекс мониторинга самостоятельно, предварительно согласовав технические требования к нему. Кстати, именно таким путем пошли компании, уже установившие подобные комплексы. Однако разрабатывать операторский компонент системы мониторинга своими силами будет дороже: по некоторым данным, одной из упомянутых компаний такая разработка обошлась почти в два миллиона долларов.

Во-вторых, по каким ценам придется закупать оборудование операторам? Возможно, эта информация будет вообще конфиденциальна. Как бы то ни было, цены эти не будут подлежать обсуждению. Даже если какая-нибудь компания найдет на международном рынке нечто более чем в три-четыре раза дешевле, чем обычно, сертифицировать его для использования по назначению вряд ли удастся. Согласно законопроекту сертификацией оборудования для мониторинга также занимается «уполномоченный орган», который «свои фирмы» в обиду не даст.

Еще один нюанс. Подлежащие закупке операторами комплексы — лишь небольшая часть ИСМ. Нужно изыскать средства на систему управления и удаленные рабочие места в оперативных подразделениях. Пусть их количество меньше количества операторов, да и задачи у этих систем попроще, но стоимость их все равно будет немалой. В то же время, напоминаем, бюджетное финансирование системы законопроектом не предусмотрено. Откуда же возьмутся деньги на создание всей ИСМ? Можно предположить, что стоимость остальных компонентов системы мониторинга будет заложена в тех комплексах, которые предстоит закупать операторам…

И третье. Судя по описаниям того, как будет действовать система мониторинга, она потребует больших объемов сохраняемой операторами информации. Объемы эти никто не считал. Наиболее требовательное к емкости хранилищ содержание сеансов связи или информационных сообщений должно сохраняться лишь в пределах сеансов мониторинга. Однако служебные данные трафика законопроект предписывает хранить не менее года. Как уже отмечал ряд экспертов, операторы хранят служебные данные лишь по трафику контрактных абонентов. Однако 80% их клиентов — пользователи услуг предоплаченного сервиса; данные по ним не хранятся, ибо биллинг производится в реальном масштабе времени. Если норма законопроекта вступит в силу, операторам придется потратиться на приобретение и обслуживание дополнительных дисковых массивов.

Кроме затрат на оборудование, каналы и хранилища операторов ждут и другие мелкие затраты. Например, на обеспечение режима секретности помещения, в котором расположено мониторинговое оборудование (требование законопроекта). Операторам придется вводить «первые отделы», на содержание которых также нужны средства. Кстати, именно отсутствие у коммерческих структур «первых отделов» является одним из аргументов СБУ в пользу создания централизованной системы мониторинга. Ведь существующий ныне порядок, по которому телекоммуникационная компания предоставляет оперативникам всю необходимую информацию по решению суда, не устраивает последних именно из-за отсутствия гарантий, что информация об оперативных мероприятиях может «утечь» из частной компании.

Еще одним источником перманентных затрат операторов станет система согласований технических условий системы мониторинга. Согласно законопроекту компании должны предоставлять СБУ техническую документацию на свои сети для разработки индивидуальных технических требований к их системе мониторинга, в том числе сертификаты на используемое оборудование, согласовывать сроки и порядок установки системы, проходить сертификацию на соответствие своей техники требованиям к системе мониторинга. А еще — согласовывать с «уполномоченным органом» замену или модернизацию своих телекоммуникационных средств, чтобы это не помешало осуществлению мониторинга. Это не говоря уже о существующих условиях лицензирования предпринимательской деятельности в области телекоммуникаций, требующих установки системы доступа к сетям. В общем, сложностей в регулирование рынка телекоммуникаций законопроект добавит немало.

Интересный момент: законопроектом предусмотрено создание некой «межведомственной комиссии», уполномоченной освобождать некоторые компании от обязанности вводить у себя систему мониторинга. А это — прямая дорога к появлению среди операторов «более и менее равных» перед законом. За примерами далеко ходить не надо: из двух ведущих мобильных операторов один условия лицензирования выполнил за свой счет и систему установил. Другой ограничился заверениями СБУ в том, что будет способствовать оперативной работе, а также предоставил Службе выгодное корпоративное подключение.

По поводу права собственности оператора на закупленную за свои кровные систему мониторинга вопросов пока не возникает. Законопроект логично относит эти затраты операторов к валовым — им это выгодно, база налогообложения уменьшается на стоимость оборудования. Единственный небольшой нюанс возникает в случае ликвидации оператора: вроде бы законопроект прямо предусматривает, что после изъятия программных средств (кстати, на чьи деньги будут разрабатываться они, если «из бюджета ни копейки»?) техника для мониторинга остается в собственности компании. Однако ликвидность его достаточно сомнительна: если компьютеры и коммутационное оборудование всегда можно продать другим операторам, то кому нужна эта специфическая техника?

Как видим, вопросов по поводу будущей системы мониторинга пока больше, чем ответов. Возможно, ситуацию несколько прояснят общественные слушания, после которых мы еще вернемся к этой теме.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно