УДАРИМ ПО ДОЛГАМ... БЕЗДЕНЕЖЬЕМ!

23 ноября, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №46, 23 ноября-30 ноября

Когда серп с молотом еще жили вместе, крестьянин на свою зарплату мог выпить водки больше, чем рабочий...

Когда серп с молотом еще жили вместе, крестьянин на свою зарплату мог выпить водки больше, чем рабочий. Среднемесячный заработок агрария составлял 260 рублей и на 5% превышал средний показатель по отраслям экономики. Сейчас же крестьянская гривневая «пайка» столь мизерна, что измеряют ее не бутылками сорокаградусной, а буханками хлеба. Начиная с 1995-го сельское хозяйство по уровню оплаты труда стало самым немощным, а по темпам роста задолженности по ее выплате — лидером: 2,1 млрд. гривен — добрая треть всей невыплаченной зарплаты в отраслях экономики Украины. Сколько раз Министерство аграрной политики определяло дату расчета с аграриями, столько же ее и переносило. Долги по зарплате не ликвидировали ни к 10-летию независимости Украины, ни позднее. Не приблизил «час расплаты» и профессиональный праздник — День работников сельского хозяйства. Судя по всему, министр Иван Кириленко будет просить Президента пролонгировать указ «О неотложных мерах по ускорению погашения задолженности по заработной плате» на следующий год. Но крестьянские кошельки «просят каши» сейчас...

Реальную возможность «раз и навсегда» выбраться из долговой трясины дал богатый зерновой вал этого года. Если бы продали 3 млн. тонн нового урожая по биржевым ценам, выручили бы почти 2 млрд. гривен — на выплату заработной платы, но зерно «не идет». Других высоколиквидных заменителей нет. Поэтому и замедлились темпы погашения задолженности. Если, к примеру, в августе еженедельно выплачивали по 100—120 млн. гривен, то сейчас — по 30—50. Зимой этот процесс скует лед, но воскреснет ли он с приходом весны? Разве что из нового урожая. Если Бог даст... Но даже при такой благодати едва ли выберутся из долговой ямы Луганская, Полтавская, Тернопольская, Винницкая области, где сроки невыплат составляют от пяти до восьми месяцев, да и суммы значительные — более 50 млн. гривен в каждой.

Что же мешает аграрному ведомству спуртануть и досрочно избавиться от долгов по зарплате? Цепи. На руках и ногах. Не то что бежать, плестись мешают более 400 сельхозпредприятий, приостановивших свою деятельность без передачи долговых обязательств правопреемникам. Естественно, ликвидация их возможна лишь путем объявления банкротства. Однако ни окончательного списка «кладбищенских» агроформирований, ни тем более расписанных маршрутов траурных процессий из-за инертности местных органов власти, особенно центров реформирования, у МинАП нет и по сей день. Если на упомянутых 400 агроединицах уже поставили крест, то более 700 еще влачат существование. С «усопшими» их объединяет одна пуповина — те же долги по зарплате. Нет, и этих «живых» с третьим ударом молотка можно объявить банкротами, но кто от этого выиграет? В большинстве из них банкротство лишь разрушит целостные имущественные комплексы, приведет к значительному уменьшению поголовья скота, но так окончательно и не разрешит проблему погашения долгов... Что же предлагает в этой ситуации аграрное ведомство? Считает целесообразным реструктуризировать определенную сумму долга таких предприятий на второе полугодие следующего года при условии... согласия работников, перед которыми имеется задолженность по зарплате. Да кто их спросит?! Как и до сих пор...

Можно, конечно, посочувствовать Министерству аграрной политики, поскольку с недавних пор оно не имеет, как раньше, рычагов давления на субъектов хозяйствования. Но разве разобраться с родными, государственными предприятиями-должниками, входящими в сферу управления аграрного ведомства, не дело его чести? Непонятна снисходительность к злостным неплательщикам — Микулинецкому племзаводу, имеющему полуторагодовую зарплатную дыру, Александровскому конезаводу, Западному селекционному центру, входящим в состав «Укрплемобъединения». Не уверен, что и после повторного заслушивания на заседании министерской комиссии с руководителями этих предприятий расторгнут контракты.

Критикуют и Госдепартамент продовольствия, на предприятиях которого задолженность достигла 108 млн. гривен и за текущий период уменьшилась лишь на 13,4%. А вот в подразделениях Государственного департамента рыбного хозяйства она не только не сократилась, наоборот — увеличилась на 2,6 млн. гривен, в том числе на государственных предприятиях — на 1,7 млн. Никто не может догнать «лидера» — государственное предприятие «Севастопольское управление океанического рыболовства», должок которого перевалил за 4 млн. гривен. Я пытался выведать отраслевое ноу-хау, но департамент до сих пор не проанализировал конкретные причины возникновения такой задолженности, потому и неясно, как с нею бороться.

Долговая яма — лишь один срез социально-трудовых отношений на селе, на урегулирование которых и направлены президентские указы «О концепции дальнейшего реформирования оплаты труда в Украине», «О стратегии преодоления бедности в Украине». Только ликвидировав задолженность, можно говорить о минимальных отраслевых гарантиях в оплате труда, обеспечивать постепенное ее повышение, совершенствовать формы и системы оплаты, включая мотивационные рычаги. Во многих случаях они «не включаются». На фоне апофеозного роста производства сельскохозяйственной продукции среднемесячная заработная плата крестьянина в размере 137 гривен — даже не половина среднего дохода в иных отраслях — выглядит рудиментом. Более того, в отдельных областях, особенно в западном регионе, ее уровень не доходит даже до минимальной заработной платы: Львовская — 79 гривен, Волынская — 82, Ривненская — 91, Тернопольская — 95, Черновицкая область — 99 гривен. Чуть «зашкаливает» за сотню зарплата в Закарпатской, Ивано-Франковской и Черниговской областях.

У крестьян, к величайшему сожалению, «мотивационными рычагами» остаются лишь лопата, грабли и тяпка. Владельцы новообразованных формирований, нарушая законодательство, сбивают собственный капитал за счет неоплаченного труда крестьян. Коллективно-договорное регулирование трудовых отношений не стало гарантом обеспечения конституционных норм. Более того, некоторые частники вообще отказываются соблюдать нормы отраслевого соглашения и заключать коллективные договоры. Последними, по данным Госкомстата, в первом квартале текущего года охвачены лишь 67% работающих в аграрном секторе. А в Черновицкой, Киевской, Ивано-Франковской и Днепропетровской областях еще меньше — 50%.

У значительной части хозяйств (55%) в заключенных коллективных договорах минимальные гарантии по оплате труда значительно ниже государственных и отраслевых уровней. Так, во Львовской области труд наемных работников по более низким тарифным ставкам, чем предусмотрено отраслевым соглашением, оплачивают 92% владельцев и уполномоченных ими органов новообразованных агроформирований, в Ривненской — 82%, Тернопольской — 77%, Хмельницкой — 73%.

Негативной является тенденция существенного уменьшения доли заработной платы в валовых затратах сельхозпредприятий. Если до 1990 года этот показатель составлял 31—35%, то в прошлом году Украина довольствовалась 13,5%, в то время как в экономически развитых странах он превышает 60%.

Крепнущую гривню в свое время «вымыли» из украинского села, и возвращаться туда она не торопится. Зарплату пока начисляют, но записывают в графу «задолженность». Крестьяне опасаются, что однажды власть скажет: прощаю всем, кому должна... Труженики надеются, что она все же имеет Бога в животе.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно