УКРАИНА, АФГАНИСТАН И... ДУСТУМ, ИЛИ ОБ ЕЩЕ ОДНОМ ИСТОЧНИКЕ ГАЗОСНАБЖЕНИЯ УКРАИНЫ

22 февраля, 2002, 00:00 Распечатать

Можно ли газовому вассалу быть расточительным? Украина продолжает оставаться страной, где годовое потребление газа на душу населения (1,5 тыс...

Министр геологии СССР Евгений Козловский (слева), министр горных дел и промышленности Афганистана Абдурашид Масир и советник Игорь Леськив (Кабул, октябрь 1987 года)
Министр геологии СССР Евгений Козловский (слева), министр горных дел и промышленности Афганистана Абдурашид Масир и советник Игорь Леськив (Кабул, октябрь 1987 года)

Можно ли газовому вассалу быть расточительным?

Украина продолжает оставаться страной, где годовое потребление газа на душу населения (1,5 тыс. кубометров), одно из самых больших в мире. Из ощутимых мероприятий последних лет, направленных на энергосбережение, можно назвать разве что массовое внедрение высокоточных газовых счетчиков как всемирно известной фирмы «Шлюмберже», так и других. Однако расточительные способы потребления газа остались — трубные горелки в обогревательных печах в сельской местности, нерегулируемое отопление в квартирах и безучетное потребление горячей воды в жилых массивах городов. А о металлургической, химической и энергетической отраслях нечего и говорить. Вывод один — в ближайшие годы, даже при увеличении цены, потребление газа в Украине не уменьшится.

Источники получения газа — собственная добыча и импорт. Несмотря на оптимизм как давно принятых, так и свежих программ развития ТЭК, достижением будет стабилизация в ближайшие годы добычи газа на уровне 18 млрд. кубометров. Остальные 60 млрд. на сумму 2,4 млрд. долларов (если считать по 40 долларов за 1000 кубометров) необходимо импортировать.

Потенциальными экспортерами газа в Украину могут быть государства богатых газом регионов — Норвегия (Северное море), Россия (Северная Сибирь), Туркменистан, Узбекистан, Афганистан и Иран. Европейский вариант нуждается в реверсировании потоков газа по действующим магистралям или строительства нового газопровода через Польшу. Без последнего невозможно импортировать газ из Ирана, хотя проект строительства газопровода Иран—Украина рассматривался правительством Ющенко в качестве долгосрочной альтернативы российским поставкам газа. Таким образом, импорт из упомянутых двух источников — далекая и дорогая перспектива.

Россия, хотя и расположена рядом с Украиной, но, как свидетельствует 10-летняя практика межгосударственного сотрудничества, слишком непредсказуема в поступках — может в любой момент перекрыть заслонку, повысить цену, ввести НДС или прибегнуть к еще каким-либо мерам. Поэтому иметь ее единственным газопоставщиком очень рисковано.

В Узбекистане, как и в Украине, наблюдается спад собственной добычи газа, а месторождения, предлагаемые Украине для разработки, еще нужно изучить на предмет их экономической привлекательности для взятия под концессию.

С Туркменистаном у Украины в начале 90-х лет сложились весьма благоприятные отношения получения газа на бартерной основе. Но украинские поставщики посылали в Туркменистан дорогую винницкую водку, просроченное сгущенное молоко, часть товара вообще не поставили. На «тонком Востоке» это снизило авторитет и доверие к Украине как к партнеру, и потребовались значительные усилия Президента, премьеров и вице-премьеров для сохранения поставок газа по умеренным ценам.

В цепи соединенных с Украиной газопоставщиков никем не рассматривался Афганистан. Причиной были, пожалуй, нестабильность и военные действия. Сегодняшние возможности Афганистана в объемах экспорта газа намного меньшие, чем у Туркменистана, но при выборе поставщика большую роль играют условия поставок. Аксиомой для Украины на ближайшие годы является то, что откуда бы ни поступал газ (Туркменистан, Узбекистан или Афганистан), транзит его будет осуществляться по российской трубе. Но, по международным правилам, доступ к трубе должен быть если не всегда свободным, то легкодоступным и по существующим ценам, что добавляет оптимизма.

В начале 90-х годов нефтегазовая отрасль Украины имела большой научный, кадровый и технический потенциал, до 1992 года полностью обеспечивавший потребности Украины, многих регионов России, Средней Азии и Прибалтики. В годы независимости состоялась монополизация отрасли под эгидой НАК «Нафтогаз України». В моду вошла замена на предприятиях всех уровней первых руководителей-нефтяников менеджерами, уже завоевывающими сегодня призы лучших менеджеров Украины. Но при огромном дефиците в мире квалифицированных специалистов для нефтяной отрасли (Бразилия, Ирак, Йемен, Нигерия и пр.) Украина на сегодня не имеет ни одного серьезного контракта на работы за границей.

Афганский потенциал

В основе любого военного конфликта всегда имеются экономические факторы. В чем ценность Афганистана, горного государства, где так мало пахотных, хоть и высокоурожайных земель, малочисленные пересыхающие реки, отсутствуют промышленность и железные дороги? Кроме важного геополитического расположения, главное богатство страны — полезные ископаемые. Месторождение высококачественной меди Айнак, разведанное неподалеку от Кабула, по объему запасов входит в пятерку крупнейших месторождений мира. Вторыми по важности являются запасы на небольших глубинах высококачественной нефти и природного газа, обнаруженные пока на севере страны, но есть перспективы для новых открытий на западе неподалеку от Ирана. Добывается уголь, облицовочные и драгоценные камни, есть полиметаллы, золото, уран. Разведка месторождений газа, нефти и меди проводилась при участии специалистов из СССР, среди которых почти треть были из Украины, угля — с помощью чешских специалистов. В связи с отсутствием электроэнергии месторождение меди не эксплуатируется.

Первое газовое месторождение было открыто в Афганистане в 1960 году, нефтяное — в 1974-м, на сегодняшний день уже открыто восемь месторождений газа и пять — месторождений нефти, сконцентрированных на территории 6 тыс. км. По сейсмическим данным, выявлено еще 18 объектов, перспективных по газу, и 11 — по нефти. Стоимость открытых запасов нефти и газа в нынешних мировых ценах достигает 22 млрд. долларов. 90% добытого газа экспортировалось по газопроводу диаметром 700 мм в газотранспортную систему СССР. Максимальный годовой объем экспорта был достигнут в 1984 году — 3 млрд. кубометров. Проектная годовая пропускная способность газопровода — 15 млрд. кубометров.

Нефтяные месторождения расположены на северном склоне Гиндукуша, напоминающем пейзаж нефтяных месторождений Надвирны. В нефти высокое содержимое бензиновых фракций. Все разведанные нефтяные месторождения подготовлены к вводу в эксплуатацию.

В течение последних восьми лет экспорт газа приостановлен, и добыча ведется в небольших объемах для собственных потребностей. Перспектив использования значительных объемов газа в самом Афганистане нет. Дополнительными внутренними потребителями могут стать разве что новопостроенные газотурбинные электростанции в районе месторождений. Единственный путь реализации газа — экспорт его в Украину или другие государства через уже существующие сегодня газотранспортные системы Узбекистана и Российской Федерации, аналогично поставкам газа в Украину из Туркменистана.

В связи с почти полным отсутствием в Афганистане железных дорог все грузовые и пассажирские перевозки в стране осуществляются частным автотранспортом, а топливно-смазочные материалы раньше завозились из СССР, теперь — откуда удается. Самой актуальной проблемой правительств Афганистана в последние два десятилетия было обеспечение страны топливом. В холодную зиму 1986 года для отопления котельных Кабула и других городов завозилась сырая нефть прямо с нефтяных скважин. Уже выбрана площадка для строительства нефтеперерабатывающего завода с годовой мощностью 1 млн. тонн для переработки нефти открытых месторождений. Необходимо выполнить проектные работы, поставить оборудование и оказать техническую помощь в строительстве завода и его эксплуатации.

Шанс на сотрудничество

18—20-миллионное население Афганистана состоит из пуштунов (более 50%), узбеков, таджиков, хазарейцев, туркмен и других малочисленных племен и национальностей. Мечтой пуштунов всегда было создание самостоятельного Пуштунистана. События XX века — война 1920 года, Вторая мировая война, развал британской Индии, введение советских войск — давали повод, но возможности осуществить такую мечту не было. Это, впрочем, не помешало пуштунам за этот период во всем Афганистане занять ключевые и руководящие посты на всех уровнях в армии, правительственных учреждениях, промышленности, вузах. Это схоже с кадровой политикой СССР, где руководящие должности в большинстве случаев могли занимать исключительно россияне.

Сразу после введения 40-й армии в Афганистан и попыток строить социализм, зажиточные граждане, преимущественно пуштуны, срочно эмигрировали в Пакистан, где при серьезной материальной поддержке США, ОАЭ и Китая создали духовную и материальную базу для воспитания нового поколения — будущих талибов. После выведения в феврале 1989 года из Афганистана 40-й армии, всех советских советников и специалистов, несмотря на усилия и авторитет Наджибуллы, в стране резко усилились дифференциация по национальному признаку и военные конфликты на этой почве.

С севера страны в центр и за границу начался отток пуштунов, а на севере узбек полковник Абдурашид Дустум возглавил объединение узбекских воинских формирований. По просьбе Наджибуллы, формирования Дустума совершили два молниеносных рейда через Гиндукуш — в первый раз защитив от захвата моджахедами аэропорт Кабула, во второй — сам Кабул. Ожидалось, что за такие заслуги Дустуму предложат должность министра обороны, но пуштун Наджибулла не пошел на это. Дустум вернулся на север, разорвав какие-либо отношения с Кабулом, стал генералом, создал фактически узбекскую автономию и возглавлял ее. До прихода талибов на севере Афганистана была налажена сравнительно нормальная производственно-хозяйственная жизнь и активно развивались связи с братьями по крови за Амударьей в Узбекистане.

Захват талибами севера вынудил Дустума временно покинуть Афганистан и руководить формированиями из Турции по телефону.

Начатая 7 октября 2001 года США совместно с формированиями северного альянса и Дустума операция по освобождению Афганистана от талибов показала, насколько важными для последних были нефтегазоносные провинции Балх, Джузджан и Сарипуль. Талибы легко сдали авиабазу Баграм, военную базу Кундуз, города Герат, Джалалабад и другие и только в последнюю очередь Мазари-Шариф и свою столицу — Кандагар. Показателен тот факт, что освобождение пограничного Айратона, очищение от талибов территории на юг от него и блокирование их в Мазари-Шарифе осуществляли отряды Дустума, которого узбеки начали называть Новым Тамерланом.

В дни формирования в Кенигсвинтере (ФРГ) переходного правительства Афганистана между делегатами возникли расхождения, и некоторые из них покинули переговоры, а представители хазарейцев в знак протеста организовали на родине демонстрацию против ущемления прав.

Премьер-министром был назначен выходец из богатой семьи, вождь пуштунов Хамид Карзай. Образование получил в Индии и на Западе. В период ликвидации талибов в начале ноября, еще перед поездкой в ФРГ, талибы окружили Карзая с его отрядом, т.к. заочно он был приговорен к смерти. Но на посланный им по радио «sos» отозвалось американское подразделение спецназначения и освободило его из окружения.

В правительстве Карзая, которого уже «раскрутили» как самого элегантного мужчину мира, Дустуму предложили должность заместителя министра обороны. После этого распространилась информация, что в ответ Дустум объявил о фактической независимости северных провинций и запретил пуштунам появляться севернее перевала Саланг. Неожиданностью стало то, что Великобритания в очередной, четвертый, раз станет «хозяйкой» Афганистана, возглавив командование миротворцами в этой стране. Надолго ли?

Анализ событий в Афганистане за последние 20 лет показывает, что в стране все рельефнее становится национальная дифференциация общества и в результате роста самосознания населения, и вследствие того, что в национальных меньшинствах появились и утвердились свои лидеры, в частности Абдурашид Дустум в узбекской и Ахмед шах Масуд в таджикской (убит недавно талибским журналистом). В подобных обстоятельствах, вероятно, можно прогнозировать, что Афганистан как государство вряд ли сохранится в прежних границах.

Стабилизация может быть достигнута при условии постоянной и серьезной внешней финансовой помощи (которую недавно в Токио в объеме 10 млрд. долларов пообещали оказать ведущие государства) и предоставления большей самостоятельности национальным регионам. Но пока это лишь обещания и мечты.

Но как бы ни сложилась ситуация в Афганистане в ближайшем будущем, бесспорно одно — для налаживания украинско-афганского сотрудничества в нефтегазовой отрасли первые шаги необходимо делать на севере: выяснить состояние газовых промыслов, газопроводов, нефтяных месторождений, определиться с календарем проектирования и строительства НПЗ, поставками запорожских газовых турбин для производства электроэнергии. А главное — определиться с возможностью реализации схемы: газ в обмен на оборудование нефтяных месторождений, строительство нефтеперерабатывающих заводов, переработку нефти с целью обеспечения потребностей в топливе.

Шаг навстречу нужно делать уже сейчас

Запасы разведанных нефтяных месторождений Афганистана позволяют полностью обеспечить потребности северных провинций в топливе. Для этого необходимо выполнить проектно-изыскательные работы, пробурить запланированное количество эксплуатационных скважин, оборудовать их, построить и обеспечить оборудованием нефтеперерабатывающий завод.

Сходство поверхностных и глубинных условий афганских и карпатских нефтяных месторождений позволяет выполнить все работы силами НИИ, заводов и предприятий Украины за четыре года. Оплату афганская сторона могла бы осуществлять на первых порах природным газом в объеме 2,5—3,5 млрд. кубометров в год. Объем небольшой, но он не требует денежных затрат, и есть реальные возможности в ближайшее время увеличить объем экспорта.

Возможная схема и расстояние транспортирования газа в Украину может быть аналогична той, по которой поступает газ из Туркменистана через Узбекистан и Российскую Федерацию. Схожей должна быть и цена за его транспортировку.

Наряду с освоением нефтяных и газовых месторождений Украина могла бы поставлять в Афганистан технику и запчасти для сельского хозяйства, гражданской авиации, медикаменты, изделия легкой промышленности и т.п. Возможности сотрудничества зависят главным образом от стабильности ситуации, которая на севере страны сегодня уже не вызывает серьезных опасений. Начало сотрудничества станет возможным после открытия в Мазари-Шарифе или Айратоне украинского торгового представительства, чтобы не повторилась иракская ситуация, когда представительство Украины было открыто на десятом году ее существования.

Отсутствие в Узбекистане, в отличие от Украины, возможностей оказывать в нефтяной отрасли значительный объем услуг не должно вызывать у него и других соседей Афганистана мнение об экспансии Украины. Поэтому шаг к сотрудничеству следовало сделать уже вчера.

Об авторе

Игорь Владимирович Леськив, 58 лет, закончил Ивано-Франковский институт нефти и газа, кандидат геологических наук. С 1963 года работает в разведке нефти и газа. Трудился на Львовщине, Закарпатье, в Крыму, где был заместителем генерального директора ГГП «Крымморгеология».

В 1984—1988 гг. — советник министра горных дел и промышленности Афганистана и одновременно руководитель контракта по разведке нефти и газа. После вывода советских войск из Афганистана в 1990—1992 годах в составе небольшой группы специалистов был главным геологом по разведке нефти и газа в Афганистане. Имеет двух взрослых детей и двух внуков. В настоящее время — секретарь общественной организации «Всеукраинская нефтяная ассоциация».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно