УКРАИНСКИЕ «МЕТАЛЛИСТЫ»

28 сентября, 2001, 00:00 Распечатать

Сравнивать нефтяной бизнес и металлургию — дело неблагодарное. В металлургии прибыль от продажи сырья гораздо меньше, а затратная часть на производство готового продукта гораздо больше...

Сравнивать нефтяной бизнес и металлургию — дело неблагодарное. В металлургии прибыль от продажи сырья гораздо меньше, а затратная часть на производство готового продукта гораздо больше. И все же чермет для украинских финансово-промышленных групп является тем же, чем в России нефтедобывающая отрасль. Отличие заключается лишь в том, что раздел украинской «металлургической недвижимости» прошел более спокойно, а сходство в том, что рост производства последние полгода отмечается и в российской «нефтянке», и в украинской «магнитке».

Сырьевые ресурсы и их первичная переработка всегда привлекали внимание не только государства, но и бизнес-элиты.

В положении, когда экономика страны не способна производить конкурентоспособную продукцию конечных переделов, сырье в силу его наиболее существенного экспортного потенциала становится определяющим продуктом.

Так, страны Африканского континента живут за счет экспорта нефти, руды, драгметаллов; Россия — за счет вывоза нефти, газа, металлов; Украина — фактически за счет экспорта металлов и химической продукции.

В силу наиболее острого интереса к производствам, выпускающим ликвидную продукцию, приватизация государственных предприятий нефтяной и металлургической цепочки фактически во всех развитых странах, включая Россию, сопровождалась наиболее громкими скандалами.

В Украине же местные компании приватизировали предприятия горно-металлургического комплекса (ГМК) не только без прямого участия иностранного капитала, но и на удивление спокойно и без громких скандалов.

В ГМК сегодня работают порядка 670 компаний, более 38 владеют пакетами и пакетиками акций того или иного завода, а семь входят в TOP-100, причем «Индустриальный союз Донбасса», «Интерпайп», «Приват Интертрейдинг» находятся в первой десятке рейтинга.

На половине из шести метзаводов — «Криворожсталь», «Азовсталь», «МК им. Ильича», «Запорожсталь», «Алчевский МК», «Днепровский МК им. Дзержинского», которые входят по рейтингу Metal Bulletin в первую сотню крупнейших мировых производителей металла, управляют или имеют акционерное участие крупные украинские промышленно-финансовые группы.

Для сравнения: на украинском нефтерынке, в т.ч. в нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей промышленности, работают порядка 4280 компаний. Только 15 владеют добывающими или перерабатывающими предприятиями и только два из них вошли в первую сотню крупнейших украинских предприятий.

Симбиоз государства, которое позволило провести экономический эксперимент в ГМК, и частных структур, обладающих более прогрессивным менеджерским составом, чем сами заводы, привел к тому, что базовая сырьевая отрасль украинской экономики стала оживать, несмотря на устаревший сортамент продукции, утерянные рынки сбыта, антидемпинговые расследования, дорогостоящие энергоресурсы, избыточные мощности, изношенное оборудование. В прошлом году при общем увеличении валового продукта на 6,1% в металлургии он вырос на 20,7%.

Ушедший век

Последний год ушедшего века подарил украинским металлургам надежды, подкрепленные реальной динамикой. Например, если в 1998 году только шесть заводов увеличили производство чугуна, то в 2000-м их было уже 11, а темпы роста на «Криворожстали» составили 31,9%, Макеевском МК — 34,6%, МЗ им. Петровского — 51,1%, Краматорском МЗ — 68,5%. По показателям темпов роста производства этого металла Украина (11,7%) не только опередила мировой уровень (6,5%), но и россиян (11,2%). Общая выплавка чугуна в объеме 25,7 млн. тонн составила абсолютный рекорд за последние пять лет.

Еще более обнадеживающими являются показатели выплавки стали, основными производителями которой являются «Криворожсталь» (6,1 млн. тонн), «МК им. Ильича» (5,5 млн. тонн), «Азовсталь» (4,3 млн. тонн) и «Запорожсталь» (3,9 млн. тонн). В прошлом году темпы роста производства стали в Украине составили 16,1%, в России — 14,7%, в мире — 7,5%.

Выпуск готового проката в 2000 году вырос на 13,45%, но россияне сумели увеличить его производство на 14,7%.

Эти цифры говорят о некоторых особенностях, которые появились в прошлом году и получили продолжение в нынешнем.

Например, при общем увеличении выплавки чугуна его экспорт в 2000 году сократился на 16,6%, что свидетельствует об оживлении внутреннего рынка. В то же время экспорт готового проката увеличился на 74,4%, что опять же свидетельствует в пользу украинских МК — экспортная номенклатура стала переходить из области заготовок и «полуфабрикатов» в область востребованного готового проката. Например, в 2000 году, по данным Госкомстата, было экспортировано готового проката на 588 млн. долл. больше, чем в 1999-м, а рост экспортные продажи в стоимостном выражении увеличились на 9,8% по сравнению с «полуфабрикатами». По данным «Металл Эксперт», внутреннее потребление готового проката тоже выросло — украинская промышленность в прошлом году потребила 4,8 млн. тонн, или 18% проката отечественного производства, что на треть превысило показатели предыдущего года.

Прошлогодние позитивные тенденции тем не менее были скептически оценены экспертами, но оптимистически самими производителями.

Результаты прошлогодней работы были закреплены в первом полугодии 2001-го. За шесть месяцев производство чугуна увеличилось на 105,6%, проката — 113,3%, стали — 110,1% (см. таблицу).

Одновременно металлурги забили тревогу по «сырьевому вопросу» — остаток лома черных металлов на складах меткомбинатов сократился на 437 тыс. тонн, в связи с чем, например, губернатор Запорожской области вообще запретил вывоз лома за пределы своего региона.

Причинно-следственные связи

Как отмечают сами металлурги, прошлогоднее начало роста производственных показателей стало возможным по трем причинам.

Во-первых, для украинского металла, как для экспортного товара, немаловажным остается оживление мирового рынка, на котором дефицит черных металлов, по данным Международного института металлов, в прошлом году составил не менее 6,2 млн. тонн. За январь—май 2001 года, по данным Украинской ассоциации предприятий черной металлургии (УкрАПЧерМет) было экспортировано металлургической продукции на 2,81 млрд. долл., в то время как за аналогичный период прошлого года на 2,54 млрд. долл. Хотя отдельные специалисты отмечают, что это произошло прежде всего за счет увеличения стоимости, а не объемов экспортной продукции. «Экспорт в абсолютных показателях (тыс. тонн) в первом полугодии текущего года снизился, что связано и с антидемпинговыми расследованиями в странах—импортерах украинской продукции, и с ценой на наш металл, который дороже российского», — говорит Валерий Ноздрачев, заместитель исполнительного директора УкрАПЧерМет.

Во-вторых, увеличению выпуска продукции способствовал проводимый в ГМК экономический эксперимент, благодаря которому было снижено налоговое давление (налог на прибыль с 30% уменьшен до 15%) и образованы вертикально- интегрированные компании (например, на «Криворожстали»). За первые шесть месяцев 2001 года в условиях эксперимента металлурги получили 225,424 млн. грн. дополнительной прибыли.

Хотя Василий Юрчишин, руководитель исследовательских программ Агентства гуманитарных технологий, считает, что такого эксперимента на отдельных метпредприятиях недостаточно. «Льготы, предоставленные отраслевым предприятиям, в следствие экономического эксперимента в ГМК, априори могут быть только отрицательными. Льготы разрушают макроэкономическую среду, а также приводят к дополнительным антидемпинговым расследованиям. Приходится потратить очень много сил и средств на то, чтобы доказать необходимость введения льгот не в Украине, а за границей, где их рассматривают как элемент демпинга. Вообще, необходимо снижать налоги и проводить либерализацию рынка в общем, а не на примере отдельных предприятий», — говорит В. Юрчишин.

А в управлении металлургической промышленности Минпромполитики Украины к «минусам» экономического эксперимента в горно-металлургическом комплексе Украины отнесли то, что предприятиям отрасли не предписывают в обязательном порядке направлять дополнительно вырученные от эксперимента деньги на техническое перевооружение, внедрение высоких технологий и повышение экологической безопасности производства.

В-третьих, невооруженным глазом стало заметно оживление потребительского спроса на металл украинскими машиностроительными предприятиями. Поэтому, считает В.Ноздрачев, «сегодня экономический эксперимент в ГМК следовало бы внедрить в машиностроение и другие отрасли потребления металла, что привело бы к оживлению всего промышленного производства — от производства сырья до выпуска конечной продукции».

Так же считает и Глеб Вышлинский из Международного центра перспективных исследований: «С нашей точки зрения общественная польза от такого рода эксперимента в ГМК очень низкая, так как черная металлургия производит ликвидную продукцию, о чем говорят объемы прибыли меткомбинатов. Более того, металлургия все же выпускает сырье, а не конечный продукт. Так что лучше льготы было предоставить тем же машиностроителям или производителям программного обеспечения».

Актуально это и в связи с тем, что внешние рынки для отечественной металлургии закрываются. Например, квоты поставок украинского проката в страны ЕС на этот год сократились до 263,6 тыс. тонн. В США введены квоты на ввоз толстого листа и ферросиликомарганца. В Канаде и Колумбии введены пошлины на ввоз арматуры и горячекатаного толстого листа. В России введен НДС против всего спектра украинской металлургической продукции.

Но у металлургов остаются и внутренние проблемы. Например, летом чувствовалось напряжение с поставкой газа, чего не было на протяжении последних 20 лет. Даже уже оплаченные объемы газа в июле месяце не поступали на МК им. Ильича. «Основной проблемой для металлургов остается отсутствие оборотных средств на модернизацию и восстановление основных фондов, изношенных на отдельных предприятиях на 90% и сверхвысокие тарифы на перевозку продукции железнодорожным транспортом», — считает В.Ноздрачев.

Проблему оборотных средств помогают решать заводам металлотрейдеры, самые успешные из которых стали владельцами или совладельцами металлургических заводов.

Не трудно догадаться, что большинство компаний, торгующих металлом, расположены в Донбассе. Донецкая область является не только колыбелью украинской металлургии, но и родоначальником первых частных фирм и обладательницей ноу-хау в области оборота сырьё—металл—деньги—сырьё.

В связи с тем, что в Днепропетровской области также сосредоточена значительная часть металлургических производственных мощностей и благодаря протекции высоких госчиновников Днепропетровщина также стала оплотом украинских «металлистов».

Присутствуют на рынке компании металлотрейдеры и из других регионов, в частности из Харькова («УкрСиббанк») и Киева («Металл-холдинг»).

На сегодня интересы частных компаний на отдельных металлургических предприятиях настолько тесно сплелись, что изначальное противостояние переросло если не в настоящее, то, по крайней мере, в ситуативное сотрудничество.

«Донбасс корпорейшн»

Донецк, наравне с Днепропетровском, является крупнейшими центром, не только металлургической промышленности, но и концентрации финансово-промышленных групп, работающих в сфере черной металлургии. Крупнейшими холдингами, территориально расположенными в Донбассе, являются корпорация «Индустриальный союз Донбасса» (ИСД), «Эмброл» и Metals Russia (Виргинские острова). Последняя известна в связи с единственным успешным проектом на ОАО «Донецкий металлургический завод», пакетом акций которого владеет, а также созданным в 1999 году совместным предприятием «Истил ДМЗ». Впрочем, СП учреждено вместе с АО «Донецкий металлургический завод» и его дочерним предприятием «Сталь». Таким образом, о масштабности Metals Russia говорить не приходится, в то время как корпорация «Индустриальный союз Донбасса» (ИСД) развернула всеобъемлющею экспансию в регионе, и ее сегодня можно назвать наиболее мощной компанией в украинской металлургии. Датой рождения ИСД считается декабрь 1995 года, причём деятельность корпорации изначально была ориентирована на реализацию продукции черной металлургии и природного газа и координацию работы предприятий региона на которых распространялось влияние ИСД. Со дня создания корпорация, наряду с поставками природного газа промышленным потребителям области, взяла на себя обеспечение расчетов этих предприятий за потребляемый газ, то есть, по сути, начала контролировать их производственные цепочки. Главный акцент в своей работе с металлургическими комбинатами корпорация, по утверждению её руководства, сделала на восстановление кооперационных связей между комбинатами металлургии, увеличение объемов выпускаемой ими продукции, повышение производительности труда и сокращение издержек производства.

На сегодня в активе ИСД акции более 100 крупных и не очень предприятий Донецкой, Днепропетровской и Луганской областей, среди которых Алчевский меткомбинат, Харцызский трубный завод, «Азовсталь».

Вторая по степени влиятельности донецкая компания, которую, впрочем, в Министерстве промышленной политики отожествляют с ИСД — АО «Данко». На самом деле у «Данко» и ИСД действительно очень тесные связи. Но об аффелированости этих структур говорить сложно. АО «Данко», владея с 1996 года 37% акций Енакиевского металлургического завода, практически полностью загружает это предприятие сырьем. С самого начала своей деятельности на ЕМЗ ответственность за работу предприятия легла на плечи «Данко», так как другие акционеры участия в работе завода практически не принимают. Со слов Николая Комардина, вице-президента АО «Данко», «компания занимается выплатой заработной платы сотрудникам и налогов государству, а также обеспечивает завод сырьем и берёт на себя заботу о реализации производимой продукции».

«Приватная» Днепропетровщина

Основные финансово-промышленные группы Днепропетровска, которые работают в области металла — «Интерпайп» и «Приватбанка», которые по данным Минпромполитики, на ряде предприятий отрасли (например, МК им. Петровского, «Никопольский завод ферросплавов»), работают совместно.

Группа «Приватбанка» включает в себя не только компании, являющиеся учредителями коммерческого банка — «Приват Интертрейдинг», «Сентоза» и др., но и ряд предприятий черной и цветной металлургии страны.

О влиянии днепропетровцев в отрасли говорит тот факт, что они контролируют такие гигантские предприятия, как металлургический завод им. Петровского (Днепропетровск), АО «Никопольский завод ферросплавов», «Коминмет» (акционерами которого являются наряду с компаниями «Консалтинг Динко» и Steelmet), Алчевский меткомбинат, Орджоникидзевский ГОК, Марганецкий ГОК, Южный ГОК. По сути, все проекты КБ «Приватбанк» в области металла являются проектами его частных акционеров и высшего руководства, проведенные через те или иные физические и юридические лица.

Виталий Тимшин, председатель правления компании «Приват Интертрейдинг», рассказал, что «Приват Интертрейдинг» сотрудничает с днепропетровским металлургическим заводом им. Петровского уже несколько лет. Со слов г-на Тимшина в конце 1999 года «Приват Интертрейдинг» выиграл конкурс на управление государственным пакетом акций в размере 60,29% от уставного фонда (основным его конкурентом в этом конкурсе была компания «Интерпайп»). «На сегодняшний день пакет акций, находящийся в управлении компании, по решению Высшего арбитражного суда «похудел» до 42,0%, что наряду с процессом банкротства завода не дает возможности эффективно управлять корпоративными правами, принадлежащими государству. Тем не менее, завод продолжает работать рентабельно и мы надеемся на дальнейшую стабилизацию его финансово-хозяйственной деятельности», — рассказал В.Тимшин.

Группа «Интерпайп», основанная в 1990 году как частная компания, с уставным капиталом, эквивалентным 3500 долларов, в настоящее время представляет собой международную корпорацию, объединяющую предприятия Украины, России, Узбекистана, Казахстана, Белоруссии.

Ее базовыми структурными подразделениями являются фирмы НПИГ «Интерпайп» (основана в декабре 1995 года), ООО «Байп Ко ЛТД» (основана в июне 1992г). На сегодняшний день в собственности группы находятся 47% акций ОАО «Нижнеднепровский трубопрокатный завод» (крупнейший в стране производитель труб и монополист в области производства колес), крупные пакеты ОАО «Новомосковский трубный завод», ОАО «Могилевский металлургический завод» (Белоруссия). Группа владеет 15% акций Алчевского металлургического комбината и значительным пакетом акций Никопольского завода бесшовных труб (NIKO TUBE).

«Молодняк»

Сравнительно молодой и агрессивный харьковский АКБ «УкрСиббанк» вместе с компанией «АРС» (Донецк) «засиял» на металлургическом небосклоне в 1999 году, когда госкомпания «Укррудпром» в октябре передала ему в управление 50%+1 акцию Северного горно-обогатительного комбината (Днепропетровская область). Основные потребители продукции СевГОКа — «Криворожсталь», «Азовсталь», завод им.Петровского, Днепровский металлургический комбинат. В ноябре 1999 года Кабинет министров Украины распорядился передать «УкрСиббанку» в управление 50%+1 акцию Днепровского металлургического комбината им. Дзержинского. Ближайший партнер «УкрСиббанка» в его бизнесе — компания «АРС». Как рассказал Игорь Гуменюк, гендиректор компании «АРС», также поддерживает хорошие партнерские отношения с компаниями ИСД, «Данко», «Энерго».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно