Украина в мировой финансовой системе: билет в один конец или все-таки поборемся? - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

Украина в мировой финансовой системе: билет в один конец или все-таки поборемся?

21 декабря, 2007, 16:06 Распечатать

То ли приближающееся, то ли нет вступление Украины во Всемирную торговую организацию дает все больше поводов перефразировать старые песни и анекдоты...

То ли приближающееся, то ли нет вступление Украины во Всемирную торговую организацию дает все больше поводов перефразировать старые песни и анекдоты. Одной из наиболее спорных уступок на этом пути стало принятие закона о допуске в Украину филиалов иностранных банков с момента нашего вступления в ВТО. Фактически, страна окончательно открывает внутренний рынок для деятельности международных финансовых структур.

В целом процесс взаимной интеграции пока больше напоминает улицу с односторонним движением. Экспансия украинских банков на внешние рынки — пока не более чем робкая поступь пешехода по обочине навстречу автомобильному потоку. В последнее время движение несколько активизировалось, но успешных «ходоков» все еще единицы. К примеру, презентовавшееся 18 декабря с.г. представительство государственного Укрэксимбанка в Нью-Йорке оказалось первенцем не только для Украины, но и пока единственным для банковских учреждений из всего СНГ.

«Трудно с ним, понимаешь?»

На прошлой неделе пошел уже 15-й год с начала процесса вступления нашей страны во Всемирную торговую организацию: заявка Украины о присоединении к ее предшественнику — Генеральному соглашению по тарифам и торговле (ГАТТ) — была подана 17 декабря 1993-го. Так что наша страна становится все более реальным претендентом на побитие предыдущего, пятнадцатилетнего, рекорда Китая по продолжительности вступления в эту организацию.

Но если китайский случай — пример необычайно жесткого и последовательного отстаивания собственных интересов, то охарактеризовать подобным образом украинский просто язык не поворачивается. Поднебесной, год за годом выторговывавшей в системе ВТО для себя все большее количество условий и привилегий, таки пришлось принять и ряд очень жестких обязательств, некоторые из которых никогда не предъявлялись другим странам. Но в итоге КНР с лихвой компенсировала эти уступ­ки, после вступления в ВТО в нес­колько раз нарастив объемы своей внешней торговли и став на этом поприще одним из мировых лидеров. Удалось Пекину отстоять и свои интересы в отношении национального капитала. Сегодня три из семи крупнейших по рыночной капитализации банков мира родом из Китая: Industrial and Commercial Bank of China (ICBC) — третий в мировом рейтинге, China Construction Bank — пятый, Bank of China — седьмой.

В этой связи одна из наиболее спорных уступок Украины на пути к ВТО — допуск на внутренний рынок филиалов иностранных банков. Соответствующие поправки к Закону «О банках и банковской деятельности» 16 ноября 2006 года наши законодатели с подачи президента одобрили (387 голосами) в достаточно либеральной редакции.

Во-первых, принятые нормы не устанавливали традиционной для подобных случаев пятилетней отсрочки. Более того, из проекта закона было изъято даже первоначально предложенное требование к капиталу открывающего филиал в Украине иностранного банка на уровне не менее 150 млн. евро. Минимальный размер приписного капитала самого филиала был ограничен 10 млн. евро.

Вряд ли серьезным ограничением можно считать условие о наличии письменного обязательства иностранного банка безусловно выполнять обязательства своего подразделения. Или норму о том, что вклады физлиц в иностранных филиалах гарантируются в порядке и размерах, предусмотренных законодательством Украины. Единственная оговорка, расширяющая пространство для маневра, — за Нацбанком закреплено право самостоятельно определять дополнительные критерии допуска.

В знак протеста Ассо­циация украинских банков опубликовала на своем веб-сайте специальное заявление своего президента Александра Сугоняко, гласящее, что «принятие закона перечеркивает любую стратегическую перспективу развития украинских банков, созданных за счет национальных инвестиций». Многие отечественные научные работники, кстати, в той или иной степени поддерживают президента банкирской ассоциации. И, кроме теоретических выкладок, обращают внимание и на тот факт, что в банковских системах, например, США и Японии доля иностранного капитала составляет всего около 5%, а Китая — 3%.

Не все потеряно?

Впрочем, на сей раз протесты АУБ не нашли былого отклика среди украинских банкиров. Многие из них оказались настроенными достаточно благожелательно, считая, что всерьез интересующиеся украинским рынком иностранцы уже все равно пришли в нашу страну, купив или основав здесь дочерние банки. Поэтому иностранцы вряд ли проявят особый интерес к открытию здесь своих филиалов.

Надежды на то, что рвение иностранцев будет охлаждать НБУ, похоже, не слишком обоснованны. Регулятор дал четко понять, что из-за жесткого недостатка собственного капитала в стране придется приветствовать приход иностранного. В комментарии для «ЗН» исполнительный директор Нацбанка Александр Киреев сообщил, что, помимо условия о минимальном приписном капитале филиала (10 млн. евро), наличия взаимного соглашения о сотрудничестве между органами надзора, украинский регулятор будет еще требовать соблюдения всех обязательных для банка пруденциальных норм. По словам г-на Киреева, это означает, что требования по контролю и отчетности, предъявляемые к филиалам, будут такими же, как и к существующим банкам. Вот, собственно, вроде бы и все.

Пока суд да дело, немногим больше месяца назад наше Минэкономики сообщило о намерении немецкого Deutsche Bank открыть филиал в Украине сразу же после вступления страны в ВТО, что позволит ему напрямую обслуживать корпоративных клиентов и инвестировать в госпроекты. Достаточно отметить, что Deutsche Bank, являясь одной из крупнейших в мире банковских групп, представлен в 75 странах 1816 отделениями. На 1 октября 2007 года активы группы составляли 1,9 трлн. евро (приблизительно 20 годовых ВВП Украины), капитал — 36,8 млрд. евро (вчетверо больше, чем капитал всех нынешних операторов украинского рынка, вместе взятых). Не исключено, что по такому же упрощенному пути пойдут многие другие иностранные группы, так и не сумевшие пока сложить для себя цену ни одному из местных банков.

Экспансия же украинских финучреждений на внешние рынки носит пока в основном лишь эпизодический и региональный характер. Украинские банки уже сделали несколько небольших приобретений, в основном в Латвии и Грузии. Некоторые из них открыли свои представительства и даже филиалы в России, Казахстане, странах Балтии. Строятся планы (правда, нередко через прибалтийских «дочек») в отношении более продвинутой Европы: Италии, Испании, Португалии, Германии, Греции, Польши — стран, где трудится достаточно много украинских гастарбайтеров.

Интересуются украинские финансисты и более экзотическими направлениями — Израилем и другими ближневосточными странами. Ну и, конечно же, не могут они не искать возможностей выхода на рынки Юго-Восточной Азии: Китай, Япония, Сингапур. Правда, входной билет туда пока по зубам только крупным финучреждениям.

Любопытно, но все эти процессы до последнего времени не охватывали североамериканский рынок, хоть он и является крупнейшим на планете. О подобных планах заявил лишь государственный Укрэксимбанк, на прошлой неделе проведя торжественную презентацию своего представительство в одном из мировых финансовых центров — Нью-Йорке.

«ЗН» связалось в Нью-Йорке с заместителем председателя правления Укрэксимбанка Николаем УДОВИЧЕНКО

— Какие главные цели преследовал Укрэксимбанк, создавая свое представительство в Нью-Йорке?

— Концептуально мы ставим перед собой задачу максимально приблизиться к пониманию американского рынка и происходящих на нем процессов. Задача отнюдь не тривиальная, поскольку нам действительно чрезвычайно важно понять, чего хотят американские финансисты и бизнесмены. Что мешает американцам более масштабно идти в Украину — регуляторные ограничения, профиль и философия ведения бизнеса, коммуникационные барьеры, особенности менталитета, образования, культуры, предрассудки, наконец?

Почему в структуре прямых иностранных инвестиций в Украину вложения из США составляют на сегодняшний день лишь 5%, тогда как из Германии — более 20. Или почему, например, многие виды американского оборудования поступают к нам из Европы, а не непосредственно с Североамериканского континента? Каким образом можно стимулировать более качественный импорт продукции, оборудования или технологий из США в Украину?

— Насколько значительным оказался интерес к вашей презентации?

— Интерес я оцениваю как очень высокий, он ограничивался лишь нашими организационными возможностями. Презентацию не проигнорировал практически никто из приглашенных. Вопрос в том, как эту заинтересованность трансформировать в практическую плоскость.

С другой стороны, информационный обмен — это двусторонний процесс. Мы и сами должны сгенерировать дополнительный к себе интерес. Эта задача решается как непосредственно через отношения с американскими финансовыми учреждениями, так и посредством коммуникаций с предпринимательскими или общественными структурами в США.

К сожалению, отдельные усилия Украины в этом направлении не только в США, но и в других странах пока, на мой взгляд, недостаточно сфокусированы. Есть пока лишь фрагментарные попытки установить бизнес-контакты, финансировать контракты и т.п. Но нет единой философии и стратегии, как это делать.

— Вы считаете, нам есть что предложить американской стороне?

— Более чем. Мы можем создавать — и создаем — немало видов достаточно высококачественных продуктов, в том числе инновационных и интеллектуальных, но зачастую сами недооцениваем качество своего производства, инженерной и рабочей силы. Наше слабое звено — неумение презентовать себя, культивируя необходимый имидж и продавая свои знания, умения, услуги, продукцию на развитых рынках.

И в этом, на мой взгляд, состоит одна из ключевых причин того, например, что сегодня явно занижен кредитный рейтинг нашей страны, хотя как нынешнее состояние, так и перспективы украинской экономики и ее финансового сектора выглядят явно предпочтительнее, чем у большинства соседей.

По качеству продвижения нашей продукции, имиджа государства мы серьезно отстаем от многих стран. Яркий пример — Армения, которая значительно проигрывает Украине в экономическом потенциале, но намного эффективнее использует коммуникационные возможности. На базе армянской диаспоры в США создан целый институт коммивояжеров, которые на контрактных или каких-то других основах продвигают национальный бизнес. Причем они это делают не просто так, по наитию, а получая достаточно серьезно структурированную и систематизированную информационную поддержку от национальных экспортно-кредитного и других агентств, прочих институтов.

К слову, в США есть достаточно мощная украинская диаспора, которая объективно нуждается в более плотных, в том числе и экономических, контактах с Украиной. Простейший пример — потребность в недорогих и надежных каналах денежных переводов, общая сумма которых в Украину оценивается в миллиарды долларов.

С другой стороны, нельзя объять необъятное, прилагая усилия по всем направлениям одновременно. Необходимо, очевидно, использовать кластерный подход, задавшись целью проанализировать самые перспективные для Украины направления: энергетика, сельхозоборудование или что-то еще. Понять, какие контрагенты могут быть наиболее заинтересованы в ведении бизнеса в Украине. А затем уже через соответствующие форумы, конференции или другие виды бизнес-коммуникаций продвигать конкретные проекты.

Как показывает наш опыт, в общении с американскими партнерами крайне важен личный контакт как дополнительный элемент доверия. Они привыкли смотреть партнеру в лицо, и живое общение в течение нескольких минут для них важнее полугодовой переписки или многочасовых разговоров по телефону. Для этого и необходимо постоянное пребывание наших сотрудников в Нью-Йорке.

— Почему вы остановились на представительстве, а не пошли дальше, открыв филиал или дочернюю структуру?

— Это задача — более среднесрочной перспективы. На наш взгляд, правильнее двигаться шаг за шагом. Нынешний шаг мы сделали, накопив опыт успешных внешних заимствований и наладив взаимоотношения со многими ведущими американскими финансовыми организациями. Создали отличную кредитную историю, репутацию. Сейчас мы должны сначала освоиться и твердо встать на американскую землю.

Работа представительского офиса как раз и должна помочь обеспечить необходимую базу и определиться с дальнейшим развитием. Зарубежный филиал или дочерняя структура — это достаточно крупные вложения капитала, необходимость четкого структурирования бизнес-процессов, проведения серьезных предварительных исследований. Мы должны сначала понять, какие виды операций могут приносить реальную добавленную стоимость, достаточную, чтобы компенсировать отвлекаемые ресурсы и капитал, которые у нас и так в дефиците. Для Украины все-таки более актуальна пока проблема импорта, а не экспорта инвестиций.

— Есть ли у Укрэксимбанка планы по открытию представительств в других странах?

— Скорее всего, это будет Россия и одна из стран Азии. Мы еще не определились окончательно, какая именно — Сингапур, Китай или даже, возможно, Арабские Эмираты. Это будет зависеть от того, какое из этих направлений окажется наиболее интересным с точки зрения перспектив развития отечественного бизнеса.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно