УКРАИНО-РОССИЙСКАЯ «ТАРИФНАЯ ВОЙНА»: НЕ ПОБЕДА, ТАК ХОТЬ УЧАСТИЕ?

17 мая, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №20, 17 мая-24 мая

В российско-украинской истории с тарифом (тогда еще этот процесс не был прозван «тарифной войной») был момент, когда казалось, что все причастные к данной теме, хотя и с опозданием, сработали вместе...

В российско-украинской истории с тарифом (тогда еще этот процесс не был прозван «тарифной войной») был момент, когда казалось, что все причастные к данной теме, хотя и с опозданием, сработали вместе. Российское Министерство топлива и энергетики даже уведомило равный ему по чину Госнефтегазпром Украины и вице-премьер-министра Украины, курирующего вопросы ТЭК, Василия Евтухова о своем согласии принять украинские требования. Но вскоре выяснилось, что это были только слова или намерения, выполнению которых, вероятно, кто-то вовремя воспрепятствовал.

Позиции сторон: «Сами вы нарушители»...

Буквально через пару дней после российского «согласия» ситуация с транзитом российской нефти украинским нефтетранспортным предприятием «Дружба» переросла в «тарифную войну». И она с переменным и временным успехом для обеих сторон продолжается: окончания в Госнефтегазпроме Украины в ближайшее время не предвидят.

Впрочем, если вспомнить одно из последних заявлений Минтопэнерго России, то некоторой активизации действий на украино-российском «тарифном фронте» можно ожидать в июне. Речь идет о протоколе российского Минтопэнерго, направленном в украинский Госнефтегазпром в середине апреля. В нем Украине предлагается установить тариф на транзит 1 тонны нефти по всему участку нефтепровода на уровне 4.9 доллара. Предлагая такую «максимальную планку» тарифа, Минтопэнерго одновременно уведомлял, что согласен его пересмотреть не раньше июня 1996 года. (Почему именно в июне - об этом несколько позже.)

Госнефтегазпром в свою очередь сообщает, что Украина не согласится на российский «максимум» и не изменит своего решения об увеличении с 1 января 1996 года ставки тарифа до 5.2 доллара.

По поводу «тарифной ситуации» Василий Евтухов справедливо заметил, что «по сути, это и есть доказательством того, что и мы, и россияне приходим к пониманию, что рынок - это торг. Но для отстаивания позиций приходится проявлять гибкость и дипломатичность». К сожалению, последнее пока ни к чему определенному не приводит.

И пока не состоялось «тарифного перемирия» на уровне нефтегазовых ведомств Украины и России, чего главным образом требует российское Минтопэнерго (или не принят какой-либо другой вариант - без вмешательства нефтегазовых министерств), каждая из сторон действует на свой лад. И обе несут при этом существенные финансовые издержки.

Украинская «Дружба» считает недополученную прибыль

Как уже сообщалось, толчком к «тарифному конфликту» послужило прекращение прокачки российской экспортной нефти украинским государственным предприятием магистральных нефтепроводов «Дружба» в первую неделю января. Так вот, это мероприятие обошлось той самой «Дружбе», как сообщал генеральный директор этого предприятия Любомир Буняк, приблизительно в 1.5 миллиона долларов. Этой статьей расходов и был открыт счет недополученной прибыли. Дальше суммы увеличиваются.

По расчетам украинских нефтетранспортников, в феврале-марте объемы транспортировки российской нефти сократились по сравнению с показателями аналогичного периода 1995 года приблизительно на 30%.

В первом квартале с.г. «Дружбой» заключены контракты на прокачку нефти примерно с 40 российскими компаниями, которые посмели ослушаться российского Минтопэнерго. За это время было прокачано около 3.5 млн. тонн российской нефти. Но с апреля ситуация усугубилась.

По заявлению генерального директора «Дружбы» Любомира Буняка, с экспортерами российской нефти заключены контракты на прокачку ее в Словакию, Чехию, Венгрию в апреле-июне в общем объеме 1 млн. 150 тыс. тонн. Экспортеры предварительно оплатили за транзит 320 тыс. тонн нефти из расчета тарифной ставки 5.2 доллара за прокачку 1 тонны нефти. Вместе с тем, часть из них (из 42 сравнительно крупных компаний, заключавших с «Дружбой» контракты на год) в настоящее время не подтвердила оплату по установленной с 1 января новой тарифной ставке. В результате законтрактованный на второй квартал объем прокачки почти в 2 раза меньше, чем в первом квартале.

Отчасти это связано также с тем, что восточноевропейские импортеры нефти временно сократили объем закупок или приема российского нефтяного сырья (из-за полной загрузки емкостей по переработке и хранению). В начале апреля «Дружба» была вынуждена снова остановить прокачку российской нефти в направлении Венгрии и Словакии - по их просьбе, объясняет украинская сторона. Однако россияне сомневаются и считают эту акцию, мягко говоря, недружелюбным проявлением.

Между тем, есть немало оснований считать, что со временем импорт российской нефти восточноевропейскими покупателями значительно сократится. Сокращение происходит уже сейчас, так как о потенциальных претендендах на первоочередное вступление, например, в НАТО западноевропейские партнеры и одновременно продавцы нефти уже начали проявлять заботу.

Официально эти два факта не связывают, но российский политический истеблишмент начинает нервничать не только, вероятно, из политических соображений. Реально очень многие нефтеперерабатывающие мощности бывших соцстран уже выкуплены или полностью контролируются западными компаниями. Россия успела отстоять только белорусские НПЗ и частично заводы в балтийских странах. На большее ее не хватило. Но как бы это не нравилось россиянам, западные фирмы вытесняют ее недешевое и не самое качественное сырье с восточноевропейских рынков, ставших теперь уже их сферой влияния. И в этом смысле украино-росийская «тарифная война» только ускоряет процесс. Так что, по большому счету, стремление Минтопэнерго России умерить украинские тарифные аппетиты оборачивается прямыми и все возрастающими убытками для российских нефтеэкспортных компаний.

Вовсе не исключено, что в конце концов эти трейдеры «махнут рукой» на претензии и угрозы своего нефтегазового министерства: «Не можете отстоять наши интересы, так хоть не мешайте». И в этом контексте весьма вероятно, что вскоре Минтопэнерго России станет сговорчивее. Разве что с июня экспорт нефти, как это предсказывают российские же эксперты, может оказаться просто убыточным делом. Но и тогда российскому Минтопэнерго предстоит выслушать от трейдеров «все, что они на сей счет думают». А пока этого не произошло, к российским нефтеэкспортерам применяют разного рода угрозы.

Россия толкает своих экспортеров на отказ

По информации представителей ряда российских компаний, в частности «ЮКОС» и «Славнефть», экспортирующих нефть в Чехию, Словакию и Венгрию через Украину, Минтопэнерго оказывает давление на нефтеэкспортные компании с тем, чтобы они не заключали контракты (или же разорвали заключенные) с украинским нефтепроводом «Дружба» на транспортировку российской нефти в европейские страны. Министерство официально уведомило экспортеров о возможном наложении финансовых санкций на компании, заключившие контракты с украинской «Дружбой» по новому тарифу в 5.2 доллара.

Российская пресса сообщила также, что «лопнуло терпение министра топлива и энергетики России Юрия Шафраника, не перенесшего усиления ценового диктата украинских нефтяных посредников». Говорят, что российский «нефтегазовый» министр абсолютно уверен, что украинская сторона самовольно и в одностороннем порядке нарушает условия протокола о согласовании тарифа. Хотя именно в том же протоколе от 17 января 1995 года (у россиян он зафиксирован 18 января) записано, что установленная ставка тарифа действует до момента, пока одна из сторон не объявит за месяц об ее изменении. В течение месяца, надо понимать, стороны должны прийти к новому соглашению. Даже если принять аргумент россиян, что директор украинской «Дружбы» им не указ (а именно от его имени еще осенью 95-го россиянам направлено уведомление об изменении тарифа с января 1996 года), то «протокольная оговорка» формально могла приниматься в качестве аргумента только до 2 февраля, так как 2 января россиянам официально сообщил об изменении тарифа Госнефтегазпром Украины.

Скоропостижное «согласие» россиян с новым тарифом, вероятнее всего, было спровоцировано ответом секретариата Европейской энергетической хартии, в котором умудренные опытом «тарифных войн» в других регионах западные спецы настоятельно рекомендовали Украине и России спокойно договориться между собой. Нарушений со стороны украинской «Дружбы», на которые «уповали» россияне, не усматривается.

А так как в начале февраля даже формально утратил законную силу прежний протокол о тарифе, дальнейшие отношения российских нефтеэкспортеров и украинской «Дружбы» строятся теперь исключительно на договорных началах. И в этой ситуации вмешательство Минтопэнерго России, мягко говоря, не совсем уместно. Во всяком случае, в том виде, как это происходит.

Тем не менее, это ведомство явно не намерено выпускать из-под своего контроля тарифный процесс и, не сумев приструнить пока Украину, пытается повернуть нефтяной поток на Новороссийск. Отчасти это удается. Хотя российские компании неохотно платят увеличившуюся цену транспортировки за счет дополнительных расходов на танкеры. А эксперты подсчитывают грядущие за год в результате «тарифной войны» убытки российских нефтеэкспортеров - десятки миллионов долларов и потеря покупателей.

Увещевая своих экспортеров, приводят сумму дополнительных затрат, если бы были приняты украинские требования, - 26 млн. долларов.

И чтобы показать, что и Украина потеряла от своего упрямства, также подсчитали, что - согласись она на компромиссный тариф в 4.8 - 4.9 доллара - доход украинской «Дружбы» за год составил бы 13 - 15 млн. долларов.

Украинская сторона, в свою очередь, считает, что предлагаемые ею условия были весьма лояльными - так называемая «плавающая» ставка. Названная Украиной ставка в 5.2, мол, действует при годовом объеме транзита российской нефти 18 - 20 млн. тонн.(Так как в 1995 году «Дружбой» прокачано около 18 млн. тонн российской экспортной нефти, этот объем сторонами мог быть принят за оптимальный базовый для расчета.) Предусматривалась также возможность уменьшения тарифа при увеличении Россией объемов прокачки нефти до уровня свыше 20 млн. тонн/год, а также увеличения ставки - при прокачке 16 млн. тонн/год нефти и менее.

Судя по снижению объемов прокачки в первом квартале, к концу года объем не превысит 16 млн. тонн. А значит, если принять такие условия, ставка должна быть повышена еще...

Масла в огонь подливает согласие восточноевропейских покупателей самим вести с Украиной расчеты за транспортировку к ним нефти украинской «Дружбой» от российской границы. Переговоры на сей счет продолжаются. И в случае принятия решения теряет смысл подписание украино-российского протокола об условиях и транзитной ставке. Вместе с тем Россия утратит возможность регулировать транзит своего экспортного сырья: эти вопросы перейдут в компетенцию Украины и непосредственных покупателей российской нефти. В случае установления Украиной при этом более высоких транзитных тарифов, российская экспортная нефть (с учетом возросших затрат на транспортировку) может оказаться неконкурентоспособной на европейском рынке, чего допускать нашим соседям очень не хочется. Для баланса общей цены им придется снизить цену своей нефти.

«Укрощение строптивой», версия 1996-го

А тем временем, российская сторона использует по отношению к Украине «последний довод нефтяных королей» - останавливает поставки нефти для украинских нефтеперерабатывающих заводов - Лисичанского, Одесского и Херсонского.

Впору пришлись и украинские «нефтяные» долги.

По заявлению Александра Шпака, генерального директора государственного объединения «Укрнефтепродукт», до сих пор нашей стране удается задействовать механизм погашения украинской задолженности за 2.6 млн. тонн нефти, поставленной из России в 1993 году.

После частичной оплаты долга на сегодня остаются невыплаченными около 140 млрд. российских рублей, зафиксированные в долларовом эквиваленте - 173 млн. долларов.

Механизм погашения украинской задолженности, утвержденный 5 февраля с.г. во время переговоров Госнефтегазпрома Украины и Минтопэнерго России, предусматривает погашение основной части украинского долга в том числе за счет включения в стоимость поставляемых в 1996 году 6 млн. тонн российской нефти дополнительно около 5 долларов к цене каждой тонны импортируемой Украиной нефти и большей частью «товарное покрытие».

Полученные таким образом средства предполагалось аккумулировать на счетах целевого фонда, создание которого санкционировано постановлением правительства от 25 сентября 1995 года «О механизме взаиморасчетов за нефть, нефтепродукты, материальные ресурсы и услуги между субъектами Украины и Российской Федерации». Оплата предусматривается украинскими товарами, поставки которых должны проводить украинские компании, уполномоченные Госнефтегазпромом Украины. Координаторами выполнения поставок российской нефти и украинских товаров в рамках межправительственного соглашения уполномочены выступать «Роснефть» и «Укрнефтепродукт».

Однако, по данным А.Шпака, до настоящего времени «Роснефтью» не предоставлен перечень товаров, которые россияне согласны зачесть в качестве оплаты за поставки нефти в Украину. «Роснефть» в свою очередь не поставляет в Украину нефть и нефтепродукты, как предполагает названное соглашение на 1996 год.

А.Шпак заявляет, что в связи с изменением условий экспорта российской нефти (отмена экспортной пошлины на нефтепродукты, установление акциза на импортируемые из Украины товары, приводящее к удорожанию нефти при товарообменной операции более чем на 35%) прежде согласованный товарообменный механизм оплаты поставок нефти и погашения задолженности становится экономически нецелесообразным. В этих условиях требуется пересмотр прежних договоренностей. В противном случае российско-украинское соглашение на 1996 год, как и прошлогоднее, останется нереализованным.

Если учесть, что у Ю.Шафраника «терпение лопнуло» еще в апреле, то ожидать, что он сядет за стол переговоров по этой проблеме, мягко говоря, не приходится. То есть не приходится ожидать поставок в рамках квоты на отечественные НПЗ, загрузка мощностей по нефтепереработке на которых критически снижается. А если учесть предстоящие налоговые проблемы торговцев нефтепродуктами (взимание обещанных 15% с объема реализации и другие «прелести»), то вскоре рынок нефтепродуктов Украины будет снова лихорадить. И избежать этого (или отделаться малыми потерями) в нашей ситуации можно только при срочном вмешательстве государственных властей: ни заводы, ни торговцы быстро с этой проблемой не справятся.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно