У ФИДЕЛЯ САХАР СЛАЩЕ

4 мая, 2001, 00:00 Распечатать

Копаясь в кладовой среди пожитков, постоянно натыкаюсь на груботканный мешок с лайбой «Made in Cuba». Из-под кубинского сахара...

Жашковский сахарный завод
Жашковский сахарный завод
 

Копаясь в кладовой среди пожитков, постоянно натыкаюсь на груботканный мешок с лайбой «Made in Cuba». Из-под кубинского сахара. В памяти возникают колонны бородачей-барбудос, которые, чеканя шаг, идут с острыми мачете на сафру... Кто забыл вкус кубинского тростникового сахара, очевидно, сможет в ближайшее время порадовать себя товаром «от Фиделя», поскольку год от года импорт сахара-сырца увеличивается. В то время, как наши свекловодческая отрасль и сахарные заводы приходят в упадок. Поэтому в порядке общественно-гражданской инициативы, в противовес законодательной депутатов-«кубинцев», вношу в Верховную Раду собственный альтернативный проект. Но о нем — на закуску.

...Попивая морковный чай без сахара, Ленин мечтал и о «сладкой» диктатуре. При этом метил взглядом в Украину, и она оправдала все его надежды. Социалистическая Украина производила 60% союзного сахара. Не так давно среди стран СНГ наш суверенитет по праву считался самым «сладким»: на душу населения приходилось 50 килограммов того, что медициной рекламируется как «белая смерть». При его дешевизне был доступен и самогон, ведь из 50 кг можно было выгнать сто бутылок добротной «жидкой валюты». Тогда не колебался: пить или не пить? Естественно, чай с сахаром. А теперь...

О том, когда именно Украина производила 5 млн. т сахара, точно знают статистики. Это было давно, но правда. Между тем Франции, производящей столько же, хватает полумиллионной площади против нашего миллиона плодороднейших земель. От здравиц в честь пятисотенниц Марии Демченко и К° остались только воспоминания. Сейчас имеем 150—190-центнерные урожаи с 14—15% сахаристости. Урожаи по 550—600 ц/га с более высоким содержанием сахара стали обычными в Германии, Австрии, Франции, Испании, Нидерландах, Бельгии. Отстаем от западных сахароваров и по показателю выхода сахара из завезенного на заводы сырья. 8% разницы оборачиваются весомой потерей — почти 500 тыс. т. К величайшему сожалению, профанационная государственная программа «Сахар» не улучшила ситуацию в отрасли, не сделала ее стратегической частью рыночной экономики и источником поступления валютных ресурсов. Да что там экспорт, самим сахара не хватает.

Поле

 

Почему прежде прибыльную культуру так возненавидели два миллиона крестьян, непосредственно занятых выращиванием сахарной свеклы? Прежде всего, из-за отсутствия экономического стимула. Нашим современным агролидерам следует поучиться панукраинизму у Симона Петлюры, председателя Директории УНР, постоянно акцентировавшего внимание своих чиновников на производстве и рациональном использовании своеобразной национальной валюты — сахара, выгодном обмене его с далекими и близкими странами на боеприпасы, медикаменты и т.п. В МинАП, как ни стараются, не могут расширить площади под сахарной свеклой: год от году они неумолимо сокращаются.

Хотя программой «Сахар Украины-2001» и предусмотрено засеять 1,2 млн. га, регионы самовольно урезают уже запланированные площади. Хмельницкая область — на 23 тыс., столько же Черкасская, Полтавская... В целом почти 150 тыс. га «съела» крестьянская арифметика. Послюнишь химический карандаш, добавишь-вычтешь в столбик: прибыль не окупает затраты. Так что лучше: не сеять вовсе или, как в 1996-м оставлять, корнеплоды зимовать в поле? Чтобы было чем поживиться фауне... Фермерские и частные подсобные хозяйства никак не залатают общегосударственную сахаросырьевую дыру, ведь на них приходится всего 12—13% от общих объемов заготовки свеклы.

Пять ведущих свеклосеющих регионов приспустили в трауре флаги. Говорят, МинАП выступило с ходатайством перенести сахарную столицу из Винницы в... (место пока определяется). И ведь правда, из столицы этот регион превратился в глухую провинцию. В прошлом году бывший «сахарный Донбасс» занял... девятое место. Площади под свеклой здесь уменьшились со 140 до 65 тыс. га, или в 2,2 раза.

Да, сахарная свекла — высокоинтенсивная, энергозатратная культура, но не используется даже экстенсивный метод выращивания. Повышение урожайности сладких корней по сравнению с 1999 годом на 20,4 ц/га не компенсировало сокращение площадей под ними на 17%, вследствие чего валовый сбор уменьшился на 0,9 млн. т (6,2%) и составил 13,3 млн. т (самый низкий урожай за послевоенные годы). Ситуация в отрасли характеризуется уже не как негативная, а как сплошь кризисная. В течение последних семи лет свеклосахарный комплекс работает себе в убыток, рентабельность производства сладких корнеплодов и сахара составляет минус 12,5 и минус 22% соответственно, убытки — почти 600 млн. грн., кредиторская задолженность — 1,6 млрд., в том числе налоговая — около 300 млн. грн.

Сначала мы, воодушевленные песней «Буряки рядочками, стеляться листочками…», обрабатывали ряды сапками и лопатами. Копошились-ползали, пока не подоспела техника. Красота! Французы, во имя соблюдения технологической дисциплины, шесть раз «утюжат» одну и ту же площадь, а мы, за неимением комбинированных агрегатов, втрое больше «насилуем» тракторы. А стоимость солярки?! Вот и удешевляем-упрощаем. Отраслевое министерство от безысходности бросило клич «Ручной труд — на свекловичные поля!», да вот только до кого сейчас в селе из трудоспособных докричишься.

А тех, кто горбатится на свекле, порадует свежая информация: минимальная цена на сахарную свеклу, которую с 1 сентября 2001 года будут использовать для производства сахара, установлена в размере 165 грн./т, на сахар — 2,37 тыс. грн./т (с НДС). Скажу по секрету: цены были бы еще выше, поскольку МинАП учел, как того требует закон, индекс инфляции, и суммы были бы 190 и 2,9 соответственно, но... пришлось учесть позиции нескольких министерств и ведомств и уступить.

Не всем, как видите, везет. Так и на свекловичном поле. То устроят шоу долгоносики, то всхожесть семян — нулевая. И хотя МинАП частенько винит во всем этом экономический кризис, все же основная причина — недосмотр, самоустранение от контроля инспекций и органов, призванных следить за состоянием семеноводства.

Но не только их вина в потерях. «Порадуемся», как умеем сохранять уже выращенное. За последние пять лет разница между биологическим урожаем и фактическим составляет почти 40%. Если бы эти проценты уменьшить хотя бы на четверть, имели бы плюс 135—165 тыс. т сахара. Скажите, какова производительность уборки сладких корней, если к ней готово только 60% комбайнов, свеклопогрузчиков? «Темпы», если их можно так назвать, растягиваются до ноября-декабря. И даже при таком ритме запуск сахарных заводов происходит с месячным опозданием. За это время свекла в кагатах успевает пустить сок, подгнить, поэтому потери составляют до 5%. Ко всему прочему, произведенный сахар не соответствует рыночным кондициям. Но это уже проблемы заводов...

 

Завод

 

Наш мизерный урожай свеклы могут «проглотить» 70—80 сахзаводов с оптимальными технико-экономическими показателями. В Украине же их — 192. И на многих из них кирпичиками выложен «18..» год пуска. А теперь попробуйте, как это пытаются сделать облгосадминистрации, распределить сырье между всеми поровну, даже теми, которые еще ни топливом не запаслись, ни материальными и кредитными ресурсами. Некоторые «сахарные монстры» умудряются «кочегарить» 5—15 дней, хотя более-менее оптимальными сроками сахароварения считаются 60—65 дней (идеальным — 90). При таком сверхшироком диапазоне (5—65 дней) галопирует и себестоимость тонны сахара: от 750 до 20,6 тыс. грн. В прошлом году за неимением сырья не работали 45 заводов.

Если развернуть карту зон свеклосеяния с дислокацией сахзаводов, то заметим значительные расхождения в концентрации двух составляющих: где — густо, а где — пусто. Дело в том, что мы вбухивали средства, и немалые, в реставрацию, капитальный ремонт действующих заводов, оттягивая тем самым прогресс отрасли. А рыночные условия требуют как современных предприятий, так и полной перекройки отраслевой и территориальной структур. Понимаю, тяжело распрощаться с «прадедушкой»-сахзаводом. Тем более что не все предприятия в виду их возраста и изношенности удастся перепрофилировать или использовать хоть что-нибудь из их оборудования. Но перестраиваться надо.

Тем более что аналогичную «революцию» в сахарной промышленности осуществили западноевропейские страны. Вывели из эксплуатации маломощные неперспективные и нерентабельные предприятия, нарастили мощности действующих, реконструировали, и вот что вышло. Среднесуточная мощность сахарных заводов в Нидерландах составляет 12,1 тыс. т свеклы, Австрии — 9, Франции — 8,7, США — 5,2 тыс. т. А у нас? 2,65 тыс. т свеклы.

Однако не все сахарные заводы гибнут, некоторым агробизнесные структуры, инвесторы вовремя подают им кислородные подушки. Проблемами отрасли прониклась и Национальная ассоциация сахаропроизводителей «Укрсахар». Но действует пока вяло и неагрессивно, хотя клиническое состояние многих предприятий — членов «Укрсахара», требует серьезной поддержки.

Впрочем, сахароварение — это не только сладкие кристаллы, но и высокоценные производные (барда, жом, нынче дефицитная патока). Ресурсы последней необходимы для производства спирта и высокооктановых кислородных добавок к бензинам. Наконец, из-за нехватки патоки (750 тыс. т) срывается выполнение государственной программы «Этанол».

 

Потребитель

 

Чисто по-дилетантски, мне безразлично, с каким сахаром пить чай или кофе — свекловичным или тростниковым. Лишь бы его было вдоволь и дешевого. Так нет же, все меньше и дороже. Говорят, будет еще хуже, и без импорта сахара-сырца не обойтись.

Для внутренних потребностей сахара из свеклы урожая-2000 до нового сезона вполне хватит. Другое дело, что внутреннее потребление разного ранга агролидеры по-разному и оценивают. Один определяет наши аппетиты в 1,5 млн. т сахара, второй берет выше — 1,7, у третьего цифирь и вовсе «зашкаливает» — 2 млн. т. Никак не договорятся... Разброс в полмиллиона тонн свидетельствует о несовершенной, ошибочной и неправдивой информационно-статистической базе, что порождает различные методологические комментарии и лоббирование.

«Нам не хватает!» — подают свой голос руководители предприятий пищевой промышленности. «Сколько?» — трижды переспрашиваю Леонида Сваткова, главу Госдепартамента продовольствия МинАП, и трижды слышу разные цифры. Но за каждой маячит чужеземное зелье — сахар-сырец: «Нужно ввозить!»

Если речь идет о наращивании объемов выпуска карамелек с дальнейшим их экспортом в Россию, то лучше бы притормозить, т.к. вслед за «трубными» ограничениями подкрадываются и «карамельные». Ассоциация предприятий кондитерской промышленности России (АСКОНД) обратилась к премьер-министру РФ Михаилу Касьянову с просьбой изъять из режима свободной торговли украинские кондитерские изделия, а именно — обложить 50-процентной таможенной пошлиной нашу продукцию. На время антидемпингового расследования северные соседи на полгода вводят 21-процентную таможенную пошлину. Асимметрия торговой политики очевидна. Надеяться на уступки со стороны россиян не приходится, т.к. в свое время Белокаменная перестала покупать наш сахар, спирт, ликеро-водочные изделия, патоку. Пришло время и «карамелек». А по словам украинских кондитеров, они не готовы компенсировать потерю российского рынка альтернативными внешними, следовательно, «замораживается» прогнозируемый рост производства продукции на 25—30%. Проблематичным представляется и развитие внутреннего рынка, на котором топчутся, расталкивая друг друга, 25 кондитерских фабрик. Таким образом, острая потребность в дополнительных объемах сахара отпадает.

«Нужно ввозить!» — все громче голос аграрного министра Ивана Кириленко, который, как мог, оттягивал внесение на рассмотрение в Верховную Раду кабминовского законопроекта «О ввозе в Украину сахара-сырца тростникового в 2001 году». Свекловичные интересы — святые для агролидера №1. Как и обещал, он выдержал паузу, чтобы не всполошить крестьян, не отбить у них желания засеять последний свекловичный гектар, а уж потом затянул «заморскую» песню. Хотя...

Крестьяне, пережив уже три явления на украинских просторах «штрейкбрехера»-сырца, отвечают министру взаимностью. То бишь уменьшением свекловичных плантаций. Очень быстро до каждого села долетела новость о том, что и в этом году дефицит сахара будет покрываться за счет сахара-сырца тростникового. Узнали и об объемах — 260 тыс. т. Запутались только в ставках и евро... В сельской местности казино — чудо, а о евро занятые на прополке старухи вообще никогда не слыхивали. Село оно и есть село!

Зато руководящий люд — вышколен. Он обоснует-докажет так, что и подслащивать не надо. Говорит: завезем эти 260 тыс. т «иностранца» с уплатой таможенной пошлины 5 евро/т. При этом поступления в бюджет за счет уплаты ввозной таможенной пошлины, НДС и налога на прибыль от реализации произведенного сахара будут составлять около 25 млн. долларов. Четверть цены трех проданных облэнерго... Радуйся, Марусина!

Поражает не только «сумасшедшая» сумма, но и министерский подход к распределению сырья между потенциальными переработчиками: их будет определять МинАП на конкурсных началах. Собственно, счастливчики известны и без подачи бизнес-планов: среди избранных — пять-десять сахзаводов, далеко не аутсайдеры.

Распределение общей квоты на ввоз сахарного сырья между субъектами внешнеэкономической деятельности на конкурсных началах противоречит требованиям законов «О внешнеэкономической деятельности» и «О предпринимательстве». Условия предоставления квоты должны касаться объекта, в данном случае — импортной операции, а не субъектов предпринимательской деятельности. Обязательным условием получения квот последними, считает Минэкономики, должен быть режим открытых предварительных импортных депозитов, размер которых — 20—25% стоимости договора (контракта). То есть не менее суммы обязательных платежей при импорте сахарного сырья в пределах тарифной квоты. Если же предприятие не использовало ее, предварительный импортный депозит в объеме 75% внесенной суммы возвращается плательщику, остальное же идет на компенсацию потерь бюджета от недопоступления ввозной таможенной пошлины.

Что же касается лицензий на внешнеэкономические операции при ввозе сахара-сырца, то они должны выдаваться на основании соответствующих заявок, что обеспечит четкость и прозрачность этих операций. Не вполне мотивированным кажется экспертам и снижение ставки ввозной таможенной пошлины с 5% в 2000 году до 1% в нынешнем, то есть практически нулевой. Тем более что изменение этих параметров регулируется внесением соответствующих изменений в ст. 6 закона Украины «О государственном регулировании импорта сельскохозяйственной продукции»...

Как уже говорилось, тростник для производства сладкого продукта в Украине импортировали и раньше. Согласно требованиям закона «О государственном регулировании производства и реализации сахара» от 17 июня 1999 года (автор — депутат О.Юхновский), его следует переработать и готовую продукцию в полном объеме вывезти за пределы Украины. А на самом деле тростниковые кристаллы остаются «невыездными», присоединяются к свекловичным, но от этого симбиоза цена сахара не падает, что опровергает один из социально-экономических прогнозов аграрных стратегов об удешевлении потребительской корзинки населения. Сладко говорить, да горько покупать.

Параллельно с МинАП проблемами сахара-сырца занялись коммерческие структуры, держатели пакетов акций сахзаводов, народные избранники. Понимаю депутатов, за которыми стоят, а точнее — лежат, две-три сахароварни, бездействующие не только в межсезонье, но и в период сахароварения. «Лимита» в виде тростника — это возможность размять производственные мышцы. А от «бицепсов» предприятия зависят «аппетиты» представителей избирательных округов и «партийцев» в ВР. Один довольствуется 120 тыс. т сахара-сырца, для другого и 400 не предел. Собственно, если по-настоящему заботиться о производственном цикле, загруженности рабочих, продовольственной безопасности страны, можно и больше тростника ввозить. Плати 50% таможенной пошлины, но не меньше 300 евро за тонну — и перерабатывай на здоровье! Так нет, хочется получить льготу...

Заметил: оживление вокруг квотного импорта сахара-сырца началось после поручения Президента Леонида Кучмы МинАП найти возможность загрузить сырьем мощности Одесской сахарной компании — единственной, специализирующейся исключительно на переработке тростника. Соответственно одесситы рассчитывают на львиную долю квоты: то ли с 260 тыс. т, то ли с 450. В зависимости от того, за какой объем и проголосует ли вообще Верховная Рада. Черноморцы кроют не только президентской индульгенцией, но и отраслевым козырем: их предприятие за сутки выдает на-гора 910 т рафинада. Для такого количества нужно «переварить» почти тысячу тонн сахара-сырца. Кстати, Одесская сахарная компания в прошлом году более чем вдвое сократила выпуск готовой продукции против 1999 года, удовольствовавшись 15,1 тыс. т. В целом же по Украине на двойной свекольно-тростниковой «диете» сидят еще около четырех десятков сахзаводов. Но на всех тростникового «счастья» не хватит, да и не будут его распылять среди «неперспективных».

Последняя цитадель, сдерживающая тростниковый натиск, — это Комитет по вопросам аграрной политики и земельных отношений Верховной Рады. Олег Юхновский, первый зампред профильного комитета, по Высоцкому, «популярно объяснил для невежд»:

 

— Ввозить в Украину сахар — все равно, что песок в пустыню Сахару... Давайте посчитаем. Годовая норма потребления сахара в нашем государстве — 30 килограммов на каждого. В прошлом году его произвели 1,55 млн. т, почти на 100 тыс. больше объема потребления. Кроме того, на внутреннем рынке еще не реализованы остатки сахара в пределах 150 тыс. т, завезенные в прошлом году по льготной схеме, аналогичной той, которую муссируют в свежих законопроектах. Добавьте к этим объемам еще почти 300 тыс. т так называемого немобильного сахара — натуроплата населению. Видели вдоль автотрасс небоскребы мешков? Не скупитесь, предложите нормальную цену — и их владельцы на плечах донесут это богатство до Киева... Мы же ежегодными впрыскиваниями сырца подсекаем под корень как сахароносную культуру — свеклу, так и национального товаропроизводителя.

К величайшему сожалению, мы не имеем реального баланса сахара. Поэтому позиция Кабмина по льготному сырцу должна быть четко задекларированной, экономически обоснованной, чтобы правительство не перекладывало ответственность на аграрный комитет ВР и не делало из нас громоотвод: поддерживают — не поддерживают, депутаты виноваты в том, что цена повышается... Чем руководствуется Кабмин, вводя почти нулевую ставку ввозной таможенной пошлины? Почему, скажем, возникает вопрос по Одесскому рафинадному? Завод в порту, завози сырец, перерабатывай с дальнейшим реэкспортом. Причем официально, прозрачно зарабатывая средства. Да, нужно хорошо поработать, чтобы получить прибыль. Непривлекательная позиция по сравнению с получением 130 долларов чистой прибыли на тонне — без каких-либо усилий, не заботясь о свекловичном сырье. Это я о льготах... Разве может конкурировать по цене сахар свекловичный с тростниковым? Никоим образом! Именно поэтому в мире жестко защищают внутренний рынок от интервенции сырца. Мы также применяем вполне цивилизованную, европейскую схему, которую используют США, страны ЕС. Меня меньше всего беспокоит объем квоты: он автоматически регулируется трейдерами. А вот ввозная таможенная пошлина... Естественно, не нулевая, а в пределах 130—150 евро/т. Такая ставка уравновешивает в «весовых категориях» отечественный продукт с иностранным.

 

Послушав доводы Олега Ивановича, решил со своей стороны «подсластить» горькую судьбу свекловодческой отрасли не менее экзотическим законопроектом. Чего ради нам морочиться с этими вершками-корешками? Ну их... Вон на Кубе скоро начнется сафра. Тамошние аграрии настроены на 3,7 млн. т сахара-сырца. Украинские свекловоды, вперед на помощь! Перекуемся в кубинских мачетерос и, привычные к работе по давальческой схеме, заработаем сахара и себе, и государству. Viva, shugar!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно