«Турбоатом» и знаки вопроса

20 февраля, 2009, 17:23 Распечатать

17 февраля 2009 года Верховный суд Украины поставил жирный знак вопроса над пребыванием в должности генерального директора харьковского ОАО «Турбоатом» Виктора Субботина...

17 февраля 2009 года Верховный суд Украины поставил жирный знак вопроса над пребыванием в должности генерального директора харьковского ОАО «Турбоатом» Виктора Субботина. Суд признал обоснованность сомнений Генеральной прокуратуры Украины в том, что В.Субботин стал директором законным путем, и обязал суд первой инстанции заново рассмотреть законность проведения собрания акционеров ОАО «Турбоатом» от 27 августа 2007 года, на котором, среди прочего, В.Субботин был избран председателем правления акционерного общества.

Прокуратура Украины считает решение общего собрания акционеров ОАО «Турбоатом» незаконным, так как заседание состоялось без установленного законом кворума.

В апреле 2007 года, после для всех неожиданного назначения Субботина и.о. генерального директора «Турбоатома», эксперты рынка и бывший директор завода Евгений Белинский утверждали, что это было сделано сугубо по политическим мотивам. К тому времени Виктор Георгиевич не только возглавлял наблюдательный совет ОАО «Мегабанк», но и был первым секретарем Харьковского обкома Соцпартии.

Как такое могло случиться, ведь различие между банковской деятельностью и строительством турбин довольно серьезно? В свое время, комментируя назначение, сам Субботин сослался на то, что он «давно знаком с деятельностью «Турбоатома», потому что его банк обслуживал все заграничные контракты завода».

Однако ларчик открывался просто. Бывшая в то время председателем Фонда госимущества Валентина Семенюк, тоже известная социалистка, решила, что для партийного дела лучше подойдет банкир Субботин, чем его предшественник Евгений Белинский. И ничего, что Белинский знает толк в производстве турбин, а Субботин никогда на производстве не работал.

Субботин был назначен на должность и.о. гендиректора ОАО «Турбоатом» приказом ФГИ, подписанным лично Валентиной Петровной. Видимо, юристам Фонда госимущества неизвестно, что такой способ не предусмотрен Законом Украины «О хозяйственных обществах»: законодательство требует, чтобы директор ОАО назначался по решению собрания акционеров.

Но тогда обошлось…

Тут еще стоит вспомнить, что продолжительное время государственным пакетом акций ОАО «Турбоатом» управлял концерн «Укратомпром», лоббируемый тогдашним социалистом Андреем Деркачом. Соответствующее соглашение Фонд госимущества в лице Валентины Семенюк подписал с концерном в 2006 году, по доверенности правительства Виктора Януковича.

По поводу включения харьковского предприятия в срочно создаваемую «околоатомную» структуру ходило много разных догадок. В основном связанных с размывом госдоли.

Впрочем, устав концерна «Укратомпром» правительство так и не утвердило. Потом А.Деркач ушел к «регионалам», а социалисты в очередной раз продемонстрировали гибкость если не политической линии, то позвоночника.

Так, осенью 2008 года Валентина Семенюк уже числилась человеком президента.

Да и господин-товарищ В.Субботин поменял политический окрас. И — о, чудо! — вскоре его активно защищают президент Виктор Ющенко и глава Харьковской ОГА Арсен Аваков. Тот самый, который не так давно публично утверждал, что Субботин должен оставить завод.

Чем объясняется резкая смена настроений в лагере президента? Не похоже, что производственными успехами.

Нынешний генеральный директор «Турбоатома», кроме приверженности общим с Валентиной Семенюк идеалам, известен в первую очередь как один из совладельцев Мегабанка. В интервью «Украинской правде» он признал, что в этом банке размещены деньги завода. Наверное, это удобно: директор завода и акционер банка — один и тот же человек. Но вот насчет пользы для завода — не факт.

Закончившаяся в декабре 2007 года проверка ОАО «Турбоатом» со стороны КРУ и Государственной налоговой администрации по Харьковской области вскрыла много интересных фактов, особенно относительно его финансовой деятельности.

Со ссылкой на проверки КРУ и ГНА в 2005—2007 годах, информационные агентства сообщили, «что «Турбоатомом» неоднократно осуществлялись перечисления на депозитные счета в ОАО «Мегабанк». Проценты по депозитам в национальной валюте составляли более чем скромные 3% годовых, а проценты по депозитам в иностранной валюте — так вообще от 1 до 4%.

Общая сумма вложений ОАО «Турбоатом» на депозиты в ОАО «Мегабанк» по состоянию на
1 января 2005 года равнялась 239,8 млн. грн., а на 1 июля 2007-го — 229,6 млн. грн. А потенциальные потери от заниженных депозитных процентов составили 24 млн. грн.

Бюджет недополучил в виде дивидендов около 8 млн. грн.

Кстати, о последних. С приходом к управлению В.Субботина ОАО «Турбоатом» не выплачивает дивиденды. В том числе и начисленные за 2006 год, которые подлежат обязательной выплате акционерам. Между прочим, крупнейшим акционером предприятия является государство. Вот такая сухая статистика.

Ну а дальше… выводы проверок спокойно спустили на тормозах. Политика-с...

Что интересно, выводы проверки свидетельствуют о том, что в то время как свободные средства завод вносил на депозиты, производство остро нуждалось в кредитовании. И даже его получало…

Г-н Субботин привлек кредитных ресурсов в пользу «Турбоатома» на общую сумму почти 69 млн. грн. Их источником стало ООО «Финансовая компания «Инвеста». По данным Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку, прямое отношение к руководству «ФК «Инвеста» имеет сам… Виктор Георгиевич.

Работа с финансами шла вовсю. А вот с производством получалось не так гладко. По финансовым показателям «Турбоатом» — далеко не лидер украинского машиностроения.

Средняя зарплата рабочих еще до кризиса составляла порядка 2300 грн. в месяц. Объем производства в 2008 году — всего 401 млн. гривен. Это примерно в пять раз меньше аналогичного показателя российского предприятия «Ленинградские силовые машины», равного «Турбоатому» по производственной мощности. О предельно скромном уровне загрузки завода свидетельствует и показатель занятости на предприятии: сейчас на «Турбоатоме» трудятся 4,7 тыс. рабочих, когда-то их было 17 тыс.

Когда в 2006—2008 годах доходы украинских энергомашиностроительных предприятий росли в разы, «Турбоатом» прибавлял лишь проценты. К тому же эксперты отмечали, что и прирост реализации продукции во многом обязан повышению отпускных цен предприятия почти на 25%. Неконкурентоспособное ценовое предложение стало одной из причин неудачи «Турбоатома» в тендере на поставку турбины для Бурштинской ГРЭС в третьем квартале 2007 года.

Об инвестициях в производство В.Субботин вообще предпочел промолчать. И вряд ли из врожденной скромности — скорее, просто хвастаться нечем.

Во всяком случае, когда на предприятии запустили махонький котел на дровах, руководство немедленно разразилось громким пресс-релизом, что оно «внедряет энергосберегающие технологии». Страна и мир узнали, что оный котел окупится за полгода, а сумма инвестиций просто потрясала воображение — аж 20 тыс. гривен! И это уже считается успехом...

Зато недавно гендиректор заявил, что его достижением является пакет контрактов для «Турбоатома» на три года на сумму 1,5 млрд. гривен. Чуть позже выяснилось, что эта цифра несколько преувеличена. Во всяком случае, осенью прошлого года губернатору было доложено, что «объем подписанных заводом контрактов составляет 1,2 млрд. гривен. Ведется работа по подписанию контрактов еще на миллиард гривен».

Недавно ситуацию изложили уже с несколько иными акцентами — «объем реализации продукции будет составлять не менее 600 млн. гривен», что вообще-то, с учетом доли экспорта в объеме производства 70% и падения курса национальной валюты, означает, что с экспортными контрактами не очень гладко…

Плюс гендиректор пообещал, что «до середины текущего года мы подпишем контракты, которые обеспечат полную загрузку предприятия на ближайшие два года». Т.е. контракты пока даже не вышли из переговорной стадии.

Да и называемые суммы не впечатляют. На данный момент стоимость одного атомного энергоблока составляет порядка 2—3 млрд. долл. США. На долю турбины в его себестоимости приходится 7—10%. Т.е. стоимость одной турбины для атомного энергоблока составляет порядка 200 млн. долл.

Анонсированная сумма контрактов «Турбоатома» на ближайшие три года — примерно 1,5 млрд. гривен, то есть порядка 200 млн. долл. США. Значит ли это, что объем производства «Турбоатома» на три ближайших года приравнивается к одной турбине для атомного энергоблока?

Мировой рынок энергетического машиностроения составляет 80 млрд. долл. США в год. Заявленная Субботиным сумма контрактов «Турбоатома» на ближайшие три года означает, что доля харьковчан на мировом рынке заказов составит аж… 0,1%.

Собственно, это и есть его реальное место на рынке.

Любопытно, насколько это устраивает президента В.Ющен­ко, неоднократно заявлявшего, что «Турбоатом» — стратегически важное для Украины предприятие?

Никто не сомневается, что план Субботина вполне хорош для Мегабанка, потому что его выполнение не требует изъятия депозитов. Неплох он и для конкурентов «Турбоатома»: одна тысячная доля рынка или нулевое присутствие — не все ли равно? Но вот для страны...

Мизерная доля на внешнем рынке объясняется просто — на нем надо уметь работать.

Самый яркий пример — конфликт с индийской государственной энергокомпанией NPCIL, который разгорелся в 2007 году.

26 августа 2007 года на третьем блоке индийской АЭС «Кайга» произошла аварийная остановка из-за поломки турбогенератора, поставленного ОАО «Турбоатом».

В.Субботин игнорировал письменные обращения индийской стороны, несмотря на то, что ОАО «Турбоатом» — генеральный подрядчик индийской компании на поставку турбогенератора. При этом штрафные санкции начислялись на каждый час простоя блока.

Индийская сторона сообщила, что штрафные санкции по контракту составляют 400 тыс. долл. в сутки за каждый день простоя энергоблока. Однако представитель харьковского предприятия отправился на
объект лишь… через три месяца после аварии.

Оперативность потрясающая.

Индийские партнеры списали в свою пользу залог ОАО «Турбоатом» в сумме 7,9 млн. долл. (этот залог был предоставлен заводом в качестве гарантии надлежащего выполнения работ).

Даже при самом благоприятном разрешении этого конфликта шансы «Турбоатома» на победу в новых тендерах в Индии резко уменьшаются. Между тем, по данным аналитиков, объем индийского рынка энергетического оборудования превышает 4 млрд. долл. в год.

Вдобавок, Виктор Субботин предложил многострадальной индийской энергокомпании NPCIL согласовать повышение на 40% стоимости продукции «Турбоатома» для оснащения гидроэлектростанции «Котешвар». Чем был спровоцирован второй серьезный конфликт с государственными организациями Индии.

С таким отношением к клиентам на внешних рынках не живут — максимум выживают. Причем недолго. Там мало кого интересует отечественная политическая грызня. Там в ходу другой принцип: предприятием должен руководить специалист. Теоретически, с этим согласны и у нас. Это только практика хромает…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно